Уклінно просимо заповнити Опитування про фонему Е  


Попередня     Головна     Наступна





ОТЗЫВЪ ИЗЪ КІЕВА.


Въ настоящее время всЂ люди (какъ отдЂльныя личности, такъ и цЂлыя группы), заинтересованные общественными вопросами, проводятъ ли они только критическій взглядъ на настоящее состояніе общества, стараются ли установить норму для его будущаго развитія, опредЂляются избитымъ эпитетомъ людей либеральныхъ. Это общее опредЂленіе, вмЂщаетъ въ себЂ безконечное разнообразіе стремленій, понятій и направленій. Пока всЂ эти понятія развивались только въ сферЂ теоретической разработки, обобщеніе не было вредно; но пришло время, когда нЂкоторыя группы рЂшились заявить свой образъ мыслей /39/ въ формЂ болЂе фактической, высказать свое направленіе болЂе рЂзкимъ образомъ; это фактическое заявленіе вызвало съ одной стороны репрессивныя мЂры, сь другой стороны приговоръ общества: то и другое падаетъ къ несчастію на весь кругъ людей, называемыхъ до сихъ поръ общимъ именемъ либераловъ молодого поколЂнія. По этой причинЂ, для всЂхъ лицъ и группъ, невольно связанныхъ въ одно солидное тЂло этимъ слишкомъ общимъ неудачнымъ эпитетомъ, является необходимость высказать публично и откровенно свой образъ мыслей, сбросить съ себя въ глазахъ общества нравственную отвЂтственность за направленіе и факты, которымъ они не сочувствуютъ и которые по своему убЂжденію можетъ-быть сильнЂе другихъ порицаютъ.

Подъ вліяніемъ этихъ соображеній, побуждаемые при томъ гнетомъ упрековъ, совершенно незаслуженныхъ, мы рЂшаемся высказать наши убЂжденія совершенно искренно; мы готовы отдать на судъ общественный какъ наши понятія о той цЂли, къ которой мы желали бы стремиться, такъ и обвиненія, которыя падаютъ на насъ или изъ-за мнимой солидарности съ убЂжденіями, совершенно намъ чуждыми, или изъ-за преднамЂреннаго искаженія нашихъ убЂжденій средой не умЂющею или не желающею ихъ понять.

ПослЂдователей убЂжденій, которыя мы признаемъ своими, мЂстное общество привыкло называть хлопоманами 1). Для того чтобы быть въ возможности отчетливо объясниться съ нами, мы принимаемъ эпитетъ намъ навязанный. и будемъ говорить отъ лица такъ-называемыхъ хлопомановъ.



1) Чтобы понять все ироническое и презрительное значеніе этого термина, довольно замЂтить, что онъ изобрЂтенъ мЂстными польскими шляхтичами, въ глазахъ которыхъ назвать кого-нибудь „другомъ хлоповъ“ (то-есть крестьянъ) значитъ окончательно унизить.



Основнымъ положеніемъ всЂхъ нашихъ понятій служитъ то глубокое убЂжденіе, что ни отдЂльныя личности, ни кружокъ, ни группа, ни даже весь такъ-называемый образованный слой общества, не въ пра†навязывать огромному большинству народа, пользуясь его неразвитостью и вытекающей изъ нея безгласностію, какую бы то ни было теорію. По нашему крайнему разумЂнію, един-/40/ственная обязанность людей, успЂвшихъ пріобрЂсти высшее образованіе; состоитъ въ томъ, чтобъ употребить всевозможныя усилія съ цЂлью доставить народу возможность образоваться, сознать себя, свои нужды, умЂть заявить ихъ, словомъ внутреннимъ своимъ развитіемъ стать на ту степень, на которую онъ возведенъ закономъ. Пока народъ, по развитію своему, не станеть въ уровень съ настоящимъ своимъ положеніемъ, напрасно будутъ придумывать для него, да при томъ и безъ него, дальнЂйшіе пути прогресса; всякая теорія, отъ парламентарной англійской системы до самыхъ ярыхъ соціалистическихъ толковъ, по нашему убЂжденію, лишь пустая мечта, лишь суетная, ни къ чему не ведущая фразировка; пока народъ смутно сознаетъ настоящія свои потребности, или даже почти не сознаетъ ихъ, какой прокъ въ той или другой теоріи, да при томъ взятой не изъ народной жизни, не по складу народной логики? Итакъ, по нашему разумЂнію, единственное дЂло истинныхъ друзей народа въ настоящее время — спомоществовать развитію народа, не вдаваясь въ политическіе или соціальные толки, и ожидая терпЂливо времени, когда народъ будетъ въ состояніи толковать съ нами о предметахъ, которые теперь не доступны его умственному развитію, а потому для него загадочны, темны и ненужны.

Установивъ единственною цЂлію своихъ усилій стараніе о спомоществованіи народному образованію и развитію, мы очевидно встрЂчаемъ вопросъ: какимъ образомъ вести эти усилія? На это, по нашему разумЂнію, существуетъ одинъ только отвЂтъ: народное образованіе должно быть основано на собственныхъ народныхъ началахъ или, иными словами, каждый человЂкъ, сознающій обязанность заняться спомоществованіемъ народному образованію и развитію, долженъ начать съ того, чтобы тщательно изучить самый народъ. Нравственныя основанія, которыя присущи жизни народа сознательно или безсознательно (въ видЂ обычаевъ, нравовъ, жизненной обстановки и т. п.). должны быть нами поняты и всегда присутствовать въ нашей памяти, потому что изъ этихъ зародышей, при правильномъ и естественномъ развитіи, построиться весь общественный складъ народнаго быта; развивать эти начала при содЂйствіи достигнутаго нами образованія, давать имъ, по мЂрЂ силъ и возможности, правильное, честное, человЂческое /41/ направленіе, беречь ихъ отъ изуродованія, какъ внЂшняго (посредствомъ занесенія въ народъ чуждыхъ ему понятій), такъ и внутренняго (искаженія нравственныхъ народныхъ началъ невЂжествомъ, предразсудкомъ, недостаткомъ сознанія), — вотъ наша задача.

Изучая народъ и тЂ нравственныя начала, которыя присущи его быту и сознанію, мы положительно можемъ сдЂлать слЂдующіе выводы: 1) Нашъ народъ въ высокой степени религіозенъ, и потому воспитаніе его должно опираться на полномъ уваженіи къ христіанскимъ истинамъ. ВсЂ положенія нравственныя должны основываться на правилахъ христіанскаго ученія. 2) Народъ нашъ сознаетъ всю важность поземельной собственности, сознаетъ, что безъ нея самая свобода мыльный пузырь, лживое слово; поэтому необходимо растолковать ему всЂ экономическія и юридическія данныя, на основаніи которыхъ онъ можетъ въ настоящее время, законнымъ путемъ, достигнуть желанной поземельной собственности. Онъ не можетъ сразу измЂнить свой взглядъ на людей, благополучіе которыхъ было основано на его горькой долЂ, хотя у него сильно развито чувство справедливости и любви къ ближнему и при томъ онъ вЂритъ въ своего освободителя, и съ его именемъ соединяетъ всЂ свои понятія о высшей правдЂ. При гуманномъ развитіи ума и сердца, на основаніи этихъ чувствъ, можно сказать положительно, что изъ крестьянъ нашихъ выйдутъ честнЂйшіе люди и граждане не способные служить слЂпымъ орудіемъ для наглыхъ поворотовъ. 3) Народъ проникнутъ глубокимъ уваженіемъ къ своимъ обычаямъ, преданіямъ, обстановкЂ, ко всему тому, что составляетъ признакъ его національной личности; потому, при воспитаніи его, должно сохранять уваженіе къ народному крестьянскому быту, къ этнографическимъ его особенностямъ, къ его языку и національности. 4) Изъ элементовъ общественной жизни, единственный элементъ, доступный народу въ настоящее время и пользующійся его глубокимъ уваженіемъ, это — связь семейная; потому, при воспитаніи народа устранивъ всЂ другія соціальныя соображенія, слЂдуетъ усилить, соразмЂрно съ развитіемъ, его уваженіе къ семьЂ, развить, на разумныхъ основаніяхъ, сознаніе семейныхъ обязанностей, и потомъ, расширяя понятіе, отъ семьи переходить къ громадЂ (общинЂ). Пока, /42/ на этой ступени общественныхъ понятій можно остановиться.

Итакъ, вотъ всЂ наши убЂжденія, вся цЂль нашихъ дЂйствій и усилій, всЂ обязанности, которыя мы сознаемъ въ отношеніи къ обществу. Мы призываемъ людей, подозрЂвающихъ въ насъ иного рода направленіе, заявить гласно всЂ факты, которые по ихъ мнЂнію не истекаютъ изъ выше высказанныхъ убЂжденій или противорЂчатъ имъ; мы приглашаемъ ихъ самымъ тщательнымъ образомъ наблюдать за тЂми пріемами, которые мы употребляемъ для осуществленія нашихъ положеній, въ полной увЂренности, что они, мимо всего своего желанія, не въ состояніи будутъ представить малЂйшее фактическое указаніе. ПодозрЂніями, предположеніями, примЂненіемъ аналогій, можно вЂдь на каждого навести самую невыгодную тЂнь, но мы требуемъ или доказать намъ фактически предполагаемое, или отказаться отъ навязываемыхъ упрековъ; то или другое требованіе долженъ исполнить каждый изъ нашихъ противниковъ, если только онъ руководствуется совЂстію и честностію, а не предубЂжденіемъ, не желаніемъ посплетничать или сознательно повредить клеветою.

Посмотримъ же какого рода упреки общество взваливаетъ на насъ. Главный и самый вредный вытекаетъ не изъ нашихъ дЂйствій, а единственно изъ аналогіи. Такъ какъ извЂстная группа, принадлежащая къ молодому поколЂнію, заявила себя отзывомъ, въ которомъ попираются религія, семейныя связи, право собственности и проповЂдуются самыя ярыя революціонныя средства, то но аналогіи и заключаютъ, что всЂ группы, прпнадлежащія къ молодому поколЂнію, должны быть солидарны съ воззрЂніями, заключающимися въ этомъ отзывЂ. Мы объявляемъ положительно и гласно, что въ отношеніи къ намъ, заключеніе это вполнЂ ошибочно. Религію, семейную нравственность и право собственности мы считаемъ неотъемлемымъ народнымъ достояніемъ; посягательство на эти начала считаемъ вреднымъ для народа и истекающимъ изъ сектаторскаго эгоизма въ противность народному духу и народной волЂ. За эти понятія стоитъ весь народъ — за нихъ должны стоять всЂ его друзья. Желаніе разрушить всЂ эти начала нравственности народной, еслибы не было несбыточною безсильною мечтой, то заслуживало бы имени преступле-/43/нія, такъ какъ оно стремится къ разрушенія» единственнаго народнаго достоянія — его нравственности. Не менЂе вредными для нашаго народа считаемъ, проповЂдуемыя этимъ отзывомъ, революціонныя средства, какъ препятствующія всякому положительному спокойному труду общества, какъ влекущія за собой жертвы, тратящія силы и дарованія среди фрондерскихъ увлеченій, вмЂсто того чтобы примЂнить ихъ къ честному и плодовитому труду. Итакъ, настоящимъ отзывомъ, мы объявляемъ, что съ брошюрою „Молодая Россія“ не только не имЂемъ ничего общаго, не только не намЂрены принимать за нее никакой нравственной отвЂтственности, но, напротивъ того, считаемъ ее вредною, болЂе нежели кто-либо другой, такъ какь высказанныя ею положенія самымъ рЂзкимъ образомъ противорЂчатъ народному благу и развитію и желаютъ крутыми и кровавыми мЂрами подчинить народъ терроризму поставленныхъ наудачу, чисто теоретическихъ мечтаній.

Другой упрекъ, продуктъ чисто мЂстной почвы, состоитъ въ томъ, что будто мы стараемся препятствовать принятію крестьянами уставныхъ грамотъ, да и не прочь были бы отъ возбужденія ихъ къ рЂзнЂ. Богатый источникъ этого рода толковъ — мало развитое, не понимающее своего времени, мЂстное провинціальное дворянство обоихъ береговъ ДнЂпра. Ведя жизнь праздную, закоснЂвъ въ кругу давно минувшихъ понятій, эти господа остались, къ несчастію, далеко за ходомъ, какъ общественнаго развитія, такъ и историческихъ событій. Оглушенные реформою 19 февраля, видя уронъ своихъ прежнихъ правъ помЂщичьихъ, не будучи въ состояніи понять тЂхъ высоко гуманныхъ побужденій, которыя руководили Правительствомъ при совершеніи этого великаго акта, они считаютъ себя обиженными, смотрятъ съ ожесточеніемъ, словно на враговъ, на народъ, вышедшій изъ крЂпостной зависимости, да и на всЂхъ друзей новаго порядка вещей, и ожидаютъ отъ нихъ всЂхъ бЂдствій, какія только въ состояніи выбредить ихъ испуганное призраками, а по временамъ и не слишкомъ чистою совЂстью, воображеніе. Къ вамъ-то, господа, и обращаемъ эту часть нашего возраженія. Каждаго изъ васъ порознь покорно просимъ подумать немного надъ предлагаемымъ нами вопросомъ, да подумать чистосердечно, безъ гнЂва и предубЂжденія: почему вы заклю-/44/чаете, что мы вознмЂли желаніе нанести вамъ какой-либо вредъ? Не потому ли, что мы знакомимся съ крестьянами, обходимся съ ними дружелюбно, стараемся учить ихъ дЂтей, да, пожалуй, иногда надЂваемъ ихъ костюмъ? Да неужели, господа, при сношеніяхъ съ крестьянами невозможно допустить иной мысли, кромЂ желанія поразбойничать? Отчего же, господа, вамъ неугодно повЂрить наши дЂйствія да разузнать о чемъ именно мы говоримъ съ крестьянами? Честно ли съ вашей стороны предполагать разбой и грабежъ тамъ, гдЂ люди ищутъ науки для себя, да возможности помочь развитію другихъ? Но вамъ угодно утверждать противное, вы полЂнились разузнать и сочли болЂе выгоднымъ сплетничать, да распускать ложные анекдоты. Остановитесь, господа; еще время спасти ваше нравственное достоинство, а то роль ваша слишкомъ жалка, она изобличитъ вашу нравственную пустоту; мы, господа, за васъ краснЂемъ. Лучше разрЂшимъ споръ честнымъ образомъ: если мы дЂйствительно злодЂи, если мы затЂваемъ рЂзню, разбой, грабежъ и т. д., такъ изобличите насъ ради Бога, изобличите гласно и подробно, съ указаніемъ лицъ и мЂстъ, съ обозначеніемъ времени и обстоятельствъ. Пусть опала законная и проклятіе общества заклеймятъ наши преступленія. Но если ваши толки пустыя сплетни, одно лишь слЂдствіе вашего паническаго страха, или, пожалуй, вашего невЂденія, то откажитесь отъ нихъ, и все зло, намъ сдЂланное, мы готовы будемъ забыть по-христіански, въ той надеждЂ, что общими силами сумЂемъ скорЂе и успЂшнЂе двинуть дЂло народнаго образованія. Насчетъ уставныхъ грамотъ слухи еще нелЂпЂе: никто больше насъ не желаетъ успЂшнаго имъ хода, такъ какъ принятіе ихъ, по нашему мнЂнію, будетъ первымъ шагомъ къ гражданскому развитію народа, никто болЂе не сострадаетъ надъ тЂмъ печальнымъ недоумЂніемъ, которое заставляетъ крестьянъ, опираясь на ложныя надежды, подвергаться вмЂшательству административному и военному и вынуждать насильственныя мЂры. ВЂрно, господа, никто изъ васъ не болЂлъ столько сердцемъ надъ упорствомъ, непониманіемъ, бЂдствіями крестьянъ. Во избЂжаніе впредь всего этого и стараемся мы о распространеніи въ народЂ просвЂщенія. Въ предотвращеніе дальнЂйшаго разлада между вами и крестьянами стараемся и вамъ самимъ, гос-/45/пода, доказать, при возможности, необходимость измЂнить ваши отношенія, обстановку вашей повседневной жизни; убЂдить васъ принять по отношенію къ народу роль друзей и руководителей, вмЂсто роли враговъ, въ которой вамъ угодно до сихъ поръ упорствовать. ГдЂ же желаніе во всемъ этомъ повредить кому бы то ни было, кромЂ рутинныхъ привычекъ, да барской спЂси, — гдЂ вы нашли желаніе смущать ходъ благодЂтельной для народа свободы, а тЂмъ болЂе желаніе вызвать всеобщее преступленіе.

Наконецъ третій упрекъ, самый смЂшной, заключается въ новоизобрЂтенномъ сло†сепаратизмъ. Упрекъ этотъ особенно въ ходу въ полуученныхъ кружкахъ людей, пристрастившихся къ политикЂ, людей, привыкшихъ опредЂлять каждое жизненное явленіе звучнымъ словомъ, политическимъ стремленіемъ, не заботящихся о томъ, что они, изъ-за желанія сдЂлать изъ мухи слона, наносятъ вредъ и воздвигаютъ непреодолимыя препятствія людямъ, желающимъ самымъ искреннимъ, спокойнымъ образомъ, трудиться для общественной пользы. Слово сепаратизмъ тЂмъ болЂе опасно, что оно темно, не опредЂляетъ ясно никакого понятія, а позволяетъ смыслъ свой суживать и расширять, смотря по тому количеству доктринерства, злости или остроумія, которымъ обладаетъ употребляются его личность. И, въ самомъ дЂлЂ, до сихъ поръ швыряютъ въ насъ встрЂчные и поперечные названіемъ сепаратистовъ не раздумавъ хорошенько, какое значеніе можетъ имЂть это слово и насколько, дЂйствительно, оно къ намъ примЂнимо. Въ АмерикЂ, извольте видЂть, есть теперь сепаратисты, какъ же намъ у себя не имЂть ихъ, хоть на показъ. Пожалуй, скажутъ еще, что отстали отъ современнаго политическаго движенія. ДЂйствительно же подъ сепаратизмомъ можно разумЂть два различныя понятія: государственное и національное, а понятія эти весьма различны — пусть помнятъ это наши ученые обличители. Если насъ упрекаютъ въ сепаратизмЂ, или по крайней мЂрЂ въ желаніи сепаратизма государственнаго, то мы объявляемъ, что это самая нелЂпая и самая наивная клевета. Никто вЂдь изъ насъ не только не говоритъ и не помышляетъ о политикЂ, но всякое политическое стремленіе, при настоящемъ состояніи общества, до того смЂшно и ребячески наивно въ нашихъ глазахъ, что серіозно даже /46/ считаемъ лишнимъ возражать на этотъ упрекъ. Да и въ самомъ дЂлЂ, послЂдовательно ли было съ нашей стороны прививать къ народу политическія идеи, когда всякій намекъ на политику (мы судимъ по впечатлЂнію польской пропаганды) устраняется смысломъ и совЂстію народа, когда всЂ симпатіи въ ту сторону, откуда пришло къ нему избавленіе отъ работы египетской. И потомъ, сдЂлался ли бы нашъ народъ честнЂе, лучше или умнЂе. если бы перемЂнилось названіе политическаго организма, къ которому онъ принадлежитъ. Нисколько. Такъ изъ-за чего же намъ терять силы ради несбыточныхъ грезъ, да строить воздушные замки. Для насъ это не понятно и потому остается намъ лишь пожать плечами, да сказать разъ навсегда, что всякій политическій сепаратизмъ въ нашихъ глазахъ нелЂпость смЂшная, о которой мы не въ состояніи серіозно подумать, такъ какъ она намъ не полезна, не нужна и, несмотря на громкое слово, не привлекательна. Для насъ много чести — вести народъ, посредствомъ политическихъ операцій, къ невЂдомымъ судьбамъ его. Пусть эта политическая роль останется за тЂми, для кого народность — пустое слово: за вами, господа — либералы-теоретики, возмущенные консерватизмомъ народнаго преданія, и за вами, добродушные друзья сословной рутины. Вы порицаете другъ друга, не замЂчая того, что васъ роднитъ крайность вашихъ воззрЂній и эгоизмъ вашихъ поступковъ. Другое дЂло, если подъ словомъ сепаратизмъ разумЂютъ желаніе развить южно-русскій языкъ и южно-русскую литературу. Это желаніе мы дЂйствительно имЂемъ; но что въ немъ видятъ преступнаго — не понимаетъ. Въ настоящее время, никто, кажется, не станетъ доказывать необходимость перерабатывать одну національность въ другую. ВЂдь всЂ же сочувствуютъ стараніямъ Болгаръ, Хорватовъ, Словенцовъ, Лужичанъ возстановить или развить свои литературы; вЂдь всеобщею симпатіей пользуются усилія Русиновъ галицкихъ къ обособленію своей народности изъ подъ польскаго вліянія; почему же Русины русскіе должны быть одни лишены права, признанаго за всЂми другими народностями. Почему имъ однимъ вмЂняется въ преступленіе то, что у другихъ считается достойнымъ похвалы. „Но“, что говорятъ намъ, „вы идіомъ возводите на степень отдЂльнаго языка, провинціализмъ — на степень отдЂльной /47/ народности.“ ЗдЂсь не мЂсто заниматься изслЂдованіемъ вопроса о томъ, въ какой степени малорусская народность имЂетъ право на отдЂльную литературу, и, если имЂетъ право, то имЂетъ ли самую литературу. Довольно того, что существуетъ малорусская народность, что люди просвЂщенные, принадлежащіе къ ней, способны сознать и указать ея индивидуальныя отлнчнтельныя черты, нравственныя и этнографическія, что они добросовЂстнымъ изученіемъ ежедневно убЂждаются въ томъ, что сознаніе ихъ не призракъ. а самый осязательный фактъ. Удивительно ли, послЂ этого, если мы, зная, что народность безъ литературы — паразитное явленіе, не желали бы своей народности печальной участи паразитовъ. Научныя же оправданія своихъ убЂжденій мы готовы представить всЂмъ и каждому, а что важнЂе всего, мы видимъ на опытЂ, что обученіе народа, при употребленіи его собственнаго языка, идетъ по крайнЂй мЂрЂ втрое успЂшнЂе и скорЂе. Но, положимъ, что мы во всемъ этомъ ошибаемся. что трудъ нашъ въ этомъ отношеніи напрасенъ, что мы стоимъ изъ-за призрака: такъ отчего же вамъ, господа прозрЂвшіе, не поступить съ нами по совЂту Гамаліила: вмЂсто того, чтобы гнать насъ да преслЂдовать своимъ общественнымъ мнЂніемъ (а по временамъ и фактически), оставьте насъ въ заблужденіи, или еще гуманнЂе будетъ съ вашей стороны — раскройте намъ глаза логическими доводами, да фактическими доказательствами: мы ручаемся за то, что въ ту минуту, когда будемъ убЂждены разумнымъ путемъ, откажемся отъ ошибки: но передъ безсмысленнымъ гуломъ, передъ стаей сплетень, передъ безсознательннмъ гоненіемъ, ни въ какомъ случаЂ мы отступить отъ нашихъ убЂжденій не намЂрены.

Мы знаемъ, что этотъ отзывъ нашъ многимъ не понравится: мы знаемъ, что имъ останутся недовольны и ярые прогрессисты, которые желали бы, чтобъ общество дЂлало гальваническіе скачки впередъ, и которые, побуждая его къ этимъ скачкамъ, вызываютъ мЂры, мЂшающія всякому свободному органическому труду: указываемъ на закрытіе школъ, это печальное событіе, разстроившее нашъ кругъ дЂятельности и принудившее насъ заявить настоящій протестъ; онъ не понравится и консерваторамъ-помЂщикамъ, между которыми просвЂшенныя современныя личности хотя /48/ и появляются, но до сихъ поръ составляютъ еще исключеніе. Мы хорошо знаемъ и то, что эгоизмъ, созрЂвшій до той солидарности, въ которой личные мотивы до безразличія смЂшиваются съ сословнымъ интересомъ сословной среды, успЂвшій усвоить себЂ благонамЂренную маску, способный разразиться громкими фразами о благоденствіи и долгоденствіи всего живущаго на землЂ, такой эгоизмъ имЂетъ свою логику, вся сила которой заключается въ упорст†и двуличіи. Намъ трудно бороться съ нимъ въ сферЂ частныхъ отношеній, въ непосредственныхъ столкновеніяхъ съ безобразною дЂйствительностію, въ которой слЂпое озлобленіе, ложь и угрозы мы встрЂчаемъ на каждомъ шагу. Вотъ почему мы переносимъ свое дЂло изъ этой болотной атмосферы, зараженной гнилыми испареніями, на судъ общества, открытый для гласной и честной борьбы мнЂній, въ полномъ убЂжденіи, что только путемъ главнаго обсужденія возможно устранить тЂ печальныя недоразумЂнія, которыя, усложняя борьбу, не даютъ ей никакого исхода.

Мы объявляемъ кто мы: пусть это сдЂлаютъ и наши обвинители, если они хотятъ дать нравственный вЂсъ своимъ обвиненіямъ, иначе невозможна открытая борьба и вопросъ: кто правъ, кто виноватъ останется нерЂшеннымъ вопросомъ.


Кіевъ 1862 года.


Владиміръ Антоновичъ. Павелъ Чубинскій. Константинъ Солонина. Ал. Стояновъ. Михайло Малашенко. Антонъ Тищенко. Евгеній Синегубъ. Иванъ Ничипоренко. Павелъ Житецкій. Викторъ Торскій. Дмитрій Богдановъ. Θаддей Рыльскій. Николай Синегубъ. Петръ Супруненко Владиміръ Синегубъ. Борисъ Познанскій. Викторъ Синегубъ. Александръ Лашкевичъ. Θеодоръ Горячковскій. Андрей Стефановичъ. Иванъ Касяненко.






Д. Багалій. Матеріали для біографії В. Б. Антоновича. К., 1929, стор. 38-48.










Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчанин, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



 


Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.

Iзборник. Історія України IX-XVIII ст.