Попередня     Головна     Наступна





ДІАРІУШЪ ИЛИ ЖУРНАЛЪ

ТО ЕСТЬ СЛУЧАЮЩИХСЯ ПРИ ДВОРЂ ЯСНЕВЕЛЬМОЖНОГО, ЕГО МИЛОСТИ, ПАНА ІОАННА СКОРОПАДСКОГО, ВОЙСКЪ, ВСЕПРЕСВЂТЛЂЙШОГО ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, ЗАПОРОЖСКИХЪ ОБОИХЪ СТОРОНЪ ДНЂПРА ГЕТМАНА, ОККАЗІЙ И ЦЕРЕМОНІЙ, ТАКО ЖЪ И ВЪ КАНЦЕЛЯРІИ ВОЙСКОВОЙ ОТПРАВУЕМЫХЪ ДЂЛЪ, НАЧЕНШИЙСЯ 1722 ГОДУ, И ОКОНЧЕННЫЙ ВЪ ТОМЪ ЖЕ ГОДУ, ПО ПРЕСТАВЛЕНІИ И ПОГРЕБЕНІИ ПОМЯНУТОГО ЖЪ ГЕТМАНА ЯСНЕВЕЛЬМОЖНОГО ІОАННА СКОРОПАДСКОГО, ВЪ МЂСЯЦЂ ІЮЛЂ, ВОЙСКОВОЙ КАНЦЕЛЯРІИ СТАРШИМЪ КАНЦЕЛЯРИСТОМЪ, НИКОЛАЕМ ХАНЕНКОМЪ.



МОСКВА.

Въ Университетской Типографіи.

1858.








Изъ 1-й книги «Чтеній въ Императоскомъ Общест†исторіи и древностей Россійскихъ при Московскомъ УниверситетЂ


Печатать позволяется,

съ тЂмъ, чтобы, по отпечатаніи, представлено было въ Цензурный Комитетъ узаконенное число экземпляровъ. Москва. 7-го мая, 1858 года.

Цензоръ Н. Фонъ-Крузе.








О. БОДЯНСКІЙ

ИСТОРИЧЕСКОЕ СВЂДЂНІЕ О ГЕНЕРАЛЬНОМЪ ХОРУЖЕМЪ, ХАНЕНКЂ.



Сочинитель предлагаемаго «Діаріуша или Журнала, то есть, Повседневной Записки» случившемуся во время пребыванія Малороссійскаго гетьмана, Ивана Ильича Скоропадскаго, въ МосквЂ, при ДворЂ, со дня прибытія его въ генварЂ по день смерти въ іюлЂ, генеральный хоружій, Николай Даниловичъ Ханенко, принадлежитъ къ замЂчательнЂйшимъ мужамъ Малороссіи первой половины прошедшаго столЂтія, какъ по мЂсту, имъ занимаемому, которое считается, въ нисходящемъ порядкЂ, 6-мъ послЂ гетьманскаго, такъ равно по образованію и участію, какое принималъ онъ въ происходившемъ въ то время на его родинЂ, Сверхъ того онъ принадлежалъ и къ роду, памятному многимъ по многому. Именно, родоначальникомъ его, по свЂдЂніямъ, сохранившимся въ потомкахъ этого рода, считается Стефанъ Ханенко, Запорожецъ, который жилъ въ началЂ XVII столЂтія. Однажды, разбивши гдЂ-то Крымцевъ, онъ завладЂлъ многочисленной добычей , въ томъ числЂ и старостянкой (дочерью старосты) Луковской или Лукомской, вступившей, изъ благодарности за то, съ нимъ въ бракъ. Отъ этого брака родились ему три сына: Михаилъ, Сергій и Лаврентій.

Изъ нихъ Михаилъ въ первый разъ является въ ту пору , когда Юрій Хмельницкій подъ Чудновымъ, будучи обиженъ бояриномъ Шереметевымъ, вождемъ царя АлексЂя Михайловича, и не получивъ удовлетворенія за то у послЂдняго , перешелъ къ Полякамъ на основаніи Гадяцкихъ условій и обязался помогать имъ удалить Русскихъ изъ /II/ Украины. Въ числЂ скрЂплявшихъ договоръ этоть со стороны Юрія находился и Ханенко, подписавшись на немъ третьимъ послЂ Петра Дорошенка и Ивана Кравченка (въ окт. 1660 г.). Спустя три года (въ ноябрЂ, 1663), онъ устрояетъ мостъ черезъ ДнЂпръ на 17 большихъ судахъ или байдакахъ подъ Ржищевымъ, повыше Переяславля, по которому переправляется все Польское войско подъ начальствомъ самого короля. ПослЂ казни Выговскаго, поднявшей Малороссію противъ Поляковъ, которымъ онъ предалъ ее и тоторая, однакоже , презирая его, не меньше презирала и нечестный поступокъ ихъ съ нимъ , Чернецкій принужденъ былъ перебраться обратно съ лЂваго берега ДнЂпра на правый и, не имЂя возможности устоять , созвалъ совЂтъ , чтобы узнать отъ другихъ, что предпринять въ такомъ затруднительномъ положеніи, тЂмъ болЂе, что король поспЂшно отступилъ; въ БЂлоруссію послЂ неудачь, постигшихъ его, а оттуда удалился въ Варшаву. Между присутствующими тутъ оть Козацкихъ старшинъ, державшихся Поляковъ, находились полковники: Гуляницкій, ЛЂсницкій и Ханенко (1664). Черезъ три года (въ генварЂ 1667) Дорошенко сдЂлался гетьманомъ, но, разстроившись съ царемъ и королемъ за Андрусовскій миръ , склонилъ султана принять участіе въ судьбЂ народа , раздЂленнаго между двумя сосЂдями. Пока переговоры шли въ ЦарьградЂ о вмЂшателъст†, гетьманъ, столько ревновавшій по благу своей родины, чуть было не попалъ въ полонъ, будучи окруженъ противными ему Запорожцами подъ начальствомъ Суховія, реестровыми козаками и Татарами; только подоспЂвшій во время Турецкій чаушъ спасъ его, приказавъ, именемъ падишаха, удалиться Крымцамъ. Тогда Суховій пошелъ въ Умань, гдЂ сдалъ свое гетьманское достоинство (въ которое былъ избранъ Запорожцами, вопреки Дорошенку, выбранному въ гетьманы старыми козаками) Ханенку , тамошнему полковнику, послЂ чего оба они отправились въ степь, въ намЂреніи соединиться уже съ БЂлогородскою Ордою. Дорошенко погнался за ними, но, окруженный при Желтыхъ Водахъ, непремЂнно погибъ бы, если бы тоже не нечаянный случай: СЂрко, кошевой Запорожскій , негодуя на то, что въ СЂчЂ завелись уже гетьманы, напалъ, съ своей стороны, на Суховія и Ханенка и, такимъ образомъ, заставилъ ихъ оставить его (1669).

Видя согласное дЂйствіе царя и короля на этоть разъ, Ханенко и самъ отправляетъ въ Москву своихъ пословъ, полковника Обиду , съ извиненіемъ въ умерщвленіи въ СЂчи стольника Лодыженскаго съ бывшими при немъ, предлагаеть вЂрную впередъ службу и проситъ прислать ему на оборону отъ непріятелей оружіе и войсковые припасы, что все и получаетъ, по заступленію ближнихъ бояръ и патріярха; при семъ /III/ напомнили ему, чтобы онъ называлъ (за одно съ Поляками) новопоставленнаго гетьмана лЂваго берега Украины, МногогрЂшнаго (1668 г.) Запорожскимъ гетьманомъ, а не СЂвернымъ или СЂверскимъ (см. грам. къ нему отъ 28 іюля, 1670, въ «Источникахъ Малороссійской исторіи», части 1-й, № 53, стр. 230 и слЂд.). Теперь Ханенко казался опаснымъ противникомъ Дорошенку, поддавшемуся за годъ передъ тЂмъ султану и не столковавшемуся съ Польскими уполномоченными въ ОстрогЂ (въ 1670), особливо, когда послЂ того король Польскій обратился къ нему, надЂясь съ нимъ скорЂе уладить все. ИмЂя въ виду подтвержденіе себя въ гетьманст†самимъ королемъ, Уманскій гетьманъ отправилъ своихъ пословъ въ Острогь, гдЂ было заключено обезпеченіе съ обЂихъ сторонъ (въ началЂ сент.), и вскорЂ (1671) получилъ изъ Варшавы гетьманскіе знаки и признанъ, на условіяхъ Гадяцкихъ, гетьманомъ ЗаднЂпровской Малороссіи по Случь. Онъ остался въ Умани (МногогрЂшный въ БатуринЂ, Дорошенко въ ЧигиринЂ). Тогда началась борьба между Дорошенкомъ и Ханенкомъ, которому помогали Поляки. Напавши на Умань, Дорошенко потерпЂлъ пораженіе и бЂжалъ. По взятіи султаномъ, Магометомъ IV (призваннымъ Дорошенкомъ въ Украину) , Каменца-Подольскаго, Чигиринскій гетьманъ отправленъ былъ съ визиремъ пустошить ЗаднЂпровье. ВстрЂтившись съ Запорожцами подъ начальствомъ Уманьскаго гетьмана, онъ разбилъ его на голову (1672), который, послЂ постыднаго мира Поляковъ съ Турками въ БучачЂ (въ октябрЂ, того же года), вторично вступилъ въ сношеніе съ царемъ АлексЂемъ Михайловичемъ, но не получилъ отвЂта. Наконецъ, по кончинЂ короля Михаила (въ ноябрЂ 1673) и при вЂроятномъ выборЂ Іоанна Собіевскаго (въ маЂ 1674), недавняго побЂдителя Турокъ подъ Хотинымъ (на другой день смерти Михаиловой), не любившаго Уманьскаго гетьмана, когда ЗаднЂпровскіе города стали все болЂе и болЂе передаваться гетьману Самойловичу и оставлять своихъ гетьмановъ, Ханенко рЂшился отказаться отъ гетьманства, что и исполнилъ. Явившись въ Переяславль, онъ въ Соборной церкви сдалъ булаву, печать и бунчукъ , присягнулъ и получилъ отъ Самойловича свой Уманьскій полкъ , и дозволеніе жить въ Кіе†(17-го марта , 1674) , а 1-го апрЂля царь АлексЂй Михайловичъ прислалъ ему свое милостивое слово въ грамотЂ , въ отвЂтъ на его посольство въ лицЂ генеральнаго обознаго Θедора Бурляя и генеральнаго писаря Ломиковскаго, прибывшихъ въ Москву 5-го апрЂля. Съ отреченіемъ его Западная Малороссія соединилась съ Восточной, признавъ гетьмана послЂдней, Самойловича , также и своимъ (см. «Источники Малоросс. исторіи», ч. 1-я, стр. 249 и слЂд). ВмЂстЂ съ булавой, Ханенко лишился и нЂкоторыхъ владЂній, /IV/ полученныхъ имъ оть короля, именно: города Брусилова, мЂстечекъ Водотіи и Соловьевки съ селами и деревнями, въ замЂнъ которыхъ ему были даны новыя помЂстья.

Съ Михайломъ оставили Поляковъ и братья его, СергЂй и Лаврентій. Они еще въ 1661 г., сент. 9-го, получили грамоту на дворянство, съ нисходящимъ оть нихъ потомствомъ, отъ короля въ ВаршавЂ, «за высокую свою добродЂтель и свои воинскія дЂйствія, въ коихъ отъ младыхъ лЂтъ упражнялись и многочисленные невЂрныхъ полки многажды побЂждали» (по переводу съ Польскаго въ СенатЂ 1723 и провЂркЂ въ Государственной Коллегіи Иностранныхъ ДЂлъ 1727 г.). Старшій братъ не имЂлъ потомства, но младшіе братья его наоборотъ; а потому дворянство имъ очень пригодилось. Такъ СергЂй имЂлъ двухъ сыновей, Лукьяна и Θедора. Первый жилъ за ДнЂпромъ въ селЂ ШамріевкЂ, гдЂ и умеръ, оставивъ трехъ сыновей, бывшихъ еще въ живыхъ во второй четверти прошлаго столЂтія; второй жилъ и умеръ въ селЂ БобрикЂ; у него былъ сынъ Василій , тамъ же жившій въ упомянутое время. Меньшой братъ , Лаврентій , имЂлъ тоже трехъ сыновей, Данила, Θедора и Прокопа. Изъ нихъ послЂдній оставилъ по себЂ только одну дочь, вышедшую за Василія Соколовскаго. Середній съ 1678 г. былъ во всЂхъ походахъ этого года, проходя всЂ чины, сперва сотникомъ Кобизскимъ, потомъ полковымъ, за тЂмъ Козелецкимъ , далЂе асауломъ полковымъ, а съ 1722 обознымъ полковымъ Кіевскимъ, ни одного похода не пропуская и имЂя многія раны; умеръ въ 1744 г. , оставивъ двухъ сыновей: бунчуковаго товарища, Ивана, да Андрея, и дочь Евфимію; у Андрея былъ сынъ Михайло; а у Ивана тоже два сына, Якимъ и Иванъ. Въ Прошеніи, поданномъ въ войсковую Генеральную Канцеллярію къ генералъ-лейтенанту Александру Румянцову 1737 года, Θедоръ, прописавъ свои службы, говоритъ , что сынъ его, Иванъ, лишился зрЂнія, а племянникъ втораго сына, Андрея, Михайло, еще малолЂтенъ , и по тому, самъ, будучи въ старости и хилости, до того, что не въ силахъ болЂе заниматься ни чЂмъ, проситъ увольненія, что и дано ему на третій день (23-го генваря). Бывши еще асауломъ полковымъ Кіевскимъ, Θедоръ получилъ, «въ презентъ отъ своего полковника, Θедора Вольскаго, сельце Бобрикъ, въ сотнЂ Гоголевской, да 10-къ жителей посполитыхъ въ селЂ Дешко†или ДешковкЂ и хуторъ Тарасовъ, оба въ сотнЂ Острицкой», что все ствержено было Универсаломъ гетьмана Скоропадскаго, 7-го мая, 1712 г., въ КозельцЂ, и подтверждено въ 1728 г. гетьманомъ Даниломъ Апостоломъ и войсковой Генеральной Канцелляріей, въ ГлуховЂ, генваря 21-го дня, 1737 г. (за подписью: /V/ Александра Румянцова, князя Андрея Борятинскаго, Василья Гурьева , Андрея Марковича, и Θедора Лисенка). Въ УниверсалЂ гетьмана Апостола, данномъ въ Глухо†же, октября 25-го, замЂчено, между прочимъ, что въ 1728 году старшій сынъ просителя «уже войсковіе тако жъ отбуваетъ службы.»

Старшій изъ сыновей Лаврентія, Данило, занималъ значительныя мЂста въ войскЂ Козацкомъ, и женился на дочери генеральнаго асаула, Ломиковскаго, отъ которой имЂлъ сына. ОвдовЂвъ и любя разгулъ, онъ въ мирное время рыскалъ по полямъ и лЂсамъ, гоняясь за звЂрьми. Разъ, въ одномъ изъ своихъ потЂшныхъ походовъ, встрЂтилъ онъ красивую поселянку, дочь простаго козака , и изъ удальства предложилъ, что онъ собьетъ ея головной уборъ, стрЂлой, или пулей, неизвЂстно. СмЂлая козачка согласилась, но съ тЂмъ, чтобы онъ , въ случаЂ удачи, женился на ней. Сказано — сдЂлано. Отъ этого брака родился сынъ, Иванъ, который былъ, въ половинЂ прошедшаго столЂтія, священникомъ при Козелецкой Спасской церкви, и имЂль двухъ сыновей, Осипа и Мойсея, потомки коихъ и теперь существуютъ. Во время войны съ Турками, въ 1695 г. , Данило находился наказнымъ Лубенскимъ полковникомъ при войскЂ Шереметева (Бориса Петровича), покорявшаго разныя укрЂпленія на нижнемъ ДнЂпрЂ. При осадЂ Кизикерменя удалой Ханенко былъ убитъ со многими другими смЂльчаками. За сюю службу онъ получилъ нЂсколько деревень. Старшій сынъ его назывался Николай, сочинитель этого «Діаріуша». СвЂдЂнія объ его предкахъ и о немъ самомъ взяты мною изъ разныхъ документовъ, доставленныхъ мнЂ, вмЂстЂ съ прочими семейными бумагами, его потомками, тремя братьями , Александромъ , Иваномъ и Михайломъ Ивановичами , помЂщиками Черниговской губерніи въ Стародубскомъ и Новгородъ-СЂверскомъ уЂздахъ. Это: 1) Выводъ родословный, писанный собственной его рукою на бЂлой оборотной сторонЂ копіи съ Универсаловъ, упомянутыхъ выше, выданныхъ Кіевскому обозному полковому, Θедору Ханенку, изъ Генеральной войсковой Канцелляріи въ 1737 году , генваря 21-го и 23-го, и сшитыхъ вмЂстЂ. Судя по слЂдующей надписи на этой бЂлой сторонЂ ихъ, копіи сіи получены имъ отъ священника Ивана Ханенка: «Єго Мл(с)ты Пн̃у Николаю Даниловичу Ханенку , Судїи полку Стародубовского, моєму ласковому братаничу вручиты налєжить.» Внизу помЂта рукою получившаго: «С Козелца 1737 года Мая 17.» 2) ЭтЂ самыя копіи, равно какъ и копія съ Универсала гетьмана Апостола, на особомъ полулистЂ, писанная въ ширину его, 1728 г., октября 25-го, и упоминаемая въ УниверсалЂ Генеральной войсковой Канцелляріи 21-го генваря, 1737 г. /VI/ Какъже согдасить разнорЂчивое показаніе сихъ двухъ документовъ касательно сыновей СергЂя и Лаврентія, изъ коихъ у каждаго было по сыну Θедору? ДЂло статочное, что у того и другаго было по сыну съ одинакимъ именемъ, но непонятно, какъ оба они жили въ одномъ и томъ же селЂ БобрикЂ, принадлежащемъ , по документамъ, Кіевскому обозному полковому, Θедору Ханенку, сыну Лаврентія, а по выводу родословному находившемуся во владЂніи Θедора Ханенка, сына Сергіева, который, сказано тамъ, жилъ и умеръ въ немъ, а сынъ его, Василь, тамъ же въ БобрикЂ жилъ въ 1737 г. Составитель родословнаго вывода не могь не знать этого, тЂмъ болЂе, что Θедоръ Лаврентьевичъ, испрашивая увольненія, между прочимъ, упомянулъ, что, по слабости своего и жены своей здоровья, лишенію зрЂнія сына его, Ивана, и малолЂтству ввука, Михайла (сына Андреева), онъ «поручилъ въ смотреніе опеку и расположеніе по себЂ родному братаничу своему, Николаю Ханенку, судіи полковому Стародубовскому.» Въ разрЂзъ съ родословнымъ выводомъ показываетъ и 3) Записка о родЂ Ханенковъ, присланная мнЂ Александромъ Ивановичемъ Ханенкомъ, въ которой прямо утверждается, что «Михаилъ и Сергій Ханенки дЂтей не имЂли,» и что Θедоръ Лаврентьевичъ, Кіевскій полковой обозный, «жилъ по должности своей,» а помЂстье имЂлъ въ нынЂшнемъ Козелецкомъ уЂздЂ, по тогдашнему въ Гоголевской сотнЂ Кіевскаго полка. А какъ въ ту пору полковое правленіе Кіевскаго полка находилось въ КозельцЂ, значитъ, пребываніе его было въ семъ послЂднемъ городЂ. 4) О службахъ Сказка иля Послужной списокъ Николая Ханенка, составленный имъ, по предписанію гетьмана Разумовскаго отъ 26-го сентября, 1755, и доставленный въ Генеральную Канцеллярію при рапортЂ и съ копіями разныхъ документовъ , іюня 9-го, 1756 года. 5) Тестаментъ или ЗавЂщаніе, сочиненное декабря 13-го, 1759 г. и засвидЂтельствованное своеручной подписью гетьманскинъ капелляномъ Корниліемъ Юзефовичемъ, церкви святыхъ Анастасій Глуховской іереемъ Θедоромъ Бухновскимъ, и бунчуковыми товарищами: Павломъ ЛомЂковскимъ, Василіемъ Жураковскимъ, и Стефаномъ Кулябкой. 6) Діаріушъ или Журналъ, т. е., Повседневная Записка, веденный имъ во время пребыванія его въ МосквЂ, начиная съ отьЂзда въ генварЂ по день смерти въ іюлЂ, гетьмана Скаропадскаго, при которомъ находился сочинитель: журналъ этоть теперь мною издается. 7) Партикулярный Журналъ или для памяти Повседневная Записка, съ 9-го ноября, 1719, по 29-е генваря, 1754 года, на нЂсколькихъ десяткахъ листовъ, чрезвычайно любопытная, хотя и меньше обработанная предыдущаго журнала. 8) Разныя семейныя и другія бумаги, принадлежащія Николаю /VII/ Даниловичу. 9) Переписка его съ старшимъ сыномъ, и 10) Послужной списокъ младшаго сына. Не имЂя досуга для подробнаго жизнеописанія Николая Даниловича Ханенка, я удовольствуюсь на этотъ разъ только краткимъ очеркомъ его жизни , съ цЂлію сдЂлать тЂмъ нЂсколько доступнЂе для читателей предлагаемый Журналъ пребыванія его въ МосквЂ, и намЂреваясь со временемъ, при изданіи втораго его (подробнаго) Журнала, пополнить теперь пропущенное. ПослЂ такого , необходимо нужнаго , думаю, отступленія , для большой ясности и точности предлагаемаго, обращаюсь къ нашему генеральному хоружему.

Лишившись отца своего, Николай Даниловичъ былъ воспитываемъ родными матери его, Ломиковскими; отецъ ея занималъ тогда мЂсто генеральнаго асаула , нЂсколько разъ громилъ Турокъ, Татаръ и Поляковъ, и во время вступленія Шведовъ въ Малороссію, оставилъ гетьмана и явился, вмЂстЂ съ нЂкоторыми друтими, къ Петру І-му, который принялъ его и его товарищей милостиво и оставилъ по старому каждаго. Преданіе, сохранившееся въ потомст†Ханенковъ, говоритъ, что прадЂдъ ихъ учился, между прочимъ , даже въ ЛьвовЂ. Но не подлежитъ сомнЂнію, что главное образованіе получилъ онъ въ Кіевской Академіи , что подтверждается слЂдующимъ. Въ семейст†одного его потомка (Михайла Ивановича) есть небольшая книжка, въ 4-ку, оправленая въ кожу , на 147 листахъ, и писанная вся собственною рукою самого Николая Ханенка; это «Ars Poëtica ad institutionem neovatum Kijovo-Mohyleanorum exposita anno militantis in carne Dei 1709;» (на оборотЂ выходнаго листа) «Ad M. D. T. M. G. Bque. V. M. honorem divinissimoumque Tutelarium Parnassi nostri Antonii et Theodosii Peczariensium Patronorum.» ДалЂе: «Haec praecepta Poësos tradidit reverendus pater Theodosius Glinsky,» а на бЂломъ листЂ, передъ заглавнымъ: «Hic liber operae poëseos Nicolai Chanenko.» СдЂсь, въ числЂ примЂровъ, приведены стихотворенія на Латинскомъ, Польскомъ и Славянскомъ Θеофана Прокоповича, Стефана Яворскаго, Филиппа Орлика, извЂстнаго любимца Мазепы, бывшаго въ 1692 г. слушателемъ философіи, и иныхъ. Быть можетъ, вскорЂ подЂлюсь я нЂкоторыми изъ этЂхъ вещей и съ другими. Прошелъ ли Ханенко всЂ классы Академіи, или только нЂкоторые, нельзя сказать навЂрное; но въ Послужномъ СпискЂ замЂчено , что онъ уже въ 1710 году поступилъ въ военную службу, а въ слЂдующемъ «участвовалъ въ военномъ походЂ , когда Его Величество съ арміею изволилъ быть въ Молдавіи надъ Прутомъ, а гетьманъ Скоропадскій, со всЂми Малороссійскими чинами и полками, и при немъ съ нЂсколько жъ полками Великороссійскими генералъ-маіоръ Иванъ Ивановичъ Бутурлинъ, машировали /VIII/ въ Крымъ, но не дошедъ Крыму, остановилися: при крЂпости, называемой Каменный Затонъ, которую, а также и другую крЂпость, Новобогородицкую, при рЂчкЂ СамарЂ, по Указу государеву, разоривши, возвратились обратно въ Малую Россію.» ПослЂ того онъ опредЂлился въ Генеральную войсковую Канцеллярію, «и служилъ той войсковой Генеральной Канцеляріи канцеляристомъ, съ 1717 г. былъ при гетьманЂ Скоропадскомъ, съ 1721 старшимъ канцелляристомъ;» гетьманъ посылалъ его съ важными порученіями не только «внутрь Малой Россіи, но и внЂ, и въ самую Москву взялъ.» ОтъЂзжая въ послЂднюю съ гетьманомъ, отправлявшимся для поздравленія Петра І-го съ знаменитымъ Ништадскимъ миромъ и принятіемъ императорскаго имени, онъ сознавалъ важность времени, и рЂшился вести Діаріушъ или Журналъ съ самаго выЂзда изъ Малороссіи (3-го генваря). Важность сообщаемаго въ немъ, надЂюсь, каждый, занимающійся судьбами своего народа, оцЂнитъ вполнЂ. Въ немъ слышимъ мы разсказъ непосредственаго очевидца многому, въ то время совершавшемуся въ БЂлокаменной, и притомъ очевидца , вовсе не думавшаго о гласности , но записывавшаго для себя «памяти ради» и удовлетворенія собственной любознательности. Потребность эта проявилась въ немъ еще до поЂздки въ Великую Россію, какъ показываетъ то другой Журналъ его, начатый имъ за два года съ небольшимъ до того, и оставленный только не за долго до смерти. Невольно переносишься въ то время, читая этЂ простыя замЂтки о ежедневныхъ посЂщеніяхъ Козацкимъ гетьманомъ тогдашнихъ сильныхъ земли, и взаимно ими его, который, при всей слабости своей всякаго рода, имЂлъ еще большое значеніе для нихъ, равно какъ и для самаго государя. ЧЂмъ далЂе вчитываешься въ этотъ простодушный разсказъ, тЂмъ болЂе не хочется оторваться отъ него. По кончинЂ гетьмана , очевидно , отъ горести , по случаю учрежденія Коллегіи подъ предсЂдательствомъ бригадира съ 10-ю гарнизонными товарищами, якобы для денежныхъ и хлЂбныхъ сборовъ и верховнаго рЂшенія дЂлъ по аппелляціямъ, Ханенко посланъ былъ, въ іюлЂ , съ однимъ товарищемъ отъ имени генеральной старшины и полковниковъ къ государю, находившемуся тогда подъ Дербентомъ, съ письмами , которыя вручилъ лично, и оставался при арміи до самаго возвращенія ея въ Астрахань , изъ коей отправленъ обратно въ Глуховъ. Своевольные поступки Коллегіи заставили наказнаго гетьмана (Полуботка) съ старшиной жаловаться на нихъ Сенату , который , въ отсутствіе императора , удовлетворилъ справедливому прошенію; но предсЂдатель Коллегіи, Вельяминовъ, объяснилъ все дЂло совершенно иначе возвратившемуся государю изъ Персидскаго похода, а потому рЂшеніе Сената было уничтожено, распоряженія Коллегіи снова подтверждены, /IX/ жалобщики потребованы въ Петербургъ, ровно черезъ годъ по отбытіи изъ Москвы Скоропадскаго, т. е., вся старшина генеральная съ наказнымъ гетьманомъ, въ томъ числЂ и Ханенко. ИзвЂстно, какая судьба постигла ихъ тамъ. Подвергаясь нЂсколько разъ пыткЂ въ Тайной Канцелляріи и просидЂвъ въ ужасномъ заключеніи болЂе года, гдЂ многіе и скончались, узники получили свободу, имущество, званіе и чины прежніе только съ восшествіемъ на престолъ Екатерины І-й. Сохранилось преданіе, что Ханенко былъ нЂкоторое время учителемъ кантонистовъ; утверждаютъ, что его водили даже изъ крЂпости во дворецъ давать кому-то уроки. Въ началЂ февраля (3-го) 1725 Коллегія и Канцеллярія послали его въ Петербургь въ Сенать съ разными дЂлами, куда онъ и прибылъ спустя мЂсяцъ, 6-го марта, и присутствовалъ при смерти государыни (6-го мая) и вступленіи на престолъ Петра II-го, былъ очевидцемъ послЂдняго могущества князя Меньшикова и его паденія; на другой день отправленія его въ ссылку (11-го сент.) прибыли въ Петербургъ Малороссійскіе «посланцы» (Лизогубъ, Троцына и Галецкій) съ прошеніемъ о выборЂ новаго гетьмана, а въ послЂдній день ноября выЂхалъ и онъ въ Малороссію, гдЂ ожидало уже назначеніе его Сенатомъ въ судьи полка Стародубовскаго, посланное еще въ Коллегію и одобренное новоизбраннымъ гетьманомъ Апостоломъ. Въ 1728 г. судья Ђздилъ съ гетьманомъ для принесенія благодарности въ Москву къ государю, гдЂ присутствовалъ при коронаціи въ февралЂ; по возвращеніи же отправлялъ должность генеральнаго писаря въ Глухо†по мартъ слЂдующаго (1729) года , въ концЂ котораго вторично съ нимъ отправился въ Москву. Туть былъ онъ свЂдЂтелемъ нечаянной смерти Петра II-го (25 генв., 1730), призванія на престолъ Анны Ивановны, въ чемъ и гетьманъ, какъ увЂряютъ, принималъ дЂятельное участіе (февр. 20), и присутствовалъ опять при коронаціи (28 апрЂля), а черезъ мЂсяцъ (27 мая) оба пустились въ обратный путь. Въ апрЂлЂ (14) 1732 г. гетьманъ послалъ Ханенка въ Петербургъ съ печатными присягами , «во всей Малороссіи чиненными о наслЂдованіи Россійскаго престола, и съ другими дЂлами», гдЂ прожилъ до февраля (4-го) 1733 г. Съ первыхъ же числъ мая, 1736 г., по послЂднія генваря 1737 г. , былъ онъ комендоромъ (наказнымъ полковникомъ или главнымъ начальникомъ) надъ командами изъ Малороссійскихъ полковъ: Стародубскаго , Черниговскаго, Кіевскаго , НЂжинскаго, Переяславскаго, Гадяцкаго и Лубенскаго, отправленными для содержанія пограничныхъ форпостовъ за Кіевомъ, сперва при мЂстечкЂ ТриполЂ, потомъ при ВасильковЂ, въ командЂ генераловъ: генералъ-маіора и Кіевскаго губернатора , Сукина, Кейта и Бахметева, а послЂ /X/ Карла Бирона. Въ слЂдующемъ 1738 г. изъ полковыхъ судей повышенъ въ обозные полковые того же Стародубскаго полка, и тогда жь отправленъ въ Крымскій походъ съ генералъ-фелъдмаршаломъ графомъ Ласси, какъ полковникъ своего полка, участвовалъ во всЂхъ дЂлахъ и приступЂ къ Перекопской крЂпости, и за отличіе «удостоенъ на вакансію въ бунчучные генеральные» на мЂсто Семена Галецкаго, убитаго въ этомъ же походЂ: представленіе о томъ послано отъ Конскихъ Водъ 12 августа, того же года, къ государынЂ. Лишь только возвратился онъ изъ этого похода, какъ снова отправили его, въ началЂ 1739, къ «ДнЂпровской экспедиціи противъ внезапнаго непріятельскаго Татарскаго нападенія,» откуда пришедши, тотчасъ усланъ «за Полковника въ Хотинскій и Молдавскій походъ, при экспедиціи Миниха.» Когда «Великороссійскія и Малороссійскія войска прибыли за Кіевъ на сборное мЂсто,» и тамъ, по присланному Высочайшему Указу къ Румянцову, въ то время главнокомандующему въ Малой Россіи , чинены были выборы изъ участвовавшихъ въ походЂ Малороссійскихъ чиновъ на опроставшіяся мЂста генеральной старшины,» то въ числЂ прочихъ кандидатовъ находился и онъ. Въ открывшейся войнЂ участвовалъ во всЂхъ дЂлахъ, начальствуя , какъ наказный Стародубскаго полка, и получилъ отъ Русскихъ полководцевъ чрезвычайно лестные аттестаты. По окончаніи Молдавскаго похода, Ханенко находился сперва при правленіи дЂлъ полковой Канцелляріи, а потомъ, въ 1740 году, призванъ Генеральной Канцелляріей въ Глуховъ и опредЂленъ членомъ Генеральнаго Суда со стороны Малороссійской, черезъ годъ же (1741) произведенъ въ званіе генеральнаго хоружаго, въ какомъ и оставался до кончины своей, почти 20 лЂтъ.

КромЂ исполненія прямыхъ обязанностей по занимаемому имъ мЂсту, ему поручались не рЂдко другія, довольно значительныя. Такъ, генералъ-аншефъ Леонтьевъ, извЂстный своимъ мЂстничествомъ и пошлинами въ Малороссіи, и преемникъ его, Неплюевъ (Тайный СовЂтникъ), отличавшійся далеко большимъ благоразуміемъ, назначили его для слЂдованія въ Миргородскій полкъ, гдЂ оставался онъ около трети года. Съ восшествіемъ на престолъ Елисаветы Петровны правителемъ въ Малороссію опредЂленъ былъ Александръ Борисовичъ Бутурлинъ, въ послЂдствіи генералъ-фельдмаршалъ: по его распоряженію генеральный хоружій сопровождалъ по Малороссіи и довольствовалъ Турецкаго посла на пути слЂдованія его въ столицу. А когда вскорЂ Бутурлина смЂнилъ генералъ-лейтенантъ Иванъ Ивановичъ Бибиковъ, то Ханенко поступилъ кь «Коммиссію переводу и своду правныхъ книгъ Малороссійскихъ,» продолжавшуюся цЂлыхъ 13 лЂтъ: въ ней онъ находился въ послЂдніе два года ея существованія. Съ объявленіемъ /XI/ желанія государыни императрицы Елисаветы посЂтить Кіевъ, правитель Малороссіи поручилъ Ханенку исправить дорогу отъ Великороссійской границы до самаго Кіева; кромЂ того заготовить самые дворцы и продовольственные запасы на всЂхъ станціяхъ, что продолжалось цЂлой годъ. Тоже самое поручено было ему и при обратномъ шествіи государыни: тутъ онъ неотлучно находился при оберъ-гофмаршалЂ ДмитріЂ АндреевичЂ ШепелевЂ. Въ слЂдъ за отбытіемъ Двора, правитель Малороссіи отправилъ и Ханенка, по почтЂ, въ началЂ 1745 г., въ С.-Петербургъ съ разными дЂлами изъ Генеральной и Министерской Канцелляріи въ Сенатъ, гдЂ тотъ и пробылъ по августъ. Пользуясь явнымъ расположеніемъ государыни къ Малороссіи, старшины послЂдней подали ей прошеніе еще въ Кіе†о дозволеніи избрать себЂ гетьмана, котораго не было у нихъ уже десать лЂтъ со времени кончины Данила Апостола (съ генваря 1734), и получили въ отвЂтъ, чтобы они прислали отъ себя о томъ депутатовъ въ столицу ко дню бракосочетанія наслЂдника престола, герцога Голштинскаго, племянника государыни по старшей сестрЂ ея, АннЂ ПетровнЂ , съ принцессой Ангальтъ-Сербской. Были отправлены три генеральныхъ старшинъ: обозный Яковъ Евфимовичъ Лизогубъ, хоружій Ханенко, да бунчучный Демьянъ Васильевичъ Оболонскій. Въ другихъ источникахъ показанъ бунчуковый товарищъ Василій Андреевичъ Гудовичъ; но, думаю, показаніе послужнаго списка самаго депутата, въ этомъ случаЂ больше значитъ, нежели показаніе кого бы то ни было. Въ немъ именно сказано: «А при торжественной высокого брака церемоніи положена была на него жъ Ханенка съ покойными Генеральными, Обознымъ Лизогубомъ и Бунчучнымъ, что послЂ былъ Судіею, Оболонскимъ, депутація.» Пріемъ имъ сдЂланъ отмЂнный; послЂ совершенія вЂнчанія привЂтствіе оть лица Малороссійскихъ депутатовъ говорилъ генеральный хоружій. Обласканные и щедро одаренные (каждый получилъ по собольей шубЂ , брильянтовому перстню и тысячЂ рублей на обратный путь), депутаты воротились только черезъ пять лЂтъ , съ грамотой, дозволявшей выборъ гетьмана, а это потому, что лицо, предназначавшееся въ гетьманы , не было еще готово къ такому сану. Все это время депутаты оставались при ДворЂ, именно четыре года въ ПетербургЂ, да пятый въ МосквЂ, «имЂя ходатайство за общенародными дЂлами, и только въ исходЂ 1749 году отправу получили зъ Москвы при ВсемилостивЂйшихъ знакахъ щедроты и жалованія.» При совершеніи избранія въ гетьманы Разумовскаго, Ханенко , какъ хоружій, стоялъ съ знаменемъ въ церкви по одной, а Оболонскій съ бунчукомъ по другой сторонЂ во время чтенія грамоты на гетьманство (въ февр. 1750 г.). /XII/ Въ маЂ 1750 года новый гетьманъ былъ вызванъ ко Двору, и Ханенко «обрЂтался при правленіи Генеральной войсковой походной Канцеляріи болЂе года,» и возвратился съ нимъ въ Малую Россію лишь въ послЂднихъ числахъ іюня 1751 г. А по прибытіи «иногда при резиденціи гетьманской обрЂтался, а иногда въ отлучкЂ, какіе дЂла приказаны правити, какъ-то въ присутствіи Генеральной войсковой Канцеляріи , при разсмотрЂніи по аппеляціямъ и въ другихъ случаяхъ, въ СудЂ Генеральномъ.» Въ 1756 гетьманъ Разумовскій назначилъ его «къ присутствію въ войсковой Генеральной Канцеляріи,» въ ГлуховЂ, «гдЂ со всякою своею ревностію и нелЂностными трудами отправляетъ, какъ Ея Величеству вЂрноприсяжная велить ему должность » Сими словами заключаетъ онъ «Генеральную сказку о своихъ службахъ,» поданную имъ 9-го іюня, 1756 г., при репортЂ въ туже Генеральную войсковую Канцеллярію, «въ силу высокаго Его Сіятельства Ясневельможнаго Гетьмана Малыя Россіи обоихъ сторонъ ДнЂпра ордера 1756 года, сентября 26-го дня, съ котораго именно года въ службу дЂйствительно вступилъ, въ какихъ походахъ, коммиссіяхъ и дЂлахъ, и въ какихъ чинахъ должную службу продолжалъ, и въ настоящій чинъ съ какого званія опредЂленъ. Противъ чего сочиненная отъ мене ВЂдомость за рукою моею,» — сказано въ репортЂ, — «и при оной сообщеніе, къ тому жъ съ подлежащихъ документовъ копіи, при семъ репортЂ въ Войсковую Генеральную Канцелярію посылаются.»

Въ концЂ 1758 г., когда гетьманъ уЂхалъ въ Петербургъ, то въ числЂ тЂхъ генеральныхъ старшинъ, которымъ онъ довЂрилъ , на время своего отсутствія, правленіе Малороссіею, находился и генеральный хоружій; это были: обозный Кочубей , подскарбій Скоропадскій, писарь Безбородько, асаулъ Валькевичъ. Изъ нихъ вскорЂ, въ одинъ и тотъ же годъ, умерли второй (Скоропадскій) и четвертый (Валькевичъ, 19-го марта; онъ былъ сродни Ханенку) , да кромЂ того гененеральные же Оболонскій (15-го мая) и Якубовичъ. Между кандидатами на открывшіяся мЂста находился и Ханенко, именно, вторымъ въ судьи генеральные, а другими двумя были: Андрей Безбородько и Петръ Разумовскій; но избраны были совсЂмъ иные, въ сентябрЂ 1758 г.: генеральнымъ судьей Журманъ, подскарбіемъ Гудовичъ (Василій Андреевичъ), асауломъ Журавка. ЗамЂчательно, однако же, что гетьманъ, находясь при ДворЂ, приготовилъ представленіе, въ февралЂ 1759 года, въ Сенатъ , въ которомъ писалъ, что, при Доношеніи Генеральной Канцеляріи, присланы къ нему выборы, по приказу его произведенные генеральной старшиной , полковниками и другими чиновниками съ общаго согласія, въ судьи , /XIII/ подскарбія и двухъ асауловъ, равно какъ и на ихъ мЂста , и что , по разсмотрЂнію его, изъ поставленныхъ въ кандидаты, признаются быть достойными и способнЂйшими, генеральнымъ судьею вторымъ Андрей Безбородько , подскарбіемъ Гудовичъ и писаремъ Ханенко. Стало быть , Ханенко передвигался на мЂсто Безбородька. «А какъ одному писарю , равно и судьи, по умножившимся дЂламъ, нельзя быть,» — сдЂлалъ собственноручно далЂе прибавку гетьманъ къ этому представленію, — «то онъ предлагаеть къ прежнему присоединить еще одного такого жь писаря , именно, бунчуковаго товарища Якова Тернавскаго, который долженъ будетъ во всЂхъ дЂлахъ равное участіе принимать и во всемъ поступать равно, какъ и вышепомянутый писарь войсковый генеральный Ханенко;» асауломъ вторымъ назначался Иванъ Скоропадскій, а хоружимъ (на мЂсто Ханенка) Петръ Искрицкій (бунчуковый товарищъ). Но изъ этого ничего не состоялось. Правда, въ концЂ слЂдующаго года (1760), по приказанію гетьмана, въ Генеральномъ СудЂ засЂдали два судьи и 10 депутатовъ отъ полковъ, «для возвышенія суда , подверженнаго аппеляціи въ Генеральную Канцелярію и сокращенія проволочекъ въ дЂлахъ .» однако никто изъ представлявшихся имъ не попалъ на тЂ мЂста, кромЂ Скоропадскаго, и то, по выбору, по смерти уже Елисаветы, въ 1762 г.; въ судьи же генеральные, по такому же выбору, былъ поставленъ Дублянскій, въ писари Туманскій, въ бунчучные Тернавскій; Безбородько изъ писарей произведенъ въ отставные судьи, а въ хоружіе Данило Петровичъ Апостолъ, на мЂсто Ханенка , умершаго за два года передъ тЂмъ, именно въ 1760-мъ. На основаніи помЂты, сдЂланной на ТестаментЂ или Духовной 1759 г., декабря 13-го, внесенной 21-го февраля, 1760 г., женой его, при прошеніи о вписаніи въ сотенныя Погарскаго УЂзду книги, надобно полагать, что онъ скончался въ началЂ этото года, слЂдовательно, до возвращенія (въ мартЂ) въ Малороссію гетьмана, какъ видно, благоволившаго ему и, безъ сомнЂнія, выдвинувшаго бы его значительно впередъ въ ряду тогдашней генеральной старшины. Это подтверждается, сверхъ прочаго, и одной аттестаціей генеральной старшинЂ, сохранившейся въ семейныхъ бумагахъ въ спискЂ , гдЂ гетьманъ такъ отозвался о немъ къ государынЂ: «Генеральный Хорунжій Николай Ханенко имЂетъ должность хранить гетьманскіе клейноды и большое знамя, и содержать списокъ всего шляхетства Малороссійскаго, и гдЂ какія къ чинамъ вакансіи; между гетьманствомъ имЂлъ засЂданіе въ Генеральномъ СудЂ и былъ пять лЂтъ повЂреннымъ изъ всей націи депутатомъ въ С.-ПетербургЂ и въ МосквЂ. По своей должности исправенъ и къ правленію поручаемыхъ ему дЂлъ совершенъ и трудолюбивъ.» Такой отзывъ /XIV/ тЂмъ замЂчательнЂе, что изъ всей старшины генеральной, числомъ 9-ти лицъ (обозный Лизогубъ, судьи Якимъ Горленко и Лисенко, подскарбій Скоропадскій , писарь Турковскій, асаулы Яковъ Якубовичъ и Валькевичъ, бунчучный Оболонскій), только о подскарбіи сказано: «къ опредЂляемымъ дЂламъ способенъ», о писарЂ «исправенъ», о бунчучномъ тоже «исправенъ и способенъ»; объ одномъ только ВалькевичЂ къ слову «исправенъ» прибавлено еще: «ко всЂмъ дЂламъ весьма способенъ и человЂкъ особливой остроты разума;» о двухъ же замЂчено: «дряхлъ и болЂнъ,» объ одномъ «по пунктамъ доносительнымъ отъ своей должности отрЂшенъ и состоитъ подъ слЂдствіемъ;» еще объ одномъ: «въ исполненіи должности сумнителенъ;» обозный же показанъ умершимъ.

За службы и заслуги свои, а также за отшедшія прежде предковскія имЂнія подъ Корону Польскую, Ханенко, въ разныхъ чинахъ, награжденъ былъ разными селами и деревнями въ нынЂшней Черниговской губерніи, въ Стародубскомъ, НовгородсЂверскомъ и Суражскомъ, да Полтавской въ Прилуцкомъ уЂздахъ, на что все, въ его потомст†, и теперь еще сохранились то въ подлинникахъ, то въ спискахъ съ нихъ, гетьманскіе Универсалы и подтвердительныя Высочайшія грамоты. Полагая приблизительно, онъ жилъ за 70 лЂтъ. Женатъ былъ на УльянЂ ПетровнЂ Корецкой, отъ которой имЂлъ 3-хъ сыновей: Петра, умершаго въ СтародубЂ, 18 генваря, 1733 г.; Василія и Ивана, и 5 дочерей, изъ коихъ д†выданы были въ замужство: Анна за бунчуковаго товарища , Осипа Васильевича Рославца , и Анастасья за бунчуковаго же товарища Петра Θедоровича Савича, прочія были дЂвицами: Марθа, Евфросинія и Евдокія.

Старшій сынъ, Василій Николаевичъ, послЂ первоначальнаго обученія въ домЂ отцовскомъ, воспитывался сперва въ ПетербургЂ, а потомъ, съ 1746 года, въ Кильскомъ УниверситетЂ, куда прибылъ, послЂ долговременнаго и труднаго плаванія по морю, въ среднихъ числахъ сентября. Въ бытность его въ ПетербургЂ, отецъ далъ ему , въ іюнЂ мЂсяцЂ, передъ сборами за границу, Наставленіе, названное: «Сыну моему Василію Ханенку увЂщаніе,» подъ которымъ послЂдній подписался: «Таковое отческое увЂщаніе отъ родителя моего Николая Ханенка, я, сынъ его, принялъ, и по оному во всемъ поступать долженствую, чего въ вЂрность на семъ и подписываюсь своеручно, Василь Ханенко.» Въ этомъ УвЂщаніи, «для незабвенія отческихъ приказовъ въ чужихъ краяхъ», предписывалось, прежде всего, страхъ Божій хранить и безъ малЂйшаго нарушенія содержать ВЂру Православную Христіанскую и узаконенія Восточныя Церкви Грекороссійскаго исповЂданія, въ воскресные и праздничные дни /XV/ бывать въ церкви нашей, гдЂ оная имЂется, а въ посты, т. е., въ Великій дважды, въ Филиповъ и Спасовъ по одинажды сообщаться СвятЂйшей Евхаристіи Тайнамъ, да и Библію, особливо же Евангеліе и Апостольскія дЂянія и посланія, часто читать для утвержденія въ памяти спасительнаго Евангельскаго ученія.» «Что жь касается до Православія нашего и пилности церковной,» — писалъ къ отцу іеромонахъ Іовъ, находившійся тамъ при посольст†нашемъ, отъ 22-го сентября того же 1746 года, — «то о томъ оть вашего родительскаго письменнаго увЂщанія предовольное сынъ вашъ имЂеть наставленіе, по якому даруй всеблагый Богъ не только сыно†вашему въ сей растлЂнной странЂ пребывать, но и намъ всЂмъ, здЂ имЂющимся, тою исправлятыся. Впредъ же, за усмотреніемъ плохости (которой не дай Богъ и слышать!), по возможности моей (буде послушаетъ), исправлять буду.» «Обучаться же тебЂ,» — продолжалъ далЂе отецъ УвЂщаніе, — «Латинскаго и Французскаго языковъ, не забывая и НЂмецкаго, а если допуститъ время, хотя и другихъ какихъ, и такой успЂхъ въ оныхъ стараться получить, чтобъ моглъ еси чинно и свободно оными разговаривать и самымъ изряднымъ стилемъ писать , найпаче же и всякихъ высокихъ авторовъ на тыхъ языкахъ не токмо читать , но и переводить и толковать былъ бы еси достаточенъ; а сверхъ языковъ долженъ еси обучаться совершенно церковной и свЂтской генеральной и партикулярной исторіи, такожъ ученію поэтики, реторики съ стилемъ, логики, физики и метафизики, ариθметики, логистики и астрономики, геометріи, тригонометріи и геометріи практики, т. е., геодезіи, архитектуры воинской и гражданской, географіи, этики, экономики, политики, юруспруденціи и механики, да и протчего, въ томъ числЂ хотя бы какого и художества честнаго, на примЂръ, фехтуры, т. е., жывопиства, музыки , либо какого другаго майстерства , что честному и ученому человЂку къ знанію и искуству благопристойно; чему же обучатися будешь, то старайся, чтобъ въ томъ ученіи и искуст†получить тебЂ совершенную теорію и практику, дабы, за возвращеніемъ твоимъ въ отечество наше , показалъ еси въ самой вещи, яко не всуе въ чужихъ краяхъ было твое обращеніе, и въ наукахъ не напрасно потеряно твое время.» Въ ноябрЂ онъ началъ слушать, прежде всего , у профессора Генцке (Gentzke) курсъ философіи въ 12 частяхъ; у Козе (Kosius) математику; у Захаріаса Латинскій языкъ; у Дреера исторію юриспруденціи. Кончивъ философію у Генцке къ 1748 г., началъ, съ зимняго полугодія (8-го ноября), вновь слушать у профессора Генинга логику Готшеда, Вольфіеваго послЂдователя, да Вольфіеву политику у одного кандидата jurisprudentiae; языкъ Французскій у Академическаго шпрахмейстера /XVI/ Гортана; кромЂ того языкъ Итальянскій. Молодой человЂкъ (род. 1730 г.) не устоялъ въ чужой землЂ на первыхъ порахъ, и отецъ, узнавъ о томъ, строго выговаривалъ ему , передавая профессору Козе свою власть, который, однако , отвЂтилъ ему (отъ 19-го окт., 1747 г.), между прочимъ: «Non plane nihil quidem egit fflius tuus; nec tamen profecit, quantum potuisset pro ingenio, quo valet, si debitam omnem diligentiam adhibere voluisset. Ego non clesliti illum verbis monere sedulo ac hortari, nihilque aliud facere possum , sive excitandus aliquis, sive corrigendus mihi sit. Non apud nos et in Academiis nostris nemo ulla vi cogi potest ad literarum sludia, quae ipsa nec radices agunt, ubi invito animo tractantur, immo ne illis quidem succedunt semper , qui omnes mentis nervos intendunt, quoniam vires ingenii minus, quam corporis, nostra in potestate esse experimur. Ad extremum, ut summatim scribam de domino filio tuo vereor non sine causa, ne tempus et pecuniam sit perditurus, si diu hic commorabitur, aut si migravit in aliam Academiam , ubi nemo est, qui observet et referat, quo modo se gerat. Hoc submonere in omnem eventum necesse habui, et ut falso augurer, sincere opto.» Юноша просился и самъ о переводЂ его въ Іену, но отецъ вызвалъ къ себЂ: «понеже весьма того требуютъ домовыя наши обстоятельства, чтобъ тебЂ на самое короткое время побувать въ домЂ, а потомъ знову для континуаціи начатыхъ тобою наукъ отъЂхать въ чужіе краи, куда заблагоразсудимъ,» — писалъ ему отецъ въ маЂ 1748 г. , что повторялъ и въ двухъ слЂдующихъ письмахъ (28-го мая и 11 -го іюня) , прибавляя: «а изъ дому отправленъ будешъ непримЂнно въ Кенигсбергъ , или Галь съ добрымъ порядкомъ.» ДЂйствительно, писемъ за 1749 и 1850 нЂтъ въ бумагахъ, и потому должно заключать, что онъ точно былъ вызванъ на родину; это подтверждаетъ и одно письмо его изъ Прилуки 1749 г. писанное и уцЂлЂвшее. Съ 1751 г. , отъ 15-го іюня, онъ извЂщалъ уже отца изъ Петербурга, что его императорское высочество изволилъ учредить по нашему корпусу (Голштинскому) въ отмЂну новый мундиръ , а именно: бЂлый кафтапъ съ свЂтлоголубыми обшлагами, того жъ цвЂту камзолъ и подбой, и на кафтанЂ золотого масиву петлями съ золотными кистьми, и горяцко съ богатымъ аксельбантомъ противу прежнего, такъ что весь мундиръ въ сто двадцать рублей слишкомъ становится; однако по первому опредЂленію, по своей высочайшей милости ко мнЂ, на свой комнатный щотъ приказалъ здЂлать, и всЂмъ намъ, здЂсь оставшимся, Голштинскимъ офицерамъ, приказать изволилъ персонально бывать всякіе куртаки въ Петергофъ неотмЂнно.» Такимъ образомъ открывается, что сынъ генеральнаао хоружаго не возвращался болЂе за границу для ученья, /XVII/ но, по пріЂздЂ въ Петербургъ, поступилъ къ НаслЂднику престола, съ вЂдома и соизволенія котораго и отправленъ былъ въ Киль, какъ замЂчаетъ отецъ въ одномъ письмЂ къ сыну (отъ іюля 11 , 1747 г.): «по моемъ о тебЂ прилЂжномъ тщаніи, съ особливымъ о тебЂ жъ даннымъ туда Указомъ Его Высочества.» Находясь въ это время въ столицЂ, какъ депутатъ Малороссійскій, онъ могъ это сдЂлать при ДворЂ , гдЂ много тогда было земляковъ его въ особенной милости, начиная съ АлексЂя Разумовскаго до Степана Карновича. Бывши въ КилЂ , и оправясь отъ первыхъ промаховъ въ своемъ поведеніи, молодой Ханенко снискалъ къ себЂ расположеніе тамошняго штатсъ-гальтера, принца Августа, котораго самъ генеральный хоружій въ ПетербургЂ просилъ за него , и который, какъ писалъ сынъ въ одномъ письмЂ къ отцу , «не токмо мнЂ екстраординарно милостивъ, но наветъ (даже) точно приказалъ всегда бывать и являться во дворецъ, найпаче во время куртаковъ и баловъ, которые бываютъ по недЂлямъ, середамъ и суботамъ » Въ декабрЂ того же 1751 г. онъ былъ въ КилЂ съ своимъ лейбъ-драгунскимъ полкомъ, въ которомъ считался «первымъ и старшимъ порутчикомъ», будучи произведенъ въ него съ 1-го генваря, и пользовался особеннымъ отличіемъ командира, пЂхотнаго генералъ маіора фонъ-Борха , «подъ непосредственнымъ главнымъ комендорствомъ самаго НаслЂдника , пожаловавшаго ему при этомъ шпагу и до мундира офицерскаго аксельбантъ, и приказавшаго часто предъ себя являться,» «понеже сынъ нашъ Василь (писалъ старикъ къ женЂ 21-го генв., 1751 г., изъ Петербурга) въ великой милости у Его Императорскаго Высочества, Государя, Великаго Князя, и у Ея Высочества, Государыни, Великой Княгини, обрЂтается.» Въ апрЂлЂ этого года онъ провожалъ отца и новаго гетьмана до Новагорода, а по возвращеніи тотчасъ «Его Высочество нарочно къ нему на квартиру (въ домЂ гетьманскомъ) прислать изволилъ довЂдаться о его здоровьЂ, и тогда жъ пожаловалъ его новою шляпою.» За тЂмъ онъ получилъ отъ Государя НаслЂдника дорогой брильянтовый перстень, золотую табакерку и под. тому вещи. Въ началЂ іюля (4-го) извЂщалъ: «о себЂ же доношу, что почти весь прошедшій мЂсяцъ при Его Императорскомъ Высочест†находился то въ ПетергофЂ, то въ ОраніенбомЂ, а за прибытіемъ моимъ оттуда былъ ежеденно во дворцЂ;» потомъ, неизвЂстно въ какое именно время, отъЂхалъ въ Голштинію , потому что «будучи по именному Его Высочества Указу командированъ съ лагера при КилЂ (двухъ полковъ Голштинскихъ) съ репортами о вступленіи оныхъ въ обыкновенный компаментъ, тако жъ съ капраломъ и драгуномъ для показанія нашей /XVIII/ полевой екзерциціи , и для поднесенія обыкновеннаго шарфа, знака и шпонтона ГосударынЂ, Великой КнягинЂ, отъ Ея; новонабраннаго пЂхотнаго третяго полку,» онъ снова является 8-го іюля, 1752, въ ПетербургЂ, откуда немедленно слЂдуетъ ко Двору въ Ораніенбаумъ, «гдЂ того жъ дня еще дЂлалъ предъ лицемъ Ихъ Высочествъ и въ присутствіи всЂхъ придворныхъ дамъ и кавалеровъ новые Голштинскіе полевые екзерциціи, которыми Его Высочество, Государь, Великій Князь, весьма предоволенъ былъ, такъ что нЂсколько разъ тЂ жъ вновь дЂлать и повторять приказывать изволилъ.» Въ концЂ же августа онъ былъ усланъ обратно съ парою серебряныхъ литавръ, «которыми Его Высочество свой лейбъ-драгунскій полкъ жаловать изволилъ 14-го августа»; а отпуская Великій Князь «пожаловалъ его своимъ собственнымъ флигель-адъютантомъ и капитаномъ отъ кавалеріи.» Съ этЂхъ поръ новый флигель-адъютанть оставался въ Голштиніи почти два года, и бълъ посылаемъ съ порученіями отъ Государя НаслЂдника къ разнымъ Дворамъ; но въ концЂ 1754, какъ показують письма, былъ на родинЂ. По возвращеніи же въ Петербургъ, «съ 30 ноября (день пріЂзда своего) въ такъ тЂсненную должность вступилъ,» — пишетъ къ отцу отъ 3-го генваря, 1755 года, — «при моемъ ВсемилостивЂйшемъ ГосударЂ, что по сю пору не имЂлъ времени васъ о моемъ состояніи увЂдомить. Въ самый день моего прибытія получилъ именный Указъ тотъ моментъ явиться въ Дворецъ и прямо въ апартаментъ Его Императорскаго Высочества, въ которомъ уже самъ Государь меня дожидаться изволилъ и, по пожалованіи къ рукЂ, словесно указалъ быть въ должности моей, какъ флигель-адъютанту, при немъ безъ отлучки до первыхъ числъ іюня; а 18-го прошедшаго декабря, въ публичнаго стола въ ДворцЂ Его Высочество изволилъ пить публично мое здоровье, и Его Ясневельможности, Гетьману Малороссійскому, прилежно рекомендовать , при которомъ случаЂ я за столомъ, по должности моей, стоялъ.» Въ прочихъ письмахъ этого года такъ же не разъ повторяетъ, что «съ утра до вечера всегда въ одной комнатЂ я ни подъ какимъ видомъ отступить на самое малое время невозможно; безъ перемЂны всегда нахожусь въ единакой должности, и такъ туго привязанъ къ Высочайшей ПерсонЂ, что, кромЂ своей половины, никуда ходить не имЂю случая.» Но около половины апрЂля получилъ онъ приказъ Ђхать въ Голштинію, куда и отправился сухимъ путемъ черезъ Кенигсбергъ, Данцигъ и Дрезденъ, въ Гамбургъ и Киль. Тутъ пробылъ онъ вновь болЂе трехъ лЂтъ, не смотря на то , что при отъЂздЂ изъ Петербурга представлялъ Его Высочеству, что «за дряхлостію родителей въ такъ отдаленномъ мЂстЂ отъ отечества /XIX/ служить не въ состояніи.» Жизнь его въ Голштиніи, касательно содержанія, была незавидная, какъ онъ самъ въ письмахъ своихъ частр о томъ упоминаетъ: «и хотя нынЂ я дЂйствительно первой и старшій флигель-адъютантъ, однакъ, за худымъ состояніемъ казны, ни копЂйки мнЂ доводячогось жалованья не получаю.» Или: «по совЂсти увЂряю, что какъ возможно, бЂдно по солдатску жизнь свою провожаю, охраняя только свою бЂдную честишку.» Къ этому присоединились частыя болЂзни, въ которыхъ нужно было прибЂгать не разъ въ Пирмонтскимъ а Ахенскимъ водамъ, даже къ операціи. «Се уже седмый мЂсяцъ въ исходЂ (извЂщаетъ отъ 18 августа, 1758 года, изъ Гамбурга), что не могу ни умереть, ни къ найменьшему лучшему состоянію прійти. Какъ надъ живымъ тЂломъ анатомію дЂлать стали господа наши Кильскіе докторы, то мнЂ весьма туго пришло и чуть на той свЂтъ не дезертировялъ противъ своей охоты.» Въ слЂдующемъ году здоровье его нЂсколько поправилось, такъ что въ маЂ могъ отправиться изъ Киля въ свой полкъ и оный за маіора командовать, хотя, для конечнаго излЂченія, собирался, «ежели путь не заперть будеть военными партіями» (по случаю войны съ Пруссіей союзниковъ); побывать въ АхенЂ для употребленія водъ. ДальнЂйшія свЂдЂнія о флигель-адъютантЂ ХаненкЂ на этомъ прерываются; по крайней мЂрЂ, мнЂ неизвЂстно, воротился ли онъ въ Петербургъ къ Государю НаслЂднику, и пользовался ли прежнимъ его расположеніемъ. Кажется, родственникъ его, Андрей Васильевичъ Гудовичъ (сынъ генеральнаго подскарбія, Василія Андреевича) замЂнилъ его, послЂ своего пріЂзда, весной 1757 года, изъ Голштиніи въ Петербургь, куда, какъ увЂдомлялъ Ханенко отца (отъ 24 марта), онъ, въ чинЂ прапорщика отъ инфантеріи, Высочайшимъ Указомъ командированъ по первомъ мореплаваніи съ командою его чрезъ море въ Ораніенбомъ, «для показанія екзерцицій.» Въ Голштинію же Гудовичъ прибылъ съ другими Малороссіянами еще осенью, 1755 года. Знаю только, что по смерти Петра III, онъ, подобно другимъ, приближеннымъ къ нему, вышелъ въ отставку маіоромъ и жилъ въ своемъ имЂніи холостымъ.


Во время пребыванія Василія Ханенка въ КилЂ, отецъ, отъ 13 декабря, 1756 года, писалъ къ нему, между прочимъ, слЂд.: «Не можно ли тамъ достать какого добраго учителя , чтобъ сюда (въ Глуховъ) къ намъ выЂхалъ и завелъ гимназію, который тоже здЂсь, собравши учениковъ, хоча съ 10, можетъ хорошую имЂть пенсію, ибо оть всякой персоны можетъ /XX/ получать по 3 рубли въ мЂсяцъ, что чрезъ годъ учинить ему доходу триста рублей, а сверхъ того и квартера дастся.» Къ этому побуждала старика забота о младшемъ сынЂ, ИванЂ ХаненкЂ, которому онъ намЂревался дать такое же образованіе, какъ и старшему, и началъ съ того, что еще въ 1752 году «прибралъ его въ НЂмецкое платье,» — это, по тогдашнему, считалось шагомъ впередъ или прогрессомъ. Впрочемъ, только въ первыхъ числахъ декабря (4 — го), 1758 года, старикъ отправилъ въ Петербургъ этого сына, съ письмами къ Разумовскимъ, Теплову и др.; послЂдній отдалъ его съ племянниками своими (Кочубеемъ и Давидовымъ) въ ученіе Карлу Фридриху Модраху, на домъ, съ платою за обученіе, столъ , квартиру и свЂчи въ годъ 150 рублей. Какъ кончилось его воспитаніе, гдЂ, и когда поступилъ онъ на службу, не знаю съ точностію; знаю лишь, что онъ служилъ у графа Румянцева Задунайскаго, былъ его флигель-адъютантомъ, потомъ вышелъ въ отставку и, живя въ своемъ имЂніи , былъ по выборамъ предводителемъ дворянства Черниговской губерніи Погарскаго уЂзда (такъ сказано въ одномъ Послужномъ его СпискЂ), потомъ снова поступилъ въ полкъ, гдЂ служа, умеръ подполковникомъ. Онъ былъ женатъ на СофьЂ ГригорьевнЂ Горленковой и имЂлъ 7 сыновей и одну дочь: Александра, Николая, Евгенія, Льва, Павла, Венедикта, Ивана и Ульяну. Изъ нихъ первый служилъ въ Коллегіи Иностранныхъ ДЂлъ, потомъ секретаремъ при Посольст†въ Англіи , послЂ повЂтовымъ Суражскимъ маршаломъ , и имЂлъ чинъ статскаго совЂтника; второй и третій были моряки; прочіе же находились въ полевой службЂ, а дочь была въ замужест†за извЂстнымъ начальникомъ штаба Суворова, генераломъ Курисомъ. Изъ сыновей были женаты только два, первый и послЂдній, именно: Александръ Ивановичъ, на АлександрЂ СтаниславовнЂ Гольмской, и умеръ, не оставивъ потомства, да Иванъ Ивановичъ на ЕкатеринЂ ИвановнЂ Третьяковой; онъ скончался въ молодыхъ лЂтахъ, оставивъ вдову съ шестью дЂтьми; изъ нихъ три сына, всЂ женатые , Александръ, Иванъ и Михаилъ. Младшій, если не ошибаюсь, умеръ въ послЂднюю холеру, бывши почетнымъ попечителемъ Новгородъ-СЂверской Гимназіи, а прежде служилъ въ гвардіи, женатъ былъ на дочери графа Михайла Васильевича Гудовича и жилъ обыкновенно близъ Новгородъ-СЂверска, въ наслЂдственной деревнЂ, ЮхновЂ. Первые два и теперь живуть въ своихъ деревняхъ, Черниговской губерніи, и служать, кажется, по дворянскимъ выборамъ. Что до сестеръ, мнЂ извЂстны только имена ихъ: Елена, Екатерина и Анна. /XXI/

Заключая мое историческое свЂдЂніе о предпослЂднемъ Малороссійскомъ генеральномъ хоружемъ, еще разъ скажу, что другой его Діаріушъ или Журналъ, который велъ онъ изо дня въ день въ продолженіе безъ малаго 35-ти лЂтъ, а также и нЂкоторыя бумаги, имЂющія важность по отношенію къ его родинЂ, будутъ мною изданы въ свое время. Прошедшія судьбы Малой Россіи преимущественно должны останавливать вниманіе и заботливость на себЂ Малороссіянъ, сыновъ ея. Не позаботятся они о томъ , кто же станеть заботиться? Всякое уваженіе и значеніе наше исходятъ прежде всего отъ насъ самихъ, и отъ нашего самопознанія и самоуваженія. Не дивитєся сємоу: яко слъıшу, сужду, можетъ сказать намъ въ такомъ случаЂ каждый словами ВЂчной Правды.



О. Бодянскій


Москва

Марта 8-го,

1858.






ДІАРІУШЪ ИЛИ ЖУРНАЛЪ...











Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчани, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.