Попередня     Головна     Наступна





Б.М.КЛОСС

Предисловие к изданию: Летописный сборник, именуемый летописью Авраамки. (ПСРЛ. Том XVI). — М., 2000.


В составе XVI тома Полного собрания русских летописей переиздается текст Летописного сборника, получившего в литературе название «Летописи Авраамки». Памятник содержит ценнейшие сведения по истории средневековой Руси, ее культуре, праву, литературе, а также фрагменты переводных византийских хроник. Но первое издание, вышедшее в 1889 г., стало библиографической редкостью, что затрудняет использование этого важного источника в исследованиях по древнерусской истории 1.

Существенные коррективы следует внести и в описание рукописи «Летописи Авраамки». Летописный сборник найден А. В. Рачинским в Полоцке и подарен им Виленской Публичной библиотеке, в 1866 г. сборник передан в имп. Археографическую комиссию для издания (которое вышло в свет в 1889 г.). Одно время рукопись считалась утраченной 2. Современный шифр кодекса: Рукописное собрание Центральной научной библиотеки Академии наук Литвы, F 22—49.

Еще первые публикаторы выделяли в сборнике две части: листы 1—436 (на самом деле — л. 1—435 об.) писаны «полууставом конца XV — начала XVI в.» (что ошибочно), с оборота же листа 436 до конца (на самом деле — с л. 436) — «скорописью того же времени» (ошибка: полууставом, но более мелким). При описании не выявлено количество почерков сборника, не указаны филиграни и не определена их датировка. К сожалению, в последнем описании сборника (названного Виленским списком), осуществленном в издании белорусско-литовских летописей в составе XXXV тома ПСРЛ в 1980 г., новых данных о рукописи не приводится и просто повторено описание 1889 г.3

Из объяснения, предложенного первыми публикаторами XVI тома ПСРЛ, следовало, что обе части сборника — одного времени, поэтому запись некоего Авраамки (находящаяся во второй части сборника) о написании «сей книги, глаголемой летописец» в 1495 г. в городе Смоленске, могла рассматриваться как свидетельство о составлении всего сборника в 1495 г. Именно такая точка зрения возобладала в последующей литературе. Однако палеографически «Летопись Авраамки» изучена не была, достоверность записи самого Авраамки не подтверждена. В связи с этим возникает необходимость дать новое описание рукописи.

Сборник ЦНБ АН Литвы, F 22—49 представляет рукопись в четвертую долю, на 450 листах. Начало и конец утрачены. В рукописи различаются два почерка: первым почерком переписаны л. 1—435 об., вторым почерком — л. 436—450 об. Судя по записи, находящейся на л. 436—436 об., почерк второй части принадлежит смоленскому писцу Авраамке.

Филиграни первой части сборника:

1) Якорь (л. 1—267, 365—388), три варианта: первый вариант — Пиккар, II, № 826 (1465 г.), второй вариант — Пиккар, II, № 574 (1460, 1461 гг.), третий вариант —Пиккар, II, № 775 (1463 г.).

2) Маленькая голова быка под стержнем с перекрестием (л. 268—345, 353—360), два варианта: первый вариант — Лихачев, № 1115 (1466 г.), второй вариант — Лихачев, № 2932 (1473 г.).

3) Корона (л. 346—352, 361—364, 389—435), два варианта: первый вариант — Лихачев, № 1069 (1464 г.), второй вариант — Лихачев, № 1071 (1464 г.).

С учетом того обстоятельства, что летописный свод, заключенный в первой части сборника, доводит изложение до 1469 г., первая часть рукописи ЦНБ АН Литвы, F 22—49 должна датироваться концом 60-х — началом 70-х годов XV века.

Вторая часть сборника написана на бумаге с филигранью: Голова быка под крестом, обвитым змеей — два варианта, различающиеся количеством понтюзо. Оба варианта представлены в альбоме Пиккара, XVI, № 175: вариант с двумя понтюзо датируется 1493 г., вариант с тремя понтюзо — 1496—1502 гг. Водяные знаки второй части, следовательно, не противоречат записи писца Авраамки на л. 436—436 об. о написании этой части сборника в 1495 г.: «В лЂто 7003 написана бысть сиа книга, глаголемый лЂтописець, во граде СмоленсцЂ, при дръжа†великого князя Александра, изволениемъ Божиим и повелением господина владыкы епископа Смоленъского Иосифа, рукою многогрЂшнаго раба Божиа Авраамъка ...» (в издании запись воспроизведена с ошибками).

Таким образом, «Летопись Авраамки» представляет собой по существу сборник-конволют, состоящий из древнего основания (л. 1—135), датируемого концом 60-х —началом 70-х годов XV в., и последующей части (л. 436—450), написанной Авраамкой в Смоленске в 1495 году по благословению епископа Иосифа. При этом Повесть о тверском епископе Арсении оказалась разделенной на две половины: древний текст на л. 435 об. кончается словами «исчезе доброта, и умножися злоба, друзи невЂрни, церк...», а продолжение, писанное уже рукой Авраамки, читается на л. 436 — «ви бес пастыря, путие нощью, свЂща угасе...». Обратив внимание, что конечная тетрадь древней части лишена последнего листа, приходим к заключению, что оторвавшийся лист с окончанием Повести об Арсении был переписан Авраамкой на новой бумаге, после чего он поместил свою приписку, а с л. 437 и до конца рукописи стал переписывать Летопись великих князей литовских (последняя публикация которой осуществлена в XXXV томе ПСРЛ).

Ранняя датировка первой части сборника ЦНБ АН Литвы, F 22—49 позволяет поновому оценить значение содержащегося в ней летописного памятника. Характеристику его дал в своих трудах А. А. Шахматов: сборник начинается особой хронографической компиляцией, основанной на тексте Палеи; затем следует русская летопись, которая в части до 1309 г. определена как извлечение из гипотетического «Свода 1448 г.», статьи 1309—1446 гг. совпадают с Новгородской 5-ой летописью, далее до 1469 г. изложены новгородские известия; после окончания летописного текста помещены родословные, юридические и хронологические статьи, сходные с аналогичными статьями Комиссионного списка Новгородской 1-ой летописи, и фрагмент из Новгородской 4-ой летописи младшей редакции за 945—988 гг.4 Не зная точной датировки основных частей «Летописи Авраамки», А. А. Шахматов колебался в определении творческого вклада в составление сборника самого Авраамки. Теперь становится ясно, что Авраамка переписал в 1495 г. лишь л. 436—450 об. (т. е. вторую часть сборника) и не имел никакого отношения к составлению более ранних предшествовавших текстов. Иначе определяется в настоящее время и характер начальной части летописи (до 1309 г.): здесь представлен Краткий новгородский летописец, основанный на Новгородской 4-ой летописи, причем текст дополнен известиями летописного памятника, сходного с Сокращенными сводами конца XV века 5.


Б. М. КЛОСС

доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН





Примечания


1 Даже несмотря на осуществленное в 1973 г. в Западной Германии репринтное воспроизведение XVI тома ПСРЛ (Brücken-Verlag — Düsseidorf, 1973).

2 Лихачев Д. С. Русские летописи и их культурно-историческое значение. М.; Л., 1947. С. 465—467.

3 ПСРЛ. Т. 35. М., 1980. С. 7—8.

4 Шахматов А. А. Обозрение русских летописных сводов XIV—XVI вв. М.; Л., 1938. С. 231—255.

5 Клосс Б. М., Лурье Я. С. Русские летописи XI—XV вв.: (Материалы для описания) // Методические рекомендации по описанию славяно-русских рукописей для Сводного каталога рукописей, хранящихся в СССР. Вып. 2. М., 1976. С. 91-94; Лурье Я. С. Общерусские летописи XIV—XV вв. Л., 1976. С. 87—91; Лурье Я. С. Авраамка // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2 (вторая половина XIV—XVI в.). Ч. 1. Л., 1988. С. 5—6.














Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчани, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.