Попередня     Головна     Наступна





В лЂто 6605 [1097]. Придоша Святополкъ и Володимеръ, и Давыдъ Игоревичь, и Василко Ростиславичь, и Давыдъ Святославичь, и брат его Олегъ, и сняшася Любячи на устроенье мира, и глаголаша к собЂ, рекуще: «Почто губим Русьскую землю, сами на ся котору дЂюще? А половци землю нашю несуть розно, и ради суть, оже межю нами рати. Да нонЂ отселЂ имемся въ едино сердце, и блюдем РускыЂ земли; кождо да держить отчину свою: Святополкъ Кыевъ Изяславлю, Володимерь Всеволожю, Давыдъ и Олегъ и Ярославъ Святославлю, а им же роздаялъ Всеволодъ городы: Давыду Володимерь, Ростиславичема — Перемышьль Володареви, Теребовль Василкови». И на том цЂловаша крьст: «Да аще кто отселЂ на кого будет, то на того будем вси и крьст честный». Рекоша вси: «Да будет на нь хрестъ честный и вся земля Русьская». И цЂловавшеся поидоша в свояси.

И приде Святополкъ с Давыдомь Кыеву, и ради быша людье вси: но токмо дьяволъ печаленъ бяше о любви сей. И влЂзе сотона в сердце нЂкоторым мужем, и почаша глаголати к Давыдови Игоревичю, рекуще сице, яко «Володимеръ сложился есть с Василком на Святополка и на тя». Давыдъ же, емъ вЂру лживым словесемь, нача молвити на Василка, глаголя: «Кто есть убилъ брата твоего Ярополка, а нынЂ мыслить на мя и на тя, и сложился есть с Володимером? Да промышляй о своей голо※. \250\ Святополкъ же смятеся умом, река: «Еда се право будеть, или лжа, не вЂдЂ». И рече Святополкъ к Давыдови: «Да аще право глаголеши, богъ ти буди послух; да аще ли завистью молвишь, богъ будет за тЂмъ». Святополкъ же сжалиси по братЂ своем, и о собЂ нача помышляти, еда се право будет? И я вЂру Давыдови, и прелсти Давыдъ Святополка, и начаста думати о ВасилькЂ; а Василко сего не вЂдяше и Володимеръ. И нача Давыдъ глаголати: «Аще не име†Василка, то ни тобЂ княженья КыевЂ, ни мнЂ в Володимери». И послуша его Святополкъ. И приде Василко въ 4 ноямьбря, и перевезеся на Выдобычь, и иде поклонится къ святому Михаилу в манастырь, и ужина ту, а товары своя постави на Рудици; вечеру же бывшю приде в товаръ свой. И наутрия же бывшю, присла Святополкъ, река: «Не ходи от именилъ моихъ». Василко же отпрЂся, река: «Не могу ждати: еда будет рать дома». И присла к нему Давыдъ: «Не ходи, брате, не ослушайся брата старЂйшаго». И не всхотЂ Василко послушати. И рече Давыдъ Святополку: «Видиши ли, не помнить тебе, ходя в твоею руку. Аще ти отъидеть в свою волость, самъ узриши, аще ти не займеть град твоихъ Турова, и Пиньска, и прочих град твоих. Да помянешь мене. Но призвавъ нынЂ и́, емъ и дажь мнЂ». И послуша его Святополкъ, и посла по Василка, глаголя; «Да аще не хощешь остати до именинъ моихъ, да приди нынЂ, цЂлуеши мя, и посЂдим вси с Давыдомъ». Василко же обЂщася прити, не вЂдый лсти, юже имяше на нь Давыдъ. Василко же всЂдъ на конь поЂха, и устрЂте и́ дЂтьскый его, и повЂда ему, глаголя: «Не ходи, княже, хотять тя яти». И не послуша его, помышляя: «Како мя хотять яти? Оногды целовали крьст, рекуще: аще кто на кого будет, то на того будеть крестъ и мы вси». И помысливъ си прекрестися, рекъ: «Воля господня да будет». И приЂха въ малЂ дружинЂ на княжь дворъ, и вылЂзе противу его Святополкъ, и идоша в-ыстобку, и приде Давыдъ, и сЂдоша. И нача глаголати Святополкъ: «Останися на святокъ». И рече Василко: «Не могу остати, брате; уже есмъ повелЂлъ товаромъ поити переди». Давыдъ же сЂдяше акы нЂмъ. И рече Святополкъ: «Да заутрокай, брате!» И обЂщася Василко заутрокати. И рече Святополкъ: «ПосЂдита вы сдЂ, а язъ лЂзу, наряжю». И лЂзе вонъ, а Давыдъ с Василком сЂдоста. И нача Василко глаголати к Давыдови, и не бЂ в ДавыдЂ гласа, ни послушанья: бЂ бо ужаслъся, и лесть имЂя въ сердци. И посЂдЂвъ Давыдъ мало, рече: «Кде есть брат?» Они же рЂша ему: «Стоить на сЂнех». И вставъ Давыдъ, рече: «Азъ иду по нь; а ты, брате, посЂди». И, вставъ, иде вонъ. И яко выступи Давыдъ, и запроща Василка, въ 5-й ноямьбря; и оковата и́ въ двои оковы, \252\ и приставиша к нему сторожЂ на ночь. Наутрия же Святополкъ созва боляръ и кыянъ, и повЂда имъ, еже бЂ ему повЂдалъ Давыдъ, яко «Брата ти убилъ, а на тя свЂчался с Володимеромъ, и хощеть тя убити и грады твоя заяти». И рЂша боляре и людье: «ТобЂ, княже, достоить блюсти головы своее. Да аще есть право молвилъ Давыдъ, да прииметь Василко казнь; аще ли неправо глагола Давыдъ, да прииметь месть от бога и отвЂчает пред богомь». И увЂдЂша игумени, и начаша молитися о ВасилкЂ Святополку; и рече имъ Святополкъ: «Ото Давыдъ». УвЂдЂв же се Давыдъ, нача поущати на ослЂпленье: «Аще ли сего не створишь, а пустишь и́, то ни тобЂ княжити, ни мнЂ». Святополкъ же хотяше пустити и́, но Давыдъ не хотяше, блюдася его. И на ту ночь ведоша и́ БЂлугороду, иже град малъ у Киева, яко 10 верстъ в дале, и привезоша и́ на колЂх, окована суща, ссадиша и́ с колъ и ведоша и́ в-ыстобку малу. И сЂдящю ему, узрЂ Василко торчина, остряща ножь, и разумЂ, яко хотят и́ слЂпити, възпи к богу плачем великим и стенаньем. И се влЂзоша послании Святополком и Давыдомь, Сновидъ Изечевичь, конюх Святополчь, и Дьмитръ, конюх Давыдовъ, и почаста простирати коверъ, и простерша яста Василка и хотяща и́ поврещи; и боряшется с нима крЂпко, и не можаста его поврещи. И се влЂзше друзии повергоша и́, и связаша и́, и снемше доску с печи, и възложиша на перси его. И сЂдоста обаполы Сновидъ Изечевичь и Дмитръ, и не можаста удержати. И приступиста ина два, и сняста другую дску с печи, и сЂдоста, и удавиша и́ рамяно, яко персем троскотати. И приступи торчинъ, именем Беренди, овчюхъ Святополчь, держа ножь, и хотя ударити в око, и грЂшися ока, и перерЂза ему лице, и есть рана та на ВасилкЂ и нынЂ. И посем удари и́ в око, и изя зЂницю, и посем в другое око, и изя другую зЂницю. И томъ часЂ бысть яко и мертвъ. И вземше и́ на коврЂ взложиша на кола яко мертва, повезоша и́ Володимерю. И бысть везому ему, сташа с ним, перешедше мостъ Звиженьскый, на торговищи, и сволокоша с него сорочку, кроваву сущю, и вдаша попадьи опрати. Попадья же, оправши, взложи на нь, онЂм обЂдующим, и плакатися нача попадья, яко мертву сущю оному. И очюти плачь, и рече: «КдЂ се есмъ?» Они же рекоша ему: «Въ Звиждени городЂ». И впроси воды, они же даша ему, и испи воды, и вступи во нь душа, и упомянуся, и пощюпа сорочкы и рече: «Чему есте сняли с мене? Да бых в той сорочкЂ крова†смерть приялъ и сталъ пред богом». ОнЂм же обЂдавшим, поидоша с ним вскорЂ на колЂхъ, а по грудну пути, бЂ бо тогда мЂсяць груденъ, рекше ноябрь. И придоша с ним Володимерю въ 6 день.\254\ Приде же и Давыдъ с ним, акы нЂкакъ уловъ уловивъ. И посадиша и́ въ дворЂ ВакЂевЂ, и приставиша 30 мужь стеречи и 2 отрока княжа, Уланъ и Колчко.

Володимеръ же слышавъ, яко ятъ бысть Василко и слЂпленъ, ужасеся, и всплакавъ и рече: «Сего не бывало есть в РусьскЂй земьли ни при ДЂдЂх наших, ни при отцихъ наших, сякого зла». И ту абье посла к Давыду и к Олгови Святославичема, глаголя: «ПоидЂта к Городцю, да поправим сего зла, еже ся створи се в РусьскЂй земьли и в насъ, и братьи, оже вверженъ в ны ножь. Да аще сего не правимь, то болшее зло встанетъ в нас, и начнеть брат брата закалати, и погыбнеть земля Руская, и врази наши, половци, пришедше возмуть земьлю Русьскую». Се слышавъ Давыдъ и ОлегЂ, печална быста велми и плакастася, рекуще, яко «Сего не было в родЂ нашемь». И ту абье собравша воЂ, придоста к Володимеру. Володимеру же с вои стоящю в бору, Володимеръ же и Давыдъ и Олегъ послаша мужЂ свои, глаголюще к Святополку: «Что се зло створилъ еси в РусьстЂй земли и вверглъ еси ножь в ны? Чему еси слЂпилъ брат свой? Аще ти бы вина кая была на нь, обличил бы и́ пред нами, и упрЂвъ бы и́, створилъ ему. А нонЂ яви вину его, оже ему се створилъ еси». И рече Святополкъ, яко «ПовЂда ми Давыдъ Игоревичь яко «Василко брата ти убилъ, Ярополка, и тебе хощетъ убити и заяти волость твою, Туровъ, и Пинескъ, и Берестие и Погорину, а заходилъ ротЂ с Володимером, яко сЂсти Володимеру КыевЂ, а Василкови Володимери». А неволя ми своее головы блюсти. И не язъ его слЂпилъ, но Давыдъ, и велъ и́ к собЂ». И рЂша мужи Володимери, и Давыдови, и Олгови: «ИзвЂта о семь не имЂй, яко Давыдъ есть слЂпилъ и́. Не в Давыдо†городЂ ятъ ни слЂпленъ, но в твоемь градЂ ятъ и слЂпленъ». И се имъ глаголющимъ, разидошася разно. Наутрия же хотящим чресъ ДнЂпръ на Святополка, Святополкъ же хотЂ побЂгнути ис Киева, и не даша ему кыяне побЂгнути, но послаша Всеволожюю и митрополита Николу к Володимеру, глаголюще: «Молимся, княже, тобЂ и братома твоима, не мозЂте погубити РусьскыЂ земли. Аще бо възмете рать межю собою, погании имуть радоватися, и возмуть землю нашю, иже бЂша стяжали отци ваши и дЂди ваши трудом великим и храбрьствомь, побарающе по РусьскЂй земли, ины земли приискываху, а вы хочете погубити землю Русьскую». Всеволожая же и митрополитъ придоста к Володимеру и молистася ему, и повЂдаста молбу кыянъ, яко творити миръ, и блюсти землЂ РусьскиЂ; и брань имЂти с погаными. Се слышавъ, Володимеръ росплакавъся и рече: «ПоистинЂ отци наши и дЂди наши зблюли землю Русьскую, а мы хочем погубити». И преклонися на молбу княгинину, чтяшеть ю̀ акы матерь, \256\ отца ради своего, бЂ бо любим отцю своему повелику, и в животЂ и по смерти не ослушаяся его ни в чем же; тЂмже и послуша ея, акы матере, и митрополита тако же, чтяше санъ святительскый, не преслуша молбы его.

Володимеръ бо такъ бяше любезнивъ: любовь имЂя к митрополитом, и къ епископомъ и къ игуменом, паче же и чернечьскый чинъ любя, и черници любя, приходящая к нему напиташе и напаяше, акы мати дЂти своя. Аще кого видяше ли шюмна, ли в коем зазорЂ, не осудяше, но вся на любовь прекладаше и утешаше. Но мы на свое възвратимся.

Княгини же бывши у Володимера, приде Кыеву, и повЂда вся рЂчи Святополку и кияном, яко миръ будеть. И начаша межи собою мужи слати, и умиришася на семъ, яко рЂша Святополку, яко «Се Давыдова сколота; то иди ты, Святополче, на Давыда, любо ими, любо прожени и́». Святополкъ же емъся по се, и цЂловаша крестъ межю собою, миръ створше.

Василкови же сущю Володимери, на прежереченЂмь мЂстЂ, и яко приближися постъ великый, и мнЂ ту сущю, Володимери, въ едину нощь присла по мя князь Давыдъ. И придох к нему, и сЂдяху около его дружина, и посадивъ мя и рече ми: «Се молвилъ Василко си ночи к Уланови и Колчи, реклъ тако: «Се слышю, оже идеть Володимеръ и Святополкъ на Давыда: да же бы мене Давыдъ послушалъ, да бых послалъ мужь свой к Володимеру воротиться, вЂдЂ бо ся с ним что молвилъ, и не поидеть». Да се, Василю, шлю тя, иди к Василкови, тезу своему, с сима отрокома, и молви ему тако: «Оже хощеши послати мужь свой, и воротится Володимеръ, то вдамъ ти которой ти городъ любъ, любо Всеволожь, любо Шеполь, любо Перемиль». Азъ же идох к Василкови, и повЂдах ему вся рЂчи Давыдовы. Он же рече: «Сего есмъ не молвилъ, но надЂюся на богь. Пошлю къ Володимеру, да быша не прольяли мене ради крови. Но сему ми дивно, дает ми городъ свой, а мой Теребовль, моя власть и ныне и пождавше»; якоже и бысть; вскорЂ бо прия власть свою. МнЂ же рече: «Иди к Давыдови и рци ему: Пришли ми КульмЂя, а ти пошлю к Володимеру». И не послуша его Давыдъ, и посла мя пакы река: «НЂ ту КулмЂя». И рече ми Василко: «ПосЂди мало». И повелЂ слузЂ своему ити вонъ, и сЂде со мною, и нача ми глаголати: «Се слышю, оже мя хочетъ дати ляхом Давыдъ; то се мало ся насытилъ крове моея, а се хочеть боле насытитися, оже мя вдасть имъ? Азъ бо ляхом много зла творих, и хотЂлъ есмь створити и мстити РусьскЂй земли. И аще мя вдасть ляхом, не боюся смерти; но се повЂдаю ти поистинЂ, яко на мя богь наведе за мое възвышенье; \258\ яко приде ми вЂсть, яко идут къ мнЂ берендичи, и печенЂзи, и торци, и рекох въ умЂ своемь: оже ми будут берендичи, и печенЂзи, и торци, реку брату своему Володареви и Давыдови: дайта ми дружину свою молотшюю, а сама пийта и веселитася. И помыслих: на землю Лядьскую наступлю на зиму, и на лЂто и возму землю Лядьскую, и мьщю Русьскую землю. И посем хотЂлъ есмъ переяти болгары дунайскыЂ и посадити я̀ у собе, И посем хотЂхъ проситися у Святополка и у Володимера ити на половци, да любо налЂзу собЂ славу, а любо голову свою сложю за Русскую землю. Ино помышленье в сердци моем не было ни на Святополка, ни на Давыда. И се кленуся богомь и его пришествием, яко не помыслилъ есмъ зла братьи своей ни в чем же. Но за мое възнесенье низложи мя богъ и смири».

Посем же приходящю Велику дни, поиде Давыдъ, хотя переяти Василкову волость; и усрЂте и́ Володарь, брат Василковъ, у Божьска. И не смЂ Давыдъ стати противу Василкову брату, Володарю, и затворися в БужьскЂ, и Володарь оступи и́ в городЂ. И нача Володарь молвити: «Почто зло створивъ и не каешися его? Да уже помянися, колико еси зла створилъ». Давыдъ же на Святополка нача извЂтъ имЂти, глаголя: «Ци я се створилъ, ци ли в моем городЂ? Я ся сам боялъ, аще быша и мене яли и створили тако же. Неволя ми было пристати в свЂтъ, ходяче в руку». И рече Володарь: «Богъ свЂдЂтель тому, а нынЂ пусти брат мой, и створю с тобою миръ». И радъ бывъ Давыдъ, посла по Василка, и приведъ и́ дасть Володарю, и створися миръ, и разидостася. И сЂде Василко Теребовли, а Давыдъ приде Володимерю. И наставши веснЂ, приде Володарь и Василько на Давыда, и придоста ко Всеволожю, а Давыдъ затворися Володимери. ОнЂма же ставшима около Всеволожа, и взяста копьем град и зажгоста огнем, и бЂгоша людье огня. И повелЂ Василко исЂчи вся, и створи мщенье на людех неповинных, и пролья кровь неповинну. Посем же придоста к Володимерю, и затворися Давыдъ в Володимери, и си оступиша град. И посласта к володимерцем, глаголя «ВЂ не приидохо†на град вашь, ни на вас, но на врагы своя, на Туряка, и на Лазаря и на Василя, ти бо суть намолвили Давыда, и тЂх есть послушал Давыдъ и створилъ се зло. Да аще хощете за сих битися, да се мы готови, а любо выдайте врагы наша». Гражане же, се слышавъ, созваша вЂче, и рЂша Давыдови людье: «Выдай мужи сия, не бьемъся за сихъ, а за тя битися можем. Аще ли, — то отворим врата граду, а сам промышляй о собЂ». И неволя бысть выдати я̀. И рече Давыдъ: «НЂту ихъ здЂ»; бЂ бо я̀ послалъ Лучьску. ОнЂм же пошедшим Лучьску, \260\ Турякъ бЂжа Кыеву, а Лазарь и Василь воротистася Турийску. И слышаша людье, яко ТурийскЂ суть, кликнуша людье на Давыда, и рекоша: «Выдай, кого ти хотят. Аще ли, — то предаемыся». Давыдъ же, пославъ, приведе Василя и Лазаря, и дасть я̀. И створиша миръ в недЂлю. А заутра, по зори, повЂсиша Василя и Лазаря и растрЂляша стрЂлами Василковичи, и идоша от града. Се же 2-е мщенье створи, его же не бяше лЂпо створити, да бы богъ отместник былъ, и взложити было на бога мщенье свое, якоже рече пророкъ: «И вздам месть врагом, и ненавидящим мя вздам, яко кровь сыновъ своихъ мщаеть и мстить, и вздасть месть врагом и ненавидящим его». Сим же от града отшедшим, сею же снемше погребоша я̀.

Святополку же обЂщавшюся прогнати Давыда, поиде к Берестью к Ляхом. Се слышавъ Давыдъ, иде в Ляхы к Володиславу, ища помощи. Ляхове же обЂщашася ему помагати, и взяша у него злата 50 гривен, рекуще ему: «Поиди с нами Берестью, яко се вабит ны Святополкъ на снем, и ту умирим тя с Святополком». И послушавъ ихъ Давыдъ, иде Берестью с Володиславом. И ста Святополкъ в градЂ, а ляхове на Бугу, и сослася рЂчьми Святополкъ с ляхы, и вдасть дары великы на Давыда. И рече Володиславъ Давыдови: «Не послушаеть мене Святополкъ, да иди опять». И приде Давыдъ Володимерю, и Святополкъ, свЂтъ створи с ляхы, поиде к Пиньску, пославъ по воЂ. И приде Дорогобужю, и дожда ту вой своихъ, и поиде на Давыда къ граду, и Давыдъ затворися в градЂ, чая помощи в лясЂхъ, бЂша бо ему рекли, яко «Аще придут на тя русскыЂ князи, то мы ти будем помощници»; и солгаша ему, емлюще злато у Давыда и у Святополка. Святополкъ же оступи град, и стоя Святополкъ около града 7 недЂль; и поча Давыдъ молитися: «Пусти мя из града». Святополкъ же обЂщася ему, и цЂловаста крестъ межи собою, и изиде Давыдъ из града, и приде в Червенъ, а Святополкъ вниде в град в великую суботу, а Давыдъ бЂжа в Ляхы.

Святополкъ же, прогнавъ Давыда, нача думати на Володаря и на Василка, глаголя, яко «Се есть волость отца моего и брата», и поиде на ня. Се слышавъ Володарь и Василко, поидоста противу, вземша крестъ, его же бЂ цЂловалъ к нима на сем, яко «На Давыда пришелъ есмъ, а с вама хочю имЂти миръ и любовь». И преступи Святополкъ крестъ, надЂяся на множество вой. И срЂтошася на поли на Рожии, исполчившимся обоим, и Василко възвыси крестъ, глаголя, яко «Сего еси цЂловалъ, се перьвЂе взялъ еси зракъ очью моею, а се нынЂ хощеши взяти душю мою. Да буди межи нами крестъ сь». И поидоша к собЂ к боеви, и сступишася полци, и мнози человЂци благовЂрнии видЂша крестъ над Василковы вои \262\ възвышься велми. Брани же велицЂ бывши и мнозЂмъ падающим от обою полку, и видЂвъ Святополкъ, яко люта брань, и побЂже, и прибЂже Володимерю. Володарь же и Василко, побЂдивша, стаста ту, рекуща: «ДовлЂет нама на межи своей стати», и не идоста никаможе. Святополкъ же прибЂже Володимерю, и с нимь сына его 2, и Ярополчича 2, и Святоша, сынъДавыдовъ Святославича, и прочая дружина. Святополкъ же посади сына своего в Володимери Мстислава, иже бЂ ему от наложницЂ, а Ярослава посла в Угры, вабя угры на Володаря, а сам иде Кыеву. Ярослав же, сынъ Святополчь, приде съ угры, и король Коломанъ и 2 пископа, и сташа около Перемышля по Вагру, а Володарь затворися в градЂ. Давыдъ бо в то чинь пришедъ из Ляховъ и посади жену свою у Володаря, а сам иде в ПоловцЂ. И устрЂте и́ Бонякъ, и воротися Давыдъ, и поидоста на угры. Идущема же има, сташа ночлЂгу, и яко бысть полунощи, и вставъ Бонякъ отъЂха от вой, и поча выти волчьскы, и волкъ отвыся ему, и начаша волци выти мнози. Бонякъ же приЂхавъ повЂда Давыдови; яко «ПобЂда ны есть на угры заутра». И наутрия Бонякъ исполчи вои своЂ, и бысть Давыдовъ вой 100, а у самого 300; и раздЂли я на 3 полкы, и поиде къ угром. И пусти на воропъ Алтунапу въ 50 чади, а Давыда постави подъ стягом, а самъ раздЂлися на 2 части, по 50 на сторонЂ. Угри же исполчишася на заступы, бЂ бо угръ числом 100 тысящь. Алтунопа же пригна къ 1-му заступу, и стрЂливше побЂгнуша предъ угры, угри же погнаша по них. Яко бЂжаще минуша Боняка, и Бонякъ погнаше сЂка в тылъ, а Алтунопа възвратяшеться вспять, и не допустяху угръ опять, и тако множицею убивая, сбиша Ђ в мячь. Бонякъ же раздЂлися на 3 полкы, и сбиша угры акы в мячь, яко се соколъ сбиваеть галицЂ. И побЂгоша угри, и мнози истопоша в Вягру, а друзии в Сану. И бЂжаще возлЂ Санъ у гору, и спихаху другъ друга, и гнаша по них 2 дни, сЂкуще. Ту же убиша и пископа ихъ Купана и от боляръ многы; глаголаху бо, яко погыбло ихъ 40 тысящь.

Ярослав же бЂжа на Ляхы, и приде Берестью, а Давыдъ заимъ СутЂску и Червенъ, приде внезапу, и зая володимерцЂ, а Мстиславъ затворися в градЂ с засадою, иже бЂша у него берестьяне, пиняне, выгошевци. И ста Давыдъ, оступивъ град, и часто приступаше. Единою подступиша к граду под вежами, онЂм же бьющим с града, и стрЂляющим межи собою, идяху стрЂлы акы дождь. Мстиславу же хотящю стрЂлити, внезапу ударенъ бысть подъ пазуху стрЂлою на заборолЂхъ, сквозЂ дску скважнею, \264\ и сведоша и́, и на ту нощь умре. И таиша и́ 3 дни, и въ 4-й день повЂдаша на вЂчи. И рЂша людье: «Се князь убьенъ; да аще ся вдамы, Святополкъ погубит ны вся». И послаша к Святополку, глаголя: «Се сынъ твой убьенъ, а мы изнемогаем гладом. Да аще не придеши, хотять ся людье предати, не могуще глада терпЂти». Святополкъ же посла Путяту, воеводу своего. Путята же с вои пришедъ к Лучьску к Святоши, сыну Давыдову, и ту бяху мужи Давыдови у СвятошЂ, заходилъ бо бЂ ротЂ Святоша к Давыдови: «Аще поидет на тя Святополкъ, то повЂмь ти». И не створи сего Святоша, но изъима мужи Давыдовы, а сам поиде на Давыда. И приде Святоша и Путята августа въ 5 день, Давыдовым воем облежащим град, в полуденье, Давыдови спящю, и нападоша на нь, и почаша сЂчи. И горожане скочиша з града, и почаша сЂчи воЂ Давыдовы, и побЂже Давыдъ и Мстиславъ, сыновець его. Святоша же и Путята прияста град и посадиста посадника Святополча Василя. И приде Святоша Лучьску, а Путята Кыеву. Давыдъ побЂже в ПоловцЂ, и усрЂте и́ Бонякъ. И поиде Давыдъ и Бонякъ на Святошю к Лучьску, и оступиша Святошю в градЂ, и створиша миръ. И изиде Святоша из града, и приде къ отцю своему Чернигову. А Давыдъ перея Лучьскъ, и оттуду приде Володимерю; посадник же Василь выбЂже, а Давыдъ перея Володимерь и сЂде в нем. А на 2-е лЂто Святополкъ, Володимеръ, Давыдъ и Олегъ привабиша Давыда Игоревича, и не даша ему Володимеря, но даша ему Дорогобужь, в нем же и умре. А Святополкъ перея Володимерь, и посади в нем сына своего Ярослава.

В лЂто 6606 [1098]. Приде Володимеръ, и Давыдъ, и Олегъ на Святополка, и сташа у Городца, и створиша миръ, якоже и в прежнее лЂто сказахъ.

В лЂто 6607 [1099]. Изиде Святополкъ на Давыда к Володимерю и прогна Давыда в Ляхы. В се же лЂто побьени угри у Перемышля. В се же лЂто убьенъ Мстиславъ, сынъ Святополчь, в Володимери, мЂсяца июня въ 12 день.

В лЂто 6608 [1100]. Выиде Мстиславъ от Давыда на море мЂсяца июня в 10. В том же лЂте братья створиша миръ межи собою, Святополкъ, Володимеръ, Давыдъ, Олегъ, въ УвЂтичих, мЂсяца августа во 10 день. Того же мЂсяца въ 30, том же мЂстЂ, братья вся сняшася, Святополкъ, Володимеръ, Давыдъ, Олегъ, и приде к ним Игоревичь Давыдъ, и рече к ним: «На что мя есте привабили? Осе есмъ. Кому до мене обида?». И отвЂща ему Володимеръ: «Ты еси прислалъ к нам: Хочю, братья, прити к вам, и пожаловатися своея обиды. Да се еси пришелъ и сЂдишь с братьею своею на одином коврЂ: то чему не жалуешься? До кого ти нас жалоба?». И не отвЂща Давыдъ ничтоже. И сташа вся братья на коних; \266\ и ста Святополкъ с своею дружиною, а Давыдъ и Олегъ с своею разно, кромЂ собе. А Давыдъ Игоревичь сЂдяше кромЂ, и не припустяху его к собЂ, но особь думаху о ДавыдЂ. И сдумавше послаша к Давыду мужи своЂ, Святополкъ Путяту, Володимеръ Орогостя и Ратибора, Давыдъ и Олегъ Торчина. Послании же придоша к Давыдови и рекоша ему: «Се ти молвят братья: «Не хочемъ ти дати стола Володимерьскаго, зане вверглъ еси ножь в ны, его же не было в РусскЂй земли. Да се мы тебе не имемъ, ни иного ти зла не створим, но се ти даем: шед, сяди в БужьскЂмь въ ОстрозЂ, а Дубенъ и Черторыескъ то ти даеть Святополкъ, а се ти даеть Володимеръ 200 гривен, а Давыдъ и Олегъ 200 гривен». И тогда послаша слы своя к Володареви и к Василкови: «Поими брата своего Василка к собЂ, и буди вама едина власть, Перемышль. Да аще вам любо, да сЂдита, аще ли ни, — да пусти Василка сЂмо, да его кормим сдЂ. А холопы наша выдайта и смерды». Ине послуша сего Володарь, ни Василко. А Давыдъ сЂде БожьскЂмь, и посемь вдасть Святополкъ Давыдови Дорогобужь, в нем же и умре; а Володимеръ вда сынови своему Ярославу.

В лЂто 6609 [1101]. Преставися Всеславъ, полоцкий князь, мЂсяца априля въ 14 день, въ 9 часъ дне, въ среду. В то же лЂто заратися Ярославъ Ярополчичь Берестьи и иде на нь Святополкъ, и заста и́ в градЂ, и емъ и́, и окова, и приведе и́ Кыеву. И молися о нем митрополитъ и игумени, и умолиша Святополка, и заводиша и́ у раку святою Бориса и ГлЂба, и сняша с него оковы, и пустиша и́. Томь же лЂтЂ совокупишася вся братья: Святополкъ, Володимеръ, и Давыдъ, и Олегъ, Ярославъ, брат ею, на Золотьчи. И прислаша половци слы от всЂх князий ко всей братьи, просяще мира. И рЂша имъ русскыи князи: «Да аще хощете мира, да совокупимся у Сакова». И послаша по половцЂ, и сняшася у Сакова, и створиша миръ с половци, и пояша тали межи собою, мЂсяца семтября въ 15 день, и разидошася разно.















Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчани, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.