Попередня     Головна     Наступна





ЧАСТЬ II


От времени кончины славного и достохвального гетмана Войска Запорожского и всея Малой России Богдана Михайловича Хмельницкого, то есть, от 1658 году, кои были по нем гетманами ж, о их делах, поступках и о разных в те времена военных приключениях, действиях и обстоятельствах, с приращением, наконец, от времени до времени, всей Малой России спокойствия и благоденствия








КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ


ГЛАВА 22


О изобравшемся собою вместо Юрия Хмельницкого в гетманы войсковом писаре Иване Виговском и о действительном, чрез лесть его, подтверждении царскою грамотою в оного. О оказавшейся потом его противу всей России и царя измене и преданности к Польше



Виговский, получи гетманские знаки, дальнейшие замыслы свои производит


Виговский, коль скоро получил знаки гетманские в свои руки, то по сему он и быть мог совершенным гетманом над козаками, тотчас помышлять начал, каким бы образом отстать от его царского величества, самодержца всероссийского со всем войском козацким и всею Малороссиею и примириться с Польшею. Под самый тот случай был у него присланный из Польши посол Беневскми, которому он об оном намерении своем подавал знать, но козаки, как ненавидя поляк, немедленно выгнали его из Чигирина и немного не убили. Токмо Виговский о получении себе гетманства и о своих замыслах Беневского потом уведомил, что он от царя всемерно отстанет и каким образом и что весьма желает с Польшею соединиться, когда король и Речь Посполмтая ему то сделает, чего он желает.





Виговский набирает себе наемное регулярное войско


Он, по сему, скоро забыл просьбу старого Хмельницкого о неоставлении и призрении сына его и все его благодеяния, оказанные ему, который, во-первых, высвободил его из плена татарского, потом, что возвел у себя на высокую степень и обогатил не только его, но и всю его родню. Он взял, без согласия войскового, покойного гетмана Богдана Хмельницкого собственных его денег до миллиона руб-/271/лей и начал себе нанимать польское легкое и регулярное войско, конницу и пехоту, и часто в мыслях своих сносился с послами польскими, почему в Польше и приуготовлять войска свои стали.





Полтавский полковник Пушкарь становится соперником Виговскому за самовольное взятье на себя гетманства и подозревает его к измене склонного


Полковник полтавский Мартын Пушкарь услышавши, что Виговский, вместо того, чтоб быть в правлении войска только за гетмана, делается уже настоящим гетманом малороссийским, и что собирает к себе и новые войска, притом слыша и проникая его умысел к измене противу России, тотчас, согласясь с запорожскими козаками, от него отказался и протестовался об оном всему войску, а в Москву к царю Алексею Михайловичу послал челобитье с тем, что Виговский без войскового согласия и выбора и без соизволения его царского величества самовольно и хищнически берет на себя уряд и звание гетманское всего Войска Запорожского. Почему он имеет на него к противным замыслам противу отечества сумнение.





Войсковая старшина, по совету Виговского, просят у царя себе в гетманы Виговского, в чем и удовлетворяются


А как в то ж самое время, по совету Виговского, от согласников его, войсковая старшина послали в Москву к его царскому величеству, Алексею Михайловичу, полку Корсунского асаула Юрия Миневского, челобитье, с тем прося, чтоб его величество на место умершего гетмана Богдана Хмельницкого пожаловал повелел быть ими выбранному всему Войску Запорожскому гетманом, Ивану Виговскому. На что его царское величество тотчас прислал ближнего окольничего и оружничего и наместника ржевского Богдана Матвеевича Хитрова, как для исследования по челобитью полковника Мартына Пушкаря, так и для избрания при нем, Хитрове, целым войском, кого они пожелают и изберут себе гетмана, тому и препоручить и поставить на гетманство на основанных и утвержденных 1656 году 100 статьях и жалованных грамотах его царского величества. /272/





Виговский принимает боярина в Переясловле и, по оправдании его, поставляется гетманом


Виговскому ж коль скоро о сем знать дано, он тотчас прибыл с своими единомышленниками, старшинами и козаками, в Переяслов, принял тамо того окольничего Хитрова с великою встречею и учтивостию, оказывая ему при том все ласковости свои, почести и дары чрезмерные, чем обольстил и ослепил его так, что во всем по желанию его сделал, оправя его противу доноса, так как сообщники его оправдали, и при собрании согласных ему старшин и Козаков Юрия Хмельницкого, якобы по молодости лет его, а паче, что при том случае его не было, и обстоятельства его представить было некому, отрешил потому его от гетманства, а на место его, не созвав всех полковников с их полками, подтвердил, по желанию той при нем Рады, Виговского, быть ему гетманом, не ведая быть врагом отечеству, обязав его присягою и подпискою точно на тех же кондициях и статьях, на каковых гетман Богдан Хмельницкий в подданство великому государю, царю и великому князю всероссийскому вечно отдавшись со всем войском своим и всею Малороссиею, пребывать.





Пушкарь, по непризыву его на Раду, остается соперником Виговскому


Сие зло желая отвратить, полковник полтавский шел с 20 000 войска козацкого на раду к Переясловлю. Но коль скоро услышал, что Виговский уже на место Хмельницкого гетманом утвержден, не пошел далее, а остановился под Лубнами. Хитров, слыша о сем неудовольствии, узнал в том свою ошибку. Сего для, по прошению Виговского, возвращаясь из Переясловля, в Лубны к Пушкарю заехал и оного к примирению с Виговским уласкивал всячески, и одарил его особыми дарами царскими, и указом монаршим приклонил его, дабы он не вчинал брани, и тем на то время успокоив его несколько, отправился в путь свой до Москвы, а полковник Пушкарь возвратился в Полтаву. Токмо остался твердо в том, чтоб ни в чем не повиноваться Виговскому: он отлучил от него всех Козаков запорожских и склонил их и других многих на свою сторону.





Виговский посылает к Полтаве войско под видом залоги, но оное оттоль восвояси возвращается


Виговский, видя, что козаки, по наставлению Пушкаря, не все его гетманом своим почитают, и что делается он соперником ему, сего для под видом залоги послал в полтавский повет полки Нежинский и Стародубовский, кои там было и расположились, и хотел тем /273/ его и его полк обуздать; но полки оные, уразумев в том Виговского умысел злой и не предвидя какой-либо нужной надобности тамо в них, по общему согласию возвратились сами в домы свои.





Виговский посылает новонабранные свои хоронгви в Полтаву на полковника Пушкаря для укрощения его, но оные им побиваются


Виговский, видя могущее быть смятение чрез непокорливость оную, тотчас послал для конечного укрощения Пушкаря новонабранных хоронгов своих с тем, чтоб в противном случае поступить с ним, как с неприятелем. Точию, коль скоро пришли оные под Полтаву, полковник Пушкарь с полком своим вышел им навстречу и те хоронгви разбил и прогнал их обратно, с которого времени сделалось почти в целом войске смятение.





Виговский приносит жалобу на полковника Пушкаря и на кошевого Барабаша 101


Сие видя, Виговский тотчас послал миргородского полковника Григория Лесницкого к его царскому величеству в Москву с жалобою на полтавского полковника Мартына Пушкаря и сообщника его, запорожского кошевого атамана Якова Барабаша в непослушании и неповиновении их, и что они и всех Козаков к возмущению противу его, гетмана, приводят и за гетмана своего признавать его не хотят, просил сего ради высочайшим указом своим их к повиновению привесть повелеть.





Царь, по жалобе Виговского, присылает грамоту к полковнику Пушкарю


По сей гетманской жалобе царь послал с грамотою своею к полковнику Пушкарю и кошевому атаману Якову Барабашу стольника Ивана Олфимова да дворянина Никифора Волкова с тем, дабы они бунтов не вчинали и были бы у гетмана в послушании и со всем Войском Запорожским в соединении и любви, а друг на друга не воевали.





Посылаемая жалоба от полковника Пушкаря к царю на Виговского


Напротив чего в то ж время и полковник Пушкарь от себя с жалобою на Виговского к его ж царскому величеству, царю Алексею /274/ Михайловичу писал, изъясняя при том, что он, гетман, насылает на него усильные вооружения для того только, чтоб тем его принудить, ко всем его намерениям. А как он содержит свято свое клятвенное обещание и, будучи верноподданный его величества, имея на него некоторое сомнение, отделился сего для от его властолюбия до дальнейшего в том сомнении его усмотрения, просил сего ради его царского покровительства и заступления и всем верноподданным его величества, ибо он из Виговского поступков не иное что примечает, как только недоброхотство к отчизне их, а может быть и измену.





Повелевается войсками усмирять волнующихся в Малой России


По сим обстоятельствам его величество указом повелел окольничему и белогородскому наместнику князю Григорью Григорьевичу Ромодановскому с войском белогородским следовать в Украйну и там бы усмирять волнующихся Козаков противу гетмана, а гетман бы умерил свои поступки противу своих подчиненных.





Виговский входит в союз с татарами и поляками для злого своего намерения


А как в то ж самое время Виговский послал тайно в Польшу и в Крым соглашаться с оными областьми к действительному своему намерению, кои с охотою ему в том помогать обещались, то по сему хан крымский, по прошению его, прислал своего славного воина Карамбея с 40 000 татар к Чигирину, который стал при речке Ирклее, что случилось быть 1658 году по празднике Светлого Христова Воскресения, на день Святого Великомученика и Победоносца Георгия, то есть апреля 23-го числа, куда для свидания и совета с Карамбеем Виговский к нему приехал и, на особом уединенном месте видевшись с ним, по приветствии друг ко другу, сидя на лошадях, часов до двух продолжали между собою разговор скрытно от бывших с ним его старшин и Козаков. Они тут советовали, каким бы образом , им наилучше начать противу известных людей войну, а во-первых бы напасть военною рукою на соперников его и продолжать оное далее. По окончании ж того совета Виговский просил Карамбея с мурзами в приготовленную для того палатку свою, где, обще со всеми находящимися при нем полковниками и старшинами своими, сделал публичный уговор с татарами под видом, чтоб им будто б иметь только с ними непременную дружбу и согласие, на всякий случай, куда б нужда позвала, им их не оставлять и друг другу везде помогать. В чем, во утверждение того, Виговский, обозный Носач, корсунский судья Лесницкий, полковники, сотники и козаки, кои при том быть /275/ случились, все оные в той видимой согласившейся непременной дружбе и присягою пред Карамбеем и мурзами утвердили. По котором совершении представился тут пир, веселие и пальба пушечная. По окончании чего, в вечеру, Карамбей с мурзами своими отъехал в стан свой, расположенный уже при речке Цибулнике, и с ними отправлены были Нежинского полку сотники Роман Ракушка и Левко Бута для учинения с татарской стороны таковой же присяги, или шерти, какову делал Виговский с подчиненными.





Виговский извещает царю, якобы он в пользу царскую сделал с татарами союз. Царь посылает Виговскому с татарами похвальную грамоту


Виговский, дабы скрыть коварство свое и измену противу России, донес в то время его царскому величеству, что поляки, по соизволению своему, от короля данному Речи Посполитой о бытии его царскому величеству на королевстве польском, не желая более исполнять, с возможною поспешностию набирают войско, також призывают в союз себе Ракоция, князя венгерского, и хана крымского, дабы, соединясь, воевать противу россиян. Но, вопреки тому, он, как ревнуя быть поборником России, отважился отвлечь от них крымского хана на свою сторону, и упрося его на незапный случай прислать к нему татар, которых и прислано с Карамбеем до 40 000. На сие его величество прислал к нему похвальную грамоту и тем оказал ему свою милость.





Царь посылает в Польшу послов


Царь Алексей Михайлович, по уведомлении оном, тотчас послал полномочных послов к Республике Польской, упоминая о исполнении предлагаемого от всех чинов польских его царского величества на Королевство Польское избрания. Послов поляки приняли и отпустили честно с тем же уверением — обождать, покамест с шведами и прусами войну они окончат.





Поляки присылают Виговскому подтверждение на гетманство его


В то ж самое время поляки прислали посланников к Виговскому, подтверждая его на гетманстве, и дабы он был к им склонен, за что обещали все присланные на сейм еще от Хмельницкого Богдана, гетмана бывшего малороссийского, чрез Немерича 102 и Сулиму 103 пункты, которые под городом Гадячем сочинены, укрепити вечно. /276/





Виговский посылает в Польшу свои нотации с тем, чтоб Сенат, рассмотря, учинил на то решение


Но Виговский с своими замыслами послал в Варшаву трех посланцев — Козаков Павла, Петра и Грушу с нотациями, дабы сенат тамошний, если принято то быть может, учинил бы об них рассмотрение и решение; по чему и было тамо трактовано, на каком бы основании ему, Виговскому, в Малой России состоять, и иные выгодные статьи к нему прислать в скорости обещать.





Полковник Пушкарь от Виговского присланное войско для истребления его под Полтавою побивает и прогоняет


Виговский же, ведая, что полковник полтавский Пушкарь его царскому величеству верность истинную по всей присяге сохраняет твердо, а ему, Виговскому, есть недоброжелатель, и чтоб он в намерении его не препятствовал, послал сего ради для истребления его наемные свои польские собственные полки, ибо малороссийские полки за него противу Пушкаря воевать отказались. Но полковник полтавский, встретя то войско Виговского, все наголову побил недалече от города Полтавы и Тимоша, господаря гадяцкого, от Виговского посланного с сербами на него ж воевать, на реке, прозываемой Грюнь, поймав и оковав, к околничему под стражу великороссийскую отослал, а полковника винницкого, Богуна, с оставшими сербами к Виговскому возвращающегося, нечаянно постиг и вконец истребил.





Из Польши присылаются трактатные пункты 104 для прельщения Козаков


В сие ж самое время поляки, прельщая Козаков к присоединению их себе паки, определили, яко бы третьей республике или Речи Посполитой быть в Малой России, и прислали из сейму варшавского обещанные, по наставлению маршала Гнинского, хитро сложенные договорные статьи такового содержания: 1-е — униатской веры чтоб не было в Малой России; 2-е — чтоб митрополит Киевский с четырьмя русскими архиереями по архиепископе Гнезненском заседал в сенате; 3-е — чтоб войска козацкого всегда 60 000 было; 4-е — чтоб гетману малороссийскому быть князем княжения русского, первым киевским воеводою и генералом, также сенаторам впредь быть не токмо из поляков, но и из малороссиян 5 человекам; 5-е — церкви и монастыри с доходами их присоединить паки к России; 6-е — в Малой России иметь свою академию, метрики, канцелярии и типографии, где бы и российские были учители; 7-е — самовольства и пре-/277/ступления, во время войны Польской Короне от Козаков учиненные, предать вечному забвению или амнистию объявить, а инако мир будет нарушен; 8-е — малороссиянам податей никаких Короне Польской не давать; 9-е — обосторонной Малой России ни под чьим владением, токмо под правлением оного гетмана быть; 10-е — что король польский, по свидетельству гетманскому, Козаков шляхтичами жаловать должен, и чтоб для того всегда сто человек, шляхетства достойных, при себе имел; 11-е — чтоб коронным польским войскам в Малой России не консистовать, разве по нужде, но и тогда чтоб гетман малороссийский оными командовал; 12-е — козацким же войскам в волостях королевских, духовных и сенаторских консистовать беспрепятственно; 13-е — малороссийскому гетману чтоб свою малороссийскую монету делать на жалованье своему только войску; 14-е — полякам во всяких нуждах и делах Козаков на совет призывать и стараться отворить свободный ход в Черное море, и прочая.

Таковыми, хитро вымышленными, договорами своими поляки хотели Козаков паки преклонить к своей стороне из-под мирного владения самодержца российского и после поработить их по-прежнему.

Тогда, сими статьями, яко отличные выгоды гетману доставляющими, несказанно пленяясь, Виговский, паче же удельного княжения желанием воспален, отправил послов польских с объявлением, что договоры свои он с государем российским разрушит и к Короне Польской присоединится.





Виговский нападает на Полтаву и тем делает начало злого своего намерения


Но к скорейшему получению того преименитого достоинства себе и выгод от Польши и к немедленному исполнению своего злого намерения он, не ожидая на послание свое от царя извещения или какой защитной присылки к себе, пошел сам противу полтавского полковника Пушкаря с своим наемным войском и с единомышленниками своими, старшинами и полковниками, с их полками; к чему в дополнение послал и за татарами, дабы для помощи, в случае надобности, придвинулись они ближе к Полтаве, потом приступил к самому городу и расположился станом. Но Пушкарь, имевший при себе около 20 000 Козаков, из города в самый Троицын день сделавши вылазку, напал на стан, разбил его войско и не только обоз разграбил и пушки взял, но и булаву его гетманскую отнял; точию, наконец, по извещению об оном самим Виговским, подоспевшей к тому ордою, крымскою многочисленною будучи окружен, убит, и все войско его, тем смешанное, татары почти всех порубили и Полтаву-город, разграбивши, выжгли. /278/





Виговского сообщник Гуляницкий воюет и разоряет города малороссийские, кои были Пушкарю склонны


В который самый случай Виговский послал явившегося к нему из укрывательства от Хмельницкого Григорья Гуляницкого, бывшего уже паки нежинским полковником, с полками Прилуцким и Черниговским к Гадячу и Лубнам, которые были партии Пушкаря, который оные, во-первых, Гадяч, потом Лубны, приступом взял, а после под Глуховым той же партии несколько сот Козаков порубил.





Пришедшие войска в Украйну для усмирения волнующихся возвращаются


Под сей случай, по полученному от его царского величества указу, пришел из Белагорода с войскими в Украйну окольничий князь Григорий Григорьевич Ромодановский, но Виговский тотчас отписал к царю, что он уже своевольников усмирил и татар помощных от себя отпустил, и для того, дабы войска его величества понапрасно не трудились, повелено б было им возвратиться из Украйны, которые, по указу же его величества, из Малороссии и выступили и возвратились в свои места.





По уведомлению, к Виговскому присылается спросить, для чего его войска приуготовляются?


Но коль скоро войска московские вышли из Украйны, Виговский тотчас приказал полкам своим быть во всякой готовности; о сем когда в Москву царю знать давали, были к Виговскому в разные времена нарочные присланы: сын боярский Феодор Тюлюбаев и подъячий Яков Портомоин, для осведомления от него, какой ради надобности им велено быть, всем его полковникам с их полками, в готовности? Но он оных присланных, не возвращая их с известием, задержал при себе под стражею, производя свое злое намерение в действие.





Сам Виговский изменнически воюет и разоряет супротивные ему города и местечки


По победе над Пушкарем вскоре еще несогласников своему злому против самодержца всероссийского намерению — наказного гетмана именем Силку, в Зенкове затворившегося с своими козаками, не могши войною и приступом достать, присягою обязал, что в целости его, Силку, и с людьми его отпустит, а взяв город, всех бывших /279/ в нем вырубил и местечки — Гадяч, Веприк, Рашевку, Лютеньку, Сороченцы, Ковалевку, Обухов, Богачку, Устиновицу, Ярески, Шишак, Бурки, Хомутец, Миргород, Беспальчики и иные многие города и селы дал татарам на разграбление, и был еще сам под Каменным городом российским с войском своим и с татарами.





Козаки нападающего Гуляницкого из Гадяча изгоняют


Так равно потом и Гуляницкий лестно вошел в город Гадяч, в который несколько оставших Козаков уже собралось, и последки в городе грабить начал, однако козаки, в замке бывшие, выбежав, с партиею его сделавши бой, из города выгнали.

В сие самое время великороссийские войска, бывши в Литве, стольный город князя Радзивила Кайданы с великим иждивением взяли и все, что в нем было, сожгли и разорили, потом литовского воеводу Гонзевского под городом в полевом бою со всем войском его завоевали и самого в полон взяли, а поляк и литовцев 2000 на месте положили.





Посланы войска царские на сопротивление Виговского и сообщников его, и о их действиях. За гетмана Иван Безпалый, 27-й.


Об открывшейся уже действительной от Виговского измене и о его противных и злодейских поступках дали знать из Малой России в великороссийские города воеводам и в Москву самому царю, почему тотчас, по указу его величества, из Белагорода боярин князь Григорий Григорьевич Ромодановский с 20 000 войска московского паки в Украйну пришел. Но уже под самую осень и несколько приобщились к нему козацких полков, как то: Лубенский, Полтавский и Миргородский, которыми командовал в то время генеральный судья за гетмана, на тот случай козаками поставленный, Иван Безпалый, да при нем были войсковой генеральный есаул Воронок да кошевой атаман запорожский Яков Барабаш с запорожцами, которые, гонясь за Григорьем Гуляницким, сожгли города Лубны, Пирятин, Чернухи, Горошин и иные. Гуляницкий же, имев при себе полки Черниговский и Прилуцкий, с оными отважился было сделать нападение на войска царские под Пирятиным, но принужден был от превосходной силы уходить, коего осадя в Варве, князь Ромодановский держал его чрез шесть недель в осаде, даже сам Виговский пришел с войсками для освобождения оного. Тогда князь Ромодановский, по наступившей глубокой уже осени, или, лучше сказать, зимы, принужден был, оставя осаду и наступление Виговского, расположить все свое войско на зимнюю стойку в Лохвице, где сам зимовал, а за /280/ гетмана Безпалый с своими в Ромнах и в округах оных, и там изождать будущей весны.





Польша присылает Виговскому помочь, с которой делает на города, где войски московские и козаки, приступ без успеха, за что разоряет бессильные местечки


Между тем как Виговский уже с Польшею примирился и согласились между собою, потому и прислали по требованию его в ту зиму несколько тысяч жолнеров польских, с которыми он, обще с ордою, ходил под Лохвицу доставать там князя Ромодановского. Точию в оном не успев, пошел под Зинков, где много украинских Козаков было; но когда не получил и оного, разорил вместо того немало там местечек, нашедши их без супротивления, и с тем пошел до своего Чигирина, жолнеров же расставил на зимовье вокруг себя по городам украинским.





На требуемый государский от Виговского о злодейских его поступках ответ приносит он свое оправдание


Но когда к нему из Москвы о таковых его злодейских поступках писано было, то и тут еще он, явную свою измену утаевая, великому государю извинялся, что якобы он своих противников, бывшего полковника Пушкаря и других, смирял, противу воли города и села опустошал; а что под город русский Каменный и прочие приступал, то он булаву свою гетманскую, Пушкарем у него взятую, проведал у каменского воеводы, который, якобы, на бесчестие его, Виговского, оной ему не отдает. Однако ж его, Виговского, лесть противу государя видимо показалася тогда, как он пошел под город Конотоп в помощь Гуляницкому.





Татары обещают помогать полякам противу России


Сего лета от стороны российской требовано было от Польши установить перемирие июня по 24-е число; точию в то самое время татарский посол, прибывший в Варшаву, против того обнадежил поляков, что его хан, доброхотствуя им, хочет на русские войска послать свою орду, и в том бы они были благонадежны./281/





Виговского брат приступает к Киеву, но отгоняется от оного


При наступлении ж лета 1659 году, августа в 22-й день, брат Виговского, Данила Виговский, с козаками, пяти полками заднепровскими пришел и стал под Киевом на урочище горе Щековице и хотел доставать Киева; токмо боярин Василий Борисович Шереметев его и с полками разбил и прогнал, и тем освободил на то время округу киевскую.





Виговский приступает к Киеву, но побеждается войсками московскими и к усмирению приводится


Виговский же, гетман, слыша сие, тотчас поспешил сам придти под Киев с войском своим и крымскими татарами, но боярин Шереметев усильно супротивлялся ему, разбил его и татар и возвратил от них пленников, а от гетмана взял весь его обоз, знамена, пушки, литавры, барабаны, бунчуг и печать войсковую и принудил его себя усмирить под присягою с тем, что не будет он более противу войск его царского величества воевать и войско свое распустит по домам, а татар до Крыму. С чем, во уверение, послал в Москву к его величеству, государю царю с объявлением о поступках своих и в том с повинностию своею белоцерковского полковника Ивана Кравченка, почему отправил и под Варву наказного своего гетмана Ивана Скоробогатку с тем, дабы и там замирение учинить с князем Ромодановским и со всею ратью московскою, что и учинено.





В полк Полтавский присылается от царя с благоволением своим к ним милостивая грамота


Но по извещению сего в Москву, царь Алексей Михайлович тотчас прислал свою милостивую грамоту в полк Полтавский во утешение всем тамошним и в прочих местах верноподданным своим с объяснением в оном всего изменнического от гетмана Виговского, делах и поступках его, коих о заступлении своем монаршем за них навсегда обнадеживает впредь милостию своею под высокодержавною рукою в покровительстве их содержать и ни в какие обиды и разорения не давать; а при том бы по желанию своему изобрали меж себя иного доброго и надежного вновь гетмана с тем уверением, дабы он и с ними служил по присяжной должности его царскому величеству и наследникам его верно и радетельно и ни на какие прелести не сдавался, за что надеялися бы на всегдашнюю его великую милость. В каковом же содержании та царская грамота состоит, тому при сем точный список прилагается. /282/





Царская грамота


Божиею Милостию от Великого Государя Царя и Великого Князя, Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя, и Белыя России Самодержца, и многих Государств и земель Восточных и Западных, и Северных Отчима и Дедича, и Наследника, Государя и Обладателя, Нашего Царского Величества Войска Запорожского Полтавского Полку полковнику и сотникам, и асаулам, и всяким начальным людям, и козакам, также войтам, бурмистрам, райцам, лавникам и всему поспольству, и всей черни наше, Царского Величества, милостивое слово.

В прошлых годех присылали к Нам, Великому Государю и Великому Князю, Алексею Михайловичу всея Великия и Малыя, и Белыя России Самодержцу, к Нашему Царскому Величеству, Гетман Богдан Хмельницкий и вы, все Войско Запорожское, били челом многажды, что Польский Король Ян Казимир и Паны Рады, и вся Речь Посполитая на Православную Христианскую веру Греческого закону и на Святые Божие Восточные церкви восстали и гонение учинили большой истинной Православной Христианской веры, в которой вы издавна жили и ныне живете, учали вас отлучать и неволить к своей Польской вере и всякое над вами поругание и злости Християнския чинить, а после того, и помирясь с вами под Зборовом и под Белою Церквою, на правде своей не устояли, войски свои на вас и многие городы и места собрали, и в тех городах и местах святые Божие церкви осквернили и обругали, и разорили, и Православных Християн духовного и мирского чину многих невинно замучили. И вы, не хотя благочестивыя Християнския веры отбыть и святых Божиих церквей в разорении видеть, просили милости у Нас, Великого Государя, чтоб Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, Православныя Християнския веры искоренить и святых Божиих церквей разорить гонителем вашим и Нашим не допустить и не дали, и над вами умилосердились, велели вас, все Войско Запорожское, принять Нашего Царского Величества под высокую руку с городами и землями и вы, все Войско Запорожское, Нам, Великому государю, Нашему Царскому Величеству, учнете служити, и за Наше Государское здоровье против всякого Нашего неприятеля стояти во веки неотступно. А буде Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, под Нашу Государскую высокую руку приняти вас не изволим, и Нам бы, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, пожаловати, для Православныя Християнския веры за вас вступитись и велети б с Польским Королем с паны Рады помиритись чрез Наших Государских Великих послов. И Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, по вашему челобитью посылали Нашего Царского Величества великих и полномочных послов к Польскому Яну Казимиру Королю — боярина и наместника Великопермского князя Бориса Александровича Репнина с товарищи, и велели Королю и Панам Раде /283/ о том миру и посредстве говорити накрепко. И Нашего Царского Величества послы Королю и в ответах Паном Раде учинили, чтоб Король и Паны Рада Православной Христианской веры Греческого закона не гоняли, церквей Божиих не отнимали и неволи вам, Войску Запорожскому, не чинили, а учинили б с вами мир по Зборовскому договору. И Польский Ян Казимир Король, и Паны Рада Нашего Царского Величества послам отказали, а говорили помирятся, де, они с вами, Войском Запорожским, в то время, как вы, Войско Запорожское, шабле на свои шеи положите. И в прошлом в 162 годе Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, видя на Православну Християнскую веру и на Святые Божие церкви великое гонение и не хотя того слышати, чтоб церквам Божиим в запустении и поругании от латин, а вам, единоверным Православным Християнам, в конечном разорении быти, Гетмана Богдана Хмельницкого и вас, Войско все Запорожское, под Нашу, Царского Величества, высокую руку по вашему челобитью с городами и землями принять изволили и Нашего Царского Величества ратными людьми на неприятелей ваших помочь чинить велели. И Гетман, Богдан Хмельницкий, и вы, полковники и всякие начальные люди, и козаки, и мещане, и вся чернь Войска Запорожского, которые были на Раде в Переяслове, видя о благочестии Наше, Царского Величества, тщание и о вас, Православных Християнах, велие попечение, Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, в Соборной Апостольской Церкви пред Святым Евангелием по Святой непорочной Евангельской заповеди Христову веру учинили при ближнем нашем боярине и наместнике Тверском, при Василье Васильевиче Бутурлине с товарищи. А которые начальные люди и козаки, и мещане, и чернь Войска Запорожского на Раде с Гетманом в Переяслове не были, и те ж все по тому ж веру учинили во всех городах и местах по полкам всего Войска Запорожского, во Святых Божиих церквах пред Святым Евангелием при стольниках Наших и дворянах на том, что служити вам, всему Войску Запорожскому и мещанам, и всей черни, Нам, Великому Государю, и сыну Нашего Царского Величества, благоверному Царевичу и Великому Князю, Алексею Алексеевичу, всея Великия и Малыя, и Белыя России, и Нашим Государским наследникам, и к иным Государям, к Польскому и Немецким Королям и к Турецкому Султану, и Крымскому Хану, и к иным некоторым Царям и Королям, не приставать и опрочию Нас, Великого Государя, и сына Нашего Царского Величества, благоверного Царевича и Великого Князя, Алексея Алексеевича, всея Великия и Малыя, и Белыя России, и Наших Государских наследников, на Московское и на Владимирское Государство, и на все великие Государства Российского Царствия, и на Великое Княжество Киевское и Черниговское, и на всю Малую и Белую Россию иного Государя никого не имети и не мыслити, и быти всему Войску Запорожскому под Нашею, Царского Величества, высокою рукою навеки неотступно. И как Гетман, Богдан Хмель-/284/ницкий, и вы, все Войско Запорожское, у Нас, Великого Государя, у Нашего Царского Величества, в подданстве учинились, и Ян Казимир Король, и Паны Рада, и вся Речь Посполитая учали на Православную Християнскую веру и на вас, Православных Християн, умышлять всякое пуще прежнего, и Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, за избаву Православныя Християнския веры и за вас, Православных Християн, изволили идти на Польского Яна Казимира Короля, и ходили со многими ратьми своею Государскою особою, а к вам Нашего Царского Величества в Войско Запорожское на оборону против неприятелей посыпаны Нашего Царского Величества бояре и воеводы со многими ратями. И Гетман Богдан Хмельницкий Нам, Великому Государю, служил до смерти своей верно, по своему обещанию, да и вы, Нашего Царского Величества Войско Запорожское, Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, и доныне служили верно, без всякой шатости. И как в прошлом, в 165, году Гетмана Богдана Хмельницкого не стало, и вы, Нашего Царского Величества Войска Запорожского, обозный и судьи войсковые, полковники и сотники, и асаулы и старшина Войска Запорожского прислали к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству биты челом Корсунского полку асаула Юрья Миневского с товарищи, что вы по смерти Богдана Хмельницкого промеж себя советом и единогласием всего Нашего Царского Величества Войска Запорожского обрали на Гетманство Ивана Виговского, и чтоб Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, пожаловать того нововыбранного Гетмана Ивана Виговского, велеть ему дать Нашего Царского Величества жалованную грамоту и булаву, а вам бы, всему Войску Запорожскому, и с новообранным вашим Гетманом Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, и сыну Нашего Царского Величества благоверному Царевичу и Великому Князю, Алексею Алексеевичу, всея Великия и Малыя, и Белыя России, и Нашим Государским наследникам служити и всякого добра хотети, на чем ваше прежнее обещание было пред Святым Евангелием. И Мы, Великий Государь, по вашему челобитью посылали к вам Нашего Царского Величества ближнего окольничего и оружейничего, и наместника Ржевского Богдана Матвеевича Хитрова с товарищи, и новообранный ваш Гетман Иван Виговский на прежнюю подданственную службу в Переясловле, в Соборной Апостольской церкви, Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, по Святой непорочной Евангельской заповеди Христовой веру учинил и образ . Святой целовал при ближнем Нашем окольничем и оружейничем, и наместнике Ржевском, при Богдане Матвеевиче Хитровом с товарищи и при вас всех на том, что служити ему Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, и сыну Нашего Царского Величества благоверному Царевичу и Великому Князю, Алексею Алексеевичу, всея Великия и Малыя, и Белыя России, и Нашим Государским наследникам с вами, со всем Войском Запорожским, и /285/ быти под Нашею Царского Величества высокою рукою по-прежнему, на том всем, на чем Нам, Великому Государю, веру учинил прежний Гетман Богдан Хмельницкий и он, Иван, и все Войско Запорожское пред Святым Евангелием, и Наше Царского Величества жалованье, булаву окольничей наш, оружейничей и наместник Ржевский, Богдан Матвеевич, ему, Гетману, при вас дал, и посля того присылал к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству Гетман Иван Виговский Миргородского полковника Григория Лесницкого с товарищи, бьючи челом Нам, Великому Государю, на Полтавского полковника, на Мартына Пушкаря, да на Якова Барабаша с товарищи, и Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, поверя его обещаниям, посылали к Мартыну Пушкарю и к Якову Барабашу Нашего Царского Величества стольника Ивана Олфимова да дворянина Никифора Жолкова с Нашими, Царского Величества грамотами, чтоб они бунтов не вчинали, а были бы у Гетмана Ивана Виговского в послушании и с вами, со всем Войском Запорожским, в соединении и любви для того успокоенья, а не войны. По его, Ивана, челобитью, указали Мы, Великий Государь, в Наши Украинские Черкаские городы идти Нашего Царского Величества окольничему князю Григорию Григорьевичу Ромодановскому с товарищи, с Нашими ратными людьми. И окольничий наш и воевода с Нашими ратными людьми сбирался, и Гетман Виговский не дождался Нашего Царского Величества окольничего, и, призвав к себе крымских многих татар, полковника Мартына Пушкаря убил, и Наши, Царского Величества, Черкаские городы и места, и церкви Божий, и домы многие пожег и разорил, и многих Православных единоверных Християн побил и в плен татарам отдал. И как окольничей наш и воевода, князь Григорий Григорьевич, в Наши Черкаские городы пришол, и Гетман, Иван Виговский, писал к Нам, Великому Государю, что он своевольников усмирил и татар отпустил, и, чтоб Нашего Царского Величества войск не утруждать, и велети б окольничему Нашему, князю Григорию Григорьевичу, с ратными людьми из наших Черкаских городов отступить, и по указу Нашего Царского Пресветлого Величества окольничей Наш, князь Григорий Григорьевич, с ратными людьми из Наших Черкаских городов выступил. И после того Гетман Иван Виговский велел Войска Запорожского всем полковникам с полками быть готовым, невидимо для какова умыслу, и Мы, Великий Государь, посылали к нему, Гетману, в разных месяцех и числех с Нашими, Царского Величества, грамотами путивльца, сына боярского Федора Тюлюбаева, подъячего Якова Портомоина, и он, Гетман Иван Виговский, у себя их задержал. И в нынешнем, в 166, году писали к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству из Киева боярин Наш и наместник Белоозерский, и воевода Василий Борисович Шереметев с товарищи, ведомо, де, им учинилось, что идут под Нашу, Царского Величества, отчину, под Киев, пять полковников с полки, с крымскими татарами, со многими людьми и Наших, Царского Величества, /286/ людей побивают и граблят, и всякие злости чинят, и оный, де, боярин Наш и воевода Василий Борисович Шереметев с товарищи, не хотя разлития крови Православных Християн, посылали к ним, полковникам, говорить дворян Михаила Свищова с товарищи, для чего они с полками и со многими людьми и татары под Киев идут. И полковники, де, к боярину Нашему и воеводе с Михаилом Свищовым приказали, что они пришли под Киев со многими людьми по росказанию Гетмана Ивана Виговского, а татар, де, с ними нет, и будет, де, к ним, под Киев, для договору всяких дел, идет Данило Виговский. Августа, де, в 22 день пришел под Киев Данило Виговский с татары и с черкасы со многими людьми, и у Наших ратных людей конские стада отогнали и за сторожевыми сотнями учали гонять, и на посаде на торгу Наших ратных людей побивать, и посад велели жечь, и стали в обозах, и шанцы окопали, и учали к городу приступать. И Нашего Царского Величества боярин и воевода Василий Борисович, видя к Нам, Великому Государю, Данилы Виговского явную измену, боронясь о себе и прося у Бога милости, посылал товарищей своих, воевод, с Нашими, Царского Величества, воеводы, и ратные люди их побили, из шанцов выбили и обозы, и корогви, пушки и знамя, прапор, и литавры, и барабаны, и бунчуг, и печать войсковую взяли, и живых многих во языцех поймали, и тех взятых Православных Християн боярин наш и воевода Василий Борисович и с товарищи отпустили к вам в полки, а иные Православные Християне, бегучи с бою, в Днепре и Почайне многие потонули. А Мы, Великий Християнский Государь, поборая по благочестии, слыша такое междусобие в Православных Християнах и невинное кровопролитие, которое учинилось от того изменника Нашего и гонителя всех Православных Християн, от Ивана Виговского, зело поскорбили, а положили упование на Всещедрого Бога и на силу Животворящего Креста, и на Пресвятую Богородицу и веруем Богу Нашему, что и впредь воздаст ему Бог мщение за его клятвопреступление, что забыв он страх Божий и прежнее свое и нынешнее обещание, на чем Нам, Великому Государю, обещался пред Святым Евангелием, в том во всем солгал, и воздвиг рать на Церковь Божию, сложась с крымскими татары, единоверных Православных Християн воюет и сечет, и в плен, и в расхищение хощет отдать, хотя церкви Божий до конца разорить и вас, единоверных Православных Християн, из-под Нашей, Царского Величества, высокой руки отгонить, и учинить в вечном порабощении у ляхов и у татар, обличая Нас, Великого Государя, Наше Царское Величество, вам, верным подданным Нашим, будто Мы, Великий Государь, права и вольности ваши нарушаем и от неприятелей ваших обороны вам не чиним. И вам то сведомо подлинно, как Гетман Богдан Хмельницкий и вы, все Войско Запорожское, учинились под Нашею, Царского Величества, высокою рукою в вечном подданстве, и Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, посылали к вам для обороны вас, единоверных Православных Християн, от неприя-/287/телей Наших, Царского Величества, бояр и воевод со многими ратьми не по одно время, и Наши, Царского Величества, бояре и воеводы, и ратные люди с вами вместе, с Коронными Гетманы и с крымскими татары, ино бы крепко и мужественно, и городы многие и места в Короне Польской и на Волыни, и на Подоле поотнимали, и от Наших, Царского Величества, бояр и воевод вам никаких обид в правах и вольностях ваших не бывало. И Наши, Царского Величества, многие грамоты посыпаны к вам напред сего с Нашим Государским милостивым словом, и ведомо Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, учинилось, что те Наши Государские грамоты Гетманы задержали и вам не отдали, а Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, жалуем, держим вас, единоверных Православных Християн, под Нашею, Царского Величества, высокою рукою, в Нашем Государском милостивом призрении, по вашим правам и вольностям, и вам, Нашего Царского Величества Войска Запорожского Полтавского полку полковнику и асаулам, и сотникам, и всяким начальным людям, и козакам, также войтам, бурмистрам, райцам, лавникам, и всему поспольству, и всей черни, памятуя Бога и Православную Християнскую веру, и пред Евангелием по Святой непорочной Евангельской заповеди Христовы свое крепкое обещание, и Нашу Государскую к себе премногую милость и жалование, ныне к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству службу свою и доброхотение совершенно показать и от изменника Нашего Царского Величества и клятвопреступника, и разорителя веры Християнския, от Ивана Виговского, и от татар отстати, и с Нашими, Царского Величества, бояры и воеводы о Наших Государских делах ссылатись почасту, и обрати бы вам всем Войском Запорожским единогласно иного Гетмана, кого меж себе излюбите, и быти б под Нашею, Царского Величества, высокою рукою в вечном подданстве по своему обещанию по-прежнему, а ни на какие прелести не уклоняться и, сшедшися с бояры Нашими и воеводы, за Святые Божий церкви и за Православную Християнскую веру против Нашего Царского Величества и вас всех, Православных Християн, изменника и клятвопреступника Ивана Виговского и крымских татар, и ляхов стояти, и промысл над ними чинити, калька милосердный Бог помощи подаст, чтоб Святые Божий церкви до конца не разорились и вас, Православных Християн, ляхи и бусурмане в плен и в расхищение не поработили вечно. А Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, учнем вас жаловать и держать под Нашею Государскою высокою рукою, в Нашем Государском милостивом жалованье, по вашим правам и вольностям, и в том бы вам на Нашу Государскую милость быти во всем надежным без всякого сумнения. А тем бы не сумневатись, что прежде сего прошлого 166 года к Нашему Царскому Величеству полку Полтавскому верным подданным козакам обороны и защиты не учинено; всяк о том может рассудити, честь и ум имеючи, что то учинено не презрения для или кроме всякого попечения /288/ им без помочи оставленным быти, но верна имеючи Гетмана, яко начального надзирателя и остерегателя Украйны Малороссийских, ничто же сумнительно об нем разумея; обаче он, яко наемник, а не пастырь, и не лучшее свободное избирая на пагубы злокозням своим, Нашего Царского Величества верных подданных Войска Запорожского, и Июдски на предание братии тайно в души своей вымышлял, возложи надежду свою на бусурманскую тщетную силу, единоверных братию свою, Церкви Восточным сынов, дражайшею кровию Христа Спасителя искупленную, дешевою ценою тем Агарянам чадом продати обещался. И Мы, Великий Государь, видя тех, которые Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, верно служат, Нашею, Царского Величества, державною милостию обнадеживаем и велим за вас Нашим, Царского Величества, воеводам стоять и защищати, сколько милосердый Бог помощи подаст. Да и к Гетману же, Ивану Виговскому, посылан был Нашего Царского Величества, дьяк Василий Михайлов, и в нынешнем же, в 167 году к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству дьяк Василий Михайлов приехал и вещал, что он по Нашему, Великого Государя, указу Гетману Ивану Виговскому говорил, чтоб он, Гетман, памятуя Бога и истинное свое обещание пред Святым Евангелием на вечную службу и подданство, Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, служил верно и был бы на Нашу, Великого Государя, милость во всем надежден, а сомнение и непостоянство всякое оставил, и ни на какие он злохитрые людские прелести не прельщался, а татар бы всех отпустил, для того что от татар вам всем, Православным Християнам, насильство и утеснение великое. И Гетман Иван Виговский от Нашея Государския милости отлучился и Нашему Государскому повелению учинился непослушен, татар от себя не отпустил и, забыв Бога, истинное свое обещание, говорил, что он и с ним враги Креста Христова, с бусурманы хощет соединились на Православных Християн. Да он же, Гетман, говорил, что будто есть у него из Наших, Великого Государя, полков русские люди перебежщики, и сказывают те перебежщики, будто они слышали, что Наша, Великого Государя, грамота прислана окольничему Нашему, воеводе, князь Григорию Григориевичу Ромодановскому, велено, де, его, Гетмана, и всю старшину побить и вольности поломать, а козакам только быть десяти тысячам, и то Гетман Иван Виговский, не убоясь праведного и страшного суда Божия, вмещает меж вами, Православными единоверными Християнами, на ссору, хотя вас от Нашей Государской милости отлучить, чтоб ему теми своими злохитрыми вымыслы учинить мятеж меж Православными Християны, расколы и брань междуусобную и привести б всех вас, Православных Християн, в лядскую Латинскую веру; а у Нас, Великого Государя, того и в мысли нет, чтоб старшине какое зло чинить или козакам такому малому числу быть, и Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, желаем видети всем Православным Християнам всякого /289/ добра и покоя и хотим того, чтоб в Войске Запорожском были козаки многие тысячи. А которые налоги и обиды в Войску Запорожском учинились Нашего Царского Величества от ратных людей, и ему было, Гетману, за таким великим утверждением и за присягою Нашего Царского Величества на окольничего и воеводу, на князя Григорья Григорьевича Ромодановского, и на ратных людей, и на Наши, Царского Величества, Украинские городы войне приходити было не годилось, а о управе довелось было прислать бить челом к Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству. А Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, вас, верных подданных Войска Запорожского, как прежде сего в Нашей Государской милости имели, так и впредь содержати будем неотменно.

Печатана сия грамота Наша, Царского Величества, в Нашем, Великого Государя, царствующем граде Москве в лето от создания мира 167 месяца сентября в 22 день.





Виговский, изломавши свою вторую присягу, вооружился против России


Но по совершении всего того гетман Виговский, уничтожа и пренебрегши присягу свою, паки вооружился против сил московских. Он, совокупясь с поляками и паки с татарами и козаками своими, послал немалый отряд до Варвы и обще с тамошними людьми, нечаянно напавши на войско князя Ромодановского, сделали с ними не малую битву, а под Лохвицу прислал черкес и татар оной добывать.





За изменнические поступки Виговского посылается против его со умножением войск московских, чтоб, по успокоении между мятежия, на место Виговского избрать другого гетмана


Царь Алексей Михайлович, как сделался потом обо всем также известен, что Виговский ему и по другой присяге изменил и учинил в Малой России немалое разорение, и отважился паки вооружиться против сил его величества и чинить великие кровопролития, сего ради насланным указом повелел для сокращения сего, в 1659 году генваря 13 дня, ближнему боярину и наместнику казанскому, князю Алексею Никитичу Трубецкому, чтоб с ним были боярин и наместник белозерский Василий Борисович Шереметев, окольничий и наместник же белогородский, князь Григорий Григорьевич Ромодановский и думный дьяк Иларион Дмитриев сын Лопухин, и дьяк Феодор Грибоедов, чтоб им следовать с войсками своими в его царского величества черкасские города и в Войско Запорожское для успокоения их междуусобия и невинного кровопролития. И егда /290/ успокоят смятения оные, то тогда повелел государь ему тем указом учинить в Войске Запорожском в Переясловле Раду с тем, чтоб в оной быть обозному, судьям, полковникам и всей старшине и черни и по их праву им обрать гетмана, кого они меж себя излюбят. А как изберут гетмана, повелеть изволил на Раде вычесть им статьи, каковы были даны, по указу его царского величества, прежнему гетману Богдану Хмельницкому и всему Войску Запорожскому, на каких статьях были под высокою рукою его царского величества прежний гетман и все Войско Запорожское; а иные статьи указал сочинить вновь для подтверждения им, чтоб впредь такие измены не были, как учинил изменник Виговский, а потом бы в верности службы их его царскому величеству привесть его, новоизбранного гетмана, и все Войско Запорожское к присяге.





Князь Трубецкой осаждает Гуляницкого в Конотопе


По которому означенному указу помянутые бояре с товарищи и с войсками своими, и сверх того к ним приобщился князь Пожарский с дьяками и полководцами, с немалым числом войска московского ж, собравшись и соединясь при городе Путивле, вступили в Малую Россию. Гуляницкий же Григорий, коль скоро об оном уведомился, тотчас пошел напротив войска того с полками Нежинским и Черниговским и, встретившись, с ними сразился, но, не устояв противу силы той, пошел от них отступно до Конотопа и засел в оном; войско же московское под предводительством князя Трубецкого, пристигши его тамо, двенадцать недель в осаде держало и разными способами его и город доставало, как то: сильными приступами, подкопами и метаньем гранат; но, наконец, хотели засыпать около крепости ров, а потом насыпать выше города вал и тем его взять, что войско и делать уже начало; точию в осаде сидящие ночью, чрез вылазки свои, ту землю в город уносили и тем вал свой еще выше возвышали, чрез что только князь немало людей своих потратил.





Князь Ромодановский с отдельным, войском побеждает неприятелей под Борзною


Между тем, князь Ромодановский, ходя с отдельным войском для поиска неприятеля, нашедь их несколько под городом Борзною, разбил так, что они, миновав город, бежали до Нежина, в который случай князь Борзну взял и в нем одну половину неприятеля порубил, а другую в полон взял, и город сжег. /291/





Князь Ромодановский побеждает неприятелей под Нежином


Сие окончивши, Ромодановский, мая 8, с силами своими к Нежину пришел, но козаки, находящиеся при оном, имели при себе 20 000 татар с начальником их — ханским зятем мурзою Мамсиром, с которыми Ромодановский должен был сразиться в поле, но, преодолев, их разбил, понудил Козаков с наказным гетманом своим бежать в город Нежин, а татары оборонною рукою пошли от него полями на Лосиновку. Князь же, хотя следовал за ними, точию ничего более успеть не мог, возвратился сего ради и пошел под Конотоп.





Виговский со всем своим войском, а хан со всею ордою присягою между собою обязываются твердо друг за друга противу России стоять


А как пред тем уже гетман Виговский с полками своими козацкими и имевшимся при себе Нурадином султаном с ордою пришел с ними на Крупич-поле, куда и хан крымский с великими силами войск татарских июня 24-го числа к нему прибыл, и как вооружение Виговского противу царя московского уже всем малороссиянам явно открылось, вздумал сего для утвердить всех своих старшин и Козаков присягою в том, чтоб все единодушно, обще с ханом и татарами, не отступая друг от друга, противу царя российского воевали и до последней капли крови старались бы довести себя быть свободными от Российского державства. В чем Виговский первый со всеми своими старшинами, а полковники с сотниками и козаками, при присутствии хана и всего его войска присягали в том, чтоб им неизменно обще продолжать начатую войну до ее благополучного окончания и никогда бы не отступать от хана и орды его, и не оставлять их. Напротив чего с тем же пред ними и хан с своими султанами, мурзами и татарами, им шертью своею обязался, и в том письменно между собою утвердили.





Виговский со всеми войсками пошел к Конотопу


По совершении всего того пошли все обще к Конотопу, а из конницы вперед многие разъезды послали, кои при переправе, напавши на войски российские, сражение учинили, и во оном случае разъездные от россиян языка взяли. Московское ж войско, хотя так же о поимке от них языка старалось, но в сражении оном получить живого им не удалося, как только, прогнав их, вблизи города, в миле, заставы и отводные караулы при оной переправе учредить успели, и тем тот день окончался. /292/





Войско российское сражается с войсками Виговского, польскими и татарскими, от коих и побеждается, чрез что и Гуляницкий из Конотопа от осады освобождается


Великороссийские ж князья Трубецкой и Ромодановский с товарищи, будучи при Конотопе, услыша Виговского, вооруженною рукою на себя с поляками и с татарами наступающего, и, уведав о учинении договоров с поляками и теми татарами, пошли с войсками своими противу его, чтоб его с ордою татарскою разлучить, но уже орду крымскую многочисленную, с его, Виговского, войском совокупленную, и обозного коронного, с премногим польским войском устроенных 28 июля застали, что было в среду рано. Гетман Вйговский с своими и польскими войсками шел к Сосновке, а хан с отборными татарами — на пустую Торговицу, где Виговский близ Сосновки, при переправе нашел великое число российского войска конного, и пешего, которыми командовали князь Ромодановский и князь Пожарский. Тут сразились войски Виговского и московское, но с другой стороны, от Конотопу, в тыл хан с татарами своими на войско московское напал и учинил с ними жестокое сражение, где по долговременной обосторонней битве весьма великое число войска российского легло. И из князей-воевод одного Трубецкого и Долгорукова убили, как равно и Козаков, и татар, и поляк до 10 000 побито, с коего сражения сами князья с поля уступить принуждены были, и остальное великороссийское войско с командирами, князем Пожарским и князем Яковом Черкасским, Виговский поразив и оных в полон взял, из коих Пожарского смертию казнил за то, что жестоко изменника Виговского ругая и хана вероломником называл, что он, наруша дружеский союз с его государем, изменнику помогает, а Черкасский в Крым отведен. По окончании ж сего Виговский Гуляницкого из Конотопа выручил, почему от 29-го июля Гуляницкий, будучи в Конотопе с 2500 Козаков, спокоен был, а князь Трубецкой, собрав свое оставшее войско и устроивши обозом, пошел с ними в третий день по битве до города Путивля, за коим гнался Виговский, и подошел до Путивля, но осадить оного не отважился, пошел обратно с войсками своими и ордами до Гадяча и там расположился. Оттоль послал Гуляницкого, для добычи и опустошения сел и деревень, с козаками и татарами в границы российские, а полученную добычь от войска московского — большое знамя, барабаны и пушки — отправил в Польшу к королю. /293/





Выше объявленный трактат польский с Виговским за победу над россиянами в Гадяче обнародывается, договоры польские с царем о избрании его на королевство уничтожаются


За то во оном городе Гадяче подтвержден прежде объявленный договор и трактат Виговского с Польшею, которой от польской стороны и привилегиею ему утвердили. А те договоры, кои от стороны царской с Короною Польскою о примирении с ними трактованы и на мере уже было установлены, чтоб быть от царской степени у них в Польше королем, поляки уничтожили. Потому как скоро Виговский неверность к государю оказал и начал противу его воевать, согласясь с татарами, а паче с поляками, ими опровергнуты.





Виговский повелевает все те города жечь, из коих козаки противу его были, и отпускает татар со взятьем плена


Виговский же, как будучи при Гадяче, велел все те городы, из коих были противу его, гетмана, при войске московском, как то: Ромны, Полтаву, Миргород, Веприк, Лубны и прочие все жечь, а козаков, оставших в них, перегнать за Днепр. Сие учиня и распустя войско свое, сам намерен был возвратиться в Чигирин, а хан с ордою, набрав ясырю, пошел до Крыму, хоронгви ж польские расположил по станциям в полках Нежинском, Черниговском, Прилуцком и по прочим местам, кроме Переясловля, над которым был начальником господин регементарь Немирович.





Неудача в Литве россиянам во взятье города Бресты


Находящиеся же в Литве войска московские нарочитую крепость Бресту было взяли, но вскоре потом литовский генерал Комаровский, соединясь с братом Виговского, россиян прогнали и тем освободили город.





Войско литовское в Литве от россиян поражаются


Только вместо того, того ж лета, князь Долгорукий, будучи в Литве ж, войско литовское со всем поразил и самого гетмана их, Коневского, поймав в полон, к его царскому величеству отослал. /294/





Юрий Хмельницкий домогается о получении гетманства своего


В сии времена Юрий Хмельницкий сносил свою обиду и бесчестие, причиненое ему от Виговского, в отнятии себе из рук его гетманского достоинства, сперва с терпением, но, наконец, воспрянувши и согласясь с доброхотами своими, послал от себя слугу своего Ивана Мартынова сына Брюховецкого к козакам в Запорожье и к прочим с жалобою и с прошением, чтоб дали ему помочь к принятию, по-прежнему, прямо следующего ему чина гетманского, коего Виговский хищническим образом у него похитил, а его, яко изменника и возмутителя целого войска козацкого, низвергнуть.





Козаки заднепровские Юрия Хмельницкого гетманом себе возводят


Живущие же за рекою Богом и над рекою Днестром и другие украинские козаки, видя, что он, Виговский, примирился с поляками, и что полки малороссийские Полтавский, Миргородский и Лубенский опустошил и людей татарам в неволю отдал, и что полтавского полковника Пушкаря, государю своему верно служившего, убил, и что Хмельницкого Богдана со всем обще клятвенное обещание нарушил и на его величество, своего государя, дерзнул воевать, обще с запорожскими козаками собрались в город Брацлав и Юрия Хмельницкого паки гетманом себе поставили.





Виговский, слыша, что Хмельницкого козаки гетманом себе поставляют, прилагает старание оного опровергнуть, точию того отвратить не мог, но сам едва от убийства спасся и все гетманские знаки отдать принужден был


О чем Виговский уведав, оставил свое и татарское войско, которых послал в Великую Россию для разорения городов и людей, а сам поспешал за Днепр с поляками к Белой Церкви для собрания войска; но козаки его не послушали, и хотя оный тамо пред всем заднепровским козацким войском оные от поляков присланные к себе статьи и велел читать, якобы войску Малороссийскому полезное, однако за то ни от кого не только не похвален, но еще и руган был, что от самодержца всероссийского отступил и конечно бы тамо его убили козаки, ежели бы польское войско его не защитило. Однако его единомышленных, Немерича, Врещаку, Сулиму, кои были ходатаями в Варшаве о тех пунктах, и иных многих, тут же в собрании старшин саблями в куски изрубили, ибо Юрий Хмельницкий в войско уже /295/ вступил, к которому прислали и все полки, находящиеся в Волыни, коим был начальником полковник Калницкий Иван Серко, и с ним из Запорожья козаки тотчас послали к нему отобрать пушки и знаки войсковые, что с принуждением должен был Хмельницкому отдать булаву, бунчуг, знамя и прочее, а сам, чтоб его самого не словили, оставя жену свою в Чигирине, бежал в Польшу, где корона польская, приняв его, изменника, дала ему во владение город Бар и другие к тому места.





Полковник переясловский Цецюра желает быть гетманом. Цецюра объявляет намерение свое киевскому воеводе и побивает изменников и поляк в Нежине


В сие самое смутное время полковник переясловский Тимофей Цецюра ища себе на сей стороне Днепра гетманства, по совету нежинских протопопа Максима Филимонова и именитого козака Василья Золотаренка, который был потом полковник нежинский, и в том вспомоществовать ему клятвой обещались, почему и началось новое дело. Цецюра, как будучи начальник переясловский, приказал собрать к себе в дом всех знатных Козаков, тех, кой были со стороны Виговского, и, перевязавши их по одному, побить велел. По сем послал в Киев к боярину и воеводе Шереметеву, объявя ему о оплошности в городах возмутителей и находящихся там поляк, также и о своем намерении, что он изменников покорить, а поляк выгнать и паки к подданству возмутившихся привесть намерен, для чего просил прислать к нему войска московского, что к нему и отправлено. А до прибытия их, по сношению из Нежина от козака Василья Золотаренка, что Гуляницкий, полковник, отбыл в Корсунь, и что без него все в городе оплошно и караула польского по воротам не состоит, полковник Цецюра с козаками вдруг и нечаянно сентября 1 числа, то есть в новый год 1660, в город Нежин вошел, и вскричали все его козаки к жителям нежинским, чтоб бить до смерти всех поляков, что и воспоследовало. Все обыватели и посполитство, как будучи огорчены уже от поляк, обще сказав, бросившись на них, всех, не щадя никого, и почти в один час пять хоронгов или полков побили, так равно потом и в других городах — в Чернигове и Борзне, и где были жолнеры, тож с ними учинили и регементара их, господина Немеровича, бежавшего от сего, за Кобыщею, под селом Свидовцем нагнавши со всеми за ним следующими, убили ж. /296/





Войско московское по призыву входит в Украйну до города Нежина и до Переясловля, и о том доносится государю


Коль скоро ж был город Нежин взят, тотчас, ставши на место Гуляницкого полковником, Василий Золотаренко и с общего с старшинами совета послали в Путивль к ближнему боярину князю Трубецкому с объявлением оным и просили, чтоб как можно скорее он к ним с войском своим в Нежин поспешал. Видя он, князь, что старшины со извещением оным и с прошением к нему неподложным образом прислали, и что притом в тот же самый случай и из Киева об оном же начатом деле, что Виговского жолнеры все побиты, уведомляют, уверился сему, пошел к ним с войском своим и, заняв Нежин, послал в октябре месяце послов своих, обще и от полковника Золотаренко, — полкового судью Романа Рокущина с товарищи, к государю в Москву с объявлением об оном, начатом полковником Цецюрою с товарищи, деле и о своем предприятии, сам же со всеми войсками пошел под Переясловль.





Король польский присылает Юрию Хмельницкому подтверждение на гетманство. Юрий Хмельницкий доносит государю о выборе своем на гетманство


Король польский Ян Казимир, сведавший, что козаки вновь поставили себе Юрия Хмельницкого гетманом малороссийским, тотчас послал к нему для приласкания его к Короне Польской воеводу Волынского, подтверждая его на гетманство, которого Хмельницкий честно принял и отпустил, обещаясь служить за то королю в пристойных обстоятельствах. Однако ж в Москву к государю донес о избрании его войском в гетманы малороссийские и о приходе к нему того посла, при чем подвергал себя в подданство его царскому величеству.





Хмельницкий выгоняет поляк из Украйны Заднепровской


Между тем, Юрий Хмельницкий к Потоцкому писал, который. был в то время в Украйне, дабы он из Малой России с войском своим вышел, коего Виговский ввел в Украйну, и как тогда не хотел выходить, то насильно оного козаки выгнали битвами, с великим кровопролитием производимыми. /297/



















Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчанин, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )




Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.

Iзборник. Історія України IX-XVIII ст.