Уклінно просимо заповнити Опитування про фонему Е  


[Байки в українській літературі XVII-XVIII ст. / Підг. тексту В. І. Крекотня. — К., 1963. — С.150-178.]

Попередня     Головна     Наступна





ГРИГОРІЙ СКОВОРОДА




1. [ФАЛЕС І БАБА]


ФАБУЛА

Как толко сонце к вечеру запало

И вездЂ небо темнозрачно стало,

На тверди звЂзды блеснули прекрасны,

Как дорогіе каменья алмазни,

Фалес закричал: «Старухо драгая!»

«Чего ти кричиш, мудросте глупая?»

«Полно мнЂ уже сидЂть на сем мЂстЂ.

Поведи мене смотрЂти на звЂзды».

Пошла перед ним старуха драгая,

А за нею вслЂд и мудрость глупая.

Пошли туди, где холм високомЂстной,

Отколь способно смотрЂть на круг звЂздной.

«Ой, — мудрец крикнул, — пропал я, старухо!»

Впав бЂдній в яму, одбил себЂ ухо.

«Не впал бы ты в ров, безтолковый дЂду,

Чему моего не держишся слЂду?

Как ты, не видя перед носом рова,

Можеш знать звЂзды, главо безтолкова?»

З сих спекуляцій повела старуха

Назад до дому мудреца без уха.





2. [КОЗЕНЯ І ВОВК]


А

FABULA DE HAEDO ЕТ LUPO TIBICINE

Reformata 1760-mo anno in ludo poetico Zacharpoli. Occasionem fabulae dederunt quidam discipuli prorsus invita, ut ajunt, Minerva discentes.


A grege parvulus Haedus erat cum sorte relictus

Exabit ex sylvis ecce reponte Lupus!

Tentavit primo fugam. Мох versus ad hostem /151/

Tergori inhasurum. Talia fat ei:

«Haud ignoro quidem, tibi jam me in vente futurum.

Atque necesse mori, sed miserere tamen

Attamen hoc unum moribundo cede roganti;

Nonnihil ut tibilis mi modulere prius,

Ducliter ut vitam concludam. Namque beari

Scis, cum ipse es sapiens, omnia fine bono».

Tum Lupus haec secum: «Nae stultus ego! Hactenus haud scivi.

Esse mihi dotem hanc». Incipit ergo statim.

Ast Haedus modulante Lupo curvare choreas

Artificem mulcens laude subinde novum.

Turbine cum citior circumstat utrumque molossum

Turba. Lupo calamos excutit atque Lupum

Cincedo omisso, simul stimulare choraulem

Incipiunt. Tandem saltat et ipse Lupus,

prima Melanchates in tegro vulnera ferit

Asbolus et Leucon arripuere simul

Collo. At Theridamas et Poemenis haesit in armo.

Latratu resonat aura serena nimis.

Cetera turba coit confertque in corpore dentes

Vulneribus desunt jam loca. At ille gemit

Ipsum se obiurgans: «Cur, pessime, Cantor haberi

Cum cocus es natus, tam bonus ambieras?

Nonne erat hoc satius condire Haedos et oves quam

Tractore illotu musica sarca manu?

Dignus es hac mercede». Canes in corpore rostris

Mersi dilacerant. Ecce corona Lupo.


AFFABULATIO

Tu nihil invita dices facies ve Minerva

Quae natura negat, scilicit illa fuge.

Si non es natus musis, fuge discere musas.

Heu! multos perdit fistula docta viros

paucos justa Parens musis natura creavit

Esse — ne vis felix? Sorte quiesce tua.



БАЙКА ПРО КОЗЕНЯ ТА ВОВКА-СОПІЛКАРЯ

Перероблена на шкільних заняттях з поетики в Харкові в 1760 році. Привід до цієї байки дають деякі учні, що вчаться майже так, як каже прислів’я: проти волі Мінерви (не маючи покликання. — В. К.).


Коли маленьке Козеня випадково відбилося від своєї отари, з лісу зненацька вискочив Вовк. Спочатку Козеня намагалося втекти, але незабаром повернулося до ворога, який от-от мав вче-/152/питися йому в спину, і промовило до нього: «Я добре знаю, що зараз стану твоєю здобиччю і не уникну смерті, але зглянься на мене і вдовольни єдине прохання приреченого на смерть: перед тим, як я розпрощаюся з життям, солодкозвучно заграй мені щонебудь на сопілці; адже сам знаєш — усім хочеться приємно вмерти». Вовк подумав: «А я, дурний, і не знав, що в мене є до цього хист». Він зараз же почав грати, а Козеня під його гру заходилося танцювати (букв.: вихилятися в танцях), раз у раз звеселяючи похвалами новоявленого музику. Раптом налетіла стрімкіша від вітру зграя молоських собак і з усіх боків оточила Вовка. Вони вибили у нього сопілку, відпустили на волю танцюриста і стали мордувати Вовка-сопілкаря. Довелось йому самому затанцювати. Тим часом Чорногривий зранив йому спину, Сажа і Білий разом схопили його за шию, а Приборкувач і Пастух вчепились йому у боки. В чистому повітрі лунає голосний гавкіт. Збігається решта зграї і встромляє зуби йому в тіло. Ось вже на Вовкові не лишилося живого місця. І він, стогнучи, сам себе гудить: «Навіщо тобі, негіднику, бути музикою! Раз ти народився кухарем, то й куховарив би собі на здоров’я. Хіба не краще було б робити запаси козлятини і баранини, ніж витрачати силу на заняття проклятою музикою. Ти вартий цієї плати». А собаки, зарившись мордами в тіло, шматують його. Ось Вовкові й кінець.


МОРАЛЬ

Проти волі Мінерви ти нічого не скажеш і не вдієш. В чому природа відмовила тобі, того, зрозуміло, уникай. Якщо ти не народжений для Муз, то обминай їх. Ах, скількох людей погубила наука. Справедлива мати-природа небагатьох створила для Муз. Хочеш бути щасливим — мирися з своєю долею.



Б.

БАСНЯ ЕСОПОВА

Преображенна на новый вид малороссійскими фарбами для учеников поетики 1760-го года в ХарьковЂ. Вина сея басни та, что многіи от учеников, нимало к сему не рожденны, обучалися.


Козля от стада осталось до бЂса.

Се ж и товариш бЂжит — Волк из лЂса,

Кинулось было с начала в утЂки.

Потом, ставши, так сказало ДрапЂкЂ:

«Я знаю, что мнЂ нелзя минуть смерти

От твоих зубов. Но будь милосердими!

ЗдЂлай, молю тя, ту милость едину: /153/

На флейтузЂ мнЂ заграй на кончину,

Чтоб моя мнЂ жизнь увЂнчалась мила.

Сам, мудрый, знаешь, что в концЂ вся сила...».

«Не знал я сего во мнЂ квалитета»

Волк себЂ мыслит... Потом минавета

Начал надувать, а плясать Козлятко,

Волка хвалами подмазуя гладко.

Вдруг юрта собак, как вихр, вкруг их стала.

Музиканту з рук и флейта упала.

Просто до Волка — сей, той щипнет, вкусит.

И сам капелмейстр плясать уже мусит.

Вдруг Черногривка хвать за поясницу,

А Жук с БЂлком за горлову цЂвницу,

Кудлай да Гривко упялися в бедра.

Вопль раздается в долинах от ведра.

Еще ж наспЂл Хвост, сюда ж рыло пхает, —

Не дотолпятся. А он воздыхает:

«На что (сам себЂ) стал ты капелмейстром,

Проклятый, з роду родившись кохмейстром?

Не лучше ль козы справлять до росолу,

Неж заводити музиканску школу?

А! а! достойно!..» А собаки, рыла

Потопивши, рвут... И так смерть постигла.


ПРИКАЗКА

Не ревнуй в том, что не данно от бога.

Без бога (знаешь) ни же до порога.

Аще не рожден — не суйся в науку.

Ах! Премного сих вЂчно пали в муку,

Не многих мати породила к школЂ.

Хочь ли быть щаслив? — будь сыт в своей долЂ.





3. БАСНЯ О КОТАХ


Кот из пчельника по давней знаемости пришол в деревню к своему товарищу и принят великолЂпно. Удивлялся во время ужина изобилію.

— Бог мнЂ дал должность, — сказал хазяин, — она приносит на дом мой в сутки по двадцати туш самых добрых мышей. СмЂю сказать, что я в деревнЂ великим Катоном.

— Для того-то я пришол повидаться с вами, — говорил гость, — и освЂдомиться о щастіи вашем, при том и ловлею позабавиться. Слышно, что у вас харошія появились крысы.

ПослЂ ужина легли спать. Хазяин во снЂ стал кричать и разбудил гостя.

— Конечно, вам страшное нЂчто во снЂ явилось? /154/

— Ох братец! Казалось, будьто я утоп в самой безднЂ.

— А я ловлею веселился. Казалось, будьто поймал самую чистую сибирскую крысу.

Гость опять уснул, выспался и проснулся. Услышал воздыхающаго хазяина.

— Господин Катон! Ужель вы выспались?

— НЂт! Я послЂ соннаго страшилища не спал.

— Ба! А для чего?

— Такая моя натура, что, раз проснувшись, уснуть больше не могу.

— Что за причина?

— Тут есть тайна... Ах, друг мой! Не знаеш, что я обовязался быть рыболовом для всЂх котов в сем селеніи. Ужасно мене безпокоит, когда вспомню лотку, мрежу, воду...

— Зачем же ты взялся за рыболовство?

— Как же, братец? Без пропитанія в свЂтЂ не проживеш. Сверх того, и сам я к рыбЂ великій охотник.

Гость, пошатав головою, сказал:

— О государь! Не знаю, в коей силЂ понимаеш имя сіе: бог. Но если бы ты придержался твоей природы, которую безвинно обвиняешь, был бы гаразда одною в сутки тушею доволнЂе. Прощай с твоим щастіем! Моя нищета лучше.

И возвратился в свой лЂсок.


Отсюду родилась притча сія: Catus amat pisces, simul odit flumen aquarum — «Кот охотник к рыбЂ, да воды боится». Сіе нещастіе постигает всЂх охотников не к званію, но к доходам. Не нещасное ли разсужденіе — любить от хазяина платеж, а виноград копать не быть охотником? Конечно, тот не охотник, кто не природный. Природному охотнику больше веселія приносит самая ловля и труд, нежели поставленный на стол жареный заец. На искусной живописи картину смотрЂть всякому мило, но в пиктурЂ один тот охотник, кто любит день и ночь погружать мысли своя в мысли ея, примЂчая пропорцыю, написывая и подражая натурЂ.

Никто не пожнет твердой славы от коего-либо художества, если около онаго трудиться не почтет за сладчайшее, самую славу превосходящее увеселеніе. А тот уже самый вЂрный друг, званію своему, если я самая доходов убыль, нищета, хула, гоненіе — любви его угасить не может. Но без природы труд сладок быть никак не может.

Многіе, презрЂв природу, избирают для себе ремесло самое модное и прибыльное, но вовся обманываются. Прибыль не есть увеселеніе, но исполненіе нужности тЂлесныя, а если увеселеніе, то не внутреннее; родное же увеселеніе сердечное обитает в дЂланіи сродном. ТЂм оно слаже, чем сроднЂе. Если бы блаженство в изобиліи жило, то мало ли изобильных? Но равнодушных и куражных скудно. /155/

Изобиліем снабдЂвается одно точію тЂло, а душу веселит сродное дЂланіе. Сія-то есть зала сладчайшаго ея пиршества. Тут-то она, будьто хитрая машина, в полном своем ходу обращаясь, радуется и, находясь при одном ржаном хлЂбЂ и водЂ, царским чертогам не завидит.







БАСНИ ХАРЬКОВСКІЯ


1. СОБАКИ


В селЂ у хазяина жили д†Собаки. Случилося мимо ворота проЂжжать незнакомому. Одна из них, выскочив и полаяв, поколь он с виду ушел, воротилась на двор.

— Что тебЂ из сего прибыло? — спросила другая.

— По крайней мЂрЂ не столько скучно, — отвЂчала она.

— Вить не всЂ ж, — сказала разумная, — проЂжжіе таковы, чтоб их почитать за непріятелей нашего хазяина, а то бы я и сама должности своей не оставила, несмотря на то, что прошедшей ночи нога моя волчьими зубами поврежденна. Собакою быть дЂло не худое, но без причины лаять на всякаго дурно.

Сила. Разумный человЂк знает, что охуждать, а безумный болтает без разбору.




2. ВОРОНА И ЧИЖ


Неподалеку от озера, в котором видны были Жабы, Чиж, сидя на вЂтвЂ, пЂл. Ворона в близости тож себЂ квакала и, видя, что Чиж пЂть не перестает:

— Чего ты сюда же дмешся, жабо?

— А для чего ты мене жабою зовеш? — спросил Чиж Ворону.

— Для того, что ты точно такой зеленой, как вон тая жаба.

А Чиж сказал:

— О, ежели я жаба, тогда ты точная лягушка по внутренному твоему орудію, которым пЂніе весьма им подобное отправляеш.

Сила. Сердце и нравы человЂческіи, кто он таков, свидЂтелетвовать должны, а не внЂшніи качества. Древо от плодов познавается. /156/




3. ЖАВОРОНКИ


Еще в древніе вЂка, в самое тое время, как у Орлов Черепахи лЂтать учивались, молодой Жаворонок сидЂл недалече того мЂста, гдЂ одна с помянутых Черепах, по сказкЂ мудраго Езопа, лЂтанье свое благополучно на каменЂ окончила с великим шумом и треском. Молодчик, спугавшись, пробрался с трепетом к своему отцу:

— Батюшка! Конечно, возлЂ тоей горы сЂл Орел, о котором ты мнЂ когдась говорил, что она птица всЂх страшнЂе и силнЂе...

— А почему ты догадуешся, сынок? — спросил старик.

— Батюшка! Как он садился, я такой быстроты, шуму и грому никогда не видывал.

— Мой любезнЂйшій сынок! — сказал старик. — Твой молоденькій умок... Знай, друг мой, и всегда себЂ сію пЂсеньку пой: «Не то Орел, что [высоко] лЂтает, но то, что легко сЂдает...».

Сила. Многіи без природы изрядныи дЂла зачинают, но худо кончат. Доброе намЂреніе и конец всякому дЂлу есть печать.




4. ГОЛОВА И ТУЛУБ


Тулуб, одЂт в великолЂпное и обширное с дорогими уборами одЂяніе, величался пред Головою и упрекал ей тЂм, что на нея ни десятая доля не исходит в сравненіи его великолЂпія...

— Слушай, ты, дурак! Естли может помЂстится ум в твоем брюхЂ, то разсуждай, что сіе дЂлается не по большему твоему достоинству, но потому, что нелзя тебЂ столь малым обойтится, как мнЂ, — сказала Голова.

Фабулка сія для тЂх, которыи честь свою на одном великолЂпіи основали.




5. ЧИЖ И ЩИГЛИК


Чиж, вылетЂв на волю, слетЂлся с давним своим товарищем Щиглом, кой его спросил:

— Как ты, друг мой, освободился..? Раскажи мнЂ!

— Чудным случаем, — отвЂчал плЂнник. — Богатый турка пріЂхал с посланником в наш город и, прохаживаясь для любопытства по рынкЂ, зашел в наш птичей ряд, в котором нас около четырех сот у одного хазяина висЂло в клЂтках. Турка долго на нас, как мы один пред другим выспЂвывали, смотрЂл с сожалЂніем, наконец: /157/

— А сколько просиш денег за всЂх? — спросил нашего хозяина.

— 25 рублев, — он отвЂчал.

Турка, не говоря ни слова, выкинул деньги и велЂл себЂ подавать по одной клЂткЂ, с которых каждаго из нас на волю выпущая, утЂшался, смотря в разныя стороны, куда мы разлЂтывали.

— А что ж тебе, — спросил товарищ, — заманило в неволю?

— Сладкая пища да красная клЂтка, — отвЂчал щасливец. — А теперь поколь умру, буду благодарить богу слЂдующею пЂсенькою: «Лучше мнЂ сухар с водою, нежели сахар с бЂдою».

Сила. Кто не любит хлопот, должен научиться просто и убого жить.




6. КОЛЕСА ЧАСОВІИ


Колесо часовой машины спросило у Другаго:

— Скажи мнЂ, для чего ты качаешся не по нашей склонности, но в противную сторону?

— Мене, — отвЂчало Другое, — так здЂлал мой майстер и сим вам не только не мЂшаю, но еще вспомоществую к тому, дабы наши часы ходили по разсужденію солнечнаго круга.

Сила. По разным природным склонностям и путь житія разный. Однак всЂм один конец — честность, мир и любовь.




7. ОРЕЛ И СОРОКА


Сорока Орлу говорила:

— Скажи мнЂ, как тебЂ не наскучит непрестанно вихром крутиться на пространных высотах небесных и то вгору, то вниз, будто по винтовой лЂсницЂ, шататься?..

— Я бы никогда на землю не опустился, — отвЂчал Орел, — если б тЂлесная нужда к тому мене не приводила.

— А я никогда бы не отлЂтывала от города, — сказала Сорока, — если бы Орлом была.

— И я то же бы дЂлал, — говорил Орел, — если бы был Сорокою.

Сила. Кто родился к тому, чтоб вЂчностью забавляться, тому пріятнЂе жить в полях, рощах и садах, нежели в городах. /158/




8. ГОЛОВА И ТУЛУБ


— Чем бы ты жива была, — спросил Тулуб Голову, — если бы от мене жизненных соков по части в себе не вытягивала?

— Сіе есть самая правда, — отвЂчает Голова, — но в награжденіе того мое око тебЂ свЂтом, а я вспомоществую совЂтом.

Сила. Народ должен обладателям своим служить и кормить.




9. МУРАШКА И СВИНЬЯ


Свинья с Мурашкою спорили, кто из них двоих богатЂе, а Вол был свидЂтелем правости и побочным судьею.

— А много ли у тебе хлЂбнаго зерна, — спросила с гордою улыбкою Свинья, — прошу обявить, почтенная госпожа?..

— У мене полніохенька горсть самаго чистаго зерна.

Сказала как только Мурашка, вдруг захохотали Свинья и Вол со всей мочи.

— Так вот же нам будет судьею господин Вол, — говорила Свинья. Он 20 лЂт с залишком отправлял с великою славою судейскую должность, и можно сказать, что он между всею своею братіею искуснЂйшій юріста и самой острой арифметік и алгебрік. Его благородіе может наш спор легко рЂшит. Да он же и в латынских дыспутах весьма, кажется, зол.

Вол послЂ сих слов, мудрым звЂрком сказанных, тотчас скинул на щеты и при помощи аріфметическаго умноженія слЂдующее здЂлал опредЂленіе:

— Понеже бЂдная Мурашка точію одну горсть зерна имЂет, как сама призналася в том добровольно, да и, кромЂ зерна, ничего больше не употребляет, а, напротив того, у госпожи Свиньи имЂется цЂлая кадь, содержащая горстей 300 с третью, того ради по всЂм правам здраваго разсужденія...

— Не то вы щитали, господин Вол, — перервала его рЂчь Мурашка, — надЂньте очки да расход против приходу скиньте на щеты...

ДЂло зашло в спор и перенесено в вышшей суд.

Сила. Не малое то, что для обыходки довольное, а довольство и багатство есть то же.




10. ДВЂ КУРИЦЫ


Случилось дикой КурицЂ залетЂть к Домашней.

— Как ты, сестрица, в лЂсах живеш? — спросила Домовая.

— Так слово в слово, как и протчіи птицы лЂсныи, — отвЂча- /159/ла Дикая. — Тот же бог и мене питает, который диких кормит голубов стадо...

— Так они же и лЂтать могут хорошо, — промолвила Хазяйка.

— Ето правда, — сказала Дикая, — и я по тому ж воздуху лЂтаю и довольна крильями, от бога мнЂ данными.

— Вот етому-то я, сестрица, не могу вЂрить, — говорила ДомосЂдка, — для того, что я всилу могу перелетЂть вон к етому сараю.

— Не спорю, — говорит Дичина. — Да притом же то извольте, голубушка моя, разсуждать, что вы с маленьких лЂт, как только родились, изволите по двору навозы разгребать, а я мое лЂтанье ежеденным опытом твердить принужденна.

Сила. Многіи, что сами здЂлать не в силах, в том протчіим вЂрить не могут. Безчисленныи нЂгою отучены пЂшешествовать. Сіе дает знать, что как практіка без сродности есть бездЂлная, так сродность трудолюбіем утверждается. Что ползы знать, каким образом дЂлается дЂло, если ты к тому не пріобык? Узнать не трудно, а трудно привыкнуть. Наука и привычка есть то же. Она не в знаніи живет, но в дЂланіи. ВЂдЂніе без дЂла есть мученьем, а дЂло без природы. Вот чем разнится scientia et doctrina (знаніе и наука).




11. ВЂТЕР И ФИЛОСОФ


— О, чтобы тебе чорт взял, проклятой..!

— За что ты мене браниш, господин Философ? — спросил ВЂтер.

— За то, — отвЂтствует Мудрец, — что как только я оттворил окно, чтоб выбросать вон чеснокову шелуху, ты как дунул проклятым твоим вихром, так все назад по цЂлому столу и по всей горницЂ, разбросал да еще притом остальную рюмку с вином опрокинувши, разшиб, не вспоминая тое, что, раздувши из бумажки табак, все блюдо с кушаньем, котарое я по трудах прибрался было покушать, совсЂм зассорил...

— Да знаеш ли, — говорит ВЂтер, — кто я таков?

— Чтоб я тебе не разумЂл? — вскричал Фізік. — Пускай о тебЂ мужички разсуждают. А я послЂ небесных планет тебе моего внятія не удостоеваю. Ты одна пустая тЂнь...

— А если я, — говорит ВЂтер, — тЂнь, так есть при мнЂ и тЂло. И правда, что я тЂнь, а невидимая во мнЂ божія сила есть точным тЂлом. И как же мнЂ не вЂять, если мене всеобщій наш создатель и невидимое вся содержащее существо движет?

— Знаю, — сказал Філософ, — что в тебЂ есть существо неповинное потолику, поелику ты ВЂтер...

— И я знаю, — говорил Дух, — что в тебЂ столько есть разума, сколько в тЂх двух мужичках, с которых один, нагнувшись, /160/ поздоровил мене заднею безчестною частью, задравши платье, за то, что я раздувал пшеницу, как он ея чистил, а другій такой же комплемент здЂлал в то время, как я ему не давал вывершить копну сЂна, и ты у них достоин быть головою.

Сила. Кто на погоды или на урожай сердится, тот против самаго бога всястроящаго гордится.




12. ОСЕЛКА И НОЖ


Нож бесЂдовал с Оселкою.

— Конечно, ты нас, сестрица, не любиш, что не хочеш в стать нашу вступить и быть Ножом...

— Ежели бы я острить не годилась, — сказала Оселка, — не отреклася бы вашему совЂту послЂдовать и состоянію. А теперь тЂм-то самим вас люблю, что не хочу быть вами. И конечно, ставши Ножом, никогда столько одна не перерЂжу, сколько всЂ тЂ Ножи и Мечи, которые во всю жизнь мою переострю; а в сіе время на Оселки очень скудно.

Сила. Родятся и такіе, что воинской службы и женитбы не хотят, дабы других свободнЂе поощрять к разумной честности, без которой всяка стать недЂйствителна.




13. ОРЕЛ И ЧЕРЕПАХА


На похилом над воду дубЂ сидЂл Орел, а в близости Черепаха своей братьи проповЂдовала слЂдующее:

— Пропадай оно лЂтать... Покойная наша прабаба, дай бог ей царство небесное, навЂки пропала, как видно в історіах, за то, что сей проклятой наукЂ зачала было у Орла обучатся. Самой сатана оную выдумал....

— Слушай, ты, дура! — перервал ея проповЂдь Орел. — Не чрез то погибла премудрая твоя прабаба, что лЂтала, но тЂм, что принялася за оное не по природЂ, а лЂтанье всегда не хуже ползанья.

Сила. Славолюбіе да сластолюбіе многих поволокло в стать, совсЂм природЂ их противную. Но тЂм им вреднЂе бывает, чем стать изряднЂе, и весьма немногих мати родила, напримЂр, к філософіи, к ангелскому житію. /161/




14. СОВА И ДРОЗД


Как только Сову усмотрЂли птицы, начали взапуски щипать.

— Не досадно ли вам, сударыня, — спросил Дроздик, — что без всякой вашей винности нападают? И не дивно ли ето?

— Ни мало не дивно, — отвЂчала она. — Они и между собою то же самое всегда дЂлают. А что касается до досады, она мнЂ сносна тЂм, что хотя мене Сороки с Воронами и Граками щиплют, однак Орел с Пугачем не трогают, притом и афинскіе граждане имЂют мене в почтеніи.

Сила. Лучше у одного разумнаго и добродушнаго быть в любви и почтеніи, нежели у тысячЂ дураков.




15. ЗМІЯ И БУФОН


Как Змія весною скинула линовище, Буфон, ея усмотрЂв:

— Куда вы, сударыня, — сказал с удивленіем, — отмолодЂли! Что сему причиною? Прошу сообщить.

— Я вам с охотою сообщу мой совЂт, — Змій говорит. — Ступайте за мною!

И повела Буфона к той тЂсной скважинЂ, сквозь которую она с великою трудностію продравшись, всю старинную ветошь из себе стащила.

— Вот, господин Буфон, извольте полЂзать сквозь узкой сей проход. А как только пролЂзете, тот же час обновитеся, оставив всю негодность по другую сторону.

— Да раз†ты мене тут хотиш задушить! — вскричал Буфон. — А хотя мнЂ сюда удасться протащитись, тогда с мене послЂднюю кожу сдеріот...

— Прошу ж не погнЂватся, — сказала Змія, — кромЂ сего пути нелзя вам туда дойтить, гдЂ мнЂ быть удалось.

Сила. Чем лучшее добро, тЂм большим трудом окопалось, как рвом. Кто труда не перейдіот, и к добру тот не прійдіот.




16. ЖАБЫ


Как высхло озеро, так Жабы поскакали искать для себе новое жилище. Наконец всЂ вскричали:

— Ах, сколь изобильное озеро! Оно будет нам вЂчным жилищем.

И вдруг плюснули в оное.

— А я, — сказала из них одна, — жить намЂрила в одном из наполняющих ваше озеро источникЂ. Вижу издали приосЂненный /162/ холм, многіи сюда поточки посылающій. Там надЂюся найти для себе доброй источник.

— А для чего так, тетушка? — спросила молодка.

— А для того так, голубка моя, что поточки могут отвесться в юную сторону, а ваше озеро может по прежнему высхнуть. Родник для мене всегда надежнЂе лужи.

Сила. Всякое изобиліе оскудЂть и высхнуть, как озеро, может, а честное ремесло есть не оскудЂвающій родник не изобилнаго, но безопаснаго пропитанія. Сколь многое множество богачей всякой день преобразуется в нищіи! В сем кораблекрушеніи единственною гаванью есть ремесло. Саміи бЂднЂйшіи рабы раждаются из предков, жителствовавших в лужЂ великих доходов. И не напрасно Платон сказал: «ВсЂ короли из рабов, и всЂ рабы отраживаются из королей». Сіе бывает тогда, когда владыка всему — время уничтожает изобиліе. Да знаем же, что всЂх наук глава, око и душа есть — научиться жизнь жить порядочную, основанную на законЂ вЂры и страха Божія, яко на главнЂйшем пунктЂ. Сей пункт есть основаніе и родник, раждающій ручайки гражданских законов. Он есть глава угла для зиждущих благословенное жителство, и сего каменя твердость содержит всЂ должности и науки в ползЂ, а сіи общество в благоденствіи.




17. ДВА ЦЂННЫИ КАМУШКИ АЛМАЗ И СМАРАГД


Высоких качеств Смарагд, находясь при королевском дворЂ в славЂ, пишет к своему другу Адамантію слЂдующее:


«Любезный друг!

ЖалЂю, что не радиш о своей чести и погребен в пепелЂ живеш. Твои дарованія мнЂ извЂстны. Они достойны честнаго и виднаго мЂста. А теперь ты подобен свЂтящему свЂщнику, под спудом сокровенному. К чему наше сіяніе, если оно не приносит удивленія и веселія народному взору? Сего тебЂ желая, пребуду

друг твой Смар[агд]».


«Дражайшій друг! — отвЂтствует Алмаз. — Наше с виднаго мЂста сіяніе питает народную пустославу. Да взирают на блестящіе небеса, не на нас. Мы слабый небес список. А цЂна наша или честь всегда при нас и внутрь нас. Грановщики не дают нам, а открывают в нас оную. Она видным мЂстом и людскою хвалою не умножается, а презрЂніем, забвеніем и хулою не уменшится. В сих мыслях пребуду

друг твой Адам[антій]».


Сила. ЦЂна и честь есть то же. Сея кто не имЂет внутрь себе, пріемля лживое свидЂтелство снаружи, тот надЂвает вид ложнаго алмаза и воровской монеты. Превратно в народЂ говорят /163/ так: «ЗдЂлали Абрама честным человЂком». А должно было говорить так: «ЗасвидЂтельствовано пред народом о чести Абрама». ПросвЂщеніе или вЂра божія, милосердіе, великодушіе, справедливость, постоянность, цЂломудріе... Вот цЂна наша и честь! Старинная пословица: «Глупой ищет мЂста, а разумнаго и в углу видно».




18. СОБАКА И КОБЫЛА


Кобыла, поноску носить научена, чрезмЂрно кичилась. Она смертно не любила Меркурія (так назывался Выжель) и, желая его убить, при всяком случаЂ грозила ему задними копытами.

— Чемь я виноват, госпожа Діана? — говорил Выжель КобылЂ. — За что я вам столько противен?..

— Негодной!.. Как только стану при гостях носить поноску, ты пуще всЂх хохочеш. Раз†моя наука тебЂ смЂх?

— Простите, сударыня, меня, не таюся в сем моем природном порокЂ, что для мене смЂшным кажется и доброе дЂло, дЂемое без природы.

— Сукин сын! Что ж ты фастаеш природою? Ты, неучоная невЂжа! Раз†не знаеш, что я обучалася в ПарижЂ? И тебЂ ли смыслить то, что учоные говорят: «Ars perficit naturam?..» * А ты гдЂ учился и от кого?

— Матушка! Если вас учил славный патер Піфикс **, то мене научил всеобщій наш отец небесный, дав мнЂ к сему сродность, а сродность — охоту, охота — знаніе и привычку. Может быть, посему дЂло мое не смЂшное, но хвальное.

Діана не терпя стала было строить задней фронт, а Выжель ушел.



* Мистецтво вдосконалює природу (лат.).

** Примітка в рукопису: «Слово еллинское, значит — обезяна рода и роста большаго».



Сила. Без природы как без пути: чем далЂе успЂваеш, тЂм безпутнЂе заблуждаеш. Природа есть вЂчный источник охоты. Сія воля (по пословицЂ) есть пуще всякой неволи. Она побуждает к частому опыту. Опыт есть отец искуству, вЂдЂнію и привычкЂ. Отсюда родилися всЂ науки, и книги, и хитрости. Сія главная и единственная учительница вЂрно выучивает птицу лЂтать, а рыбу — плавать. Премудрая ходит в Малороссіи пословица: «Без бога ни до порога, а с ним хоть за море».

Бог, природа и Мінерва есть то же. Как обуялая соль без вкусу, как цвЂт без природнаго своего духа, а око без зЂницы, так несродное дЂланіе всегда чего-то тайнаго есть лишенное. Но сіе тайное есть глава, а называется гречески τό πρέπον, сирЂчь /164/ благолЂпіе, или красота, и не зависит от науки, но наука от него. Госпожа Діана, яко чрезчур обучоная, но с недостатком благоразумная животина, изволит противоставить: «Ars perficit naturam». Но когда сродности нЂт, тогда, скажи пожалуй, что может привесть в совершенство обученіе? Словцо perficit значит точно то: «приводит в совершенство или в окончаніе». Вить конец, как в колцЂ, находится всегда при своем началЂ, зависящій от него, как плод от сЂмене своего. Знать то, что горница без начала и основанія крышею своею с вЂнчиком не увЂнчается.




19. НЕТОПЫР И ДВА ПТЕНЦА, ГОРЛИЦЫН И ГОЛУБИНИН


Великій преисподній звЂр, живущій в землЂ так, как крот, кратко сказать, великій крот, писал самое сладкорЂчивЂйшее писмо к живущим на землЂ звЂрям и к воздушным птицам. Сила была такая:

«Дивлюся суевЂрію вашему. Оно в мірЂ найшло тое, чего никогда нигдЂ нЂт и не бывало. Кто вам насЂял сумазброд, будто в мірЂ есть какое-то солнце? Оное в собраніях ваших прославляется; началствует в дЂлах, печатлЂет концы, услаждает жизнь, оживляет тварь, просвЂщает тму, источает свЂт, обновляет время. Кое время? Одна есть только тма в мірЂ, так одно и время; а другому времени быть чепуха, вздор, небыль... Сія одна ваша дурость есть плодовитая мать и других дурачеств. ВездЂ у вас врут: свЂт, день, вЂк, луч, молнія, радуга, истина. А смЂшняе всего — почитаете хімеру, называемую око, будто оно зерцало міра, свЂта пріятелище, радости вмЂстилище, дверь истины... Вот варварство!

Любезные мои други! Не будьте подлы, скиньте ярем суевЂрія, не вЂрьте ничему, поколь не возьмете в кулак. ПовЂрьте мнЂ: не то жизнь, чтоб зрЂть, но то, чтоб щупать.

От 18 дня апр., 1774 года. Из преисподняго міра.

N. N».


Сіе писмо понравилося многим звЂрям и птицам, напримЂр, СовЂ, ДремлюгЂ, Сычу, Вдоду, Ястребу, Пугачу; кромЂ Орла и Сокола. А паче всЂх Нетопыр пловко шатался в сем высокородном догматЂ и, увидЂв Горличина и Голубинина сынов, старался их сею высокопарною філософіею ощасливить. Но Горличин сказал:

— Родители наши суть лучшіи тебе для нас учители. Они нас родили во тмЂ, но для свЂта.

А Голубчик отвЂщал:

— Не могу вЂрить обманщику. Ты мнЂ и прежде сказывал, что в мірЂ солнца нЂт. Но я, родившись в мрачных днях, в днеш-/165/ній воскресный день увидЂл рано восход прекраснЂйшаго всемирнаго ока. Да и смрад, от тебе и от Вдода исходящій, свидЂтелствует, что живет внутрь вас недобрый дух.

Сила. СвЂт и тма, тлЂніе и вЂчность, вЂра и нечестіе мір весь составляют и одно другому нужное. Кто тма, будь тмою, а сын свЂта, да будет свЂт. От плодов их познаете их.




20. ВЕЛБЛЮД И ОЛЕНЬ


Афріканскій Олень часто питается зміями. Сей, нажрався досыта оных и не терпя внутрь палящія ядом жажды, быстрЂе птиц в полудни пустился на источники водныя и на горы высокія. Тут увидЂл Велблюда, піющаго в поточкЂ мутную воду.

— Куда спЂшиш, господин Рогач? — отозвался Велблюд. — Напійся со мною в сем ручайкЂ.

Олень отвЂчал, что он мутной пить в сладость не может.

— То-то ваша братья чрезмЂрно нЂжны и замысловаты. А я нарочно смущаю: для мене мутна слаже.

— ВЂрю, — сказал Олень. — Но я родился пить самую прозрачнЂйшую из родника воду. Сей мене поточок доведет до самой своей головы. Оставайся, господин Горбач!

Сила. Бібліа есть источник. Народняя в ней історіа и плотскіи имена есть то грязь и мутная иль. Сей живыя воды фонтан подобен киту, испущающему выспрь из ноздрей сокровенную нетлЂнія воду, о коей писано: «Вода глубока — совЂт в сердцЂ мужа, рЂка же изскачущая — и источник жизни» (Притч. 18 и 20).

Кто Велблюд, тот возмущеніе потопных глаголов пьет, не достигая к той источничей главЂ: «Маслом главы моея не помаза». А Елень к чистой водЂ востекает с Давидом: «Кто напоит мя водою из рова, иже в ВифлеемЂ при вратЂх?» (2 Царств, 23 ст. 15). Слово, имя, знак, путь, слЂд, нога, копыто, термин есть-то тлЂнныи ворота, ведущіи к нетлЂнія источнику. Кто не раздЂляет словесных знаков на плоть и дух, сей не может различить между водою и водою красот небесных и росы. Взглянь на 33 гл., ст. 13 Вторазак.: «И есть скот нечистый, не раздвояющій копыто». А каков есть сам, такова ему и бібліа. О ней-то точно сказано: «С преподоб[ными] преподобен будеши...». Описатели звЂрей пишут, что Верблюд, пить приступая, всегда возмущает воду. Но Олень чистыя любитель.

Сія басня писана в свЂтлое воскресеніе пополудни, 1774, в Бабаях. /166/




21. КУКУШКА И КОСИК


Кукушка прилетЂла к черному Дроздику.

— Как тебЂ не скучно? — спрашует его. — Что ты дЂлаеш?

— Пою, — отвЂчает Дроздик, — видиш...

— Я и сама пою чаще тебе, да всіо, однак, скучно...

— Да ты ж, сударыня, только то одно и дЂлаеш, что подкинув в чужое гнЂздо твои яйца, с мЂста на мЂсто перелЂтывая, поіош, пьеш и Ђш. А я сам кормлю, берегу и учу свои дЂти, а свои труды облегчаю пЂніем *.

Сила. Премножайшіи, презрЂв сродную себЂ должность, одно поют, пьют и Ђдят. В сей праздности несносную и большую терпят скуку, нежели работающіи без ослабы. ПЂть, пить и Ђсть не есть дЂло, но главнаго нашего сроднаго дЂла один точію хвостик. А кто на то Ђст, пьет и поіот, чтоб охотнЂе послЂ раздоху взяться за должность, как за предлежащій путь свой, сему скуку прогнать не многова стоит; он каждый день и дЂлен и празден, и о нем-то пословица: «Доброму человЂку всякой день праздник». Должность наша есть источником увеселенія. А если кого своя должность не веселит, сей, конечно, не к ней сроден, ни друг ея вЂрный, но нЂчтось возлЂ нея любит, и, как не спокоен, так и не щаслив. Но ничто столько не сладко, как общая всЂм нам должность. Она есть исканіе царствія божія и есть глава, свЂт и соль каждой частной должности. Самая изрядная должность не веселит и без страха божія есть, как без главы, мертва, сколько бы она отправляющему ни была сродна. Страх господень возвеселит сердце. Оно, как только начнет возводить к нему мысли свои, вдруг оживляется, а бЂс скуки и унынія, как прах вЂтром возметаем, отбЂгает. ВсЂ мы не ко всему, а к сему всяк добрый человЂк родился. Щаслив, кто сопряг сродную себЂ частную должность с общею. Сія есть истинная жизнь. И теперь можно разумЂть слЂдующее Сократово слово: «Иныи на то живут, чтоб Ђсть и пить, а я пью и Ђм на то, чтоб жить».



* Примітка в рукопису: «Самое доброе дЂло есть скучным без ослабы, а одно только бездЂлья дЂлать во сто раз скучнЂе».





22. НАВОЗ И АЛМАЗ


Тот-то самой Навоз, в котором древле Езопов ПЂтух вырил драгоцЂнный камушок, дивился Алмазу и любопытно вопрошал:

— Скажи мнЂ, пожалуй, откуду войшла в тебе цЂна толь великая? И за что тебе люде столько почитают? Я одобряю нивы, сады, огороды, красы и ползы есмь податель, а при всем том ни десятой доли не имЂю чести в сравненіи твоей.

— И сам не знаю, — отвЂчает Алмаз. — Я та же, что и ты, есмь /167/ земля и гаразда хуже тебе. Она есть пережженная солнечным варом жужель. Но только в сухих моих водах благолЂпно изображается блистаніе солнечнаго свЂта, без котораго силы всЂ твои одобренія пусты, а произращенія мертвы, по старинной пословицЂ: «В полЂ пшеница годом родится, не нивою, ни навозом».

Сила. СвЂцкія книги, безспорно, всякой ползы и красы суть преисполненныя. Если бы они спросили біблію, для чего сами пред нею ни десятой доли чести и цЂны не имЂют, для чего ей созидаются олтари и храмы. «И сама не знаю, — отвЂчала бы она. — Я состою с тЂх же слов и рЂчей, что вы, да и гаразда с хуждших и варварских. Но в невкусных рЂчи моей водах, как в зерцалЂ, благолЂпно сіяет невидимое, но пресвЂтлЂйшее око божіе, без котораго вся ваша польза пуста, а краса мертва».

Конечно, сим-то древом жизни услаждается невкусных рЂчей ея горесть, когда обуялая вода ея претворяется в вино, веселящее сердце человЂку. А точно о ней одной сказует Соломон слЂдующее: «Превознеслася еси над всЂми. Ложнаго угожденія и суетныя доброты женскія нЂсть в тебЂ». Взглянь на конец притчей. Бог часто в бібліи означается годом, погодою, благоденствіем, напримЂр: «ЛЂто господне пріятно...». «Се нынЂ время богопріятно...» Прочти начало Соломон[ова] проповЂдника о времени. Время — римски tempus, оно значит не только движеніе в небесных кругах, но и мЂру движенія, называемую у древних греков ‛ρυθμός. Сіе слово значит то же, что такт; и сіе греческое ж от слова τάσσω (располагаю) происходит. Да и у нынЂшних музыкантов мЂра в движеніи пЂнія именуется темпо. Итак, темпо в движеніи планет, часовых машин и музыкалнаго пЂнія есть то же, что в красках рисунок. Тепер видно, что значит ‛ρυθμός и tempus. И премудро пословица говорит: «В полЂ пшеница годом родится...». Премудро и у римлян говаривали: «Annus producit, non ager» *. Рисунок и темпо есть невидимость. Басня наша да заключится сими Арістотеля о музыкЂ словами: „‛Ρυθμός δέ καίρομεν διά τό γνώριμον καί συντεταγμενον“ **. Кто сіе разжует, тот знает, что значит рифм. Сіе слово в Росіи во многих устах, но не во многих умах.



* Рік виробляє, не поле (лат.).

** У ритмі нам дає насолоду відомість і порядок (грецьке).





23. СОБАКИ И ВОЛК


У Тітира-пастуха жили Левкон и Фирідам, д†Собаки, в великой дружбЂ. Они прославилися у диких и домашних звЂрей. Волк, побужден их славою и сыскав случай, поручал себе в их дружбу. /168/

— Прошу меня жаловать и любить, государи мои, — говорил с придворною ужимкою Волк. — Вы меня высоколЂпно ощасливить в состояніи, если соизволите удостоить меня мЂста быть третим вашим другом, чего лестно ожидаю.

Потом насказал им о славных и богатых предках своих, о модных науках, в коих воспытан тщаніем отцовским.

— Если ж, — примолвил Волк, — фаміліею и науками хвалиться у разумных сердец почитается за дурость, то имЂю лучшія мЂры для приведенія себя в вашу любовь. Я становитостью с обЂми вами сходен, а голосом и волосом с господином Фирідамом. Самая древнЂйшая пословица: «Simile ducit deus ad simile» *. В одном только не таюся, что у меня лисей хвост, а волчей взор.

Левкон отвЂчал, что Тітир на их совсЂм не похож, однак есть третим для них другом, что он без Фирідама ничего дЂлать не начинает. Тогда Фирідам сказал так:

— Голосом и волосом ты нам подобен, но сердце твое далече отстоит. Мы бережем овцы, довольны волною и молоком, а вы кожу сдыраете, снЂдающе их вмЂсто хлЂба. Паче же не нравится нам зерцало твоея душы, лукавый взор твой, косо на близ тебе ходящаго барашка поглядывающій.

Сила. И фаміліа, и богатство, и чин, и родство, и тЂлесныи дарованія, и науки — не сильны утвердить дружбу. Но сердце, в мыслях согласное, и одинакая честность человЂколюбныя душы в двоих или троих тЂлах живущая, сія есть истинная любов и единство, о коем взглянь 4 гл., ст. 32 в «ДЂяніях», и о коем Павел: «НЂсть іудей, ни еллин... Вси бо вы едино есте о ХристЂ ІисусЂ» (К галат, 3),



* Бог веде подібне до подібного (лат.).





24. КРОТ И ЛИНКС


По сказкам, звЂр Линкс имЂет столь острый взор, что на нЂсколько аршин землю прозирает. Сей, в землЂ увидЂв Крота, начал смЂятся слЂпотЂ его.

— Если бы ты, негодная тваришка, имЂл моей прозорливости сотую долю, ты бы мог проникнуть сквозь самой центр земли. А теперь всіо щупаеш, слЂп, как безлунная полночь...

— Пожалуй, перестань фастать, — отвЂчал Крот. — Взор тебЂ острый, но ум весьма слЂп. Если тебЂ дано, чего я лишен, и я ж имЂю, чего у тебе нЂт. Когда помышляеш о остром твоем взорЂ, тогда не забывай и остраго моего слуха. Давно бы имЂл, если бы для мене нужны были очи. ВЂчная правда блаженныя натуры никого не обижает. Она, равное во всем неравенство дЂлая, в остротЂ моего слуха вмЂстила чувство очей.

 /169/

Сила. Глупость в изобиліи гордится и ругается, а в скудости осЂдает и отчаевается. Она в обоих долях нещасна. Там бЂсится, как в сумозбродной горячкЂ, а тут с ног валится, как стерво. Сія вся язва родится оттуду, что не научилися царствію божію и правдЂ его, а думают, что в мірЂ все дЂлается на удачу, так, как в беззаконном владЂніи. Но распростри, о бЂдная тварь, очи твои и увидиш, что все дЂлается по самой точной правдЂ и равенству, а сим вспокоишся. Если в богатст†есть, чего в нищетЂ нЂт, справся — и сыщеш в нищетЂ, чего в богатст†нЂт. В которой земли менЂе родится плодов, там в награду здоровость воздуха. ГдЂ менЂе клюквы и черницы, там менЂе скорбутной болЂзни; менЂе врачей — менЂе больных; менЂе золота — менЂе надобностей; менЂе ремесл — менЂе мотов; менЂе наук — менЂе дураков; менЂе прав — менЂе беззаконников; менЂе оружія — менЂе войны; менЂе поваров — менЂе испорченнаго вкуса; менЂе чести — менЂе страха; менЂе сластей — менЂе грусти; менЂе славы — менЂе безславія; менЂе другов — менЂе врагов; менЂе здоровья — менЂе страстей. ВЂк и вЂк, страна и страна, народ и народ, город и село, юность и старость, болЂзнь и здоров’я, смерть и жизнь, ночь и день, зима и лЂто — каждая стать, пол и возраст и всякая тварь имЂет собственныи свои выгоды. Но слЂпая глупость и глупое невЂріе сего не разумЂет, одно только худое во всем видит, подобна цылюрнычим пявкам, негодную кровь высосающим. Для сего вЂк над вЂк возносит, народ вышше народа, недовольна своею ни статью, ни страною, ни возрастом, ни сродностью, ни участью, ни болЂзнію, ни здоровьям, ни смертію, ни жизнію, ни старостію, ни юностью, ни лЂтом, ни зимою, ни ночью, ни днем, и при удачЂ то восходит до небес, то низходит отчаяніем до бездн, лишенна как свЂта и духа вЂры, так и сладчайшаго мира с равнодушіем, и жжется собственным своих печалей пламекем, дабы исполнилось на ней: «А не вЂруяй уже осужден есть». Все же есть благое, кромЂ не видЂть царствія божія и правды его, кромЂ болЂть душею и мучитись из роптанія неудовольствіем: сіе одно есть злое. Сія есть гордость сатанинская, возсЂсти на престолЂ вышняго покущающаяся. Сей есть точный центр ада и отец страстей. «И не даде Іов безумія богу. Благословлю господа на всякое время...». Сей есть свЂт истинны и вЂдЂнія божія. Посему и священники именуются, сердца, в невЂріи сидящіи, божіим свЂтом озаряя. «Вы есте свЂт міру. Коль красны ноги благовЂствующих мир... Святи их во истину твою...».




25. ЛЕВ И ОБЕЗЬЯНЫ


Лев спит навзничь, а спящій весьма схож на мертваго. Толпа разнаго рода Обезьян, почитая его в мертвых, приближився к нему, начали прыгать и ругаться, забыв страх и почтеніе к царю своему. А как пришло время востанія от сна, подвигнулся Лев. /170/ Тогда Обезьяны, одним путем к нему пришедшіи, седмицею путей разсыпалися. Старшая с них, пришед в себе, сказала:

— Наши и предки ненавидЂли Льва, но Лев и нынЂ Львом и во вЂки вЂков.

Сила. Лев есть образ бібліи, на которую востают и ругаются ідолопоклонничьи мудрецы. Они думают, что она мертва и говорит о мертвости стіхійной, не помышляя о том, что в тлЂнных ея образах сокрывается живот вЂчный и что все сіе востает и возносится к тому: «Бог наш на небеси и на земли...». И, не разумЂя, что исходы ея суть исходы живота, ругаются, слыша сіе: «Горняя мудрствуйте... НЂсть здЂ...» *. А как только блеснул свЂт востанія ея, тогда исполняется на них: «Расточатся врази его». Вот для чего Василій Великій говорит о евангеліи, что оно есть вокресеніе мертвых.

Іуда, сын Іаковль, вмЂсто льва, образом невидимаго царя и бога лежит, и посему-то написано: «Возлег почи, аки лев. Кто воздв[игнет] его?». Лежит львица и царица наша, чистая дЂва бібліа, и о ней-то жизнь и воскресеніе наше Христос сказует: «Не умре дЂвица, но спит...».

Блажен не смЂжающій очей пред блестаніем ея! Сей да поет с Давидом: «Коль возлюбленна селенія твоя... Коль красны домы твои, Іакове...».

ЗвЂрей описатели пишут, что лев, родившися, лежит мертв, поколь ужасным рыком возбудит его отец его, а сіе дЂлает в третій день. Возможно ль найти благолЂпнЂйшій для божественныя книги образ?



* Примітка в рукопису: «Сіе Хамово племя смЂется наготЂ отчей».





26. ЩУКА И РАК


Щука, напав на сладкую ядь, жадно проглотила. Но вдруг почувствовала сокровенную в сладости удку, увязшую во внутреностех своих. Рак сіе издали примЂтил и на утрешній день, увидЂв Щуку, спросил:

— Зачемь вы, сударыня, не веселы? ГдЂ дЂвался ваш кураж?

— Не знаю, брат, что-то грусно. Думается для увеселенія поплысть из Кременчука в Дунай. ДнЂпр наскучил.

— А я знаю вашей грусти родник, — сказал Рак. — Вы проглотили удку. Геперь вам не пособит ни быстрый Дунай, ни плодоносный Ніл, ни веселовидный Меандр, ни золотые крилца.

Сила. Рак точную правду сказует. Без бога и за морем худо. А мудрому человЂку весь мір есть отечеством. ВездЂ ему и всегда добро. Он добро не собирает по мЂстам, но внутрь себе носит оное. /171/ Оно ему солнцем во всЂх временах, а сокровищем во всЂх сторонах. Не его мЂсто, но он посвящает мЂсто, не изгнанник, но странник, и не отечество оставляет, а отечество перемЂняет; в коей земли пришлец, тоей земли и сын, имЂя внутрь себе народное право, о коем Павел: «Закон духовен есть».

Страх господень — источник мудрости, и веселія, и долгоденствія. А невЂріе есть сладчайшая ядь, сокрывающая горчайшій яд. Трудно сей яд примЂтить. Трудно проникнуть беззаконіе. «ГрЂхопаденіе кто разумЂет?». Тот, кто проникнул страх божій. Корень его горкій, но плоды сладчайшіе. А беззаконіе есть удка, сладостью обвитая, уязвляющая душу.

Честолюбіе ли тебе вадит ко грЂху? Оно есть сладость, обвившая удку. Плотская ли сласть плЂнила? Проглотил ты удку. За сребром ли погнался и впал в неправду? ПлЂнен ты удкою. Зависть ля, месть, гнЂв или отчаянность увязла в душЂ твоей? Проглотил ты удку, о коей Павел: «Жало же смерти — грЂх». Безбожіе ли вселилося в сердцЂ твоем? Проглотил ты удку, о коей Исаіа: «НЂсть радоватися нечестивым. Рече безумен в сердцЂ своем: нЂсть бог...». Вражда ли с богом воцарилася внутрь тебе? Пожер ты удку, о коей Моисей: «Проклят ты во градЂ, проклят ты на селЂ...». Мучит душу твою страх смерти плотской? Увязла в ней удка, о коей Исаіа: «Беззаконныи взволнуются и почити не возмогут». ГрЂх значит жить по закону плотских удав и страстей наших, воюющих противу закону ума нашего. Таков гдЂ сокрыется? Кое мЂсто увеселит его? Кая прибель раскуражит сердце его? В душЂ своей и в сердцЂ своем вездЂ и всегда носит нещастіе. Взглянь и послушай нещаснаго раба! «Еже бо хотЂти, прилЂжит мнЂ, а еже дЂлати, не обрЂтаю...».

Вот истинная плЂнь! «Всяк согрЂшаяй раб есть грЂху».




27. ПЧЕЛА И ШЕРШЕНЬ


— Скажи мнЂ, Пчела, для чего ты столь глупа? Знаеш, что трудов твоих плоды не столько для тебе самой, сколько для людей полезны, но тебЂ часто и вредят, принося вмЂсто награжденія смерть, однак не престаете дурачитись в собираніи меда. Много у вас голов, но безмозгіе. Видно, что вы без толку влюбилися в мед.

— Ты высокій дурак, господин совЂтник, — отвЂчала Пчела. — Мед любит Ђсть и МедвЂдь, а Шершень тоже лукаво достает. И мы бы могли воровски добывать, как иногда наша братья и дЂлает, если бы мы только Ђсть любили. Но нам несравненно большая забава собирать мед, нежели кушать. К сему мы рождены и не престанем, поколь умрем. А без сего жить и в изобиліи меда есть для нас одна лютЂйшая смерть. /172/

Сила. Шершень есть образ людей, живущих хищеніем чуждаго и рожденных на то одно, чтоб Ђсть, пить и протч. А Пчела есть герб мудраго человЂка, в сродном дЂлЂ трудящагося. Многіи Шершни без толку говорят: для чего сей, напримЂр, студент научился, а ничего не имЂет? На что-де учитись, если не имЂть изобилія?.. Не разсуждая слов Сірах[а]: «Веселіе сердца — живот человЂку» и не разумЂя, что сродное дЂло есть для него сладчайшее пиршество. Взгляньте на правленіе блаженныя натуры и научитеся.

Спросите вашу борзую собаку, когда она веселЂе? — Тогда, — отвЂчает вам, — когда гоню зайца. Когда вкуснЂе заец? — — Тогда, — отвЂчает охотник, — когда ганяю. Взгляньте на сидящаго пред вами кота. Когда он куражнЂе? Тогда, когда цЂлу ночь бродит или сидит возлЂ норохи, хотя, уловивши, и не Ђст мыши. Запри в изобиліи пчелу, не умрет ли с тоски в то время, когда можно ей лЂтать по цвЂтоносным лугам?

Что горестнЂе, как плавать в изобиліи и смертно мучитись без сроднаго дЂла? НЂт мучительнЂе, как боліть мыслями, а болят мысли, лишаясь сроднаго дЂла. И нЂт радостнЂе, как жить по натурЂ. Сладок здЂсь труд тЂлесный, терпЂнье тЂла и самая смерть его тогда, когда душа, владычица его, сродным услаждается дЂлом. Или так жить, или должно умрЂть. Старик Катон чем мудр и щаслив? Не изобиліем, ни чином, — тЂм, что послЂдует натурЂ, как видно в Ціцероновой книжечкЂ «О старости». Сія одна есть премилосердная мати и премудрая путеводителница. Сія преблагая домостроителница несытому дарует много, а мало дает довольному малым.

Но раскусить же должно, что значит жить по натурЂ. Не закон скотских удов и похотей наших, но значит блаженное оное естество, называемое у богословов трисолнечное, всякой твари свою для нея часть и сродность вЂчно предписующее. О сем-то естест†сказал древній Епікур слЂдующее: «Благодареніе блаженной натурЂ за то, что нужное здЂлала нетрудным, а трудное ненужным».

А понеже в богЂ нЂсть мужскій пол ни женскій, но все в нем и он во всем, для того сказует Павел: «Иже есть всяческая во всем...».




28. ОЛЕНИЦА И КАБАН


В полских и венгерских горах Оленица, увидЂв домашняго Кабана:

— Желаю здравствовать, господин Кабан, — стала витатся, — радуюся, что вас...

— Что ж ты, негодная подлость, столько неучтива?! — вскричал, надувшись, Кабан. — Почему ты меня называеш Кабаном? Раз†не знаеш, что я пожалован Бараном? В сем имЂю патент, /173/ и что род мой происходит от самых благородных Бобров, а вмЂсто епанчи для характера ношу в публикЂ содраную с Овцы кожу.

— Прошу простить, ваше благородіе, — сказала Оленица, — я не знала! Мы, простыи, судим не по убору и словам, но по дЂлам. Вы так же, как прежде, роете землю и ламаете плетень. Дай бог вам быть и Конем!

Сила. Не можно довольно надивится глупцам, пренебрегшим и поправшим премного честнЂйшій и безцЂнный добродЂтели бысер на то одно, чтоб продратся в чин, совсЂм ему несродный. Кой им змій в ухо нашептал, что имя и одежда преобразит их в бытіе, а не жизнь честная, достойная чина? Вот точныи Граки Езоповы, одЂвающіеся в чужое перья! Из таковых сошитое жителство подобное судну, в котором Ђхали морем одЂтыи по человЂчому Обезьяны, а ни одна править не умЂла. Если кто просвЂщенное око имЂет, коликое множество видит сих Ослов, одЂтых в львиную кожу! А на что одЂты? На то, чтоб волнЂе могли жить по рабским своим прихотям, безпокоить людей и проламываться сквозь законов гражданских заборы. А никто из достойных чести на неучтивость скорЂе не сердится, как сіи Обезьяны с Ослами и Кабанами. Древняя еллинская пословица: «Обезьяна обезьяною и в золотом характерЂ».

Вспоминает и Соломон о свиньи с золотым в ноздрях ея колцом (Прит., гл. 11, стих 22). Знаю, что точно он сіе говорит о тлЂнных и бренных фігурах, в коих погрязло и сокрылося колцо вЂчнаго царствія божія, а только говорю, что можно приточить и к тЂм, от коих оное взято для особливаго образованія в біблію. Добросердечныи и прозорливыи люде разными фігурами изображали дурную душу сих на одно только зло живых и движимых чучелов. Есть и в Малороссіи пословица: «Далеко свинья от коня».




29. СТАРУХА И ГОРШЕЧНИК


Старуха 1 покупала горшки. Амуры молодых лЂт еще и тогда ей отрыгалися.

— А что за сей хорошенькій?

— За того возму хоть 3 полушки, — отвЂчал Горшечник.

— А за того гнусного (вот он!) конечно полушка?..

— За того ниже двох копЂек не возму...

— Что за чудо?

— У нас, бабко, — сказал майстер, — не глазами выбирают. Мы испытуем, чисто ли звонит.

Баба, хотя была не подлаго вкуса, однак не могла 3 больше говорить 2, а только сказала, что 3 и сама она 3 давно сіе знала, да вздумать не могла. /174/

Сила. Конечно, сія премудрая Ева есть прабабою всЂм тЂм вострякам, которыи человЂка цЂнят по одеждЂ, по тЂлу, по деньгам, по углам, по имени, не по его житія плодам. Сіи правнуки, имЂя тот же вкус, совершенно доказуют, что они суть плод от сей райской яблони. Чистое и, как римляне говорили, candidum — бЂлое, и независтное сердце, милосердное, терпЂливое, куражное, прозорливое, воздержное, мирное, вЂрующее в бога и уповающее на него во всем, — вот чистый звон и честная душы нашей цЂна! Воспоминает и сосуд избранный Павел о сосудах честных и безчестных (2 к Тимоф., гл. 2, ст. 20 и К Рим. 9, ст. 21). «Утроба буяго, яко сосуд сокрушен, и всякаго разума не удержит» (Сірах, 21, ст. 17).

ИзвЂстно, что в царских домах находятся фарфорные, сребряные и золотые урыналы, от которых, конечно, честнЂе глиняная и деревяная посуда, пищею наполняемая, так как ветхій селскій храм божій почтеннЂе господскаго бархатом украшеннаго афедрона. Изрядная великороссійская пословица сія: «Не красна изба углами, красна пирогами».

Довелось мнЂ в Харько†между премудрыми емблематами на стЂнЂ залы видЂть слЂдующій: написан схожій на черепаху гад с долговатым хвостом; средЂ черепа сіяет болшая золотая звЂзда, украшая оной. Посему он у римлян назывался stellio, а звезда — stella. Ho под ним толк подписан слЂдующій: Sub luce lues, сирЂчь: «под сіяніем язва». Сюда принадлежит пословица, находящаясь в евангеліи: «Гробы повапленныи».




30. СОЛОВЕЙ, ЖАВОРОНОК И ДРОЗД


СредЂ высокой степи стоял сад — жилище Соловьев и Дроздов. Жаворонок, прилетЂв к Соловью:

— Здраствуй, господин ПЂвчей, — сказал ему.

— Здраствуй и ты, господин Соловей, — отвечал ему ПЂвчій.

— Для чего ты мене твоим именем называеш? — спросил Жаворонок.

— А ты для чего мене называеш ПЂвчим?..

Жаворонок: Я тебе не без причины назвал ПЂвчим. Твое имя у древних еллинов было ’αηδών, сирЂчь ПЂвчій, а ’ωδή — пЂсня.

Сол[овей]: А твое имя у древних римлян было alauda, сирЂчь СлавЂй, а славлю — laudo.

Жав[оронок]: Если так, теперь начинаю тебе больше любить и прилетЂл просить твоей дружбы.

Сол[овей]: О простак! Можно ли выпросить дружбу? На-/175/добно родится к ней *. Я часто пою сію мою пЂсеньку, научен

от отца моего: «Ομοιον πρός ‛όμοιον ’άγει θεός», **

Жав[оронок]: И мой батько сію пЂсеньку спЂвает. Я ж тебЂ как в протчем, так и в сем подобен, что ты поеш Христа, всея твари господа, а я его ж славлю и в сем вся наша забава.

Сол[овей]: Хорошо, я совершенный твой друг, если в саду жить станеш.

Жав[оронок]: А я искренный твой любитель, если в степи жить станеш.

Сол[овей]: Ах! Не волоки мене в степь. Степь мнЂ смерть. Как ты в ней живеш?

Жав[оронок]: Ах! Не волоки ж мене в сад. Сад мнЂ смерть. Как ты в нем живеш?

— Полно вам, братія, дурачится, — молвил, недалече сидя, Дрозд. — Вижу, вы рожденны к дружбЂ, но не смылите любить. Не ищи тое, что тебЂ нравно, но то, что другу полезно, тогда и я готов быть третьим вашим другом.

Потом, всяк своим пЂніем заспЂвав, утвердили в бозЂ вЂчную дружбу.



* Примітка в рукопису: «Один бог есть сЂятель дружбы».

** Примітка в рукопис у: «СирЂчь, подобнаго до подобн[аго] ведет бог».

*** Примітка в рукопису: «Разносность или противострастіе».

**** Примітка в рукопису: «Равносность или сострастіе».



Сила. Сими тремя птичками образуется добрая дружба. Дружбы нелзя выпросить, ни купить, ни силою вырвать. Любим тЂх, коих любить родились так, как ядим то, что по природЂ, а у бога для всякаго дыханія всяка пища добра, но не всЂм. И как нелзя коня с медведем, а собаку с волком припрягти к коляскЂ, так не можно, чтоб не оторвалось ветхое сукно, пришитое к свЂжому, а гнилая доска, приклеена к новой. Равное ж несогласіе есть между двома разстоящих природ человЂками, а самая вящшая несродность между злым и добрым сердцем. Жаворонок с Дроздом и Соловьем дружить может, а с Ястребом, Нетопырем не может. Если Бог раздЂлил, тогда кто совокупит? Премудрая и предревняя есть сія пословица: «Ομοιον πρός ‛όμοιον ’άγει θεός» — «Similem ad similem ducit deus». — «Подобнаго до подобнаго ведет бог». Одна только несносность Жаворонку жить в саду так, как Соловью в степи. Сіе у еллин именовалось ’αντιπαθ[εια] ***. А в протчем во всем между ими равная сносность — συμπάθεια ****. Не должно же друга нудить к тому, что тебе веселит, а его мучит. Многіи помянутой пословицЂ противурЂчат: должно-де и врагов любить. Безспорно, но дружба так, как милостыня: многіи степени окружают центр престола ея. ВсЂм доброжелателем быть можеш, но не неперстником. Иначе благодЂтелствуем домашним и сродственникам, иначе прихожим и странным. Бог всЂм благодЂтель, но не для всЂх сіе его слово: «ОбрЂтох /176/ Давіда, мужа по сердцу моему», а только для тЂх, кои, сердце свое в божественную совсЂм преобразив волю, о всем благодаряще вЂруют, надЂются, люблят его и слышат: «Вы друзи мои есте...» (15, Іоан. ев.).

Щаслив, кто хоть одну только тЂнь доброй дружбы нажить удостоился. НЂт ничего дороже, слаже я полезнЂе ея. Великая Русь просвЂщенно поговаривает: «В полЂ пшеница годом родится, а доброй человЂк всегда пригодится». «ГдЂ был?» — «У друга». — «Что пил?» — «Воду. Лучше непріятелскаго міоду». Носится и в Малороссіи пословица: «Не имЂй ста рублей, как одного друга». Но не достоин дружнія любви превозносящій что-либо вышше дружбы и не положившій оную остатним краем и пристанищем всЂх своих дЂл и желаній. Соловей преславное свое имя уступает самовольно другу. Сладка вода с другом, славна с ним и безименность. Катон сказал: «Пропал тот день, что без ползы пройшол». Но Траян (чуть ли не Тіт) яснЂе: «О други! Погиб мой день — никому я не услужил».

Всякой власти, знанію, чину, статью, ремеслу, наукам начало и конец — дружба: основаніе, союз и вЂнец обществу. Она создала небо и землю, сохраняя мір міров в красотЂ, чинЂ и мирЂ. «Бог любви есть...».

А кто плЂнился ею, тот вышшій законов гражданских, самим управляется богом. «Всяк, иже в нем пребывает, не согрЂшает...» (I. Іоан., гл. 3, ст. 7). «Праведнику закон не положен, но беззаконным...» (I к Тімоф., гл. I, ст. 9).

Не надобно приводить трубами воду туда, гдЂ отрыгает чистЂйшее питіе сам источтник — всЂх поточков отец и глава. «Своему господеви стоит или падает...» (К римл., 14).

К сей гла†нас возводить есть должность богословіи, одной из троих главнЂйших наук, содержащих в благоденствіи жителство. Сих одних учители именуются в ЕвропЂ doctores. Единственным их предметом есть человЂк. Медіціна врачует тЂло; юріспруденціа страхом приводит каждаго к должности, а богословія из рабов дЂлает сынами и другами божіими, вливая в сердце их охоту, свободную к тому, к чему гражданскіе законы силою волокут. «Уже нЂси раб, но сын..» (к галат, 4). Чемь множае таковых в жителствЂ, тЂм оно щасливЂе, и не напрасно есть пословица: «Доброе братство лучше богатства».

А что сказано о дружбЂ, тое ж разумЂется и о статьи. Как к той, так и к сему вожд вЂрный есть природа; щаслив же послЂдуяй ему. Впротчем как помянутыи птички образуют вЂрнаго, избраннаго по природЂ, сирЂчь, по бозЂ, друга, так друг есть фігурою и образом священныя бібліи. Взглянь на гл. 6, ст. 14, Сірах[а]. Читай их подалЂе и понимай, что Христос есть всЂх тЂх слов цЂль. Он есть премудрость божія, глаголющая к нам: «Вы друзи мои есте... Се мати моя и братія...» (Марк, гл. 3).

А как творящіи волю божію суть мати и братія Хри-/177/стовы, так взаимно им бібліа. Взглянь на конец 14 гл. и на начало 15 Cipax[a]. Точно о бібліи рЂчь: «Срящет его, яко мати...».

Скажи мнЂ, что есть друг? Слуга и доброжелатель. Кая ж лучшая услуга, как привесть к вЂдЂнію божію? Все есть ложь, сирЂчь непостоянное и нетвердое, кромЂ бога. Но бібліа учит о бозЂ: «Аз на сіе родихся... да свидетелствую истину» (гл. 18). «Слово твое истина есть» (гл. 17, Іоан.). Вся наша жизнь в руцЂ божіей; сіе значит, врожденное нам предписаніе пищи, статья, дружбы... Самое маленькое дЂло без его руководства есть неудачное. «Без мене не можете...» Кто знает бога, тот знает план и путь житія своего. Что есть житіе? Есть всЂх дЂл и движеній твоих сноп. Видиш, что познавшій бога все свое разумЂет. Вот для чего сказано: «Друг вЂрен, кров (покров) крЂпок...».

Ничего нас бібліа не учит, кромЂ богознанія, но сим самим всего учит. И как имЂющій очи все видит, так чувствующій бога все разумЂет и все имЂет — все, что для себе. А если черепаха крил не имЂет, кая нужда? Они для птицы нужны. Не в том совершенная премудрость, чтоб весь мір перезнать. Кто может сіе? А невозможное и ненужное есть то же. Но если все знаеш, что для тебе надобное, сіе значит совершенную мудрость. ПересмотрЂв всЂ планеты и приобрЂв всЂ міры, не имЂя и не зная тое, что для тебе, и скуден, и не знаток, и не весел еси, так как перевЂдав всЂ дороги, но не увЂдав твою, ничево и не знаеш, и не имЂеш, и не куражен. Да и как быть можеш куражен, лишен для тебе нужнаго? Как имЂть станеш, не сыскав? А как сыщеш, не узнав? Как же узнаеш, лишен сладчайшаго и всевожделЂннЂйшаго твоего руководителя — свЂта божія? Старинная пословица: «Охота пуще неволи». Злая охота побуждает злодЂя к ужасным предпріятіям. Но не менЂе силна и святая охота. Охота, любов, огнь, свЂт, пламень, ражженіе есть то же. «Бог любви есть...»

Сія распалила и устремила апостолскіи, пророческіи и мученическіи сердца на лютыи страданія, а пустынников и постников к горчайшим подвигам ражжегла и оживляла их. О сем просвЂщающем и распаляющем, но не опаляющем огнЂ Соломон в ПЂсн[Ђ] ПЂсн[ей]:


КрЂпка, яко смерть, любы,

Жестока, яко ад, ревность,

Крила ея — крила огня,

Угліе огненно — пламы ея

(гл. 8).


Сей божественный кураж просвЂщал тму их, согрЂвал отчаяніе, прохлаждал зной, услаждал горести, а без сего всякое щастіе есть нещасное. Итак, бібліа есть наш верховнЂйшій друг /178/ и ближній, приводи нас к тому, что есть единое дражайшее и любезнЂйшее. Она есть для нас предками нашими оставленный завЂт, хранящій сокровище боговЂдЂнія. БоговЂдЂніе, вЂра, страх божій, премудрость есть то же. Сія одна есть истинная премудрость. Сія други божія и пророки устрояет (Премудр. Соломон, 4-й).

«Сію возлюбих и поисках от юности моея». «Сія благолЂпнЂе солнца». «Проницающая, аки утро, добра, яко луна, избранна, яко солнце». «Труды ея суть добродЂтели; цЂломудрію бо и разуму учит, правдЂ и мужеству, их же потребнЂе ничто же есть в житім человЂком» (ПЂсн. ПЂсн. и Премудр. Соломон., гл. 7 и гл. 8).







Див. також:
Григорій Сковорода. Повне зібрання творів.












Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчанин, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



 


Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.

Iзборник. Історія України IX-XVIII ст.