Попередня     Головна     Наступна





В лЂто 6453 [945]. В се же лЂто рекоша дружина Игореви: «Отроци СвЂньлъжи изодЂлися суть оружьемъ и порты, а мы нази. Поиди, княже, с нами в дань, да и ты добудеши и мы». И послуша ихъ Игорь, иде в Дерева в дань, и примышляше къ первой дани, и насиляше имъ и мужи его. Возьемавъ дань, поиде въ градъ свой. Идущу же ему въспять, размысливъ, рече дружинЂ своей: «ИдЂте съ данью домови, а я возъвращюся, похожю и еще». Пусти дружину свою домови, съ маломъ же дружины возъвратися, желая больша имЂнья. Слышавше же деревляне, яко опять идеть, сдумавше со княземъ своимъ Маломъ: «Аще ся въвадить волкъ в овцЂ, то выносить все стадо, аще не убьють его; тако и се, аще не убьемъ его, то вся ны погубить». И послаша к нему, глаголюще: «Почто идеши опять? Поималъ еси всю дань». И не послуша ихъ Игорь, и вышедше изъ града ИзъкоръстЂня деревлене убиша Игоря и дружину его; бЂ бо ихъ мало. И погребенъ бысть Игорь, и есть могила его у ИскоръстЂня града в ДеревЂхъ и до сего дне.

Вольга же бяше в Кие†съ сыномъ своимъ съ дЂтьскомъ Святославомъ, и кормилець его Асмудъ, и воевода бЂ СвЂнелдъ, — то же отець Мистишинъ. РЂша же деревляне: «Се князя убихомъ рускаго; поимемъ жену его Вольгу за князь свой Малъ и Святослава, и створимъ ему, якоже хощемъ». И послаша деревляне лучьшие мужи, числомъ 20, въ лодьи к ОльзЂ, и присташа подъ Боричевымъ в лодьи. БЂ бо тогда вода текущи въздолЂ горы Киевьския, и на подольи не сЂдяху людье, но на горЂ. Градъ же бЂ Киевъ, идеже есть нынЂ дворъ Гордятинъ и Никифоровъ, а дворъ княжь бяше в городЂ, идеже есть нынЂ дворъ Воротиславль и Чюдинъ, а перевЂсище бЂ внЂ града, и бЂ внЂ града дворъ другый, идЂже есть дворъ демьстиковъ за святою Богородицею; надъ горою дворъ теремный, бЂ бо ту теремъ каменъ, \70\ И повЂдаша ОльзЂ, яко деревляне придоша, и возва я̀̀ Ольга къ собЂ и рече имъ: «Добри гостье придоша». И рЂша деревляне: «Придохомъ, княгине». И рече имъ Ольга: «Да глаголите, что ради придосте сЂмо?». РЂша же древляне: «Посла ны Дерьвьска земля, рькуще сице: мужа твоего убихомъ, бяше бо мужь твой аки волкъ восхищая и грабя, а наши князи добри суть, иже распасли суть Деревьску землю, да поиди за князь нашь за Малъ»; бЂ бо имя ему Малъ, князю дерьвьску. Рече же имъ Ольга: «Люба ми есть рЂчь ваша, уже мнЂ мужа своего не крЂсити; но хочю вы почтити наутрия предъ людьми своими, а ныне идЂте в лодью свою, и лязите в лодьи величающеся, и азъ утро послю по вы, вы же рьцЂте: не едемъ на конЂх, ни пЂши идемъ, но понесЂте ны в лодьЂ; и възнесуть вы в лодьи»; и отпусти я̀ в лодью. Ольга же повелЂ ископати яму велику и глубоку на дворЂ теремьстЂмь, внЂ града. И заутра Волга, сЂдящи в теремЂ, посла по гости, и придоша к нимъ, глаголюще: «Зоветь вы Ольга на честь велику». Они же рЂша: «Не едемъ на конихъ, ни на возЂхъ, ни пЂши идемъ, понесЂте ны в лодьи». РЂша же кияне: «Намъ неволя; князь нашь убьенъ, а княгини наша хочетъ за вашь князь»; и понесоша я̀ в лодьи. Они же сЂдяху в перегъбЂх въ великихъ сустугахъ гордящеся. И принесоша я̀ на дворъ к ОльзЂ, и, несъше, вринуша ѐ въ яму и с лодьею. Приникъши Ольга и рече имъ: «Добра ли вы честь?». Они же рЂша: «Пуще ны Игоревы смерти». И повелЂ засыпати я̀ живы, и посыпаша я̀.

И пославши Ольга къ деревляномъ, рече имъ: «Да аще мя просите право, то пришлите мужа нарочиты, да в велицЂ чти приду за вашь князь, еда не пустять мене людье киевьстии». Се слышавше деревляне, избраша лучьшие мужи, иже дерьжаху Деревьску землю, и послаша по ню. Деревляномъ же пришедъшимъ, повелЂ Ольга мовь створити, рькуще сице: «Измывшеся придите ко мнЂ». Они же пережьгоша истопку, и влЂзоша деревляне, начаша ся мыти; и запроша о нихъ истобъку, и повелЂ зажечи я̀ отъ дверий, ту изгорЂша вси.

И посла къ деревляномъ, рькущи сице: «Се уже иду к вамъ, да пристройте меды многи в градЂ, идеже убисте мужа моего, да поплачюся надъ гробомъ его, и створю трызну мужю своему». Они же, то слышавше, съвезоша меды многи зЂло, и възвариша. Ольга же, поимши мало дружины, легъко идущи приде къ гробу его, и плакася по мужи своемъ. И повелЂ людемъ своимъ съсути могилу велику, и яко соспоша, и повелЂ трызну творити. Посемь сЂдоша деревляне пити, и повелЂ Ольга отрокомъ своимъ служити пред ними. И рЂша деревляне к ОльзЂ: «КдЂ суть дружина наша, ихъ же послахомъ по тя?». \72\ Она же рече: «Идуть по мнЂ съ дружиною мужа моего». И яко упишася деревляне, повелЂ отрокомъ своимъ пити на ня, а сама отъиде кромЂ, и повелЂ дружинЂ своей сЂчи деревляны; и исЂкоша ихъ 5000. А Ольга возъвратися Киеву, и пристрои вои на прокъ ихъ.


Начало княженья Святославля, сына Игорева.

В лЂто 6454 [946]. Ольга съ сыномъ своимъ Святославомъ собра вои много и храбры, и иде на Дерьвьску землю. И изидоша деревляне противу. И сънемъшемася обЂма полкома на скупь, суну копьемъ Святославъ на деревляны, и копье летЂ сквозЂ уши коневи, и удари в ноги коневи, бЂ бо дЂтескъ. И рече СвЂнелдъ и Асмолдъ: «Князь уже почалъ; потягнЂте, дружина, по князЂ». И побЂдиша деревляны. Деревляне же побЂгоша и затворишася въ градЂхъ своих. Ольга же устремися съ сыномъ своимъ на ИскоростЂнь градъ, яко тЂе бяху убили мужа ея, и ста около града с сыномъ своимъ, а деревляне затворишася въ градЂ, и боряхуся крЂпко изъ града, вЂдЂху бо, яко сами убили князя и на что ся предати. И стоя Ольга лЂто, и не можаше взяти града, и умысли сице: посла ко граду, глаголюще: «Что хочете досЂдЂти? А вси гради ваши предашася мнЂ, и ялися по дань, и дЂлають нивы своя и землЂ своя; а вы хочете изъмерети гладомъ, не имучеся по дань». Деревляне же рекоша: «Ради ся быхомъ яли по дань, но хощеши мьщати мужа своего». Рече же имъ Ольга, яко «Азъ мьстила уже обиду мужа своего, когда придоша Киеву, второе, и третьее, когда творихъ трызну мужеви своему. А уже не хощю мъщати, но хощю дань имати помалу, и смирившися с вами поиду опять». Рекоша же деревляне: «Што хощеши у насъ? Ради даемъ медомь и скорою». Она же рече имъ: «НынЂ у васъ нЂсть меду, ни скоры, но мало у васъ прошю: дайте ми от двора по 3 голуби да по 3 воробьи. Азъ бо не хощю тяжьки дани възложити, якоже и мужь мой, сего прошю у васъ мало. Вы бо есте изънемогли в осадЂ, да сего у васъ прошю мала». Деревляне же ради бывше, и собраша от двора по 3 голуби и по 3 воробьи, и послаша к ОльзЂ с поклономъ. Вольга же рече имъ: «Се уже есте покорилися мнЂ и моему дЂтяти, а идЂте въ градъ, а я заутра отступлю от града, и поиду въ градо свой». Деревляне же ради бывше, внидоша въ градъ, и повЂдаша людемъ, и обрадовашася людье въ градЂ. Волга же раздая воемъ по голуби комуждо, а другимъ по воробьеви, и повелЂ къ коемуждо голуби и къ воробьеви привязывати цЂрь, обертывающе въ платки малы, нитъкою поверзывающе къ коемуждо ихъ. И повелЂ Ольга, яко смерчеся, пустити голуби и воробьи воемъ своимъ. \74\ Голуби же и воробьеве полетЂша въ гнЂзда своя, голуби въ голубники, врабьЂве же подъ стрЂхи; и тако възгарахуся голубьници, ово клЂти, ово вежЂ, ово ли одрины, и не бЂ двора, идеже не горяше и не бЂ льзЂ гасити, вси бо двори възгорЂшася. И побЂгоша людье изъ града, и повелЂ Ольга воемъ своимъ имати а̀. Яко взя градъ и пожьже и́, старЂйшины же града изънима, и прочая люди овыхъ изби, а другия работЂ предасть мужемъ своимъ, а прокъ их остави платити дань.

И възложиша на ня дань тяжьку; 2 части дани идета Киеву, а третьяя Вышегороду к ОльзЂ; бЂ бо Вышегородъ градъ Вользинъ. И иде Вольга по ДерьвьстЂй земли съ сыномъ своимъ и съ дружиною, уставляющи уставы и уроки; и суть становища еЂ и ловища. И приде въ градъ свой Киевъ съ сыномъ своимъ Святославомъ, и пребывши лЂто едино.

В лЂто 6455 [947]. Иде Вольга Новугороду, и устави по-МьстЂ повосты и дани и по ЛузЂ оброки и дани; и ловища ея суть по всей земли, знамянья и мЂста и повосты, и сани ее стоять въ Плеско†и до сего дне, и по ДнЂпру перевЂсища и по ДеснЂ, и есть село ее Ольжичи и доселе. И изрядивше, възратися къ сыну своему Киеву, и пребываше с нимъ въ любъви.

В лЂто 6456 [948].

В лЂто 6457 [949].

В лЂто 6458 [950].

В лЂто 6459 [951].

В лЂто 6460 [952].

В лЂто 6461 [953].

В лЂто 6462 [954].

В лЂто 6463 [955]. Иде Ольга въ Греки, и приде Царюгороду. БЂ тогда царь Костянтинъ, сынъ Леоновъ; и приде к нему Ольга, и видЂвъ ю̀ добру сущю зЂло лицемъ и смыслену, удививъся царь разуму ея, бесЂдова к ней, и рекъ ей: «Подобна еси царствовати въ градЂ с нами». Она же, разумЂвши, рече ко царю: «Азъ погана есмь, да аще мя хощеши крестити, то крести мя самъ; аще ли, то не крещюся»; и крести ю̀ царь с патреархомъ. ПросвЂщена же бывши, радовашеся душею и тЂломъ; и поучи ю патреархъ о вЂрЂ, и рече ей: «Благословена ты в женах руских, яко возлюби свЂтъ, а тьму остави. Благословити тя хотять сынове рустии и в послЂдний родъ внукъ твоих». И заповЂда ей о церковномь уставЂ, о молит†и о постЂ, о милостыни и о въздержаньи тЂла чиста. Она же, поклонивши главу, стояше, аки губа напаяема, внимающи ученья; и поклонившися патреарху, глаголющи: «Молитвами твоими, владыко, да схранена буду от сЂти неприязньны». БЂ же речено имя ей во крещеньи Олена, якоже и древняя цариця, мати Великаго Костянтина. И благослови ю̀ патреархъ, и отпусти ю̀. И по крещеньи возва ю̀ царь, и рече ей: «Хощю тя пояти собЂ женЂ». Она же рече: «Како хочеши мя пояти, крестивъ мя самъ и нарекъ мя дщерею? А въ хрестеянехъ \76\ того нЂсть закона, а ты сам вЂси». И рече царь: «Переклюкала мя еси, Ольга». И дасть ей дары многи, злато и сребро, паволоки и съсуды различныя, и отпусти ю̀, нарекъ ю̀ дъщерью собЂ. Она же хотящи домови, приде къ патреарху, благословенья просящи на домъ, и рече ему: «Людье мои погани и сынъ мой, дабы мя богъ съблюлъ от всякого зла». И рече патреархъ: «Чадо вЂрное! Во Христа крестилася еси, и во Христа облечеся, Христосъ имать схранити тя: якоже схрани Еноха в первыя роды, и потомъ Ноя в ковчезЂ, Аврама от Авимелеха, Лота от содомлянъ, МоисЂя от Фараона, Давыда от Саула, 3 отроци от пещи, Данила от звЂрий, тако и тя избавить от неприязни и от сЂтий его»; и благослови ю̀ патреархъ, и иде с миромъ въ свою землю, и приде Киеву. Се же бысть, якоже при СоломанЂ приде царица ефиопьская к Соломану, слышати хотящи премудрости Соломани, и многу мудрость видЂ и знамянья: тако же и си блаженая Ольга искаше доброЂ мудрости божьа, но она человЂчески, а си божья. «Ищющи бо мудрости обрящють»; «Премудрость на исходищихъ поется, на путехъ же деръзновенье водить, на краихъ же забральныхъ проповЂдаеть, во вратЂхъ же градныхъ дерзающи глаголеть: елико бо лЂтъ незлобивии держатся по правду...». Си бо отъ възраста блаженая Ольга искаше мудростью, что есть луче всего въ свЂтЂ семь, налЂзе бисеръ многоцЂненъ, еже есть Христосъ. Рече бо Соломанъ: «Желанье благовЂрныхъ наслажаетъ душю»; и «Приложиши сердце твое в разумъ»; «Азъ любящая мя люблю, и ищющии мене обрящуть мя». Господь рече: «Приходящаго ко мнЂ не изжену вонъ».

Си же Ольга приде Киеву, и присла к ней царь гречьский, глаголя, яко «Много дарихъ тя. Ты бо глаголаше ко мнЂ, яко аще возъвращюся в Русь, многи дары прислю ти: челядь, воскъ и скъру, и вои в помощь». ОтвЂщавши Ольга, и рече къ сломъ: «Аще ты, рьци, тако же постоиши у мене в ПочайнЂ, якоже азъ в Суду, то тогда ти дамь». И отпусти слы, съ рекъши.

Живяше же Ольга съ сыном своимъ Святославомъ; и учашеть и́ мати креститися, и не брежаше того ни во уши приимати; но аще кто хотяше креститися, не браняху, но ругахуся тому. «НевЂрнымъ бо вЂра хрестьяньска уродьство есть»; «Не смыслиша бо, ни разумЂша во тьмЂ ходящии», и не вЂдять славы господня; «ОдебелЂша бо сердца ихъ, ушюма тяжько слышати, а очима видЂти». Рече бо Соломанъ: «Дела нечестивыхъ далече от разума», «Понеже звахъ вы, и не послушасте мене, прострохъ словеса, и не внимасте, но отмЂтасте моя свЂты, моихъ же обличений не внимасте»; «ВъзненавидЂша бо премудрость, а страха господня \78\ не изволиша, ни хотяху моихъ внимати свЂтъ, подражаху же мои обличенья». Якоже бо Ольга часто глаголашеть: «Азъ, сыну мой, бога познахъ и радуюся; аще ты познаеши, и радоватися почнешь». Онъ же не внимаше того, глаголя: «Како азъ хочю инъ законъ прияти единъ? А дружина моа сему смЂятися начнуть». Она же рече ему: «Аще ты крестишися, вси имуть тоже створити». Он же не послуша матере, творяше норовы поганьския, не вЂдый, аще кто матере не послушаеть, в бЂду впадаеть, якоже рече: «Аще кто отца ли матере не послушаеть, то смерть прииметь». Се же к тому гнЂвашеся на матерь. Соломанъ бо рече: «Кажай злыя приемлеть собЂ досаженье, обличаяй нечестиваго поречеть собЂ; обличенья бо нечестивымъ мозолие суть. Не обличай злыхъ, да не възненавидять тебе». Но обаче любяше Ольга сына своего Святослава, рькущи: «Воля божья да будеть; аще богъ хощеть помиловати рода моего и землЂ РускиЂ, да възложить имъ на сердце обратитися къ богу, якоже и мнЂ богъ дарова». И се рекши, моляшеся за сына и за люди по вся нощи и дни, кормящи сына своего до мужьства его и до взраста его.

В лЂто 6464 [956].

В лЂто 6465 [957].

В лЂто 6466 [958].

В лЂто 6467 [959].

В лЂто 6468 [960].

В лЂто 6469 [961].

В лЂто 6470 [962].

В лЂто 6471 [963].

В лЂто 6472 [964]. Князю Святославу възрастъшю и възмужавшю, нача вои совкупляти многи и храбры, и легъко ходя, аки пардусъ, войны многи творяше. Ходя возъ по собЂ не возяше, ни котьла, ии мясъ варя, но потонку изрЂзавъ конину ли, звЂрину ли или говядину на углех испекъ ядяше, ни шатра имяше, но подъкладъ постлавъ и сЂдло в головахъ; тако же и прочии вои его вси бяху. И посылаше къ странамъ, глаголя: «Хочю на вы ити». И иде на Оку рЂку и на Волгу, и налЂзе вятичи, и рече вятичемъ: «Кому дань даете?». Они же рЂша: «Козаромъ по щьлягу от рала даемъ».

В лЂто 6473 [965]. Иде Святославъ на козары; слышавше же козари, изидоша противу съ княземъ своимъ Каганомъ, и съступишася битися, и бывши брани, одолЂ Святославъ козаромъ и градъ ихъ и БЂлу Вежю взя. И ясы побЂди и касогы.

В лЂто 6474 [966]. Вятичи побЂди Святославъ, и дань на нихъ възложи.

В лЂто 6475 [967]. Иде Святославъ на Дунай на Болгары. И бившемъся обоимъ, одолЂ Святославъ болгаромъ, и взя городъ 80 по Дунаеви, и сЂде княжа ту въ Переяславци, емля дань на грьцЂх.

В лЂто 6476 [968]. Придоша печенЂзи на Руску землю первое, а Святославъ бяше Переяславци, и затворися Волга въ градЂ со унуки своими, Ярополкомъ и Ольгомъ и Володимеромъ, въ градЂ КиевЂ. И оступиша печенЂзи градъ в силЂ велицЂ, бещислено множьство около града, и не бЂ льзЂ изъ града \80\ вылЂсти, ни вЂсти послати; изнемогаху же людье гладомъ и водою. Собравшеся людье оноя страны ДнЂпра в лодьяхъ, об ону страну стояху, и не бЂ льзЂ внити в Киевъ ни единому ихъ, ни изъ града к онЂмъ. И въстужиша людье въ градЂ и рЂша: «НЂсть ли кого, иже бы моглъ на ону страну дойти и речи имъ: аще не подступите заутра, предатися имамъ печенЂгомъ?» И рече единъ отрокъ: «Азъ преиду». И рЂша: «Иди». Онъ же изиде изъ града с уздою, и ристаше сквозЂ печенЂги, глаголя: «Не видЂ ли коня никтоже?». БЂ бо умЂя печенЂжьски, и мняхуть и́ своего. И яко приближися к рЂцЂ, свергъ порты сунуся въ ДнЂпръ, и побреде. ВидЂвше же печенЂзи, устремишася на нь, стрЂляюще его, и не могоша ему ничтоже створити. Они же видЂвше с оноя страны, и приЂхаша в лодьи противу ему, и взяша и́ в лодью и привезоша и́ къ дружинЂ. И рече имъ: «Аще не подступите заутра къ городу, предатися хотять людье печенЂгомъ». Рече же воевода ихъ, имянемъ ПрЂтичь: «Подъступимъ заутра в лодьях, и, попадше княгиню и княжичЂ, умчимъ на сю страну. Аще ли сего не створимъ, погубити ны имать Святославъ». Яко бысть заутра, всЂдъше в лодьи противу свЂту и въструбиша вельми, и людье въ градЂ кликнуша. ПеченЂзи же мнЂша князя пришедша, побЂгоша разно от града. И изиде Ольга со унуки и с людми к лодьямъ. ВидЂвъ же се князь печенЂжьский, възратися единъ къ воеводЂ ПрЂтичю и рече: «Кто се приде?». И рече ему: «Людье оноя страны». И рече князь печенЂжьский: «А ты князь ли еси?». Онъ же рече: «Азъ есмь мужь его, и пришелъ есмь въ сторожЂх, и по мнЂ идеть полкъ со княземъ, бе-щисла множьство». Се же рече, грозя имъ. Рече же князь печенЂжьский къ ПрЂтичю: «Буди ми другъ». Онъ же рече: «Тако створю». И подаста руку межю собою, и въдасть печенЂжьский князь ПрЂтичю конь, саблю, стрЂлы. Онъ же дасть ему бронЂ, щитъ, мечь. И отступиша печенЂзи от града, и не бяше льзЂ коня напоити: на Лыбеди печенЂзи. И послаша кияне къ Святославу, глаголюще: «Ты, княже, чюжея земли ищеши и блюдеши, а своея ся охабивъ, малы бо насъ не взяша печенЂзи, и матерь твою и дЂти твои. Аще не поидеши, ни обраниши насъ, да паки ны возмуть. Аще ти не жаль очины своея, ни матере, стары суща, и дЂтий своих?» То слышавъ Святославъ, вборзЂ всЂде на конЂ съ дружиною своею, и приде Киеву, цЂлова матерь свою и дЂти своя, и съжалися о бывшемъ от печенЂгъ. И собра вои, и прогна печенЂги в поли, и бысть миръ.

В лЂто 6477 [969]. Рече Святославъ къ матери своей и къ боляромъ своимъ: «Не любо ми есть в Кие†быти, хочю жити в Переяславци на Дунаи, яко то есть середа земли моей, яко ту вся благая сходятся; \82\ от Грекъ злато, паволоки, вина и овощеве розноличныя, изъ Чехъ же, из Угорь сребро и комони, из Руси же скора и воскъ, медъ и челяд». Рече ему Волга: «Видиши мя болну сущю; камо хощеши отъ мене ити?» — бЂ бо разболЂлася уже. Рече же ему; «Погребъ мя иди, ямо же хочеши». По трех днехъ умре Ольга, и плакася по ней сынъ ея, и внуци ея, и людье вси плачемъ великомь, и несоша и погребоша ю̀ на мЂстЂ. И бЂ заповЂдала Ольга не творити трызны над собою, бЂ бо имущи презвутеръ, сей похорони блаженую Ольгу.

Си бысть предътекущия крестьяньстЂй земли, аки деньница предъ солнцемь и аки зоря предъ свЂтомъ. Си бо сьяше аки луна в нощи, тако и си в невЂрныхъ человЂцехъ свЂтящеся, аки бисеръ в калЂ: кальни бо бЂша грЂхомъ, неомовени крещеньемь святымь. Си бо омыся купЂлью святою, и совлечеся греховныя одежа ветхаго человЂка Адама, и въ новый Адамъ облечеся, еже есть Христосъ. Мы же рцЂмъ к ней: «Радуйся, руское познанье къ богу, начатокъ примиренью быхомъ». Си первое вниде в царство небесное от Руси, сию бо хвалят рустие сынове аки началницю: ибо по смерти моляше бога за Русь. Праведныхъ бо душа не умирают, якоже рече Соломанъ: «Похваляему праведному възвеселятся людье», бесъсмертье бо есть память его, яко от бога познавается и от человЂкъ. Се бо вси человЂци прославляють, видяще лежащю в тЂлЂ на многа лЂта; рече бо пророкъ: «Прославляющая мя прославлю». О сяковыхъ бо Давыдъ глаголаше: «В память вечную праведникъ будеть, от слуха зла не убоится; готово сердце его уповати на господа, утвердися сердце его и не подвижется». Соломанъ бо рече: «Праведници въ вЂки живуть, и отъ господа мьзда имь есть и строенье вышняго. Сего ради приимуть царствие красотЂ и вЂнець добротЂ от руки господня, яко десницею покрыеть я̀ и мышцею защитить я́». Защитилъ бо есть сию блажену Вольгу от противника и супостата дьявола.














Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови ua_etymology:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчани, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.