Попередня     Зміст     Наступна








ГПБ, F п IV 2

„Лаврентьевская летопись“ 1377 год.

[Нижний Новгород (?)].

Пергамен, Г (25,0x21,0). Устав и полуустав, 173 л.

(на л. 41-173 в 2 ст.). Переплет — доски в тисненой коже,

XVII в.


На л. 1 об. заставка тератологического стиля в красках. Инициалы (только на л. 1-23) и заголовки киноварные.

На л. 1 скорописью XVI-XVII вв.: „..лов[е?]ще[н]ск...“; здесь же скорописью начала XVII в.: „Книга Рожес(т)венсково манастыря | володимерскаго“ и почерком

XVIII в.: „Летописецъ“. Здесь же двустрочная вырезанная на пергамене надпись полууставом (не читается). Внизу листа видны отдельные буквы записи XVII (?) в., проявленной химическим реактивом (не читается). На л. 2 внизу почерком XVIII в.: „Летописецъ“. На л. 10 вверху почерком XVIII в.: „зде много листовъ нетъ“. На л. 164 внизу почерком XVIII в.: „...+ следующий листы по сему листу переложены“. На л. 172 об. — 173 послесловие писца киноварью: „Радуется купець прику|пъ створивъ, и кормьчии | въ отишье приставь, и стра|нник въ о(те)чьство [с]вое пришед, та|кож радуется и книжный списа|тель дошед конца книгам, також | и азъ худыи, недостойный и многогрешный рабъ б(о)жии I Лаврентеи мних. Началъ е|смъ писати книги | сия г(лаго)лемыи Летописець | м(е)с(я)ца генвар(я) въ 14 на памят(ь) | с(вя)т(ы)хъ о(те)ць наших аввад, в Синаи | и в Раифе избьеных, князю | великому Дмитрию Костянти|новичю, а по бл(аго)с(ло)в(е)нью с(вя)щ(е)ньна|го еп(и)с(ко)па Дионисья. И конча|лъ есмъ м(е)с(я)ца марта въ 20 | на памят(ь) с(вя)т(ы)хъ о(те)ць наших, иже | в монастыри с(вя)таго Савы избь|еных от срацинъ, в лет(о) 68|85 [1377] при бл(а)говерном и х(ри)с(т)олюби|вом кн(я)зи великом Дмитрии Ко|стянтиновичи и при еп(и)с(ко)пе | нашем х(ри)с(т)олюбивем с(вя)щенномъ | Дио[ни]сье суждальском и новго|родьском и городьском. И ныне, | г(о)с(по)да о(т)ци и брат(и)я, оже ся где | буду описалъ или переписать или не дописалъ, чтите | исправливая б(ог)а деля, а не | клените, занеже книгы ве[тшаны, а оумъ молодь, не до|шел. Слышите Павла ап(о)с(то)ла | гл(аголю)ща: не клените, но бл(а)г(о)с(ло)ви|те. А со всеми нами хр(е)с(т)ьяны Х(ристо)съ б(ог)ъ наш, с(ы)нъ б(ог)а живаго, ему | же слава, и держава, и ч(е)сть, и | покланянье со о(т)ц(е)мъ и с | с(вя)т(ы)мъ д(у)х(о)мъ и ныня и прис(но) въ | векы, аминь“. На л. 173 скорописью XVII в.: „а сю книгу | прознаменовал Оле|ксеи Федоров с(ы)нъ Зубатого, писал | и сам над нею сидел“. На л. 173 и 173 об. пробы пера и библиотечные пометы.

Рукопись в конце XVIII в. принадлежала графу А. И. Мусину-Пушкину. Существуют две версии рассказа о том, как Лаврентьевская летопись поступила в коллекцию А. И. Мусина-Пушкина. Обе сообщены К. Ф. Калайдовичем. По одной версии, А. И. Мусин-Пушкин купил рукопись вместе с ворохом других древних рукописей и книг, оставшихся после секретаря Петра I П. Н. Крекшина (Калайдович К. Ф. Записки для биографии е. с. графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина. — „Вестник Европы“, ч. LXXII. М., 1813, ноябрь, с. 78-79). В. С. Сопиков, через которого были проданы рукописи П. Н. Крекшина, опроверг эту версию (Письма В. С. Сопикова к К. Ф. Калайдовичу. Сообщил И. Шляпкин. Спб., 1883, с. 10, из письма от 5 дек. 1813 г.). Поэтому К. Ф. Калайдович, публикуя одиннадцать лет спустя биографию А. И. Мусина-Пушкина, рассказал историю приобретения Лаврентьевской летописи иначе. Согласно этой второй версии, рукопись была доставлена графу, „как сказывают“, из владимирского Рождественского монастыря (Калайдович К. Биографические сведения о жизни, ученых трудах и собрании российских древностей графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина. — „Записки и труды ОИДР“, ч. II. М., 1824, отд. II, с. 13). Последний рассказ более правдоподобен, так как А. И. Мусин-Пушкин занимал должность обер-прокурора св. Синода и широко пользовался служебным положением для пополнения личного собрания рукописями и другими древностями из монастырских библиотек, а Лаврентьевская летопись, судя по записи XVII в., хранилась именно во владимирском Рождественском монастыре. Но по архивным документам, которые найдены Г. Н. Моисеевой и опубликованы Г. М. Прохоровым (Прохоров Г. М. Кодикологический анализ Лаврентьевской летописи, с. 84, примеч. 26), рукопись после Владимира находилась в библиотеке Софийского собора в Новгороде и поступила в собрание А. И. Мусина-Пушкина из Новгорода в 1791 г. В 1811 г. А. И. Мусин-Пушкин преподнес Лаврентьевскую летопись Александру I, и с тех пор она хранится в Публичной библиотеке.


Из книги Г. И. Вздорнова «Искусство книги в Древней Руси. Рукописная книга Северо-Восточной Руси XII — начала XV веков». Москва, Искусство, 1980.









Попередня     Зміст     Наступна


Шевченківські читання в cпільноті ua_kobzar:

Борис Грінченко:   Ми певні, що в українській літературі з’явиться ще багато діячів, рівних Шевченкові талантом, але не буде вже ні одного рівного йому своїм значенням у справі нашого національного відродження: будуть великі письменники, але не буде вже пророків. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter.