Попередня     Головна     Наступна





ЧАСТЬ III



В сей части описывается о измене гетмана Мазепы с сообщниками его и о возведении на место его в гетманы стародубовского полковника Скоропадского, с его правлением, и о вступлении, по приглашению того изменника, короля шведского Карла XII, в Малую Россию с его армиею, и о военных действиях между войсками российскими и шведскими, с преславною, наконец, победою под Полтавою над шведами, и о побеге самого короля в турецкую область, потом, разное повествование о природе, жизни и поведении того Мазепы, с его делами, хитростьми, поступками и службою по смерти его, как равно и о происхождении бывших в той измене запорожских сечевских Козаков, их жизни и пребывании тогда под владением крымским до возвращения их паки под российское державство, и о прочих гетманских правлениях, делах и службах, бывших в Малой России и в других местах.








КНИГА ПЯТАЯ


ГЛАВА 27


Об избрании на место Самуйловича в гетманы Ивана Мазепы, о военных действиях против татар и турок. О вооружении, осаде и взятии царем Петром Азова и турецких крепостей и об измене Мазепиной




Предложение о выборе нового гетмана


Июля 24 числа собрались знатнейшие из Козаков к боярину и воеводе князю Голицыну, который велел им прочесть оные пункты, на которые присягал прежний гетман и которые почти совсем согласны были с заключенным в Глухове трактатом, кроме того, что в иных местах нечто прибавлено, а в других убавлено было, для большего обнадеживания о верности Козаков. Сими пунктами козаки весьма были довольны. После советовано было о пожитках оставленного гетмана, при чем боярин и воевода объявил, что хотя все его имение, для предприятий от него измены, по силе государственных уставов, на государя отписать надлежало, однако ж он будет стараться, чтоб половина из того козацкому войску отдана была. Как потом некоторые из козацких старшин, для изъявления за то благодарности своей, у боярина спросили, кого он желает чтоб они выбрали гетманом, то предложил он им генерального есаула Ивана Степановича Мазепу.

Оный Мазепа был в войске знатный старшина украинский шляхетной породы, из Белоцерковского повету. /493/





Об описании пожитков и о взятии под стражу сообщников гетманских


Еще того ж вечера подали они прошение, чтоб всех, которые с прежним гетманом в согласии были, лишить чинов. В согласность сего, в Батурине и в других местах, где находились гетмановы и детей его пожитки, велено было все точно описать, и тех арестовать, а в Москву отправились с сей приятной ведомостью три человека, один от князя Василия Васильевича Голицына, другой от Алексея Семеновича Шеина, а третий от князя Володимера Дмитриевича Долгорукова.





О выборе войском нового гетмана. Мазепа избран гетманом


Июля 25 дня, пошли стрельцы и выборное войско к козацкому лагерю, где сделана была полевая церковь. Потом пошел боярин и воевода с прочими боярами и с знатнейшими офицерами войска в оную церковь, куда все гетманские знаки публично принесены и на малый столик, покрытый богатым ковром, положены были. Около стола стояло несколько стульев и скамей; 800 Козаков верхами и 1200 пеших стали вкруг около палатки, а знатнейшие вошли в оную за гетманскими знаками, вместе с российским генералитетом. Четверть часа спустя началась служба Божия, по окончании которой все из церкви вышли, и гетманские знаки так же вынесены и опять положены были на столик. Боярин и воевода говорил потом ко всему собранию речь и позволил им, именем его царского величества, выбрать по обычаю своему, нового гетмана, при чем бы всякий имел свободный голос. Сперва молчали все, потом несколько человек назвали Ивана Степановича Мазепу, которого и прочие немедленно гетманом объявили; хотя же некоторые и предложили Василия Борковского, однако ж прочие принудили их молчать и повторили прежнее свое объявление. Как после боярин и воевода у козацкой старшины спросил: которого из обоих они желают? то согласились все на Мазепу. Потом позвал думный дьяк к присяге козацкую старшину, которая, подписавши помянутые пункты, гетману действительно присягала. Напоследок разосланы были оные пункты по всем городам, чтоб магистрат и священники также подписались, а 26 числа отправили генералы в Москву трех дворян, и новый гетман своего генерального писаря, Кочубея.

Окончивши благополучно сие важное дело, получили 27 июля известие о сражении, случившемся между татарами и российским войском в Запорожье. Хотя оно было и невеликой важности, однако ж многие сомневались, для чего не прислано о том обстоятельной ведомости, ибо Нурадин-султан, выехав с 10 000 татар, поймал 7 числа /494/ июля несколько Козаков, которые кормили лошадей на острове Тамановке.





Новый гетман трактует весь генералитет. Старший сын бывшего гетмана взят с сообщниками его и отвезен в Севск


28 числа июля трактовал новый гетман весь генералитет, а следующего дня пошел он с двумя пехотными козацкими полками в Смоленск. 30 и 31 числа уведомлено, что козаки чинят в Украйне великие непорядки, а 5 августа пришла из Запорожья ведомость, что больший сын прежнего гетмана склонил несколько Козаков к бунту. 6 августа приказано было подполковнику Нольдофу с 200 человек проводить в Москву отставленного гетмана, который на другой день, в закрытой коляске, туда и отправился. 9 числа получена из Запорожья ведомость, что часть по ту сторону Днепра находящегося войска, отдохнув в окончании июля месяца в старой Сечи, настигла 4 августа при Кайдаке Григория, сына прежнего гетмана, который сделал там окоп, но потом добровольно сдался, объявляя, что он не российскому войску, но некоторым неспокойным козакам хотел противиться, которые прилуцкого полковника Лазаря Горленка и несколько человек других порубили. По взятии его и двух полковников, переясловского, Леонтия Полуботка, да нежинского, Ярему, забраны были под караул с ними разные другие мятежные козаки. Григорий привезен был в лагерь главной армии и препоручен, 17 числа, генералу Гордону, который, привезя его в Севск, отдал тамошнему воеводе для содержания его под караулом.





Набеги татарские


В то самое время как войска российские в Крым ходили, татары, не смотря на то, под самый Киев подбегали и почти под самою крепостью, да и по сию сторону Днепра, по селам людей в полон брали и рубили.





Бывший гетман ссылается в ссылку и с сообщниками, а его старший сын казнен в Севске


Бывший же гетман Иван Самуйлович, по исследовании над ним и прочими сообщниками его, сослан с меньшим его сыном Яковом и с братом генерала Швайковского в отдаленные места в ссылку в Сибирь, а старший его сын Григорий в Севске смертью казнен отсечением головы. Оставшая ж жена его гетманская, в самой бедности, отослана на житье в город Седнев. Сему равную участь возымели и любимцы их с презрением от народа. /495/





О возведении нового гетмана делается по городам от козаков смятение


Но коль скоро Самуйлович сведен с гетманства и отвезен из войска для ссылки, а на место его возведен Мазепа, то почти во всей Украйне малороссияне возволновались, и так казалось как бы к бунту склонными были, не повинуясь не только начальникам своим, ниже гетманских универсалов слушали. Чего боясь Мазепа, чтоб от таких беспорядочных козацких поступков не воспоследовало какого замешательства, или и совершенного бунта, для такого усмирения и для собственного охранения своего, испросил от князя Голицына в залогу себе несколько полков великороссийских, в коем числе были смоленской ландмилиции 3000 человек и 1000 конных, которые и находились все при нем в Батурине.





Козаки бунтуются, для чего о нововозведенном гетмане царской грамоты не имеется


Но все то для успокоения народа, а паче для Козаков, недовольно было. Они явно говорили и кричали, что произведение Мазепино в гетманы не по воле царской, но по происку Мазепы боярами московскими произведено, а когда б, де, царями московскими он гетманом пожалован был, то б, де, Рада не на поле в походе была, но у нас, в малороссийском городе, и была б дана на то ему жалованная грамота, и оная бы нам всем объявлена была, чтоб и все поспольство наше о том ведало, с какими преимуществами и вольностями он на тот уряд возведен, и при тех ли прежних правах мы состоим, как Богдан Хмельницкий испросил и договорился, отдававшись под Московское державство. Сей слух важный, по отпискам Мазепиным, донесено в Москву их царским величествам и прошено было о пожаловании на тот гетманский чин, из высочайшего благоволения, всемилостивейшей грамоты, на что и прислана была от их царского величества следующего содержания:





Царская жалованная грамота, присланная на уряд нововозведенного гетмана, Иоанна Мазепы, с преимуществами Малороссии


Божиею милостию, Мы, Великие Государи и Великие Князья, Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, и Великая Государыня, Благоверная Царевна и Великая Княжна София Алексеевна, всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержцы.

Пожаловали Нашего Царского Величества верного подданного Войска Запорожского обоих сторон Днепра, Гетмана Ивана Степановича Мазепу, и генеральную старшину, обозного, и судей, и писа-/496/ря, и есаулов, и хорунжего, и бунчужного, и полковников, и сотников, и все Войско Запорожское обеих сторон Днепра, и народ малороссийский. В прошлом от создания мира 7195, а от Рождества Христова 1687 года, месяца июля 17 дня, по Нашему, Великих Государей, Нашего Царского Величества Указу, на Генеральной Раде на речке Коломаку, при ближних боярах Наших и воеводах, по войсковым правам, вольными гласы, вы, Генеральная старшина и все Войско Запорожское, и народ малороссийский, как духовные, так и мирские, обрали тебя, подданного Нашего, Ивана Степановича, обеих сторон Днепра Гетманом, и били челом Нам, Великим Государям, Нашему Царскому Величеству, на той Раде все Войско Запорожское, чтоб пожаловали Мы, Великие Государи, Наше Царское Величество, тебя, подданного Нашего, Гетмана Ивана Степановича, повелели Нашего Царского Величества милостивою жалованною грамотою на гетманство подтвердить, а вы, Войско Запорожское обеих сторон Днепра, и с тобою, Нашего Царского Величества подданным, Гетманом, Нам, Великим Государям, Нашему Царскому Величеству, и Нашего Царского Величества Наследникам, впредь будучим, Великим Государем Царем и Великим Князем Российским, обещались и обещаетесь служить вечно верно и неотступно, и на ту верную службу ты, Нашего Царского Величества подданный, Войска Запорожского обеих сторон Днепра Гетман, Иван Степанович, Нам, Великим Государем, Нашему Царскому Величеству, и Нашего Царского Величества Наследникам, пред святым Евангелием веру учинил, при вышепомянутых же Нашего Царского Величества ближних боярах и воеводах. И при том били челом Нам, Великим Государям, Нашему Царскому Величеству, ты, Нашего Царского Величества подданный, и все Войско Запорожское, и народ малороссийский, как духовные, так и мирские, чтоб содержать Нам, Великим Государям, Нашему Царскому Величеству, тебя, подданного Нашего, Гетмана и все Войско Запорожское, и народ малороссийский, в Нашей, Царского Величества, милости, при стародавных ваших правах и вольностях, о чем на той Генеральной Раде, при челобитии своем, и статьи, с Нашим, Царского Величества милостивым указом, руками своими подписали. И Мы, Пресветлейшие и Державнейшие Великие Государи Цари и Великие Князья, Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, и Великая Государыня Благоверная Царевна и Великая Княжна, София Алексеевна, всея Великия, и Малыя, и Белыя России самодержцы, и многих Государств и земель Восточных, и Западных, и Северных Отчичи и Дедичи, и Наследники, и Государи, и Обладатели, Наше Царское Величество, по тому обранью на Генеральной Раде, всего Войска Запорожского обеих сторон Днепра как духовных, так и мирских, тебя, подданного Нашего, Гетмана, Ивана Степановича, пожаловали сию Нашу Государскую жалованную милостивую Грамоту на подтверждение гетманства твоего дать тебе повелели. А быть тебе, подданному Нашему, Войска Запорожского обеих сторон Днепра Гетману и Ге-/497/неральной старшине, и всему малороссийскому поспольству, в Нашей Государской милости по сему, ниже объявленному, Нашего Царского Величества, повелению. Для обороны от неприятелей указали Мы, Великие Государи, Наше Царское Величество, быть в малороссийских городах боярам нашим и воеводам, в прародительской Нашей Государской отчине, в Богоспасаемом граде Киеве, также в Чернигове, в Переясловле, в Нежине; а иметь тех городов воеводам начальство над ратными великороссийскими людьми, которые в те городы будут присланы во всяком строении; а для судов и росправных дел, кто в обидах на ратных людей учнет Нам, Великим Государям, бить челом, при тех Наших воеводах, ради скорой расправы, быть из малороссийских жителей знатным и разумным людям, которые при тех судах будучи, судили б вправду, и по суду, и по сыску Наш, Царского Величества, указ чинили, как надлежит. А на заплату войску, которые служат с денежного жалованья, быть поборам по прежнему обычаю, со всяких чинов Наших, Царского Величества, малороссийских городов жителей. А полковникам и начальным людям, которым вотчины, по Нашей государской милости даны, и Нашими Царского Величества жалованными грамотами утверждены, и им тех своих вотчин крестьян судить и приносы вольные у них принимать, и сена, и дрова на себя готовить им велеть, а поборы с них на жалованье Войску Запорожскому собирать равно, а с городов всякие доходы иметь по стародавным войсковым правам. А которые Наши Царского Величества подданные малороссийские жители за службы пожалованы дворянскою честью, также и впредь которые такой же чести за службы свои достойны будут, и Мы, Великие Государи, за службы тем людям, за их службы в той дворянской чести быть указали, и впредь, которые за службы свои достойны того будут, жаловать милостиво изволим. А кому ты, Нашего Царского Величества подданный, Гетман, и старшина, по Нашему, Царского Величества, указу за службы дадите мельницу, или деревню, или кто у кого купив, учнет по той твоей даче и по листам бить челом, в подтверждение того, о Нашей, Царского Величества, жалованной грамоте, и по Нашему, Царского Величества указу, по твоим гетманским листам, тем людям на данные и купленные их мельницы и деревни, Наши, Царского Величества, жалованные грамоты даны будут, и теми мельницами и деревнями повелим владеть им непременно. А если, изволением Божиим, случится тебе, подданному Нашему, Гетману, смертный час, и Мы, Великие Государи, указали вам, старшине генеральной и всему Войску Запорожскому, о обирании Гетмана чинить, по прежним вашим правам и вольностям, с повеления Нас, Великих Государей, Нашего Царского Величества; а без челобитья и указу Нашего Царского Величества вам, старшине и всему Войску Запорожскому, Гетмана не обирать, также из гетманства не отставливать. А к окрестным государям, а именно к Королевскому Величеству Польскому, и Крымскому Хану, и к иным государям, тебе, подданному /498/ Нашему, Гетману, и всей старшине, ни о чем не писать и к ним не посылать, и ссылок никаких с ними на чинить. А если которых государей, или Хана Крымского, будут к вам письма, и те письма приняв вам, присылать к Нам, Великим Государям, Нашему Царского Величеству; а учиненный у Нас, Великих Государей, у Нашего Царского Величества, с Королевским Величеством Польским и с Речью Посполитою вечный мир, тебе, подданному нашему, Гетману, и всей старшине, и всему Войску Запорожскому, и народу малороссийскому, содержать крепко и ничем не нарушать, и довольствоваться по Нашей Государской милости теми городами с принадлежностями их, которые в договорах вечного мира, именно, в Нашу, Царского Величества, сторону написаны, и от Королевства Польского и Княжества Литовского вечно уступлены. А если через тот же вечного мира договор Королевского Величества Польского со стороны на Малороссийской край какая показалась бы противность, и тебе б, подданному Нашему, Гетману, и всей старшине, в том писать к Нам, Великим Государям, а самим никакого нарушения не чинить. А для защищения великороссийских и малороссийских городов от наступления Хана Крымского, тебе, подданному Нашему, Гетману, и всей старшине, держать полки в пристойных местах, и по Нашему, Царского Величества, указу, для запертия и удержания самого Крыма, и промыслу военного над неприятелем Креста святого, в приключающееся время, ратных людей малороссийских городов посылать в которые места пристойно, а именно: в Сечу и в иные тамошние места, где случай воинской употреблять того будет, и над городами турскими, на Днепре стоящими, и над Очаковым, военный промысл чинить, а Мы, Великие Государи, Наше Царское Величество, к тем малороссийским полкам и великороссийских городов рати посылать укажем, а запорожцам миру с Крымом и с городками никогда не иметь, жить им в прежних местах и борошен и дачу с перевозу Переволочинского к ним на всякий год, тебе, подданному Нашему, и старшине посылать непременно, почему бывала им дача наперед сего. А Нашим, Царского Величества, ратным людям, которые посланы будут против неприятелей, в Наших, Царского Величества, малороссийских городах иметь становища свои на дворах у мещан и у мужиков, кроме козаков, а на козацких дворах не становиться и лошадей козацких в подводы неимать. А беглецов в малороссийских городах великороссийского народу всяких чинов людей, так же и людей боярских и крестьян не принимать, и у себя их не держать, и из малороссийских городов отдавать без всякого задержания, а старшины генеральной и полковников без воли и указу Нашего Царского Величества тебе, подданному Нашему с урядников не переменять; если которые старшины и полковники пред Нашим Царским Величеством объявятся в какой винности, а к тебе, подданному Нашему, в непослушании, и о том писать к Нам, Великим Государям. А если в малороссийских городах учнут чиниться какие ссоры от жителей, от кого /499/ ни есть, и тебе, подданному Нашему, Гетману, и старшине, и полковникам того смотреть и остерегать накрепко, и писать к Нам, Великим Государям; а тех людей, от кого какие ссоры в малороссийских городах учинятся, унимать, и наказывать, и карать смертью по правам своим и по уложенью. А малороссийских городов жителям, которые приезжают в наши великороссийские замосковские и украинные города, учинить тебе, подданному Нашему, и всей старшине, заказ крепкой, под жестоким наказанием, чтоб они вина и табаку в украинные города и в уезды отнюдь не возили и не продавали, и тем Нашей, Царского Величества казне на городовых кружечных дворах порухи и недобора денежного в сборах не чинили. А о имениях козацких, которые свои власные грунты имеют, быть так, как в пятойнадесять статьи вольного обрания на гетманский уряд Гетмана написано. А если от чего, сохрани Боже, когда войска неприятельские татарские и иные имели на сию сторону Днепра наступать войною, и Мы, Великие Государи, Наше Царское Величество, изволяем тебя, подданного Нашего, Ивана Степановича, и всю старшину, и Войско Запорожское держать в Нашей Государской милости, и от неприятеля во всякой обороне, и Нашей, Царского Величества, рати, с боярами нашими, и воеводы, из великороссийских городов тогда на вспоможение и оборону присланы будут. А когда, по нестройному какому пути, осенью, или весною не вскоре те рати придут, и того себе вам от Нас, Великих Государей, в немилость не ставить. А если тебе, подданному Нашему, Гетману, когда прилучится идти в поход на неприятеля, и тогда Мы, Великие Государи, Наше Царское Величество, укажем тебе давать и с Киева, и из Севска, и из Нежина, и из Чернигова, и с Переясловля, Наших, Царского Величества, конных и пеших ратных людей с воеводы, сколько доведется. А жити тебе, подданному Нашему, и гармате войсковой быти, по Нашему, Царского Величества, указу, в Батурине. И пожаловали Мы, Великие Государи, Наше Царское Величество тебя, подданного Нашего, указали при тебе в Батурине, для охранения и целости твоей быть полку московскому стрелецкому, а хлебные запасы на тот полк давать тебе из своих доходов по прежнему. Да тебе ж, подданному Нашему, Гетману, и всей старшине, и полковникам, и всему Войску Запорожскому, Нам, Великим Государем, Нашему Царскому Величеству, службу свою и радение показать, для утеснения и удержания Крыма от нахождения их поганских Орд на великороссийские и малороссийские украйные города, сделать на сей стороне реки Днепра, против Кодака, шанец, а на реке Самаре, и на реке Орел и на устьях речек Борестовой, Корчика построить города и населять их малороссийскими жителями, охочими людьми. А иных о всех делах, которых в сей, Нашей, Царского Величества, жалованной Грамоте не написано, а государствам нашим те дела будут прибыльны, тебе, подданному Нашему, Гетману, и всей старшине, и полковникам, Наше Государское повеление исполнять по Нашему, Царского Величества, Указу, и по /500/ своему верному обещанию и радетельной службе, и по статьям, каковы на обрании твоем постановлены и руками вашими закреплены. И тебе б, Нашего Царского Величества верному подданному, Войска Запорожского обеих сторон Днепра Гетману, Ивану Степановичу, и вам всем, генеральной старшине, и полковникам, и всему Войску Запорожскому, и народу малороссийскому, видя к себе Нашу Царского Величества милость, по сей Нашей, Царского Величества жалованной Грамоте, под Нашею, Царского Величества Самодержавною высокою рукою быть в вечном подданстве, и служить нам, Великим Государям, Нашему Царскому Величеству и Нашим, Царского Величества, наследникам, и впред будущим Великим Государям Царям и Великим Князьям Российским верно. А правами и вольностями, Мы, Великие Государи, Наше Царское Величество, тебя, подданного Нашего, и все Войско Запорожское и весь малороссийский народ пожаловали прежними, повелели им быть так, как в прежних жалованных и в сей Нашей Государской жалованной же, Грамотах, и в постановленных и подтвержденных на Генеральной Раде статьях написано. И то все Мы, Великие Государи, Наше Царское Величество, этой Нашей, Царского Величества, жалованной Грамотой утверждаем и укрепляем, и для того сию Нашу, Царского Величества, милостивую жалованную Грамоту повелели утвердить, Нашею, Царского Величества, государственною печатью. Писана сия Наша, Царского Величества, жалованная Грамота в Нашем Царствующем велицем граде Москве, лета 7198, месяца октября 13 дня, государствования Нашего 8 года.





Вторительное представление гетманское об озорничествах козацких и о неповиновении Черниговского полку Мазепе


Но доколе сия вышеписанная грамота прислана быть могла, было от Мазепы вторительно писано в Москву с тем, что не только мятежные козаки его, гетмана, за настоящего не почитают, но и сами их начальники послушание ему не делают, через что происходят в некоторых местах обывателям и помещикам озорничество и убийство, а паче из того, что для чего Черниговский полк с полковниками и старшинами своими к выбору гетмана на Раду призыван не был, оказывал свое в том неудовольствие и роптание, с тем объявлением, что против их прав и узаконениев то было учинено, и им в том царского объявления не сделано. А как тот полковник, Лизогуб, знаем их царским величествам и уважаем ими был, велели сего для к нему особую грамоту свою с милостивым словом послать ради утишения тех мятежей и уверения того пожалования в действительные гетманы, Мазепы, в следующем содержании, от 1690 года, декабря 3 дня: /501/




Грамота царская, присланная на вторительное гетманское представление, в полк Черниговский к полковнику Лизогубу


Божьей милостью, от Пресветлейших и Державнейших Великих Государей Царей и Великих Князей, Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, и Великия Государыни Благоверныя Царевны и Великия Княжны, Софии Алексеевны, всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержцев, и многих Государств и земель Восточных, и Западных, и Северных Отчичей и Дедичей, и Наследников, и Государей и Обладателей, Нашего Царского Величества подданному, Войска Запорожского Черниговскому полковнику, Якову Лизогубу, и старшине, и всему полку Черниговскому, Наше Царского Величества милостивое слово.

Хотя ведомо вам по письмам из большого полку ближнего Нашего боярина и дворового воеводы, Князя Василия Васильевича Голицына, Нашия Царственныя большия печати и Государственных Великих и Посольских дел. оберегателя и наместника Новгородского, о измене бывшего Гетмана Ивашки Самойловича, о обрании в тот чин нового Гетмана, Ивана Степановича Мазепы, однако ж и сею Нашею Царского Величества милостивою Грамотою тебе, подданному Нашему, и полку твоего старшине, и всем козакам, указали Мы, Великие Государи, Наше Царское Величество, о том милостиво объявить, что, за многие измены и противные дела и к Войску Запорожскому, и к народу малороссийскому, за обиды и за тягости, бывший Гетман, Иван Самойлович, от того уряду отставлен, а на его место.по Нашему, Великих Государей, Нашего Царского Величества, указу и по челобитью генеральной старшины, и полковников, и Войска Запорожского, на Раде обран новый Гетман, Иван Степанович Мазепа, и Наше, Великих Государей, войсковое знамя, и булава, и бунчук, и иные войсковые клейноты ему вручены, а после того и Наша, Великих Государей, Нашего Царского Величества, милостивая жалованная Грамота на подтверждение Гетманства его и на права и вольности ваши, за Нашею Государскою маестатовою печатью ему, Гетману, дана. А Черниговского полку, вы, подданные Наши, старшина и козаки, при обрании выше помянутого Гетмана, Ивана Степановича, не были потому, что в то время, по Нашему, Великих Государей, Нашего Царского Величества, указу посланы на Запорожье для осторожности и бережения от неприятельских бусурманских приходов. И тебе б, подданному Нашему, Черниговскому полковнику, и того Черниговского полку старшине, и козакам, о том, выше объявленном деле, Наш, Великих Государей, Нашего Царского Величества, указ и изволение ведать, и подданному Нашему, Войска Запорожского обеих сторон Днепра Гетману, Ивану Степановичу Мазепе, в Наших Государских и во всяких делах послушание и повиновение отдавать, яко было при прежних Гетманах; а милость Наша Государская от вас /502/ никогда отъемлема не будет. В том бы вам на Нашу Государскую милость быть надежным, и сию Нашу, Великих Государей, Нашего Царского Величества, грамоту, тебе, подданному Нашему, Черниговскому полковнику, того Черниговского полку старшине и всем козакам объявить. Дан государствования Нашего во дворе, в Царствующем великом граде Москве, лета от создания мира 7198, декабря 3 дня, государствования нашего 6 года.





Известие о турецком движении


По окончании того крымского походу и всего происшествия, получено в Москву от гетмана Мазепы известие, что хан крымский намерен, с великим числом войска, на Украйну нападение учинить, и что в Крым прибыло несколько тысяч янычар. Для чего, 1690 года, ноября 18 числа, послан был генеральный есаул с 1000 человеками легкой конницы к Кизикирменю, для примечания неприятельских движений, откуда возвратясь, объявил он, что турки перевозят в оную крепость много провианта и амуниции.





Известие о татарском намерении


А января 10 дня пронесся слух, будто татарский хан действительно в поход отправился. 12 числа получено о том подтверждение, с таким прибавлением, что он намерен в Украйну пройти, чего для, 23 числа, собран был совет в присутствии их царского величества и положено на мере о продолжении войны и о построении вновь крепости при устье Самары реки, где оная в Днепр впадает; о чем и определение сделано февраля 9 дня, и в оном году состроена.





О нападении татарском на Волынь делается военный совет


Но как 18 марта уведомлено, что Нурадин, султан татарский, с великим числом крымских татар учинил нападение на Волынь и отвел около 60 000 душ в плен со всеми их пожитками, для того, 29 марта, приехал окольничий Леонтий Неплюев к гетману, чтоб услышать его мнение, каким образом можно наиспособнее татар от таковых наглостей удержать и продолжать против их войну, на что сделали они вместе письменное определение об осаждении Кизикирменя, и чтоб при оной экспедиции генералу Гордону иметь главную команду. Для чего, 16 апреля, и Гордон с помянутым гетманом о том же советовал, и согласились, чтоб неукоснительно осадить Кизикермен. Но между тем принуждено было усмирять несколько мятеж-/503/ных Козаков. А войско российское, под командою Неплюева и с нескольким числом Козаков уже находилось в походе и чинили против крымцев разные поиски; точию татары делали покушение на новую крепость, проименовавшеюся тогда Богородицкою, ныне ж Старая Самара, и, миновав ее, проходили даже до Полтавы и до Белоклеева, где, захватя несколько людей и лошадей, назад ушли.





О неповиновении сечевских козаков новому гетману, но деньгами их к тому склоняют


Между тем уведомлено, что запорожские козаки не хотят повиноваться новому гетману, для чего принуждено к Мазепе послать немалую сумму денег, дабы оными мог их на свою сторону склонить, а к запорожцам прислана увещательная грамота; да когда и казна оная им разделена была, так и тут они говорили: «Да кто его, Мазепу, в гетманы выбрал?»

В оное лето цесарь, разбив турецкое войско, взял Белград, сербскую столицу, и Солоник и иные города.





Посланные козаки Очаков громили


4-го октября отправил гетман 4000 человек к Очакову, для примечания турецких движений, а 18 ноября объявлено от него, что отправленные к Очакову полки взяли город, все в нем попленили и получили великую добычу, но войско московское возвращено обратно.





Поход российского войска до Крыма и отступление с возвращением через искуп от оного. Явившееся внутреннее в Москве смятение


Того ж 1691 года армия, под предводительством бояр, князя Голицына, Шеина, князя Долгорукова, Змеева, Шереметева, Шепелева и иных, так же и гетман Мазепа с своими козаками, в апреле к Самаре, а 10 мая в поход выступили до турецкого замка Асланкерменя, что против турецкой же крепости Кизикирменя, и далее следовала до Крыма, где на пути встретила орда и следовала за оною, потом на встречу наступили два султана с своими татарами, за ними и сам хан крымский, с силами, с которыми было сражение, и на оной убиты, между прочими, сын ханский и сын беев, а с российской стороны, напав было на обоз, урону несколько сделали Сумскому и Ахтырскому полкам, но гвардиею гетманскою, козаками, называемыми сердюки, тотчас те татары прогнаны. После же, когда войска начали, пришед под Перекоп, шанцами подходить, то хан, яко бы мира ища, обещал /504/ за то и поступил князю Голицыну искуп, и дав ему ложными червонцами, в мешки кожаные насыпанными, его обманул, которые сверху только добрыми червонцами прикрыли, на что князь польстясь, сделал с ними перемирие, а от стен войско отступить принуждено было, и 14 июля возвратилось обратно. На котором пути, напавши со сторон орда белогородская, делала нападения, и дошед с тем в Самару, оставили пушки и тягости все, и пошли на зимние постои, а гетман 24 числа возвратился с козаками через Сечу в Батурин, отколе, по указу их царских величеств, с четырьмя полковниками, нежинским, черниговским, миргородским и гадяцким и с 500 козаками отправился в Москву, где равно и прочие господа главнокомандующие бояре, допущены от его величества царя Иоанна Алексеевича и от царевны, Софии Алексеевны к руке, но царь Петр Алексеевич показал о бывшем оном военном действии на них свое неудовольствие, однако ж гетман и с свитою его принят благосклонно и отпущен с дарами обратно. А потом того года в Москве объявились, с 7-го августа, мятежи и возмущения внутренние, которые тем военным предприятиям воспрепятствовали, для чего с российской стороны надлежало в последующих годах больше думать о внутреннем состоянии государства, нежели о военных предприятиях; и для того турки и татары по 1695 год несколько в покое оставлены были.





Козаки разоряют предместие очаковское


В 1691 году войско козацкое ходило под Очаков, где сожгли его предместье и немалое разорение там татарами причинили; так же для содержания Самарской крепости по нескольку с полков козацких, с переменою ходило и там по четверти года стояло *.



* В оном 1691 году в крепости Богородицкой, тож и Самара, был великий мор на людей, для чего войско оное с переменою содержалось.

Во всей Малой России, в Украйне, в Польше, в Литве и в части Великой России, оказалась сильная саранча, от чего во всяком хлебе была великая дороговизна, так что осьмуху ржи и овса по шести гривен покупали.






Самусь гетман от польской стороны избран на место Драгинича и о его делах


Сего 1691 года после гетманов Могилы и Драгинича, король польский, Собейский, поставил на место их некоего Самуся 120 из козаков и дал ему клейноты гетманские и жалованье войску; при чем подтвердил и привилегии на вольности козацкие, а резиденцию имел оный гетман, Самусь, в городе Виннице при реке Днестре 121, а в поднепровских городах многих собрал к себе охотных Козаков и из запорожцев и других гулящих людей, тако ж и из городовых коза-/505/ков, и, учиня многие артели, в оных полковников определил без указу самоизвольно, ради обороны от нападения бусурманского на христиан, и для защищения рубежей, и по обеим сторонам Бог реки по степям татар, набегающих на Польшу и Россию и там похищавших народа польского и российского в плен, и возвращающихся с корыстьми восвоясы, разбивал, отбивая у них лошадей, ружья и всякую добычу для себя, а христиан пленных в отечества их отпускал, и татар многих в полон часто брал и оных в Москву и в Польшу отсылал, получая за то от дворов похвалу и награждения.





О храбрости фастовского полковника Семена Палия 122


Из числа запорожских Козаков, именем Семен Палий, родом из Борзны, города малороссийского, женился в городе Фастове, который был опустевший, оселил его с дозволения королевского, разными вольными людьми, и собрал к себе войско охотное, со всякой сволочи и из запорожских Козаков, и из городовых, гуляков с которыми не допущал татарам на Польшу и на российские границы нападать. При том он не однажды и сам ходил и посыливал ту свою артель на Буджадские и Белогородские Орды, и Очаков разорял, и где нападали на него татары, мужественно их побеждал с великою християнам пользою. В один случай и самого татарского хана он в полон взял; тогда татары, примирясь с ним, и великими дарами ущедрив его, и хана своего у него знатною суммою денег изкупили. И таким своим мужественным промыслом тишину доставил всей Малороссии Заднепровской, и жил там, как удельный господин, расположа войско свое козацкое с дозволения королевского, по Полесью и по Украйне, и тамо десятину с пчельных заводов и прочего, и индукту со всей оной Украйны, даже до Днестра, Днепра и Случи, на себя взымал, а что злясь поляки, позабыв благодеяния его, обманно его взяли и в город Марьенбург в ссылку сослали; но он оттуда из под стражи, сев на подведенного коня, в дом свой убежал, по чему польский гетман коронный, по жалобам и по просьбам шляхетским, отправил на оного гусарские полки с пехотою, чтоб взять его вооруженною рукою. Но Палий коль скоро о том сведал, как и был на всякий случай в осторожности, тайно сокрыл часть своего войска в лесах, а сам с другою частью засел в городе, и как поляки приступ учинили к нему, то войско его из лесов сзади вдруг напало на их обозы, а Палий, выбежавши из города с войском своим, на них напал и всех от Фастова с уроном их прогнал. Палий знал на себя от поляк всегдашнюю и тайную вражду, но имея надежду на его царское величество и на короля польского милость, жил, под защитою их, при всяком довольстве, равно как гетман, будучи только полковником фастовским. Только поляки всячески старалися Палея и друзей его, полковников малороссийских, истребить, и так, в другое лето, послали регементаря Рустича с нема-/506/лым числом войска своего (в коем числе из высокородных фамилий многие господа были), ради отбирания своих в Украйне вотчин, которыми они прежде владели. Палий, предупредя умысел польский, упросил в помощь себе гетмана Самуся, и, соединя Козаков своих с козаками гетманскими, при коих и два полковника было, Абазин 123 и Искра 124, не допуская не только до отбирания вотчин, но ниже до Фастова, а встретивши их под городом Бердичевым и напавши на то войско, почти всех изрубил, последних же в замок Манжелевский вогнали, где регементарь Рустич, оставя свое войско козакам на жертву и весь обоз на расхищение, ушед в замок, и оттоль с стены городской каменной спустясь, едва сам ушел.

Войска ж российские в оном году спокойно по своим местам находились, но имели крепкую предосторожность от татар.





Татары делают нападения в полку Переясловском


А в 1692 году гетман Мазепа уведомился, что зимним путем орды великим числом умышляют на его Заднепровскую сторону сделать нападение, выступил сего ради сам с войсками своими и стал в Переяслове. Орды ж крымская и белогородская, приблизившись к Днепру и переправившись на сю сторону, хищнически набрали полону около Бубнова и Домонтова; а уведомившись, наконец, что гетман с войсками у Днепра стоит, возвратились поспешно назад. За которыми хотя в погоню отправлен был с войском есаул войсковой Гамалей, но их не нагнал и возвратился обратно.





Козацкое нападение на Очаков


После сего от польской стороны отправлен был вышеупомянутый полковник, Семен Палий, с частью войска городового и компанейцев, обще с заднепровскими, посланными от Мазепы, козаками, на добрых лошадях к татарскому местечку Тягину, но по причине ростополи, и что реки уже начали скрываться, принуждено было только переправиться через реку Бог, и вдруг напали на турецкий город Очаков, выжгли его и вырубили несколько людей, и с немалою добычью возратились, но за усталью лошадей, мало что из оного с собою привезли, как только несколько пленных, коих потом разделя пополам, Палий часть свою отправил к королю, а российские доставили до Мазепы. /507/





Побег войсковой канцелярии канцеляриста Петрика 125, и о возмущении его крымцев и несколько Козаков на Малороссию


В сие время бежал из генеральной войсковой канцелярии канцелярист Петрик в Запорожье, а оттоль в Крым. Он подговорил хана подняться на Украйну, злясь на всех старшин малороссийских, к чему и запорожцы пристали, а хан и орды тому очень были рады. Они вышли из Крыму, надеясь, что и Войско Запорожское к ним присовокупится. Они с Петриком пришли к Самаре и около города Богородицка селение выжгли, а Китай-городок и Цариченку к себе приклонили, куда собрались было к ним из разных городов толпы всякого наброда. Против чего гетман соединил свои войска с московскими и отправил вперед полки Миргородский, Прилуцкий, Гадяцкий и Лубенский, а сам стал станом под Полтавою. Петрик и орда услышавши о сем, пошли обратно в Крым, без всякого военного действия, а гетман отступил к Лохвице. После чего, по указу их царских величеств, войска распущены по домам.





Петриково с татарами на малороссийские рубежи нападение


Оный Петрик и в наступивший 1693 год, в зимнее время, обще с сыном ханским и с ордою, вознамерился паки напасть на малороссийскую Украйну, о чем через запорожцев коль скоро уведомился гетман Мазепа, то тотчас собрал свои войска и пошел против их до Гадяча, точию орда, будучи уже около Полтавы, как только сведала о приближении гетмана с силами, возвратилась обратно, набрав несколько полону с собою. Что сведавши Мазепа принужден без действа и поиска возвратиться.

В оном году, января 25 числа скончалась царица Наталия Кириловна, мать государя царя Петра Алексеевича.





Татары делают нападение в полку Переясловском. Войско козацкое разоряет в Буджаках селение татарское и берет корысти. Запорожцы делают нападение за Перекоп и берут пушки и плену с собою


Татары не оставили еще свои попытки делать, они и в сем 1694 году, так же при окончании зимы, на самой сырной неделе, напали на села и деревни около Переясловля, и, побрав много людей в полон, через оплошность переясловского полковника, с тем возвратились обратно, за что, в отомщение, гетман Мазепа тотчас /508/ 20 000 войска своего послал под командою черниговского полковника Якова Лизогуба до Буджаку, который, достигши того места, опустошил их селение и набрав множество там ясырю и добычи, с тем возвратился благополучно. А из Заднепровской стороны под тот самый случай ходил фастовский полковник Семен Палий с своим полком, при том и киевский полковник Григорий Коровченко Волский, да переясловский Иван Мирович, с своими полками и компанейцами, под Очаков, оный округ почти весь опустошили, войска турецкого много побили и триста человек в полон взяли, также знамен и прочей добычи много, с чем возвратились благополучно в свои места. А запорожцы в оное время ходили до Перекопа, и там, при Гнилом море, стоящую на перекопской линии каланчу, или башню, одержали и опустошили. Отколь набрали добычь и ясыра довольно, и восемь медных пушек с собою взяли, на котором пути их напал было Нурадин-султан с татарами, но вреда им причинить не в силах был, с чем запорожцы счастливо в кош свой возвратились, а Мазепа, для охранения от татар, поставил свои войска по Днепру и по рубежам.

Сего года находящийся три года без отпуска, крымский посланник из Москвы отпущен во свояси, который следовал через Батурин до Крыму.





Татары делают в Польше нападения. Полковник Палий усмиряет татар


Татары крымские, видя, что войска российские расположены по границе, куда им впасть опасно казалось, сего ради, для добычь своих, на Польшу напали и там обид поделали много. Они во львовском предместий людей порубили, войско коронное разбили, волости и в самом Полесье деревни орда белогородская с султаном опустошили, Фастов осадили и предместье выжгли, от чего полковник Палий едва бегством в город спастися мог, но по усилию татарскому принужден был султану оному вывезти хлеба и напитка, при чем между собою имели переговоры и друг друга дарили, чем успокоив его, город и сам освободился.





Царь Петр Алексеевич осаждает Азов и по Днепру крепости турецкие. Малые крепости турецкие на Дону и Днепре отбираются войсками российскими


Царь Петр Алексеевич имел, между тем, довольное время к учению военных приуготовлений, и понеже главное его намерение состояло чтоб у турок отнять Азов и тем начать, в отомщение всех их обид, прямую войну, то, по заведении и сделали в Воронеже флота, /509/ а в Брянске судов, с которыми бы по Дону и Днепру в Черное море войти можно было, в 1695 году разделил войско свое на две части, одну послал к Днепру, под предводительством боярина и воеводы Бориса Петровича Шереметева, а с другою сам пошел с боярином и воеводою большего полка Алексеем Семеновичем Шейном к Азову и, осадя его вокруг, во первых состоящие выше города в двух верстах, при самом Доне, две каменные каланчи или башни с перетянутыми между ними реку цепьми, а по Днепру все лежащие крепости и замки, как то Кизикермен, Аслан, Гордек, Шахкермен, Таван и крепость Иван отобрал, и прочие городские жители отданы были на волю козакам, за оказанные при том их храбрости, которые с своим гетманом Мазепою, в оном походе так же присутствовали, где более всех заслужил хвалы миргородский полковник Данила Апостол, и с тем, за некоторыми в военных надобностях еще недостатками, определил оставя азовскую осаду, расположиться войску на зимние постои, а в отобранных от турок крепостях оставить гарнизоны, чтоб тем азовские и другие места держать чрез целую зиму в осаде.





Мазепа турецких пленных в Москву отсылает


Гетман по приходе в Батурин отправил от себя, с полученым в Кизикермене турецким пленом, в Москву полковников: гадяцкого Михаила Боруховича, переясловского Ивана Мировича и киевского Константина Мокиевского, которые, по прибытии туда, приняты были милостиво, и при отпуске жалованы от их царских величеств.





Покушение татарское разных орд на границы малороссийские были втуне


Татары ж между сим временем делали еще свои попытки. Они, соединясь, и в оном 1696 году, как то крымская, черкеская и белогородская орды, ворвались, по празднике Рождества Христова, в границу украинскую и домогались взять Китай-городок, но за приближением войск российских, принуждены тотчас отступить и следовать обратно, за коими гетман послал в погоню прилуцкого полковника Дмитрия Лазаренка и с ним Ивана Романовского, с козацкою партиею; только татары бегством своим удалились, чего для и посланные за ними возвратились обратно. /510/





Кончина царя Иоанна Алексеевича. Формальное осаждение Азова самим царем Петром Алексеевичем


В оном 1696 году, января в 29 день, по власти Всевышнего скончался его величество государь царь и великий князь Иоанн Алексеевич, но к предприятому намерению его царского величества, Петра Алексеевича ничто не препятствовало. Он в то же самое время повелеть соизволил неотменно войску своему к Азову, для формальной осады и атаки, приступить и призводить надлежащее действие против оного, куда и сам, по погребении любезнейшего брата своего, мая к 9 числу, прибыть не укоснил.





При присутствии царском донских козаков действие над флотом турецким


В тот самый же день, по известию донских Козаков, не оставил ехать с ними в лодках на Азовское море: они промышляли там, в присутствии его величества, над турецким флотом, и получили тут с удачею немало добычи без потеряния своих.





При осаде азовской были и козаки


Действие осады продолжалось до июля месяца, при которой были и малороссийские козаки; при них находился за гетмана черниговский полковник Яков Кондратьевич Лизогуб, у коего находилось их 10 000 пехоты и 6000 конных. Они сперва содержали объезжие караулы для непропуску в город подможного войска и всякого припаса, так равно и вестника исходить возбраняли, а донских Козаков притом 4000, с своим атаманом, Фролом Миняевым, находилось.





Дела сечевских козаков на Черном море


В то же самое время сечевские козаки под предводительством своего атамана Якова Чалого с товарищи, будучи на Черном море на своих лодках, называемых думбасами и стернами, восемь турецких судов с хлебными припасами, да девять с разными товарами, которые шли в Очаков, взяли в Сечу и побили. /511/





Штурмование Азова войсками российскими, в коем числе и козаки храбрость свою казали. Сдача турками города


Под Азовом козаки не оставили с своей стороны, так как и прочее войско, город штурмовать, ибо Лизогуб, во первых, напросился на оное, однако ж с тем, чтоб учинить фальшивую атаку от главной армии, и во время оного 17 числа, как сделался к тому крик, наказной гетман с своей стороны с козаками к приступу пошел и, бившись с турками, наконец, взбежал на вал, а донские на два раската, коих турки хотя всеми мерами старались оттуда сбить, однако ж они храбро против их устояли, и сражение сие продолжалось около шести часов, до самой ночи, а в наступившей день и вся армия к штурмованию всего города приступила, что видя турки, наконец, сдали город на договор, июля 18 числа, с отпуском всего гарнизона в отечество их.





Царь во все государство свое о взятии Азова обнародовал


О сей счастливо одержанной победе и о взятии города Азова, государь царь Петр Алексеевич тотчас обнародовал не только во все свое государство, но и российского патриарха Андриана особо письмом своим известил *.



* От его Пресветлого Величества извещение до Святейшего Патриарха о взятии города Азова.

Всесвятейшему Кир Адриану, Божиею Милостию Архиепископу Московскому и всея России и всех Северных стран Патриарху, в Святом Духе Отцу нашему и Богомольцу, глубокого мира и твердого стояния, о благочестии Церкви Христовой Восточныя, здравия же и благоденствия вкупе и душевного спасения от Господа Бога, в Троице славимого, усердно сподобиться желаем.

По преждеписанному Нашему извещению, Вашему Святейшеству о целости здравия Нашего и объявленных Наших трудах довольно предложено, а ныне извествуем милостию Превеликого Бога Нашего, в Троице славимого, и предстательством Пресвятые Богоматери Девы Марии, и молитвами всех Святых, тех Наших военных трудов радостное облегчение восприяли есмы сицевым образом. Когда по повелению Нашему промыслом и усердно радетельными труды боярина Нашего и Большего полку воеводы, Алексея Семеновича Шеина, великороссийские Наши войска, во облежании будущего около города Азова, по многих чрез все лето трудах военных и потычках, не толь-/512/ко с градскими сидельцы, но и от поля на войска Наши крепко находящими татарами черкаскими и нагайскими, землями вал к неприятельскому рву отовсюду равномерно привалили, и из того вала ров градский заметавши и заровнявши, тем же валом через тот ров до неприятельского вала дошли и валы сообщились так близко, еже возможно было с неприятелем, кроме оружия, едиными руками терзатися, уже и земля за их вал метанием в город сыпалась, и сего же месяца июля 17 числа, в пяток, малороссийские Наши войска, по жребию своему, в тех трудах пребывающе, при которых неотступно пребывая муж добродетельный и военных трудов искусный, Гетман Наказной, Яков Лизогуб, полковник Черниговский, предварили неприятельской блякавз подкопать и на него мужестно взойти, и с неприятелем бились довольно, от полудни до самой ночи; видя же их мужество и донские тогда козаки при них стали, аще же турки, азовские сидельцы, все силы свои на их обернули и оставших мужественно турков вон выбили и тем блякавзом овладели, а дождавшись ночи с того блякавзу четыре пушки стащили. А в 18 числе, в субботу, о полудни, неприятели, азовские сидельцы, видя войск Наших крепкое на град наступление, мужество и промысл радетельной, а свою конечную погибель, замахали шапками и знамена преклонили, уже бо не могли ни в граде, ни под валом скрытися, яко из их же блякавзу пушками и дробною стрельбою били их крепко, и выслали для договору от себя два человека знатных людей и били челом, чтоб их даровать животом, и отпустили с женами и с детьми; а на знак уверения и твердости о правде, оставили двух человек аманатов, то есть, заставу, и отдали немчина Якушку, который изменив, из войск Наших ушел к ним в Азов, и бусурманился прошлого года. А в 19 числе, в день Воскресения Христова, азовские сидельцы боярину Нашему и Большего полку воеводе, Алексею Семеновичу Шеину, город Азов со знамены и с пушками, которых пять сот больших нашлося, и с пороховою казною и со всем, что в нем было, отдали; самим же им и женам их и детям учинена свобода и милость Наша Царская. Егда бо малороссийские войска начаша их пленити, животы и богатство их грабить, Мы, Великий Государь, велели дать малороссийским войскам 15 000 рублей, Наказному ж Гетману, Лизогубу с полковниками и сотниками, и знатным товариством, особь каждому, червонными золотыми, и тако свободными от смерти стали и отпущены с животами, и кто что мог взять себе, вниз рекою Доном до речки Кагалницкой, на 18 бударах, а 20 числа по ведомостям выходцев тех азовских сидельцев конницах, и отвезли на кораблях турецких, которые стояли против наших московских судов, и те отпустили в дальность да и конницы их, нагайцы, все разбежались. Тако Господу Богу Творцу Нашему содевающему дивные по Своей Святой воле, за которое Его святое и неизреченное милосердие к роду Христианскому, в радостных слезах молебно благодарствовали. При Азове же взяли еще Наши войска град Лютин и в нем пушек 50, и замки два, называемые каланчи, над Доном, выше Азова стоящие. Пушки же и с стрельбою и порохом, ланцуги, через реку Дон препятые, поразбивали. О чем изъявя и Вашего Святейшества, в Духе Святом Отца Нашего и Богомольца, просим, дабы, за такое неизреченное Божие милосердие, соборно и коленно молебное благодарение воздавали, и о Нашем здравии и всего воинства молили. Писан в завоеванном городе Азове, лето от создания мира 7204, а от Рождества Христова 1696, июля 20 дня.







При отпуске войск царем награждаются козаки и старшины


По окончании всего оного, как и вся армия, кроме оставленного для содержания тут всех крепостей, десятитысячного числа, украинские козаки отпущены были августа 1 дня, и наказному гетману Якову Лизогубу действительно пожаловано за добрые его услуги 40 соболей во ста рублей, 30 червонных, да три косяка лудану. А пяти человекам, гадяцкому Михаиле Боруховичу, прилуцкому Дмитрию Горленке, лубенскому Леону Свечке, компанейскому Федькову и сердюцкому Кожуховскому, каждому по пятнадцати червонных и по два косяка лудану. Всему их войску выдано было в награждение 15 000 рублей.

И так Азов, со всем своим уездом, так равно и по Днепру взятые крепости, остались в российской державе.





Во время азовской осады войска российские по украинской границе татарскому набегу предостерегают


Во все то время, доколе армия Азов в осаде держала, боярин и воевода Шереметев и гетман с войсками своими при Коломаке против татар, для непропуску их в российские границы, стояли, ибо крымцы недалеко от них кошем своим в полях находились. /513/





Царское свидание с Мазепою в Острогожску


Государь, при возвращении своем из Азова в Москву, указал Мазепе быть на пути к себе, где может пристичь его, а войска бы отпустить на зимние постои, почему гетман, прибыл в Рыбное (Острогожск) и тамо, встретя, при подданническом поклоне, поздравил, как с счастливою победою, так и благополучным прибытием государя и поднес ему в дар, из числа полученных им в ту с турками войну, добычь саблю, оправленную золотом и дорогими каменьями, да щит на золотой цепи и с дорогими ж камнями. Тут оказал его величество свою милость и удовольствие к нему и всему войску его, и пожаловал его своим посещением, с чем и изволил отбыть в свой путь, а Мазепу отпустил обратно.





Кончина короля польского, Яна Собейского


В оном 1696 году польский король Ян Собейский скончался, чрез что во избрании вновь на место оного, была в Польше немалая конфедерация и междуусобие до тех пор, доколе, с помощью цесарскою и папы римского, изобран королем саксонский курфирст Фридрих Август 126. /514/





Доставшие крепости от турок снабжаются военными и рабочими людьми и всякими припасами и о прочем


Крепости все, взятые от турок по Днепру, хотя были снабжены российским войском, но за повреждением их от военных приступов, велено было, на сделанных в брянских и трубчевских лесах судах, в наступившем году, 1697, отправить, для поправления и выстройки оных, всякого припасу, мастеровых и военных людей, запасу, снаряду, орудия и прочего, под начальством окольничего Неплюева, реками, Десною, до Днепра, а оным до порогов и до Кизикерменя, под прикрытием малороссийского войска. Для чего гетман Мазепа, с довольным числом Козаков своих, пошел до Коломака и соединился там с боярином, князем Яковом Феодоровичем Долгоруким, и последовали с ним через Самару к Днепру, и там пересмотрели свои войска, где оставил часть на заставы против татар, под началом миргородского полковника Данилы Апостола, а сам, с оставшим своим войском, переправился через Днепр в Кайдаки, пошел вниз до Кизикерменя. Между тем хан, пришед к Асланкерменю, который запорожцами оставлен был, ввел в него пришедших с ним турок. Они стреляли пушками из оного по Шингерейской и Таманской крепостям, а с другой стороны орда белогородская к Кизикерменю приступала и делала находящихся при нем Козаков нападение, к чему прибывали водою и сухим путем турки и уведали, что для исправления оной крепости прибыли московские войска и рабочие люди. Гетман, видевши то, что сила турецкая весьма умножается, а он, за малоимением при себе козаков, с ними сразиться и прогнать их не в силах был, умножил сего для военными людьми тут все крепости, а сам пошел обратно до своей Украйны, отколь немедленно еще послал на помощь к ним несколько своих городовых и запорожских Козаков. Тур-/515/ки ж между тем делали на Кизикермен почти каждый день ужасные приступы и продолжали оное почти всю осень, даже с помощью запорожскою во время приступа более 6000 побили их. Турки, видя невозможность свою, вздумали сего для договором к сдаче крепости обольстить козаков, представляя им все изнеможение их, и что подмоги им уже ожидать не возможно, при том обещали, если крепость сдадут, не только их под своим конвоем в целости до границы доставить, но и деньгами, каждому по десяти левов, дано будет. Козаки ж, не будучи глупы, не польстились лестному обещанию их: они во всем отказали им и объявили, что они до последнего человека крепости обстаивать будут, не опасаясь их угрозов. Турки, видя упорство и силу их, а свое изнеможение, принуждены, хотя со стыдом, от них отступить и восвоясы возвратиться; козаки ж и все войско тутошнее, освободясь от такой жестокой осады, Богу благодарность принесли, приписывая оное высокомонаршему счастию.

По окончании с турками войны, государь царь Петр Алексеевич изволил отбыть 1697 года, мая 11 дня, в чужие края и пробыл там по 1699 год.

Но в бытность оную, его величество, царь Петр Алексеевич, в 1698 году благоволил учредить первый российский орден, Святого Апостола Андрея Первозванного 127.





Мазепе пожалован орден


В наступившее лето 1698, паки для устройки и поправления завоеванных крепостей, и к прикрытию оных военными людьми, Мазепа, с козаками своими и с войсками московскими, к Кизикерменю ходил, где почасту с нападающими татарами и дело имел, и по устройке ж их и по снабжению людьми и прочим во время осеннее возвратился гетман по прежнему в Украйну свою; а в наступившем 1699 году Мазепа имел счастие видеться в Белгороде с государем и получил от него учрежденную вновь Кавалерию Святого Апостола Андрея Первозванного.





С сего года Новый год января 1-го установлен


С 1700 года государь царь Петр Алексеевич уставил праздновать Новый год, или Новое лето, от января 1 числа, то есть, в день праздника Обрезания Господа Бога и Спаса нашего, Иисуса Христа и с оного времени счисление лет весть по новому штилю. /516/





Установление между России с турками мира на 30-летие. Объявление войны от России шведам


В 1700 году, июня 3, заключили турки с Россиею на 30 лет мир, который обнародован был в Москве, в соборной Успенской церкви, 29 августа, а на другой день, то есть, 30 числа, объявлена, за известные и всей Европе протестованные, учиненные самому государю и послам его обиды, против шведов война, которая и продолжалась даже до 1721 года.





Заключенный мир у турок с цесарем и с Польшею и возвращение Каменца с Украйною


В то ж самое время турок, как с цесарем, так и с королем польским, мир же на 20 лет заключил и в самом том лете, 1700 года, сентября 13 числа, Каменец Подольский и всю Украйну с Подолиею Польше возвратил.





Объявление войны от польского короля шведам


По объявлении от России против шведов войны, и король польский, Август, видевшись в литовском местечке Бирже с государем, и установившись там с ним, с своей стороны так же войну шведам объявил, и ходил с войсками своими саксонскими под Ригу, и оную во все лето в осаде держал, к чему, в подмогу, по указу его царского величества, и Козаков малороссийских было несколько дано.





Обще с московскими войсками и малороссийские против шведов употреблены


А для Ругодевского, то есть Нарвского, похода к новому городу, в помощь силам московским, племянник Мазепин, стольник и полковник нежинский, Иван Обидовский, наказным гетманом, и с ним полковники, полтавский Иван Искра и черниговский Ефим Лизогуб, с немалым числом козачьего войска и с пушками, ходил, но успеха тогда еще быть не могло, за побеждением шведским, и для того, наконец, по зимовым постоям были расположены. Однако ж козаки и оттоль, с полковником своим, Лизогубом, под Орешек, что ныне Шлисельбург, ходили, и обще с силою московскою, на реке Ижоре, шведов с их генералом сбили, равно и от Гдовского уезда и тамошнего Псковского Печерского монастыря, в Ливонию набеги делали безпрестанные, и немалые шведам чинили разорения и их побивали и в полон брали. /517/

А в 1701 году, по указу его величества к границам шведским послано было несколько тысяч сечевских Козаков, и с ними компанейцев и сердюков (пехоты), которые там во все лето, да и в самую зиму, находились, а Гадяцкий полк, с полковником своим, Боруховичем, ходил к Пскову против шведов, а оттуда, с князем Аникитою Ивановичем Репниным, под Ригу, оставшие ж городовые козаки, по смерти Обидовского, который по болезни, будучи еще молодых лет, умер, некоторые отпущены обратно в Украйну, вместо коих, по указу, сам гетман с войском своим и с артиллериею, против шведов ко Пскову пошел. Точию после, по повелению его величества, Мазепе велено остаться в Малороссии, а послать только, при 2000 козаках вместо себя, наказного, почему то число, под начальством миргородского полковника Данилы Апостола и отправлено, сам же от Могилева возвратился в Батурин.

Из под Пскова с войсками великороссийскими пошел боярин Михаило Борисович Шереметев, и с ним, с войском же своим, полковник Данила Апостол под Юрьев Ливонский, то есть, Дерпт, где войско шведское разбили.





С польской стороны козачий гетман с полковником Палием отдались под российское управление Мазепы


Польское шляхетство не оставляло своей злобы и зависти на козаков, даже и на своих, не взирая на пользу через них государству своему, от чего начальники козацкие, паче по смерти короля своего Собейского, имели опасность и недоверку на поляк, ожидая от них подобной прежней гибели себе. А как видели, что с российской стороны и Заднепровскою частию Украйны властвуя, гетман, всеми тут жительствующими козаками и посполитыми людьми, и все под управлением его при своих правах и вольностях, и при всяком довольствии, без всякого утеснения находятся, то, таковых ради благоденствиев того народа, поревновали с польской стороны гетман Самусь и фастовский полковник Семен Палий, со всеми своими козаками согласившись, по дружелюбности своей между собою, в рассуждении права имеющей быть под единым управлением, так как с единородцами и по вольности своей козацкой, в Малой России живущим, всем вместе под державою Всероссийскою состоять. Для чего заблаговременно и избежания ради польского самовольства, свободно объявя о своем желании, как они и прежде сего уже к России приглашаемы были, гетману Мазепе с присягою отдалися, и потому гетман Самусь, отдав все свои, жалованные от короля польского, клейноты, как то: булаву, бунчуг, знамя, привилегию и прочие знаки, а Палий со всем своим полком, себя Мазепе препоручили, и остались под Царскою державою, первый, Самусь, полковником богуславским, а последний, Палий, при фастовском своем полку полковником же. /518/





Разные козацкие дела. Сражение происходит близ Дерпта 9 числа января


Прежде посланные ж козаки запорожские, которые, за неспокойствием их, отпущены обратно, следуючи через Литву, по их буянству, многие пошли из найму в литовскую службу к супротивной стороне гетмана Сапеги: они там партии королевские многие и самого Поцея разбили, а потом, по окончании оного, в Сечу возвратились. Компанейцы ж и сердюки после присообщены к наказному гетману и определены потом быть при войске московском с фельдмаршалом Борисом Петровичем графом Шереметевым в Лифляндии, где Апостол мужество свое с козаками оказывал во время сражений против шведов, состоящих под командою их генерала Шлипенбаха неослабно. Во время сие убит компанейский полковник Пашковский.

В 1702 году, июля 17, под командою того ж графа Шереметева, козаки, татары и калмыки против шведского генерала Шлипенбаха в сражении находились, который силою российского оружия тогда побежден, июля 8 дня под Гомельсгофом, при реке Эмбахе. Да в декабре 31, от него ж из Пскова, с московскими конными полками, козаков 1000 человек, с их полковником, Лизогубом, посланы были под Нарву и Ивангород, под командою полковника, князя Вадбольского, в котором подъезде много шведов побили и в полон побрали.

В оном году царь Петр Алексеевич с польским королем, Августом, курфирстом Саксонским, союз подтвердил.





Возвращается Белая Церковь от Палия полякам


1703 года, по прошению прибывших к государю великих литовских послов, указом его величества, велено было гетману Мазепе, чтоб он о возвращении от Палия Белоцерковской крепости Рече Посполитой и успокоении тамошних чинил найпрележнейшее старание имел, и Палия к тому, пристойными способы, приводил и предостерегал бы того, чтоб подданные, к России принадлежащие козаки, к тому бунту не приставали, что Мазепа через строгое повеление свое усмирил и успокоил.





Даны козаки полякам в помощь союзной стороне


Между тем, по прошению ж польского короля Августа и литовских гетманов Вишневецкого и Огинского, посылал Мазепа на помочь к регементарю литовских войск, к Михаиле Халецкому, под город Быхов, на Днепре стоящий, где был гарнизон противников сапежинцев с малороссийскими войсками, стародубовского полковника Михаила Миклашевского с 15 000 человек, который, обще с поляка-/519/ми, осадили; но как потом к ним на помощь прибыл из Смоленска генерал-майор Богдан Корсак с смоленскою, бельскою и рославскою шляхтою и рейтарами, тогда уже, по шестимесячной осаде, сапежинцы город сдали, который со всею артиллериею, жителями и их имением отдан Рече Посполитой, а взятого в нем в полон партизана шведской стороны Абилцыкевича, со всем его гарнизоном, отвели к гетману в Батурин. Потом еще, по прошению польских господ, в Литву вторично с полками послан был от Мазепы Радич против шведов. А в Польше, как и в Литве, делали вспоможение союзникам своим воевать против поляк, супротивников их королю, и шведов.





Посылка для набора рекрут и лошадей и для усмирения башкир


В то же время, для лучшего послушания к даче рекрут и лошадей, с казанских и уфинских татар, и ради усмирения взбунтовавшихся башкирцев, за Волгу послан был, с наборщиком Александром Сергеевым, лубенской полковой судья Кичкаревский с козаками.





Мазепа с войском своим выступил в Польшу против шведов


В 1704 году, за вступлением шведов в Польшу, должен был с козацким войском своим выстудить гетман Мазепа в поход, и стоял до самой осени при могиле Перепятихе, под Любаром.





Король шведский берет контрибуцию с супротивных ему польских городов


Но король шведский между тем, угнетая Польшу, а паче супротивных против себя и Станислава Лещинского, проходил от Варшавы до Львова, и оный не столько силою, как устрашением своим, сентября 11 числа, одержал; Он взял из него великое число контрибуции, и нашед в нем многих турок и татар, в плену содержащихся, освободил и, снабдя их путевыми деньгами, при своих паспортах в отчизну отпустил, оказывал тем против турок и татар свою благосклонность.





Царское распределение войск своих по разным местам против шведов


В наступившее ж лето 1705 года, царь Петр Алексеевич имел намерение внести оружие свое в средину Лифляндии, чтоб быть при-/520/том сильною помощию своему союзнику, королю польскому, Августу; точию предусмотрел, что надобно прежде выгнать шведов из Курляндии. Для чего распределил свою армию: он послал с частью оной фельдмаршала барона Огилвия в Литву к Тикочину, а гетмана Мазепу, с козаками, в Волынию, генералу ж фельдмаршалу, графу Шереметеву, велел немедленно вступить в Курляндию, где шведский генерал Левенгаупт находился. Сей, уведомившись о приближении российского войска, собрал поспешно своих людей и ожидал неприятеля в Самогитии.





Шереметев сражается с шведским генералом Левенгауптом


Граф Шереметев, узнав о сем, что он в таком вооружении, с общего военного совета, положил сделать ударение на него; но как неприятельские крылья прикрыты были с обоих сторон болотами, сего для козаки, как будучи везде отважные люди, продравшись через болота, ударили вдруг и нечаянно на неприятельскую конницу левого крыла, а оная смяла своих, поставленных в боевой порядок гранодер, и тем привела все войско их в немалый безпорядок, в который самый случай и весь корпус российский сделал на них ударение и сразился с ними найсильнейшим образом, что продолжалось жестоко на четыре часа, даже Шереметев был ранен, а шведы свое место уступили, и тем сражение, кончили в 19 июля, при Мур мызе, в Курляндии.





Король шведский низводит короля польского с престола и на место его возводит Лещинского


Король же Карл XII, как старался низложить короля Августа с престола польского, за союзство его с царем российским, с сообщниками своими поляками, назначенного в короли Станислава Лещинского 128, действительно сего году, октября 4, при многочисленном собрании поляков, в Варшаве короновал и с ним мирный и союзный трактат заключил.





По причине зимования шведов в Великопольше, войско российское располагается в Литве, в Малой Польше и в Красноруссии, но с движением


По сему, как известно было, что король шведский оставался с войском своим к зиме в Польше и что многие поляки, согласники его, положили намерение воевать не только против Августа, но и против его союзников, принуждено было сего ради расположить как /521/ в Литве, так и в Польше российское войско, из коего числа гетман Мазепа с войском своим стал было на зимний постой в Красноруссии, в городе Замостье и в округе оном, и оттоль посылал черниговского полковника Якова Лизогуба, с его полком, и гадяцкого Боруховича и Танского с компанейскими полками, в Спиское воеводство, где почти под самыми цесарскими границами, супротивника, воеводу Спиского, убили, и полк его разбили, а оттоль паки возвратились в Броды и из оных пошли к Минску, для того, что король Карл вознамерился от Варшавы идти в Литву, где российские войска находились.





Во время движения шведов, войска российские их поражают


Король в самую зиму 1706 года следовал за россиянами и достиг до Гродно, нашел его весьма укрепленного и сильного от войск российских, не делал сего для на оный нападения, но, постояв несколько, пошел обратно в Великопольшу. Огильвий, видя наступление шведов, отправил на другой день за ними в погоню деташамент драгун с козаками, под командою генерал-поручика Рена. Они напали на шведский ариергард и на обоз, охватили 28 шведов и несколько телег с багажем. 18 числа февраля, послан был опять даташамент с козаками ж на обоз Станислава Лещинского, от которого и охватили всю его серебрянную и поваренную посуду и другие вещи, купно с полевою короля аптекою, а от двух сот конвойных шведов 24 убито и 8 в полон взяты. И так после сего россияне оставались в своих ретраншаментах весьма спокойны до самого апреля.





О бесчеловечном поступке шведском над пленными российскими


Между тем, к удивлению царскому, привезены в Москву двое российских солдат и представлены ему были, при послах английском, прусском и резиденте галанском, которые объявили, что когда их шведы в разных местах партиями разбили и в полон взяли, то, при подъеме их похода, большу часть из них пред глазами самого короля порубили и ножами кололи, а другим, таким же образом как и мы, персты отсекали. Ретировавших же небольшее число людей, кои укрылись было в деревянном доме, и просили пощады, вместо того, по повелению короля, сожгли с самым домом. Так же, что в то же самое время, как несколько сот малороссийских Козаков досталось шведам взять в полон, повелел король их не оружием, но дубьем побить до смерти. «Варварства такого еще ни один государь христианский ни над какими не делал, кроме Карла XII», было от государя сказано. /522/





Мазепа летует в Фастове и в Белой Церкве. По жалобам от послов Мазепа берет Палия под стражу и ссылает в ссылку


В оном году летовал гетман Мазепа с войском своим за Днепром, в городах Фастове и в Белой Церкве. Где будучи он, приносили ему поляки на фастовского полковника Палия многие жалобы в том, что якобы он им разные обиды, наглости, озорничества и возмущения на них Козаков делать наводил, что Мазепа приняв, так как любил и почитал больше поляк, нежели своих, удостоверился на их жалобах, и коротким следствием обвиня Палия, велел тотчас взять его под стражу, чего ему в иное время, без войска и без себя, сделать никак бы не можно было, ибо и сам его боялся. А как ведал при том, что он зело был богат, то, из зависти и алчности к тому, конфисковал все его имение на себя и сослал его потом, по отписке своей к царю, в Москву, для отсылки его в Сибирь, где и находился он по 1709 год. Тогда то, как слух носился, делал Мазепа тайные переписки с королем шведским о предательстве своем.





Царь закладывает в Киеве Печерскую крепость и старый город укрепляет


Государь Петр Первый, по прибытии своем из Москвы в Чернигов, июля 1-го, известил последовать рекою Десною до Киева, и там, пробыв июля с 4, августа по 20 число, за неудобностию старого Киевского городового укрепления, вновь заложил и застроил, с 15 числа того августа, Киевопечерскую крепость, где и Мазепа для того строения с козаками был, а старый город велел укрепить вновь к нему наружными крепостными пристройками.





Царское распределение войсками


Государь как уведомился, что король шведский не учинил приступа на Гродно, и что армия, там находящаяся, не может, по желанию, действовать, послал из Киева указ к фельдмаршалу Огилви поспешить к границам российским, а князь Александр Данилович Меньшиков остался бы с своими войсками и с деташаментом Козаков у Могилева и Борисова, для защищения Польши.





Партия российская делает поиски в Польше и поражает поляков и шведов


По отбытии короля шведского из Польши в Саксонию, отправилось 3000 человек, конницы российской, в том числе и козаки, из /523/ лагеря, под Могилевым бывшего, к Великой Польше, ради осмотрения тамошних действ. В походе своем настигли они у Львова польского конного фурьера и князя Любомирского с некоторым числом войска, коих они и разбили, а в Люблине поймали 600 человек шведов и шведскую военную казну, которая в оной же провинции набрана была.





Шведы поражают козаков


В оном же году, при сражениях из войска малороссийского шведами побито, в Несвиже: полковники, стародубовский, Михаила Миклашевский, зять его, Андрей Гамалей, и Тарас Гаврилович, сотник погарский, да в полон взяты: Романовский, Иван Чернолуцкий, есаул полковой, Турковский, Тимошенко и Бурман.

Да по злобе и по наветам генерального судьи Семена Чуйковича, Мазепа послал полковника переясловского Ивана Мировича с полком в Польшу, в город Ляховичи, и через его, Мазепины, факции, шведы в оном городе атаковали кругом оного и, взяв в полон, отослали, с старшиною его и с многими козаками, в Стокгольм, где в плену и помер.





От Порты присылаются шведские пленники к королю


В наступившее лето 1707 году, от Порты, в знак благодарности своей за освобождение из Польши бывших в плену турок и татар, прислано к королю шведскому, находившихся в неволе ж, шведов 300 человек, чему король весьма доволен был, и возымел на турок не малую надежду.





Шведское самохвальство и угрозы на Россию


Под который случай двор французский, для своих тогдашних обстоятельств, старался, чтоб Карл XII с царем российским и Короною Польскою примирился, и об оном ему предлагал, но он того и слышать не хотел, по той причине, что тайное согласие уже с малороссийским гетманом Мазепою имел, да и турки своею благосклонностию его обнадеживали, ответствовал сего для только, что «с царем московским будет трактовать о мире, в самой Москве», а министры его, кои были при других дворах, слыша оные предложения, ответствовали также с гордостию и ругательством, что «их король прежде с Россиею мира не учинит, пока к Москве пришед, царя с престола низвергнет и царство его разделит на небольшие княжества /524/ и воеводства, и обяжет трактатом, все регулярные войска, по европейскому образцу учрежденные, переменить, экзерциции, одеяния, и прочие, по обычаю европейскому ж введенные порядки, покинуть, а привести их паки в старые обыкновенности, купно с одеянием и бородами». Но того, что говорили, недовольно было; они еще и с немалым ругательством изъявляли в письмах злобные намерения свои, которые король их исполнить замышлял. И, в надежде своего высокомерного намерения, раздавал он уже многие государства Российского чины своим генералам, почему генерал Шпар, будучи в Берлине, во многолюдной компании у подскарбия Короны Польской Пребендовского, хвалился и показывал, что ему сейчас от короля его на губернаторство московское прислан патент, которым чином его там уже поздравляли. Но другие при том говорили, что получение в самом деле того чина, кажется им без великой трудности не воспоследует, в разсуждении толь дальнего пути к Москве, и в Польше стоящее российское войско может в том много препятствовать. Но Шпар, по обыкновенной шведской гордости, ответствовал, что «они русскую каналию могут не только оружием, но и плетьми из всего света, а не только что из их земли выгнать». Петр Великий такие шведские о мире ответы и ругательства слушал и сносил с особенным великодушием. Он только на то сказал: «Брат мой, Карл, намерен быть Александром, только на найдет он во мне Дария».





О начале бунта донских козаков


Как продолжающаяся оная со шведом война требовала частого дополнения армии, набор царского войска чинен тогда по большей части в его восточных провинциях, откуда множество из новонабираемых рекрутов, не имев склонности к военной службе, убегали к донским козакам, которых выбору ради послан был от государя полковник князь Юрий Долгорукий с пристойною командою; но донцы, чтоб не выдавать оных, возволновавшись, Долгорукого убили со всею его командою, от чего сделался на Дону между козаками не малый бунт. Государь, уведомившись о сем, для наказания и усмирения того, послал брата убитого, гвардии майора, князя Василия Долгорукого, с немалым числом военных людей, который жестокостью тот бунт их утишил (смотри о сем в Летописной истории о донских козаках, сочиненной мною 1778 году).





Войсками российскими поражаются поляки за их непостоянство


Видя государь непостоянство польское (ибо открылось, что некоторые из новых его союзников обратились опять к партии Карло-/525/вой и Станиславовой), восхотел наказать таковое их непостоянство, за что полковник Шульц с своим полком, и к тому с козаками и калмыками, выступив против отступников, воеводу Смигельского на голову разбил а притом выжег все маетности Станиславовы. Так же завладел Быховым, где отступники находились, и полонил весь тамошний гарнизон.





Донос царю на Мазепу, что имеет он намерение к измене. Царь не поверил, отсылает доносителей к Мазепе, который их за то казнит смертью


Его величество, по распоряжении в Польше армии своей, как был в Санктпетербурге, по присланному к нему письму важному, призвал из Малой России генерального судью Василия Леонтева, сына Кочубея, и полковника полтавского Ивана Искру, которые точно доносили, что гетман Мазепа, против его величества подлинное намерение к злодейской измене имеет и в том делает тайную переписку с королем шведским. Точию государь сему верить не хотел, однако ж писал к гетману, чтоб он ему об оном изъяснился. Мазепа, как будучи человек хитрый, прислал к государю, повидимому, такое объяснение, что он легко ему в том поверить мог. Он тотчас, как за безвинное оскорбление чести гетманской, отослал их к нему на его суждение. Мазепа, получа их, немедленно до Белой Церкви послал и не довезя до оной, велел, в селе Борщаговке, смертью их обоих казнить, т. е. отсечением голов.





Король наступает на войска российские, но оные отступают


В начале 1708 году король шведский уведомился, что малороссийский гетман, Мазепа, с 30 000 человек Козаков, имел повеление соединиться с корпусом генерала-фельдмаршала-лейтенанта, барона фон дер Гольца, который стоял в окопе у Борисова, ради наблюдения движений его. Он наступал сего для на последнего и следовал далее, но войска российские отходили в свои границы. Мазепа ж своим походом ни мало не спешил, а за чем, об оном ниже окажется.





Король следует в Малороссию


Намерение короля шведского о походе в Украйну как было никому не известно, потому и казалось, что по отправке его указа в Лифляндию, будет он ожидать генерала своего, графа Левенгаупта, у Могилева и, по соединении с ним, идти прямо к Москве через Смо-/526/ленск, как то сам объявил было везде; но король, будучи нетерпелив ожидать такой помощи, которой крайне требовалось, перебрался через реку Днепр, в намерении выступать помалу в Украйну.





Войска российские приступают к границам своим


Об оном походе коль скоро царю известно стало, тотчас повелел войскам своим регулярным и нерегулярным придвинуться к границам для отражения вступления в оные шведов.





Козаки нападают на фуражиров шведских


Король, следуя намерению своему, и будучи в пути, посылал в разные места свои партии сыскивать фуража, съестные припасы и неприятельские подъезды, из которых одна, под предводительством его королевского генерал-адъютанта, Канифера, 300 волохов, у реки Березы напала на козаков; но как оные стояли там осторожно, то оных волохов козаки прогнали и на месте их 30 человек положили, 4 живых в полон взяли, что было в июне месяце.





Козаки берут наездника шведского


Потом, в исходе июля месяца, того ж знатного наездника Канифера, в местечке Смольянах, в кляшторе пристигла партия козацкая, оного и несколько драгун и волохов живых взяли, а прочих побили.





Король продолжает путь свой в Малороссию


Король продолжал поход свой беспрестанно, пренебрегая все чинимые ему от войск российских препоны. Он, перешед Днепр при Могилеве, следовал к реке Десне, будучи в надежде на верную измену Мазепину, как после о том точно известно стало, и на бунт донских козаков * о коем мнили, что якобы через Мазепу ж возмущены, так же и запорожских козаков, которые в то время с Мазепою заодно уже были, и потому все ближе вовнутрь Украйны приближался.



* О сем бунте подробно писано в Донской истории. /527/





Деташамент российский нападает на армию шведскую и делает поражение


При сем случае козаки и калмыки, подкреплены будучи шестью полками драгун, под предводительством генерала Рена, напали нечаянно на левое крыло армии шведской. Король, услышав пальбу, поскакал тотчас к ободрению своего войска, но, по прошествии нескольких минут, увидел он и самого себя в опасности, потому что не только два генерала, защищающие своим животом жизнь его, остались мертвы, но и конь, на котором он сидел, был убит. И так нашел он уже не тех россиян, с коими под Нарвою дело имел.





Партия российская нападает на обоз шведский


Сверх сего, посланный генерал-майор князь Волконский, с своим полком, с козаками и с волохами напал на неприятельский обоз и несколько шведов побил, а двух в полон взял.





В сумнительстве на Мазепу делается примечание


Но когда усмотрена медленность гетмана Мазепы, что оный с козаками своими ни сам, ни с наказным от себя, не выступает против неприятеля, начал Петр Великий несколько сумнение иметь, по прежнему доносу на него, сего для указал киевскому воеводе и смоленскому наместнику, князю Голицыну и генералу князю Меншикову, прилежно примечать за его поступками.





Мазепина хитрость против сумнения на него


Мазепа, как будучи человек хитрый, проник сие подозрение на себя; а дабы оное сумнение от себя отвесть, разослал сего для в то время универсалы свои по Малой России, объявляя тем, чтоб народ в великом был опасении, по чаемом наступлении сильного неприятеля, шведа, закапывал бы того для всякой в землю хлеб свой, деньги и лучшее имение, так же и церковные утвари, казны и украшения укрыть бы их прихоронить, дабы ничто попасться не могло обыклому шведскому грабительству; притом повелевал, чтоб по всем монастырям и городам в соборных церквах частые были молебствия со всенародным бдением, дабы неприятеля того, как православия восточного ненавистника, помощию Всевышнего, скорее прогнать от предел российских было можно.

Сим объявлением своим Мазепа зело народ малороссийский устрашил и многим сердца, кто б и доброжелателен шведам был, от /528/ них отразил, хотя не знал об них и сам заподлинно, будут они еще согласны намерению его, но только догадкою на них надеялся.





Умысел Мазепин к соединению со шведами


Сверх всего того, когда были к нему неоднократные указы царские, дабы с войсками своими за Десну шел конечно против неприятеля, видя он, что по переходе оном, хотя бы и делал шведам притворные супротивления и не могла б через то открыться его измена, погубил бы крепость Батуринскую и в великое себя и шведа ввел затруднение, а потому вознамерился он, как то проразуметь было, можно, чтоб не переходить ему Десну и не оставлять резиденцию свою, но дождаться шведов на сей стороне, для того, что он тут, кроме других городов, Батурин свой, который как местом, так и самим положением своим, крепче и лучше бьи, еще поновлением вала и всего городового укрепления укрепил, так же амунициею, провиантом, гарнизоном и всякими припасами воинскими довольно снабдил, что все было бы тщетно, если бы переходом своим за Десну измену свою объявил и с неприятелем не поспел бы за трудною чрез Десну переправою возвратиться к обороне своего Батурина, как то и сделалось против его желания; он притворился сего для так трудно болящим, как бы к самой смерти уже приближался, и тем извиняючись пред государем, отрицался от оного похода, чему можно было и поверить, потому что посланные от государя находили его всегда недвижимого на постели, и с нуждою на вопросы что отвечать мог. К большему ж к тому уверению подтвердил дивным, по случаю, ухищрением, а именно: шел тогда из Москвы в Киев новопоставленный Киевский митрополит Иоасаф, и когда пришел к нему, притворною немощью болящему в городе Борзне, хитрый льстец просил оного архиерея, дабы там же написал ему письмо, будто б оное от него, по отъезде с дороги посланное к нему, прислано с тем, что желает ему лучшего здравия и упомянул бы и о елее освящения, от себя ему поданном, так как бы оное было, в самой же вещи отнюдь не было. Получив же такое письмо, тотчас послал оное к государю во уверение о крайней своей немощи.

Еще и сие примыслил: велел, состоящим при нем в войске козацком, некоторым сотникам, чтоб наустили чернь свою вопить на него, будто бы бунтуются в том, что давно от домов своих бедне волочатся, что и было при одном царском посланнике; а сие он для того настроивал, чтоб показать, что не только самому ему за болезнью своею, но и иному кому вместо его, невозможно весть Козаков за Десну по их непокорству. Таковыми и иными хитростями проволочил он время, дабы шведской на сию сторону реки переправы дождаться. /529/





Сам царь сражается с Левенгауптом и поражает его на голову. С царем было войска 10 000 человек


Царь Петр Алексеевич не выпускал из мыслей своих того, что в побеждении Левенгаупта состоит безопасность царства его, ибо когда следовал он из Лифляндии через Литву с 16 000 шведами, и до 8000 телег с разными припасами с собою имел, да и через Днепр уже перешел, он тотчас повелел только отделенным войскам своим препятствовать королю в пути его; сам же наступил на Левенгаупта под Лесным и сразился с ним сентября 28 числа, поутру, но по первом бое решительно не одолел; того для придавал смелость солдатам, а козакам, которые в корпусе резерва за лесом стояли, приказал стрелять на тех, которые бы восхотели бегать, да не щадить и самого его, ежели бы побежал. По отдохновении войска, в четвертом часу пополудни, подкрепив все свои линии свежими людьми, наступил опять на неприятеля; тут ужаснее прежнего сразились и кровопролитие пребезмерное было до самой ночи, и даже, наконец, шведы силою оружия российского принуждены были отступить назад к обозу. Темнота ночная не позволила гнаться за неприятелем, однако ж царь не хотел отпустить его непобежденного, повелел сего ради войску своему во всю ночь быть в ружье, и на самом рассвете следующего дня повел войска паки на неприятеля, но удивился весьма, увидевши, что Левенгаупт уже в ту ночь отступил к Пропойску, а свою артиллерию, амуницию, и съестные припасы, купно со всеми раненными, оставил своему победителю. Царь не был еще и сим доволен; он не хотел, чтоб и один швед убежать мог от его меча; сего ради отправил тотчас в погоню за неприятелем драгун и несколько Козаков и калмык. Сии посланные настигли около 4000 шведов у предупомянутого ж села, а Левенгаупт пред тем уже перебрался с несколько тысячами человек через реку, на другую сторону; оставшие ж на сей стороне, как не хотели добровольно сдаться, то россияне, обхватив их со всех сторон, предали больше 500 острию меча и несколько сот в полон взяли, где и достальный их обоз, более 2000 телег, взяли ж, так же и по дороге и по селам бегущих неприятелей козаки и калмыки много побили, и при реке Соже, на переправе, не малой вред неприятелю сделали.





Левенгаупт о положении своем посылает весть к королю, но вестник попался в полон


Левенгаупт о сем, что он от российских войск побит, с известием послал к королю майора, который заехал в Стародуб, чая, что король всею Украйною уже овладел, и тут попался козакам в руки, коего привели в Стародуб к фельдмаршалу Шереметеву, и через него уве-/530/домился он о той счастливой победе, прежде присланного известия от государя.





Царь следует из Смоленска


По одержании под Лесным над Левенгауптом победы, государь отбыл в Смоленск и, пробыв там 12 дней, сведал, что уже неприятель внутрь Малой России вступил, последовал сего для сам в Украйну через Рослав, Брянск, Трубчевск и прибыл, октября 27 дня, к местечку Погребкам, состоящему от Новагородка Северского с милю.





О подлинном уведомлении царя о Маэепиной измене


В оном месте, в ночи, государь, к ужасному своему удивлению, получил письменную ведомость от генерала князя Меньшикова, который уже тогда с войском стоял в Украйне, о явной измене гетмана Мазепы, и что с небольшим числом людей, состоящих на его плате, компанейскими и несколькими городовыми полками и с своими единомышленниками, за Десну реку ушел к королю шведскому.





Ночное подтверждение об измене Мазепиной. Посылка царем указа о прибытии в Глухов всего общества малороссийского для избрания в нем гетмана


В наступивший день, то есть, 28 числа, к государю к Погребкам, от местечка Субочева, сам князь Меньшиков и с князем и воеводою киевским и наместником смоленским, Дмитрием Голицыным, прибыл и о измене и побеге Мазепином к королю подтвердил, а также и то, что объявлено ему через прибежавшего к нему из Батурина, гетманской канцелярии канцеляриста, Андрея Кандыбу, что Мазепа с своими генеральными старшинами, обозным Иваном Ломиковским, судьею Семеном Чуйковичем, писарем Филипом Орликом, есаулом Антоном Горленком, хорунжим Иваном Сулимою, бунчужным Дмитрием Максимовичем, канцелярии писарями: Михаилом Ломиковским и Иваном Максимовичем, канцеляристом Антоновичем, да с полковниками: киевским, Константином Мокиевским, прилуцким, Дмитрием Горленком, и с зятем его, Бутовичем, лубенским, Семеном Зеленским, миргородским, Данилом Апостолом, компанейским, Игнатием Галаганом (все с своими полками), бежал к шведам, и что в городе оставлено немалое число войска и два надежнейшие пехотные сердюцкие полка, с их начальниками при том: полковники Чечель и Полтавского полку Леонтий Эрцик, да гетманский регент (правитель Мазепиной канцелярии), есаул артиллерии, Немчин. Фридрих Ке-/531/нигсек, генеральный есаул Гамалей, и города того городничий и сотник батуринский, которые и крепость уже затворили. Сего для царь учинил военный совет, на котором положено, чтоб князю Меньшикову с частию войска идти доставать Батурин. Но напред бы послать в оный к сдаче их уговаривать, а в противном случае всех изменников не щадить, кроме старшин, для учинения им публично правильного наказания, с чем Меньшиков и отправился. А в войско малороссийское и их старшинам, так равно и ко всему духовенству, от 28 числа октября, посланы указы с объявлением той измены Мазепиной и для того, дабы вся генеральная и полковая старшина, со всем поспольством своим, и духовные, для избрания вновь гетмана, наскоро в Глухов собрались, а в каковой силе тот указ состоялся, тому при сем список прилагается:





Указ царский, коим повелевается быть всем чинам в Глухове


Божиею поспешествующею милостию, Мы, Пресветлейший и Великодержавнейший Великий Государь, Царь и Великий Князь, Петр Алексеевич, всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержец, и многих Государств и земель, Восточных, и Западных, и Северных, Отчич, и Дедич, и Наследник, и Государь, и Обладатель, Наше Царское Величество, объявляем верным нашим подданным Малороссийского народа, духовным и мирским, а особенно Войска Запорожского генеральной старшине, полковникам, сотникам, атаманам куренным и всему войску и прочим жителям Малороссийского народа.

Известно Нам, Великому Государю, учинилось, что гетман Мазепа, забыв страх Божий и свое крестное к Нам, Великому Государю, целование, изменил и переехал к неприятелю Нашему, Королю Шведскому, по договору с ним и Лещинским, от шведа выбранным на Королевство Польское, дабы, с общего согласия с ними, Малороссийскую землю поработить по прежнему во владение Польское, и церкви Божий и Святые монастыри отдать в Унию. И понеже Нам, яко Государю и оборонителю Малороссийского края, надлежит отеческое иметь об вас попечение, дабы в то порабощение и разорение Малой России, тако ж и церквей Божиих во осквернение не отдать, того ради повелеваем всей генеральной старшине, полковникам и прочим, вышеобъявленным, чинам Войска Запорожского, дабы на прелесть и измену сего изменника, бывшего Гетмана не смотрели, но, при обороне Наших великороссийских войск против тех неприятелей стояли, и для лучшего упреждения всякого зла и возмущения в малороссийском народе от него, бывшего Гетмана, вся старшина генеральная и полковая, съезжались бы немедленно в город Глухов для обрания по правам и вольностям своим, вольными голосами, нового Гетмана, в чем крайняя нужда и спасение всея Малыя России состоит. При сем же объявляем, что известно Нам, Великому Государю, учинилось, что бывший Гетман, хитростью своею, без Нашего указу, /532/ аренды и многие иные поборы наложил на Малороссийский народ, будто на плату войску, а в самом деле ради обогащения своего и те тягости наложенные повелеваем мы ныне с Малороссийского народу оставить. Дан сей Наш Царского Величества указ в обозе при Десне, за приписанием власным Нашей руки и припечатанием печати, октября в 28 день, 1708 году.

На подлинном тако: Царь Петр





Царь уведомляет об измене письмом своим нежинского наказного полковника Жураковского и призывает его к себе


В сей самый случай его величество государь царь, Петр Алексеевич, изволил письмом своим писать и к полковнику нежинскому, Лукьяну Яковлеву сыну Жураковскому, о той же Мазепиной измене и звал его оным для совета к себе следующим образом, как в приложенном списке здесь значится:





Царское письмо


Господин полковник Нежинский Наказный!

Объявляем вам, что Гетман Мазепа, забыв страх Божий, изменил Нам и переехал к Королю Шведскому, таким образом: объявил войску Малороссийскому, что указ наш получил идти за Десну против неприятеля, и когда перешед за Десну, приблизился к войску неприятельскому, тогда войско Малороссийское, поставя в боевой строй, объявил им, что он пришел не биться, но служить Королю Шведскому, и тако тем льстивым образом вся старшина и полковники достались в руки неприятелю. Чего ради Мы послали Наши указы ко всей генеральной старшине и полковником и сотником, дабы оные избирались на избрание нового Гетмана, по правам и вольностям своим, вольными голосами, а вас желаем, дабы вы, как найскорее, для советов прибыли сюда к Нам, ибо Мы, попечение имеем о Малороссийском народе, чтоб оный в порабощение и под владение Польское не приведен был, и церкви и Святые монастыри во осквернение и в Унию обращены не были, и уповаем, что и вы, по верности своей к Нам, о том попечение иметь, и за веру, и за отечество стоять, будете. И того для к Нам немедленно поспешайте, а Мы вас обнадеживаем Нашею особливою высокой милостью, и будьте благонадежны, что Мы вас в настоящие полковники Нежинские пожалуем.

Подлинное за подписанием собственноручным тако: Петр.





Царское рассуждение об изменнике


При таких будучи обстоятельствах, его царское величество рассуждать изволил, что какую он в злодее оном великую доверенность имел, и какие оказывал ему благодеяния, да самую и любовь, в возведении его на оную степень, с данными ему всеми на то преимуще-/533/ствами, клейнотами и пожалованием ордена Святого Апостола Андрея Первозванного, и что весьма обогащен, за что почти сетовал сам на себя, что плут такой умел в него вкрасться, и что любя его, и по старости его лет, не верил никому ни в каких на него доносах, ниже в преважнейших.





Мазепа соединяется с королем


Король между тем, как следуючи безпрестанно в Украйну, шел уже в стародубовских пределах, дабы перебраться через реку Десну, где стал в расстоянии от Новагородка Северского мили с две, близ села Псаровки. Там явился к нему изменник Мазепа, однако ж и с ним нашел он там новое себе супротивление.





Швед переходит через Десну


Государь же между тем в 1-й день ноября от Погребков прибыл к местечку Субочеву, куда так же приехали, для засвидетельствования его величеству своей неизменной верности, три полковника малороссийские: стародубовский, Иван Скоропадский, нежинский, Лукьян Жураковский, переясловский, Степан Тамара, и того ж числа в ночи пришла ведомость, что швед Десну перешел.





Посылается в Глухов грамота царская для избрания при министре вновь гетмана


Из обоза сего Субочева места того ж 1 числа ноября, его царское величество изволил в Глухов послать всемилостивейшую грамоту свою ко всей генеральной старшине, полковникам и ко всему Войску Запорожскому, мещанству и черни всякого состояния, с тем, дабы немедленно избрали меж себя одного из верных, знатных и искусных особ, вольными голосами, по правам своим, на гетманство, как того требует сие время и обстоятельства, для которого избрания благоволил быть на той Раде министру своему, князь Григорию Федоровичу Долгорукову. А грамота та состояла в следующем содержании:





Царская грамота об избрании гетмана


Божиею поспешествующею милостию, от Пресветлейшего и Державнейшего Великого Государя Царя и Великого Князя, Петра Алексеевича, всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержца, и прочая, и прочая, и прочая. Нашего Царского Величества всему Войску Запорожскому и народу Малороссийскому милостивое слово.

Объявляем верным Нашим подданным Войска Запорожского полковникам, есаулам, сотникам, атаманам и всей полковой старшине и всему войску и народу, на избрание нового Гетмана, по указу Нашего Царского Пресветлого Величества, съехавшимся, что, понеже бывший Гетман, Мазепа, забыв страх Божий и свою к Нам, Великому Государю, при Крестном целовании, присягу, изменил Нам, Вели-/534/кому Государю, без всякой данной ему к тому причины, и переехал к Королю Шведскому, в таком намерении проклятом, дабы Малороссийский край отдать в порабощение еретикам шведам и под иго поляков, о чем как Мы, Великий Государь, известились, учинен у него с Королем Шведским и, от него выбранным на Королевство Польское, Лещинским, договор, того ради Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество яко Государь и обдронитель всей Малой России и народа сего, милосердствуя о вас, верных подданных Наших, намерены высокою своею особою всеми силами вас и весь малороссийский народ, оборонять войски своими великороссийскими. И дабы упредить сие злое намерение, того Богоотступного изменника Мазепы, и к исполнению оного и Малороссийского края до разорения, церквы же Святые до осквернения и превращения в Римскую веру и Унию не допустить, того ради посланы от Нас, Великого Государя, Нашего Царского Величества, во все полки Наши указы, за подписанием собственный Нашея руки и печати, дабы съезжались на избрание нового Гетмана вольными голосами, по правам и вольностями вашим, и уповаем, что вы, верные Наши подданные, разсуждая целость отчизны своей и показуя к Нам, Великому Государю, верность, по тех указах немедленно к избранию нового Гетмана приступите и единого из верных, знатных и искусных особ, вольными голосы, по правах своих, на Гетманство немедленно изберете, понеже нынешний случай ускорения того дела требует, дабы единодушно против общего неприятеля, Короля Шведского, стать и оного войска, которые уже от Наших великороссийских и малороссийских войск большею частию побиты, и гладом и хладом померли, и до конечного разорения привесть, и того изменника Мазепы прелести и замыслы пресечь и упредить, и тако свою отчизну от всяких опасностей и разорения избавить и освободить. А Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, обещаем вам, верным подданным Нашим, тому, вольными голосы новообранному, Гетману, так же и генеральной старшине, полковникам и есаулам, сотникам, и всей полковой старшине, и всему Войску Запорожскому, Нашим Царского Величества словом все вольности, права и привилегии, которые вы от времени принятия блаженныя и вечнодостойныя памяти Отца Нашего, Великого Государя Царя и Великого Князя, Алексея Михайловича, всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержца, под свою высокодержавную руку Гетмана Богдана Хмельницкого из Войском Запорожским и со всем Малороссийским народом, и потом при Нашем Царского Величества государствовании Гетманы, и все войско имели, свято ненарушимо и цело содержать, и вас, верных своих подданных от нападения всех неприятелей оборонять, и весь Малороссийский народ в непременной своей милости содерживать, в чем бы вам, верным нашим подданным, на Нашу, Царского Величества, милость быть благонадежным. А на сие избрание нового Гетмана послан к вам, верным Нашим подданным, от Нас, Великого Государя, министр Наш, /535/ князь Григорий Федорович Долгоруков. Дан в обозе при Десне, ноября в 1 день, 1708 году.

Подлинная подписана собственною рукою тако: Петр.





Генерал князь Меньшиков приступает с корпусом к Батурину


Генерал князь Меньшиков, отбыв от государя на другой день с корпусом, приступил к Батурину, который застал уже затворенный и ворота землею засыпанные. В нем находились начальнейшие Мазепины единомышленники: полковник Чечель наказным гетманом, Полтавского полку полковник же Эрцик, сотник Димитрий, есаул артиллерии Фридрик Кенигсек, немчин. В город посылан был сперва от князя Меньшикова сотник Андрей Маркович, человек к тому способный, однако ж приход его туда тщетен был; начали было мятежники терзать его и смертию грозить, и с тем приведен к Чечелю, которой княжеское предложение сказал им, что они довольно знают уже о измене Мазепиной, и увещевал сего для их, чтоб они пред таким государевым министром не затворялись, будучи и сами такие ж люди государевы; но он отправлен от них с таким объявлением, что они делают то по ригиментарскому, то есть, командующего, повелению, а измене отнюдь верить не могут. Потом приезжал лодкою через реку Сейм к Батурину, киевский воевода и наместник смоленский, князь Димитрий Голицын, которого, не допуская до города, на берегу встретили посланные от Чечеля, коим он также предлагал и объяснил им ясно о Мазепином поступке и увещевал их весьма смириться им. Только и он с таким же ответом отправлен был, к тому еще некоторые мятежники слова поносительные употребили и из ружей с пулями в след провожая, по нем стреляли. В вечеру того ж дня прислали изменники к князю Меньшикову, стоявшему за рекою, квартирою в избе одной, с уверением о неизменной хотя б изменил гетман, верности своей к государю, и просили, чтоб им в городе запершись, на рассуждение три дни дали высидеть, но прошение их, как оное состояло только в том, чтоб дождаться Мазепы со шведами, князем отказано было, так как явная и злостная хитрость их, а дано им только времени намыслитися чрез оную ночь до утра; точию как скоро изменники от возвратившихся о том сведали, тотчас злобу свою известили выстрелами несколькими из пушек с ядрами на квартиру княжую.





Приступ к Батурину и штурмование крепости его


В утренний же наступивший день, то есть, 2 числа ноября, князь Меньшиков сделал на город приступ, и оный коль скоро нашел от изменников себе жестокое супротивление, и что они столь ожесточи-/536/лись, то повелел тотчас штурмовать, с тем, чтоб не щадить ни одного человека, кроме начальников их и двух полковников сердюцких, буде можно, яко главных в крепости оной бунтовщиков и изменников, представить к нему для доставления государю, к учинению им достойной казни, а прочее все, исключая орудия, предать в добычу солдатам, что в самое короткое время и исполнено: город одержан, люди все мечу преданы, как в крепости, так и в предместье, без остатку, не щадя ниже младенцев, не только старых. Начальники, кои убиты не были и которые скрыться не могли, те пленными взяты, богатство Мазепино великое в добычь побрано, орудие с нарядами забрано, а провиант и припасы, ради шведов заготовленные и здание всякое, сокрушены и огню преданы, крепость разорена и совсем опровержена, и с тем без возобновления оставлена. Что все соверша, тот же час, о благополучном успехе, князь, через письмо свое, государя, бывшего уже в местечке Воронеже, уведомил, что город Батурин, где Мазепа изменник имел свою резиденцию, достали не со многим уроном людей, приводцы изменнические многие в руки достались, как равно есаул артиллерии Кенигсек, жестоко раненный скрывающийся найден, а полковник Чечель ушел было, но от козаков, на то посланных, в некоем селе пойман.





Взятые в Батурине изменники отсылаются в Глухов


Сих изменников взятых всех князь Меньшиков отправил в Глухов, из которых Кенигсек дорогою, под городом Конотопом, умер и там мертвый, на колесо вскинутый, оставлен.




О причине поспешности к побегу Мазепиной к соединению со шведами. Объявление Мазепино о его переходе к шведам своим подчиненным и о их в том удивлении и размышлении


Причина поспешности измены, или побега, Мазепина, что оный, не дождав, по хотению своему, короля к себе, воспоследовала от того, что князь Меньшиков прибытием своим в Украйну предупредил короля и стал быть уже неподалеку от Батурина, и тогда в великое смущение Мазепа пришед, страшился ежечасно, чтоб тайное его намерение не было проникнуто; с другой стороны, что и шведский король, как воображал себе, имея известие о оглашенных от него универсалах, может быть начал так же в справедливости его обещаний сумневаться, так что хитростями своими вдруг от обоих государей, как мнил, в недоверенность уже впал. Быв в толь трудных обстоятельствах и слыша о великих злоключениях шведских, между страхом и чаянием и самая его хитрость та помешалась было, и потому он /537/ принял последнее, но неизбежное по мыслям своим, намерение, объявить уже свои тайные мысли. Сего для он, яко бы уже выздоровевши, с обретающимся при нем немалым числом войска вдруг отправился в поход, под тем видом, будто бы устремлялся, по повелению царскому, на отражение шведского короля, и направлял путь свой прямо против армии его. Когда же приблизился на малое расстояние от шведских войск, тогда вдруг, изъявляя измену, приличною речью обретающимися при нем козакам, к соединению со шведами и к измене России увещевал. Нечаянное такое объявление всех, не проникающих оного, в ужас и в удивление привело, так что каждый воображал себе, что Мазепа имеет уже более соучастников своей измене, и ежели он действительно их имел, того для сопротивляться в том открытым образом ему не осмелился никто, но помышлял только всяк уходом из под предводительства его избежать и не быть с ним присоединенным к шведам, почему большая часть, под разными видами, из воинства его, усердные к России, ушли и разошлись, а Мазепа, оставшись, наконец, с небольшим числом своего войска, пришел в армию короля шведского.





Мазепа, представ пред короля, препоручает ему себя и войско свое в его покровительство. Приносит королю жалобы на царя. Король прнимает Мазепу и обнадеживает его своею милостью


Когда ж прибыл к королю изменник, хотя не так, как он хотел, или обещался с 30 000 человек козаков, препоручил себя и всех подчиненных его величеству в милостивую протекцию, и что радуется о достижении своего счастия и благоденствия видеть в лице его величество, и просил о неоставлении своем, при том коей ради причины принужден он во власть его величества отдаться и в покровительство, приносил в том жалобы на государя, на князя Меньшикова и на прочих, в причиненных ему и всему его народу яко бы разных обидах и оскорблениях, и в неполучении, по приносимым жалобам, от царя никакого удовольствия, кроме вящшего еще огорчения, и что вся власть его и общая их вольность уничтожилась против договорных обязательств, что принудило прибегнуть, яко к правосудцу, к его величеству, где надеется все милости по мере заслуг своих получить. Король принял его благосклонно и обнадежил благоволениями своими поправить его состояние, за тем указал причислить его с сообщниками к своему войску. Мазепа вел было за собою корпус, состоящий действительно в 15 или 16, а по некоим и до 20 тысяч человек, под своим предводительством, но не более с ним из того числа к шведам, как тысяч с небольшим до полутора Козаков пришло. /538/





Шведам делается при переправе через Десну сопротивление от россиян


Во время ж самой их переправы, когда хотел король переходить реку, нашел он там новое себе сопротивление. Российский генерал-майор, Александр Гордон, с деташаментом и с пушками, был заблаговременно против самого того места, где переправляться ему следовало. 1 ноября пришед шведы к реке, а в 6 часу под вечер, при местечке Чеплеевке, чтоб переправиться через оную, поставили пушки на той горе, где был их лагерь, в три ряда: одне на верху, другие в пол горы, третий на низу, и начали по батареям и деташаменту российскому стрелять. Итак продолжался до 11-го часа ночи ужасной огонь на обои стороны безпрестанно, даже, наконец, у россиян не оставалося зарядов, и ради того принуждены были оставить неприятелю свободную переправу и пойти в местечко Воронеж.

Король, перебравшись через Десну, имел намерение идти в Батурин, столичный город гетманский, но по видимым от россиян себе сильным супротивлениям, поворотил мимо по другой дороге.



Примеч. В оном 1690 году митрополит Киевский Гедеон Четвертинский скончался, а на место его поставлен Варлаам Ясинский, архимандрит Киево-Печерской Лавры, и был 16 лет. 1700 года, ноября 16 дня, последний патриарх Московский, Адриан, в Великом Новгороде скончался.

В оном 1705 году сделался в Астрахани, за бритье бород и за принуждение к ношению немецкого платья, от стрельцов бунт, коих генерал Шереметев вооруженною рукою принужден был усмирить.

По смерти Киевского митрополита Варлаама, от 1708 года посвящен и на место его настал, Иоасаф Кроковский.





















Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови ua_etymology:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчани, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.