Попередня     Головна     Наступна





В лЂто 6601 [1093], индикта I лЂто, преставися великый князь Всеволодъ, сынъ Ярославль, внукъ Володимерь, мЂсяца априля въ 13 день, а погребенъ бысть 14 день, недЂли сущи тогда страстнЂй и дни сущю четвертку, в онь же положенъ бысть в гробЂ в велицЂй церькви святыя Софья. Сий бо благовЂрный князь Всеволодъ бЂ издЂтьска боголюбивъ, любя правду, набдя убогыя, въздая честь епископомъ и презвутером, излиха же любяше черноризци и подаяше требованье имъ. БЂ же и самъ въздержася от пьяньства и от похоти, тЂмь любимъ бЂ отцемь своимъ, яко глаголати отцю к нему: «Сыну мой! Благо тобЂ, яко слышю о тобЂ кротость, и радуюся, яко ты покоиши старость мою. Аще ти подасть богъ прияти власть стола моего, по братьи своей, с правдою, а не с насильемь, то егда богъ отведеть тя от житья сего, да ляжеши, идеже азъ лягу, у гроба моего, понеже люблю тя паче братьи твоее». Се же сбысться глаголъ отца его, якоже глаголалъ бЂ. Сему приимшю послЂже всея братья столъ отца своего, по смерти брата своего, сЂде Кые†княжа. Быша ему печали болше паче, неже сЂдящю ему в Переяславли. СЂдящю бо ему КыевЂ, печаль бысть ему от сыновець своихъ, яко начаша ему стужати, хотя власти ов сея, ово же другие; сей же, омиряя их раздаваша власти имъ. В сихъ печали всташа и недузи ему, и приспЂваше старость к симъ. И нача любити смыслъ уных, свЂтъ творя с ними; си же начаша заводити и́ негодовати дружины своея первыя, и людем не доходити княже правды, начаша ти унии грабити, людий продавати, сему не вЂдущу в болЂзнех своихъ. РазболЂвшюся ему велми, посла по сына своего Володимера Чернигову. Пришедшю Володимеру, видЂвъ и́ велми болна суща, и плакася. ПресЂдящю Володимеру и Ростиславу, сыну его меншему, прешедшю же часу, преставися тихо и кротко и приложися ко отцемъ своимъ, княживъ лЂт 15 КыевЂ, \228\ а в Переяславли лЂто, а в Черниго†лЂто Володимеръ же плакавъся с Ростиславомъ, братом своимъ, спрятаста тЂло его. И собрашася епископи, и игумени, и черноризьци, и попове, и боляре, и простии людье, и вземше тЂло его, со обычными пЂснми положиша и́ въ святЂй Софьи, якоже рекохом преже.

Володимеръ же нача размышляти, река: «Аще сяду на столЂ отца своего, то имам рать съ Святополком взяти, яко есть столъ преже отца его былъ». И, размысливъ, посла по Святополка Турову, а самъ иде Чернигову, а Ростиславъ Переяславлю. И минувшую велику дни, прешедши ПразднЂй недЂли, в день антипаскы, мЂсяца априля въ 24 день, приде Святополкъ Кыеву. И изидоша противу ему кияне с поклоном, и прияша и́ с радостью, и сЂде на столЂ отца своего и строя своего. В се же время поидоша половци на Русьскую землю; слышавше, яко умерлъ есть Всеволодъ, послаша слы къ Святополку о мирЂ. Святополкъ же, не здумавъ с болшею дружиною отнею и строя своего, свЂтъ створи с пришедшими с нимъ, и изъимавъ слы, всажа и́ в-истобъку. Слышавше же се половци, почаша воевати. И придоша половци мнози и оступиша Торцийскый град. Святополкъ же пусти слы половецьскыЂ, хотя мира. И не всхотЂша половци мира, и ступиша половци воюючи. Святополкъ же поча сбирати вое, хотя на ня. И рЂша ему мужи смыслении: «Не кушайся противу имъ, яко мало имаши вой». Он же рече: «ИмЂю отрокъ своих 700, иже могуть противу имъ стати». Начаша же друзии несмыслении глаголати: «Поиди, княже». Смыслении же глаголаху: «Аще бы ихъ пристроилъ и 8 тысячь, не лихо ти есть: наша земля оскудЂла есть от рати и от продажь. Но послися к брату своему Володимеру, да бы ти помоглъ». Святополкъ же, послушавъ ихъ, посла к Володимеру, да бы помоглъ ему. Володимерь же собра вои свои и посла по Ростислава, брата своего, Переяславлю, веля ему помагати Святополку. Володимеру же пришедшю Киеву, совокупистася у святаго Михаила, и взяста межи собою распря и которы, и уладившася, цЂловаста крестъ межи собою, половцемъ воюющим по земли, и рЂша има мужи смыслении: «Почто вы распря имата межи собою? А погании губять землю Русьскую. ПослЂди ся уладита, а нонЂ поидита противу поганым любо с миромъ, любо ратью». Володимеръ хотяше мира, Святополкъ же хотяше рати. И поиде Святополкъ, и Володимеръ, и Ростиславъ къ Треполю, и придоша къ СтугиЂ. Святополкъ же, и Володимеръ и Ростиславъ созваша дружину свою на свЂтъ, хотяче поступити чресъ рЂку, и начаша думати. И глаголаше Володимеръ, яко «СдЂ стояче чересъ рЂку, в грозЂ сей, створимъ миръ с ними». И пристояху совЂту \230\ сему смыслении мужи, Янь и прочии. Кияне же не всхотЂша совЂта сего, но рекоша: «Хочемъ ся бити; поступимъ на ону сторону рЂки». И възлюбиша съвЂтъ сь и преидоша Стугну рЂку. БЂ бо наводнилася велми тогда. Святополкъ же, и Володимеръ и Ростиславъ, исполчивше дружину, поидоша. И идяше на деснЂй сторонЂ Святополкъ, на шюей Володимеръ, посредЂ же бЂ Ростиславъ. И, минувше Треполь, проидоша валъ. И се половци идяху противу, и стрЂлци противу пред ними; нашимь же ставшимъ межи валома, поставиша стяги свои, и поидоша стрЂлци из валу. И половци, пришедше к валови, поставиша стягы своЂ, и налегоша первое на Святополка, и взломиша полкъ его. Святополкъ же стояше крЂпко, и побЂгоша людье, не стерпяче ратных противленья, и послеже побЂже Святополкъ. Потомь наступиша на Володимера, и бысть брань люта; побЂже и Володимеръ с Ростиславомъ и вои его. И прибЂгоша к рЂцЂ СтугиЂ, и вбреде Володимеръ с Ростиславомъ, и нача утапати Ростиславъ пред очима Володимерима. И хотЂ похватити брата своего и мало не утопе самъ. И утопе Ростиславъ, сынъ Всеволожь. Володимеръ же пребредъ рЂку с малою дружиною, — мнози бо падоша от полка его, и боляре его ту падоша, — и перешедъ на ону сторону ДнЂпра, плакася по братЂ своемъ и по дружинЂ своей, и иде Чернигову печаленъ зЂло. Святополкъ же вбЂже в Треполь, и затворися ту, и бЂ ту до вечера, и на ту ночь приде Киеву. Половци же, видЂвше одолЂвше, пустиша по земли воююче, а друзии възвратишася к Торцьскому. Си же ся злоба сключи въ день Възнесенья господа нашего Иисуса Христа, мЂсяца мая въ 26. Ростислава же, искавше, обрЂтоша в рЂцЂ и, вземше, принесоша и́ Киеву, и плакася по немь мати его, и вси людье пожалиша си по немь повелику, уности его ради. И собрашася епископи и попове и черноризци, пЂсни обычныя пЂвше, положиша и́ у церкви святыя Софьи у отца своего. Половцемъ же осЂдящемъ Торцьскый, противящимъ же ся торкомъ и крЂпко борющимъся из града, убиваху многы от противных. Половци же начаша налЂгати и отъимаху воду, и изнемагати начаша людье в градЂ водною жажею и голодомъ. И прислаша торци къ Святополку, глаголюще: «Аще не пришлеши брашна, предатися имамы». Святополкъ же посла имъ, и не бЂ лзЂ вкрастися в градъ множьствомь вой ратных. И стояша около града недЂль 9, и раздЂлишася надвое: едини сташа у града, рать борюще, а друзии поидоша Кыеву, и пустиша на воропъ межи Кыевъ и Вышегородъ. Святополкъ же выиде на Желаню, и поидоша противу собЂ обои, и съступишася, и укрЂпися брань. И побЂгоша наши пред иноплеменьникы, и падаху язвени предъ врагы нашими, и мнози погыбоша, и быша мертви, паче неже у Трьполя. Святополкъ же приде Киеву самъ третий, а половци возвратишася к Торцьскому. Быша си злая мЂсяца иуля въ 23.\232\ Наутрия же въ 24, въ святою мученику Бориса и ГлЂба, бысть плачь великъ в градЂ, а не радость, грЂхъ ради наших великихъ и неправды, за умноженье безаконий наших.

Се бо на ны богъ попусти поганыя, не яко милуя ихъ, но насъ кажа, да быхомъ ся востягнули от злых дЂлъ. Симь казнить ны нахоженьемь поганых; се бо есть батогъ его, да негли встягнувшеся вспомянемъся от злаго пути своего. Сего ради в праздникы богъ нам наводить сЂтованье, якоже ся створи в се лЂто первое зло на Възнесенье господне, еже у Трьполя, второе же въ праздникъ Бориса и ГлЂба, еже есть праздникъ новый Русьскыя земля. Сего ради пророкъ глаголаше: «Преложю праздникы ваша в плачь и пЂсни ваша в рыданье». Сотвори бо ся плачь великъ в земли нашей, опустЂша села наша и городи наши, быхом бЂгаючи пред врагы нашими. Якоже пророкъ глаголаше: «Падете пред врагы вашими, поженуть вы ненавидящии вас, и побЂгнете, никому женущю вас. Скрушю руганье гордыни вашея, и будеть в тщету крЂпость ваша, убьеть вы приходяй мечь, и будеть земля ваша пуста, и двори ваши пусти будут. Яко вы худи есте и лукави, и азъ поиду к вамъ яростью лукавою». Тако глаголеть господь богъ израилевъ. Ибо лукавии сынове измаилеви пожигаху села и гумна, и многы церкви запалиша огнемь, да не чюдится никтоже о семь: «Идеже множьство грЂховъ, ту видЂнья всякого показанье». Сего ради вселеная предасться, сего ради гнЂвъ простреся, сего ради земля мучена бысть: ови ведуться полонени, друзии посЂкаеми бывають, друзии на месть даеми бывають, горкую смерть приемлюще, друзии трепечють, зряще убиваемых, друзии гладомъ умаряеми и водною жажею. Едино прЂщенье, едина казнь, многовещныя имуще раны, различныя печали и страшны мукы, овы вяжемы и пятами пхаеми, и на зимЂ держими и ураняеми. И се притранЂе и страшнЂе, яко на хрестьяньстЂ родЂ страхъ и колЂбанье и бЂда упространися. Праведно и достойно есть! Тако да накажемъся, тако вЂру имем, кажеми есмы: подобаше нам «Преданымъ быти в рукы языку странну и безаконьнЂйшю всея земля». РцЂмъ велегласно: «Праведенъ еси, господи, и прави суди твои». РцЂмъ по оному разбойнику: «Мы достойная, яже сдЂяхомъ, прияхом». РцЂмъ и со Иовомъ: «Яко господеви любо бысть, тако и бысть; буди имя господне благословено в вЂкы». Да нахожениемъ поганых и мучими ими владыку познаемъ, его же мы прогнЂвахом; прославлени бывше, не прославихом; почтени бывше, не почтохом; освятившеся, не разумЂхом; куплени бывше, не поработахом; породивъшеся, не яко отца постыдЂхомся, согрЂшихом, и казними есмы. Якоже створихом, тако и стражем: городи вси опустЂша, села опустЂша; прейдемъ поля, идеже пасоми бЂша стада конь, овця и волове, \234\ все тще нонЂ видимъ, нивы поростъше звЂремъ жилища быша. Но обаче надЂемъся на милость божью; кажеть бо ны добрЂ благый владыка, «Не по безаконью нашему створи нам и по грЂхомъ нашим въздасть нам»; тако подобаеть благому владыцЂ казати не по множьству грЂховъ. Тако господь створи нам: созда, падшая въстави, Адамле преступленье прости, баню нетлЂнья дарова и свою кровь за ны излья. Якоже ны видЂ неправо пребывающа, нанесе нам сущюю рать и скорбь, да и не хотяще всяко в будущий вЂкъ обрящем милость; душа бо, сдЂ казнима, всяко милость в будущий вЂкъ обрящеть и лготу от мукъ, не мьстить бо господь дважды о томь. О неиздреченьному человЂколюбью! якоже видЂ ны неволею к нему обращающася. О тмами любве, еже к нам! понеже хотяще уклонихомся от заповЂдий его. Се уже не хотяще терпим, се с нужею, и понеже неволею, се уже волею. ГдЂ бо бЂ у насъ умиленье? НонЂ же вся полна суть слезъ. ГдЂ бЂ в насъ въздыханье? НонЂ же плачь по всЂмъ улицам упространися избьеных ради, иже избиша безаконьнии.

Половци воеваша много, и възвратишася к Торцьскому, и изнемогоша людье в градЂ гладомь и предашася ратнымъ. Половци же, приимше град, запалиша и́ огнем, люди раздЂлиша и ведоша в вежЂ к сердоболем своимъ и сродником своимъ; мъного роду хрестьяньска: стражюще, печални, мучими, зимою оцЂпляеми, въ алчи и в жажи и в бЂдЂ, опустнЂвше лици, почернЂвше телесы; незнаемою страною, языкомъ испаленым, нази ходяще и боси, ногы имуще сбодены терньем; со слезами отвЂщеваху другъ къ другу, глаголюще: «Азъ бЂхъ сего города», и други: «А язъ сея вси»; тако съупрашаются со слезами, родъ свой повЂдающе и въздышюче, очи возводяще на небо к вышнему, свЂдущему тайная.

Да никтоже дерзнеть рещи, яко ненавидими богомь есмы! Да не будеть! Кого бо тако богъ любить, якоже ны взлюбилъ есть? Кого тако почелъ есть, якоже ны прославилъ есть и възнеслъ? Никого же! Имъ же паче ярость свою въздвиже на ны, яко паче всЂх почтени бывше, горЂе всЂх сдЂяхом грЂхы. Якоже паче всЂхъ просвЂщени бывше, владычню волю вЂдуще, и презрЂвше, в лЂпоту паче инЂхъ казними есмы. Се бо азъ грЂшный и много и часто бога прогнЂваю, и часто согрЂшаю по вся дни.

В се же лЂто преставися Ростиславъ, сынъ Мьстиславль, внукъ Изяславль, мЂсяца октямбря въ 1 день; а погребенъ бысть ноямбря въ 16, в церкви святыя Богородиця Десятиньныя.

В лЂто 6602 [1094]. Сотвори миръ Святополкъ с половци и поя собЂ жену дщерь Тугорканю, князя половецкаго. Том же лЂтЂ приде Олегъ с половци ис Тъмутороконя, и приде \236\ Чернигову, Володимеръ же затворися в градЂ. Олегъ же приде к граду и пожже около града, и манастырЂ пожже. Володимеръ же створи миръ съ Олгомъ, и иде из града на столъ отень Переяславлю; а Олегъ вниде в град отца своего. Половци же начаша воевати около Чернигова, Олгови не възбраняющю, бЂ бо самъ повелЂлъ имъ воевати. Се уже третьее наведе поганыя на землю Русьскую, его же грЂха дабы и́ богъ простилъ, зане же много хрестьянъ изгублено бысть, а друзии полонени и расточени по землям. В се же лЂто придоша прузи на Русьскую землю, мЂсяца августа въ 26, и поЂдоша всяку траву и многа жита. И не бЂ сего слышано в днехъ первых в земли РусьстЂ, яже видЂста очи наши, за грЂхы наша. В се же лЂто преставися епископъ Володимерскый Стефан, мЂсяца априля въ 27 день, въ час 6 нощи, бывъ преже игуменъ Печерьскому манастырю.

В лЂто 6603 [1095]. Идоша половци на Грькы с Девгеневичемъ, воеваша по ГречьстЂй земли; и цесарь я̀ Девгенича, и повелЂ и́ слЂпити. В то же лЂто придоша половци, Итларь и Кытанъ, к Володимеру на миръ. Приде Итларь в градъ Переяславль, а Кытанъ ста межи валома с вои; и вда Володимеръ Кытанови сына своего Святослава въ тали, а Итларь бысть в градЂ с лЂпшею дружиною. В то же время бяше пришелъ Славята ис Кыева к Володимеру от Святополка на нЂкое орудие; и начаша думати дружина Ратиборя со княземъ Володимером о погубленьи Итларевы чади. Володимеру же не хотящу сего створити, отвЂща бо: «Како се могу створити, ротЂ с ними ходивъ». ОтвЂщавше же дружина, рекоша Володимеру: «Княже! НЂту ти в томъ грЂха; да они, всегда к тобЂ ходяче ротЂ, губять землю Русьскую и кровь хрестьяньску проливають бесперестани». И послуша ихъ Володимеръ, и в ту нощь посла Володимеръ Славяту с нЂколикою дружиною и с торкы межи валы. И выкрадше первое Святослава, потомъ убиша Кытана и дружину его избиша. Вечеру сущю тогда суботному, а Итлареви в ту нощь лежащю у Ратибора на дворЂ с дружиною своею и не вЂдущю, что ся надъ Кытаномь створи. Наутрия же, в недЂлю, заутрени сущи годинЂ, пристрои Ратиборъ отрокы въ оружьи, и истобку пристави истопити имъ. И присла Володимеръ отрока своего Бяндюка по Итлареву чадь, и рече Бяндюкъ Итлареви: «Зовет вы князь Володимеръ, реклъ тако: обувшеся в теплЂ избЂ и заутрокавше у Ратибора, приЂдите ко мнЂ». И рече Итларь: «Тако буди». И яко влЂзоша въ истобку, тако запрени быша. ВъзлЂзше на истобку, прокопаша верхъ, и тако Ольбегъ Ратиборичь приимъ лукъ свой и наложивъ стрЂлу, удари Итларя в сердце, и дружину его всю избиша. И тако злЂ испроверже животъ свой Итларь, в недЂлю сыропустную, въ час 1 дне, мЂсяца февраля въ 24 день.\238\ Святополкъ же и Володимеръ посласта къ Ольгови, веляща ему поити на половци с собою. Олегъ же обЂщавъся с нима, и пощедъ, не иде с нима в путь единъ. Святополкъ же и Володимеръ идоста на вежЂ, и взяста вежЂ, и полониша скоты и конЂ, вельблуды и челядь, и приведоста я̀ в землю свою. И начаста гнЂвъ имЂти на Олга, яко не шедшю ему с нима на поганыя. И посласта Святополкъ и Володимеръ къ Олгови, глаголюще сице: «Се ты не шелъ еси с нама на поганыя, иже погубили суть землю Русьскую, а се у тобе есть Итларевичь: любо убий, любо и́ дай нама. То есть ворогъ нама и РусьстЂй земли». Олегъ же сего не послуша, и бысть межи ими ненависть.

В се же лЂто приидоша половци к Гургеву, и стояша около его лЂто все, и мало не взяша его. Святополкъ же омири я̀. Половци же приидоша за Рось, гюргевци же выбЂгоша и идоша Кыеву. Святополкъ же повелЂ рубити городъ на Вытече†холму, в свое имя нарекъ Святополчь городъ, и повелЂ епископу Марину съ гургевци сЂсти ту, и засаковцемъ, и прочимъ от инЂхъ градъ; а Гюргевъ зажгоша половци тощь. Сего же лЂта исходяща, иде Давыдъ Святославичь из Новагорода Смолиньску; новгородци же идоша Ростову по Мьстислава Володимерича. И поемше ведоша и́ Новугороду, а Давыдови рекоша: «Не ходи к нам». И пошедъ Давыдъ, воротися Смолиньску, и сЂде СмолиньскЂ, а Мьстиславъ НовЂгородЂ сЂде. В се же время приде Изяславъ, сынъ Володимерь, ис Курска к Мурому. И прияша и́ муромци, и посадника я Олгова. В се же лЂто придоша прузи, мЂсяца августа въ 28, и покрыша землю, и бЂ видЂти страшно, идяху к полунощнымъ странамъ, ядуще траву и проса.

В лЂто 6000 и 604 [1096]. Святополкъ и Володимеръ посласта къ Олгови, глаголюща сице: «Поиди Кыеву, да порядъ положимъ о РусьстЂй земли пред епископы, и пред игумены, и пред мужи отець нашихъ, и пред людми градьскыми, да быхом оборонили Русьскую землю от поганых». Олег же въсприимъ смыслъ буй и словеса величава, рече сице: «НЂсть мене лЂпо судити епископу, ли игуменом, ли смердом». И не въсхотЂ ити к братома своима, послушавъ злых свЂтникъ. Святополкъ же и Володимеръ рекоста к нему: «Да се ты ни на поганыя идеши, ни на свЂтъ к нама, то ты мыслиши на наю и поганым помагати хочеши, а богъ промежи нами будеть». Святополкъ же и Володимеръ поидоста на Олга Чернигову; Олег же выбЂже изъ Чернигова, мЂсяца мая въ 3 день, в суботу. Святополкъ же и Володимеръ гнаста по нем, Олегъ же вбЂже въ Стародубъ и затворися ту; Святополкъ же и Володимеръ оступиста и́ в градЂ, и бьяхутся из города крЂпко, а си приступаху къ граду, и язвени бываху мнози от обоихъ.\240\ И бысть межю ими брань люта, и стояше около града дний 30 и 3, и изнемагаху людье в градЂ. И вылЂзе Олегъ из града, хотя мира, и вдаста ему миръ, рекъше сице: «Иди к брату своему Давыдови, и придЂта Киеву на столъ отець наших и дЂдъ наших, яко то есть старЂйшей град в земли во всей, Кыевъ; ту достойно снятися и порядъ положити». Олег же обЂщася се створити, и на семь цЂловаша крестъ.

В се же время приде Бонякъ с половци къ Кыеву, в недЂлю от вечера, и повоева около Кыева, и пожже на БерестовЂмь дворъ княжь. В се же время воева Куря с половци у Переяславля, и Устье пожже, мЂсяца мая 24 день. Олегъ же выйде и-Стародуба, и приде Смолиньску, и не прияша его смолняне, и иде к Рязаню. Святополкъ же и Володимеръ поидоста в свояси. Сего же мЂсяца приде Тугорканъ, тесть Святополчь, к Переяславлю, мЂсяца мая 30 и ста около града, а переяславьци затворишася в градЂ. Святополкъ же и Володимеръ поидоста на нь по сей сторонЂ ДнЂпра, и придоста къ Зарубу, и ту перебродистася, и не очютиша ихъ половци, богу схраншю ихъ, и, исполчившеся, поидоста к граду; гражане же узрЂвше, ради быша, и поидоша к нима, а половци стояху на оной сторонЂ Трубежа, исполчившеся. Святополкъ же и Володимеръ вбредоста в Трубежь к половцемъ, Володимеръ же хотЂ нарядити полкъ, они же не послушаша, но удариша в конЂ к противнымъ. Се видЂвше половци и побЂгоша, а наши погнаша въ слЂдъ ратных, сЂкуще противьныя. И сдЂя господь въ тъ день спасенье велико: мЂсяца иулия въ 19 день побЂжени быша иноплеменници, и князя ихъ убиша Тугоркана и сына его и ини князя; мнози врази наши ту падоша. На заутрье же налЂзоша Тугоркана мертвого, и взя и́ Святополкъ, акы тьстя своего и врага; и привезше и́ к Кыеву погребоша и́ на БерестовЂмь, межю путемъ, идущимъ на Берестово, и другымь, в манастырь идущимъ. И въ 20 того же мЂсяца, в пятокъ, 1 час дне, приде второе Бонякъ безбожный, шелудивый, отай, хыщникъ, к Кыеву внезапу, и мало в градъ не въЂхаша половци, и зажгоша болонье около града, и възвратишася на манастырь, и въжгоша Стефановъ манастырь, и деревнЂ, и Герьманы. И придоша на манастырь Печерьскый, намъ сущим по кЂльямъ почивающим по заутрени, и кликнуша около манастыря, и поставиша стяга два пред враты манастырьскыми, намъ же бЂжащим задомъ манастыря, а другимъ възбЂгшим на полати. БезбожныЂ же сынове Измаилеви высЂкоша врата манастырю и поидоша по кельямъ, высЂкающе двери, и изношаху, аще что обрЂтаху в кельи; посемь въжгоша домъ святыя владычицЂ нашея БогородицЂ, и придоша к церкви, и зажгоща двери, яже къ угу устроении, и вторыя же \242\ к сЂверу, и влЂзше в притворъ у гроба Феодосьева, емлюще иконы, зажигаху двери и укаряху бога и законъ нашь. Богъ же терпяше, еще бо не скончалися бяху грЂси ихъ и безаконья ихъ, тЂмь глаголаху: «КдЂ есть богъ ихъ? Да поможеть имъ и избавить я!». И ина словеса хулная глаголаху на святыя иконы, насмихающеся, не вЂдуще, яко богъ кажеть рабы своя напастми ратными, да явятся яко злато искушено в горну: хрестьяномъ бо многыми скорбьми и напастьми внити в царство небесное, а симъ поганым и ругателем на семь свЂтЂ приимшим веселье и пространьство, а на ономь свЂтЂ приимуть муку, с дьяволом уготовании огню вЂчному. Тогда же зажгоша дворъ Красный, его же поставилъ благовЂрный князь Всеволодъ на холму, нарЂцаемЂмъ Выдобычи: то все оканнии половци запалиша огнемь. ТЂмже и мы, послЂдующе пророку Давыду, вопьемъ: «Господи боже мой! положи я̀ яко коло, яко огнь пред лицемь вЂтру, иже попаляеть дубравы, тако поженеши я̀ бурею твоею, исполни лица ихъ досаженья». Се бо оскверниша и пожгоша святый дом твой, и манастырь матере твоея, и трупье рабъ твоихъ. Убиша бо нЂколико от братья нашея оружьемь безбожнии сынове измаилеви, пущени бо на казнь хрестьяномъ.

Ищьли бо суть си от пустыня Етривьскыя, межю встокомь и сЂвером; ищьли же суть ихъ колЂнъ 4: торкмене, и печенЂзи, торци, половци. Мефодий же свЂдЂтельствуеть о нихъ, яко 8 коленъ пробЂгли суть, егда исЂче Гедеонъ, да 8 ихъ бЂжа в пустыню, а 4 исЂче. Друзии же глаголють: сыны Амоновы; се же нЂсть тако: сынове бо Моавли хвалиси, а сынове Аммонови болгаре, а срацини от Измаиля творятся сарини, и прозваша имя собЂ саракыне, рекше: сарини есмы. ТЂмже хвалиси и болгаре суть от дочерю Лотову, иже зачаста от отца своего, тЂмьже нечисто есть племя ихъ. А Измаиль роди 12 сына, от них же суть торкмени, и печенЂзи, и торци и кумани, рекше половци, иже исходять от пустынЂ. И по сихъ 8 колЂнъ к кончинЂ вЂка изидуть заклЂпении в горЂ Александромъ Македоньскымъ нечистыя человЂкы. ...

Се же хощю сказати, яже слышах преже сих 4 лЂт, яже сказа ми Гюрятя Роговичь новгородець, глаголя; сице, яко «Послах отрокъ свой в Печеру, люди, иже суть дань дающе Новугороду. И пришедшю отроку моему к ним, и оттуду иде въ Югру. Югра же людье есть языкъ нЂмъ, и сосЂдять с Самоядью на полунощных странах. Югра же рекоша отроку моему: «Дивьно мы находихом чюдо, его же нЂ есмы слышали преже сих лЂт, се же третьее лЂто поча быти: суть горы заидуче в луку моря, им же высота ако до небесе, и в горах тЂх кличь великъ и говоръ, и сЂкуть гору, хотяще \244\ высЂчися; и в горЂ той просЂчено оконце мало, и тудЂ молвять, и есть не разумЂти языку ихъ, но кажють на желЂзо и помавають рукою, просяще желЂза; и аще кто дасть имъ ножь ли, ли секиру, и они дають скорою противу. Есть же путь до горъ тЂхъ непроходим пропастьми, снЂгом и лЂсом, тЂмже не доходим ихъ всегда; есть же и подаль на полунощии». МнЂ же рекшю к ГюрятЂ: «Си суть людье заклепении Александром, Македоньскым цесаремь», якоже сказаеть о них Мефоди Патарийскый, глаголя: «Александръ, царь Макидоньский, взиде на всточныя страны до моря, наричемое Солнче мЂсто, и видЂ ту человЂкы нечистыя от племене Афетова, их же нечистоту видЂвъ: ядяху скверну всяку, комары, и мухы, коткы, змиЂ, и мертвець не погрЂбаху, но ядяху, и женьскыя изворогы и скоты вся нечистыя. То видЂвъ Александръ убояся, еда како умножаться и осквернять землю, и загна их на полунощныя страны вгоры высокия; и, богу повелЂвшю, сступишася о них горы великия, токмо не ступишася о них горы на 12 локотъ, и ту створишася врата мЂдяна, и помазашася сунклитом; и аще хотят взяти, не възмогуть. ни огнем могуть ижещи; вещь бо сунклитова сица есть: ни огнь можеть вжещи его, ни желЂзо его приметъ. В послЂдняя же дни по сих изидут 8 коленъ от пустыня Етривьскыя, изидуть и си сквернии языкы, иже сут в горах полунощных, по повелЂнью божию».

Но мы на предняя взвратимся, якоже бяхом преже глаголали. Олгови обЂщавшюся ити к брату своему Давыдови Смолинску, и прити з братом своим Кыеву и обрядъ положити, и не всхотЂ сего Олегъ створити, но пришедъ Смолинску и поим вои, поиде к Мурому, в МуромЂ тогда сущю Изяславу Володимеричю. Бысть же вЂсть Изяславу, яко Олегъ идеть к Мурому, посла Изяславъ по воЂ Суздалю, и Ростову, и по бЂлоозерци, и собра вои многы. И посла Олегъ слы своЂ к Изяславу, глаголя: «Иди в волость отца своего Ростову, а то есть волость отца моего. Да хочю, ту сЂдя, порядъ створити со отцемь твоим. Се бо мя выгналъ из города отца моего. А ты ли ми здЂ хлЂба моего же не хощеши дати?». И не послуша Изяславъ словес сих, надЂяся на множество вой. Олег же надЂяся на правду свою, яко правъ бЂ в семь, и поиде к граду с вои. Изяслав же исполчися пред градом на поли. Олег же поиде к нему полком, и сступишася обои, и бысть брань люта. И убиша Изяслава, сына Володимеря, внука Всеволожа, мЂсяця семтября въ 6 день; прочии же вои побЂгоша, ови чересъ лЂсъ, друзии в городъ. Олег же вниде в городъ, и прияша и́ горожане. Изяслава же вземше, положиша и́ в манастыри святаго Спаса, и оттуда перенесоша и́ Новугороду, и положиша и́ у святыЂ СофьЂ, на лЂвЂй сторонЂ.\246\ Олег же, по приятьи града, изъима ростовци, и бЂлоозерци и суздалцЂ и покова, и устремися на Суждаль. И пришедъ Суждалю, и суждалци дашася ему. Олег же омиривъ городъ, овы изъима, а другыя расточи, и имЂнья ихъ отъя. Иде Ростову, и ростовци вдашася ему. И перея всю землю Муромску и Ростовьску, и посажа посадникы по городом, и дани поча брати. И посла к нему Мьстиславъ солъ свой из Новагорода, глаголя: «Иди ис Суждаля Мурому, а в чюжей волости не сЂди. И азъ пошлю молится з дружиною своею къ отцю своему, и смирю тя со отцемь моим. Аще и брата моего убилъ еси, то есть недивьно, в ратех бо и цари и мужи погыбають». Олег же не всхотЂ сего послушати, но паче помышляше и Новъгородъ переяти. И посла Олегъ Ярослава, брата своего, в сторожЂ, а сам стояше на поли у Ростова. Мьстислав же сдумавъ с новъгородци, и послаша Добрыню Рагуиловича передъ собою въ сторожЂ; Добрыня же первое изъима даньникы. УвЂдав же Ярославъ се, яко изъимани данници, Ярослав же стояше на МедвЂдици в сторожих, и побЂже той нощи, и прибЂже къ Олгови и повЂда ему, яко идет Мстиславъ, а сторожЂ изъимани, и поиде к Ростову. Мстислав же приде на Волгу и повЂдаша ему, яко Олегъ вспятился к Ростову, и Мстиславъ поиде по нем. Олегъ же приде к Суждалю, и слышавъ, яко идет по нем Мстиславъ, Олег же повелЂ зажещи Суждаль город, токмо остася дворъ манастырьскый Печерьскаго манастыря и церкы, яже тамо есть святаго Дмитрея, юже бЂ далъ ЕфрЂмъ и с селы. Олег же побЂже к Мурому, а Мстиславъ приде Суждалю, и сЂдя ту посылаше к Олгови, мира прося, глаголя: «Азъ есмъ мний тебе, слися к отцю моему, а дружину, юже еси заялъ, вороти; а язъ тебе во всем послушаю». Олег же посла к нему, с лестью хотя мира; Мстислав же, имы лсти вЂры, и распусти дружину по селом. И наста Феодорова недЂля поста, и приспЂ Феодорава субота, а Мстиславу сЂдящю на обЂдЂ, приде ему вЂсть, яко Олегъ на КлязмЂ, близь бо бЂ пришелъ без вЂсти. Мстислав же ему имъ вЂру, не постави сторожовъ; но богъ вЂсть избавляти благочестивыя своя от льсти. Олег же установися на КлязмЂ, мня, яко, бояся его, Мстиславъ побЂгнеть. Къ Мстиславу же собрашася дружина въ тъ день и в другый, новгородци, и ростовци, и бЂлозерци. Мстислав же ста пред градомъ, исполчивъ дружину, и не поступи ни Олегъ на Мстислава, ни Мстиславъ на Олга и стояста противу собЂ 4 дни. И приде Мстиславу вЂсть, яко «Послал ти отець брата Вячеслава с половци». И приде Вячеславъ в четвергъ по Феодоровы недЂли, в постъ. И в пяток приде Олегъ, исполчивъся, к городу, а Мстиславъ поиде противу ему с новгородци и с ростовци, \248\ И вдасть Мстиславъ стягъ Володимерь половчину, именем Кунуи, и вдавъ ему пЂшьцЂ, и постави и́ на правЂмь крилЂ. И заведъ Кунуй пЂшьцЂ, напя стягъ Володимерь, и узрЂ Олегъ стягъ Володимерь, и убояся, и ужасъ нападе на нь и на воЂ его. И поидоша к боеви противу собЂ, и поиде Олегъ противу Мстиславу, а Ярославъ поиде противу Вячеславу. Мстислав же перешедъ пожаръ с новгородци, и сседоша с коней новгородци, и сступишася на КулачьцЂ, и бысть брань крЂпка, и нача одалати Мстиславъ. И видЂ Олегъ, яко поиде стягъ Володимерь, нача заходити в тылъ его, и убоявъся побЂже Олегъ, и одолЂ Мстиславъ. Олег же прибЂже к Мурому, и затвори Ярослава МуромЂ, а самъ иде Рязаню. Мстислав же приде Мурому, и створи миръ с муромци, и поя своя люди, ростовци и суждалци, и поиде к Рязаню по ОлзЂ. Олег же выбЂже из Рязаня, а Мстиславъ, пришед, створи миръ с рязанци, и поя люди своя, яже бЂ заточилъ Олегъ. И посла къ Олгови, глаголя: «Не бЂгай никаможе, но пошлися к братьи своей с молбою не лишать тя РусьскыЂ земли. И азъ пошлю къ отцю молится о тобЂ». Олег же обЂщася тако створити. Мстислав же възвративъся вспять Суждалю, оттуду поиде Новугороду в свой град, молитвами преподобнаго епископа Никыты. Се же бысть исходящю лЂту 6604 [1096], индикта 4 на полы.















Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови ua_etymology:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчани, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.