Опитування про фонему Е на сайті Ізборник  


Попередня     Головна     Наступна





ГЛАВА 30


Об избрании, по именному его императорского величества, Петра II, указу, вновь гетмана, почему целым Войском Малороссийским избран миргородский полковник Данила Апостол, и о пожаловании ему на тот чин с конфирмациею императорской грамоты, и о присылке потом на управление того уряда решительных пунктов, в силу высочайшего указа, из Верховного Тайного Совета, и о прочем



Об избрании гетмана


По соизволению его императорского величества, Петра Второго, чтоб быть в Малой России по прежнему гетману, прислан был в Глухов от двора его величества, министр и кавалер, Феодор Васильевич Наумов, с грамотою об избрании оного вольными голосами в следующем содержании:





Императорская грамота об избрании гетмана


Божиею милостию, Мы, Петр Второй, Император и Самодержец Всероссийский, и прочая, и прочая, и прочая.

Нашим верным подданным малороссийского народа, духовным и мирским, а особливо Войска Запорожского обоих сторон Днепра полковникам, полковой старшине, сотникам и городовой старшине, козакам и всему поспольству. Понеже настоящего 1727 году в Наших, Великого Государя, Нашего Императорского Величества, указах к вам, малороссийскому народу, посланных, объявлено, что Мы, Великий Государь, Наше Императорское Величество, по высокой Нашей милости, указали вас, подданных Наших, обнадежить, что в Малую Россию и Войско Запорожское Гетман и старшина будут определены вскоре, как прежде было по договору Гетмана Богдана Хмельницкого, а которые всякие доходы положены по определению Малороссийской Коллегии, по доношениям генерала-майора Вельяминова, тем отставить и впредь не сбирать; и ныне Мы, Великий Государь, Наше Императорское Величество, милосердуя о вас, Наших подданных, повелели в Малой России Гетману и старшине генеральной быть и содержать их по прежним привилегиям и пунктам, а для присутствия при том обрании Гетмана, по прежнему вашему обыкновению, кого из малороссийского народа, посылается в Глухое Тайный Наш Советник и министр, Федор Наумов, и вам, Нашим верным подданным, духовным и мирским, для того избрания съехаться в Глухое и быть изо всех полков полковникам и старшине полковой, и бунчуковым и значковым козакам, к означенному от того, Наумова, /623/ термину, и при том Нашем министре, Наумове, выбрать себе Гетмана по прежним обыкновениям. Впрочем имеет тот Наш Тайный Советник объявить вам Наше Императорского Величества Всемилостивейшее соизволение, которому вам верить и быть к Нам, Великому Государю, к Нашему Императорскому Величеству, всегда в непоколебимой верности и при должном подданническом послушании; а Мы, Великий Государь, Наше Императорское Величество, в Нашей Монаршей милости вас содержать будем. Дан в Санкт-Петербурге, лета от Рождества Христова 1727, июля 25, государствования Нашего 1 года.

В подлинном подписано: Канцлер граф Гаврило Головкин Андрей Остерман





Избран гетманом миргородский полковник Данила Павлович Апостол


Почему, по собрании всех малороссийских чинов и архиереев с духовными, козаками и черни, изобран и удостоен оным, октября 1 числа миргородский полковник Данила Павлович Апостол, и по совершении гетманской элекции, по приведении его, всей генеральной и полковой старшины и Козаков к присяге, министр препоручил ему все гетманские клейноты, булаву, знамя, бунчуг, печать и прочее, в которое время и полковниками пожалованы из бунчуковых товарищей, на место его, миргородским, старший его сын, Павел Апостол, а полтавским Василий Кочубей, сын пострадавшего за донос об измене Мазепою, на место Ивана Черныша.





Посланы от гетмана до его императорского величества посланцы с принесением, за высочайшую милость, благодарения и с испрошением гетману жалованной грамоты


По окончании того избрания на гетманство, как гетмана Апостола, так и ото всей Малой России, по отбытии министра Наумова из Глухова, отправлены до его императорского величества в Санкт-Петербург посланцы с благодарностью о пожаловании им гетмана, при чем всеподданнейши просили о всемилостивейшей его императорского величества на то конфирмации и пожаловании на уряд его гетманской высочайшей грамоты, почему его императорское величество и указал пожаловать на все просимое ему, гетману, свою высочайшую жалованную грамоту, и с тем, при пожаловании посланцам особо милостивым жалованьем, они отпущены обратно в Глухов, где по прибытии своем и по вручении той грамоты гетману, обнародована оная во всей Малой России. В каковом же содержании та грамота прислана, с оного при сем список приобщается: /624/





Императорская грамота жалованная об удостоении гетманского чина


Божиею милостию Мы, Петр Второй, Император и Самодержец Всероссийский, и прочая, и прочая, и прочая.

Нашего Императорского Величества подданному, Войска Запорожского обоих сторон Днепра Гетману, Данилу Апостолу, и всему Войску Запорожскому, Наше Императорское милостивое слово.

К Нам, Великому Государю, Нашему Императорскому Величеству, писал ты, подданный Наш, с посланцы своими, Нежинского полку с судиею, с Михаилом Забелою, Прилуцкого полку с сотником, с Григорием Стороженком, Переяславского полку с полковым есаулом, с Лукою Васильевым, Гадяцкого полку с полковым судиею, с Мартином Стишевским, об избрании от всех Наших подданных малороссийского народа вольными голосами тебя, Данила Апостола, в Гетманы Войска Нашего Запорожского и просишь на то обрание Нашей Императорского Величества всемилостивейшей конфирмации. И Мы, Великий Государь, Наше Императорское Величество, приемля то ваше, Наших верных подданных, всего малороссийского народа, избрание тебя, Данила Апостола, в Гетманы Войска Нашего Запорожского, жалуем и всемилостивейше конфирмуем и повелеваем Нашим верным подданным Войска Нашего Запорожского генеральной старшине, полковникам, полковой старшине и всему Войску Запорожскому и народу малороссийскому, тебя, Данила Апостола, за Нашего верного подданного Гетмана признавать и почитать, и належитое послушание отдавать, и надеемся Мы, Великий Государь, Наше Императорское Величество, что ты, подданный Наш, Гетман, видя к себе сию Нашу, Императорского Величества, превысокую милость, в сем пожалованном чину и поверенном уряде, Нам, Великому Государю, Нашему Императорскому Величеству, служить будешь во всякой верности непоколебимо, и по учиненной подданнической присяге неотменно, за что Мы, Великий Государь, Наше Императорское Величество, тебя, Нашего верного подданного, Гетмана, в Нашей Императорской милости содержать будем. Посланцы твои, Забела с товарищи, пред Нас допущены и листы у Нас приняты, и словесное благодарствие на Нашу милость и обещание о верной к Нам службе Мы выслушали и пожалованы они Нашим Императорского Величества жалованьем и отпущены с сею Нашего Императорского Величества Грамотою к тебе, подданному Нашему. Дан в Санкт-Петербурге, лета от Рождества Христова 1721, декабря 26 дня, государствования нашего I году.

В подлинном подписано: Канцлер граф Гаврила Головкин. /625/





Гетманское прибытие в Москву ко дню коронования его величества, для поздравления и принесения своей благодарности, где пожалованы ему, на управление его уряда, решительные пункты


А 1728 году, ко дню коронации его императорского величества, которая назначена была в месяце феврале, для принесения к тому всеподданического поздравления и благодарности за удостоение и пожалование в гетманы, Данило Павлович Апостол, с многими генеральными и прочими своими старшинами, ездил в Москву, где; при милостивом приеме, на прошение его о урядном правлении, из Верховного Тайного Совета даны ему решительные пункты в следующем содержании, а именно:





Решительные пункты, учиненные по Его Императорского Величества указу, в Верховном Тайном Совете на поданное прошение Войска Запорожского обоих сторон Днепра Гетмана, господина Апостола


1.

Его Императорское Величество всемилостивейше соизволяет в Малой России Гетмана и всех подданных своих содержать по прежним их правам и вольностям, и то им подтвердить своею Императорскою грамотою, и суду и расправе у них в Малой России указал Его Императорское Величество быть по прежнему их обыкновению, как о том именно в пунктах Гетмана Богдана Хмельницкого изображено, по которым пунктам сами они подтверждения просят, и быть тем судьям из их народа и отправлять в городах на ратушах, и сотникам, и полковой старшине, и полковникам, которые б были в таких чинах люди добрые и правдивые, чтоб народ отнюдь никаким неправым судом ни от кого отягощен не был. Когда же кто сим из обидимых тем судом не будет доволен, тому дается позволение чинить апеляцию на неправые и продолжительные суды, на сотенные полковникам, а на полковников в Глухое, к Генеральному Суду. А понеже напред сего на тот Генеральный Суд от малороссийского народа многие жалобы и его Императорскому Величеству челобитья бывали в неправых их судах, а паче, что те суды чинятся с великими наклады и взятки, от чего бедные козаки и поспольство и с правдою обвинены бывают, и Его Императорское Величество, милосердуя к народу малороссийскому, яко главной судия Всероссийской империи, желая везде между подданными своими установить правосудие, соизволяет, для лучшего между ими малороссийского народа в судах доброго порядка, быть при том Генеральном Суде, из великороссийских трем персонам, да из малороссийских трем же персонам, которым великороссийским разсматривать дела обще с их малороссийскими судьями, и решить тем великороссийским и малороссийским судьям по их /626/ малороссийским правам, только без накладов и без взятков и разорения народа, и отправлять им тот суд с сообщения Гетмана, яко президента того суда, и по разсмотрению дел ежели явится, что судьи нижних судов обвинили кого неправедно и из взятков, или для какого похлебства, за то тех судей в том Генеральном Суде штрафовать по разсуждению судей и по разсуждению Гетманскому и из взятого с них, судей, штрафа чинить обидимым награждение. А не бив челом прежде в нижних судах по порядку, в Генеральном Суде никому ни на кого ни в каком иску не бить челом и челобитен нигде не подавать. Ежели же кто Генерального Суда решением не будет доволен, и таким бить челом Его Императорскому Величеству в Коллегии Иностранных Дел.


2.

Обранию Гетмана вольными голосами быть по прежним их правам и вольностям, с воли и соизволения Его Императорского Величества, как и прежде было, а без указу Его Императорского Величества в Гетманы не обирать и не отставливать; и кто обобран будет в Гетманы, тому приезжать к Его Императорскому Величеству для конфирмации, и Его Императорское Величество пожалует ему, Гетману, клейноты и на Гетманство жалованную грамоту.


3.

Как прежде в Малой России бывало, так и ныне Его Императорское Величество; по милости своей к народу малороссийскому, быть соизволяет, что Гетману одному, без совету старшины и поспольства, в генеральную старшину, в полковники, и в полковую старшину, и в сотники, не выбирать и не ставить; а выбирать генеральную старшину, полковников, полковую старшину и сотников вольными голосами и по прежнему их обыкновению, из заслуженных и знатных и верных к Его Императорскому Величеству и не из подозрительных людей, и от того б тех полков козакам и народу обид и разорения не было; и в генеральную старшину и в полковники выбирая прежде кандидатов человека по два или по три, писать к Его Императорскому Величеству и требовать указу, и которые в те генеральные чины и в полковники, по представлению гетманскому и народному, указом Его Императорского Величества определены будут, и тех (по пунктам Юрия Хмельницкого) Гетману, без Рады и не донесши Его Императорскому Величеству, и не получа указу, не отставливать, дабы никому из малороссийского народа напрасно никакая обида не была учинена, наипаче же того генеральную старшину, ни полковников, и никаких полковых урядников, ни за какие вины, не описався к Его Императорскому Величеству, смертию казнить не велеть по пункту 12-му Юрия же Хмельницкого. А в полках на порожные места в полковую старшину выбирать полковнику с полковою старшиною, с сотниками и с знатными козаками, а в сотники выбирать в каждой сотне /627/ всем козакам общим советом, и на том совете, по приговору общему, назначить к тому уряду из людей заслуженных, годных, добрых и неподозрительных в верности, человек двух или трех, и назнача, писать к Гетману, а ему, Гетману, из тех назначенных людей усматривать, кто из них к тому уряду годнее быть может, и которые всегда были во всякой верности безпорочно, и из тех позволять единому быть и определить его на тот уряд гетманским универсалом, и по учинении того, писать ему, Гетману, к Его Императорскому Величеству, описав службы и годности их, по которым они в те чины достойны; а в таких универсалах в начале писать титул Его Императорского Величества, и в верности к Его Императорскому Величеству тех новоопределенных в полковую старшину и в сотники приводить к вере по обычаю, и кроме православных христиан (в войску малороссийском) начальным людям иных никоторых вер впредь не быть, да и новокрещенным иноземцам, в начальных людях не быть же. А буде на полковую старшину и на сотников будет от кого челобитье об обидах и в прочем, или оные станут делать какую неправду, и сыщутся от них какие народу обиды и разорения, и за такие тяжкие их вины наказывать, а иных, по важности дела, и от чинов отрешать, и доносить же к Его Императорскому Величеству и ожидать о том указу.


4.

Город Короп, для содержания артиллерии генеральной, служителей, и для строения фурманов и прочих артиллерийских припасов, ежели прежде на артиллерию належал, Его Императорское Величество повелел отдать на артиллерию по прежнему, и чтоб с оного города оная артиллерия, со всеми к ней принадлежностями и припасы была всегда в добром порядке и строении, и служители довольствованы жалованьем по их обыкновению и как при прежних Гетманах то было, о чем особливо стараться и попечение иметь генеральному обозному по прежнему их обыкновению; а в каком состоянии та артиллерия ныне есть, о том прислать в Коллегию Иностранных Дел известие и впредь по всягодно присылать.


5.

Что великороссийские полки в Малой России на квартирах ныне стоят, и то чинится по состоянию дел, для охранения рубежей, и что на них провиант дается, и то согласно с пунктами, постановленными с прежними Гетманы; а расположение тех квартир имеет быть учинено с общего определения главного командира великороссийских войск, и его, Гетмана, с старшиною, не обходя ни кого, ни великороссийских, ни малороссийских владельцев маетностей.


6.

Что принадлежит о полках охочекомонных и охочепехотных, и Его Императорское Величество, милосердуя к народу Малороссии-/628/скому, для убежания их в сборах не платеж тех полков тягостей, указал ему, Гетману, иметь таких три полка, в которых быть по пяти сот человек.


7.

Его Императорское Величество, как в прошлом 1727 году в грамоте своей, к малороссийскому народу об избрании Гетмана посланной, повелел объявить, что сборы, бывшею Малороссийскою Коллегиею определенные, указал отставить, так и ныне, по высокой своей к народу малороссийскому милости, быть соизволяет, а те сборы, которые надлежит по пунктам Гетмана Хмельницкого, и которые сбираны при бытности бывших по нем Гетманах, повелел собирать в войсковой скарб. А понеже о том войсковом скарбе, поскольку в Малороссии, того в год в сборе бывало, известия не имеется, и ведать не по чему, что прежние Гетманы доходы в Малой России собирали по своему расположению, за что от народа и жалобы доходили, так же и в расход те собираемые доходы употребляли как хотели, а в войсковом скарбе ничего не оставалось, наипаче же, что тот сбор бывает под ведением гетманского дому людей, какого непорядку ни в котором государстве нет, чтоб с народа государственные доходы собирать и оными партикулярным персонам користоваться, от чего народу выла несносная тягость, сего ради, Его Императорское Величество, милосердуя о них, своих подданных, чтоб им впредь от таких непорядков тягости не было, и чтоб тот сбор, для полегчения малороссийского народа, в настоящей порядок привесть, повелел до предбудущего указу, для сбору с малороссийского народу в войсковой скарб доходов, учредить двух подскарбиев, одного из великороссийского, а одного из малороссийского, которых определять по полкам те доходы собирать, выбрав из ратушных урядников и иных сборщиков, и, собирая, привозить в казну, как в пунктах Гетмана Богдана Хмельницкого именно изображено. А из тех собираемых доходов употреблять на потребные действительные войсковые расходы с запискою и давать в приходе и в расходе отчет, как обыкновенно везде водится и дабы Его Императорское Величество о доходах с подданных своих малороссийского народа (как каждый государь в своем государстве чинит) ведать мог. И понеже о тех сборах в войсковой скарб и о расходах войсковых прямого известия не имеется, без чего подлинного определения о сборах с народа и о расходах войсковых положить не можно, для того Его Императорское Величество до впредь будущего вящшего в том осмотрения и указу, а особенно для нынешнего мирного состояния, и не хотя, чтоб тот малороссийский народ податьми без нужды отягощен был, указал ныне в тот войсковой скарб собирать только с промыслов, а именно: покуховное и скатное, с продажного вина в шинки, и в отвоз в великороссийские города, да из дегтю так же покуховное и скатное, с винокуренных казанов; а со пчел и за табачную десятину, кроме козаков, /629/ в ярмарки, в торги, с купецких людей с продажным товаром, и с хлеба мерки, с мостов, с перевозов, и с гребель с проезжающих людей, с откупных разных статей, с ратушных сел годовой платеж, и за живность. И собирать те сборы со всех владельцев и с монастырских, которые такие промыслы иметь будут, а сверх того иных никаких поборов, никакого из малороссийского народу никому, без именного Его Императорского Величества указу, отнюдь не накладывать и Ни в чем их не тяготить. И сколько за годовым расходом денег в остатке будет, о тех доносить Его Императорскому Величеству, и без именного Его Величества указу в расход не держать. И понеже здесь донесено, что те сборы по полкам собираются не равным числом и от того может быть одним перед другими не без тягости, того ради Гетману со всею старшиною и с полковники подать о том известие, в которых местах какая тех сборов рознь, и для каких резонов и не имеется ль от того неравного сбору кому отягощения, и впредь как оные сборы поравнять, и о том донесть в Коллегию Иностранных Дел со мнением.


8.

Имений козацких, за войсковые службы данных и купленных, и маетностей, которые кому по правам принадлежат, а после умерших козаков у жен их, покаместь они будут во вдовстве и у детей мужеска полу, да и всякого чина у людей, ничего, что кому по справедливости надлежит, не отнимать; а ежели Гетман с старшиною кого за какие показанные знатные услуги за достойно почтут Его Императорского Величества милостию и награждением, и о таких доносить ему, Гетману, Его Императорскому Величеству, с представлением своего мнения, чем они пожалованы и награждены быть достойны, на которое его, гетманское, доношение Его Императорского Величества, всемилостивейшее определение учинено будет, ибо Его Императорского Величества всемилостивейшее намерение есть, всех своих верных подданных за службы в милости своей содержать и награждать.


9.

По пунктам Гетмана Богдана Хмельницкого определено было на булаву гетманскую староство Чигиринское, а потом по указам предков Его Императорского Величества, определен на булаву ключ Гадяцкий, против того прежнего Хмельницкого определения с великою прибавкою иных городов и мест, и Его Императорское Величество соизволяет ключ Гадяцкий с прочими местечками и со всеми доходы отдать ему, Гетману, на булаву, как и прежние Гетманы оным владели, а о маетностях, ежели какие еще на булаву надлежали, и Гетман Скоропадский взял себе и утвердил жалованными грамоты жене своей и детям в собственное владение, и к монастырям, роздал, освидетельствовать, и ежели которые подлинно надлежали, на булаву ж и те возвратить /630/


10.

Маетности ж, принадлежащие к чинам старшины генеральной, полковников и старшины полковой и сотников, которые напред сего во владении у той старшины были на уряде их, так же и к ратушам, а по гетманским универсалам те ж старшины и другие получили те маетности в собственное свое владение, и побрали на оные жалованные грамоты, и владеют по отлучении от тех чинов, а иные и померли, а после их владеют жены их и дети, и те все маетности возвратить к тем урядам, а ратушные к ратушам, и тем возвращенным маетностям учиня реестр, для известия прислать в Коллегию Иностранных Дел. Да которые маетности и к Канцелярии войсковой и судовой надлежали, тем такожде быть по прежнему при тех канцеляриях и впредь тех урядовых маетностей и ратушных сел никому отнюдь не давать, а быть оным при тех урядах всегда неотменно.


11.

О резиденции гетманской, дабы из Глухова перевесть в иной город, чтоб Гетман, по возвращении своем из Москвы, изобрав место, представил, именно куда ту резиденцию перенесть, и где удобнее оная может быть, тогда Его Императорского Величества о сем указ учинен будет.


12.

Хотя по пунктам Гетмана Богдана Хмельницкого запрещено великороссийских беглых принимать под страхом за прием смертной казни, однако ж ныне Его Императорское Величество указал о беглых великороссийских быть по указам 1718 и 1723 годов, которые указы в Малороссийских Канцеляриях имеются, и поступать по силе тех указов, для того, что великороссийские помещики от побегу крестьян и людей своих несут великие обиды и тягости от платежей за тех беглых подушного окладу и других податей; только при отдаче тех беглых справедливо поступать надлежит, не Чиня отнюдь малороссиянам сверх тех указов никаких излишних тягостей и нападок; а ежели при Коллегии Малороссийской в отдаче беглых чинены кому из малороссиян обиды и нападки, и от кого какия обиды и нападки им учинены были, о тех подать ведомость, и по розыску учинена будет в том справедливость.


13.

Индукте быть на откупу, как и ныне есть, и откупные деньги принимать в казну Его Императорского Величества, понеже сей сбор индукты не с одних малороссиян, но и с великороссийских, и с приезжающих из-за границы иноземных купцов, и от того народу малороссийскому отягощения быть не может, а откупщикам индукту брать по прежнему обыкновению; а буде отпупщики что сверх преж-/631/них обыкновений с народу малороссийского ввели брать излишнее, о том освидетельствовать, и те излишние сборы отставить, а кому и какие знатные побочные датки те индукторы учинили, о том Гетману прислать известие.


14.

Малороссийским торговым людям в пограничные городы в мирное время с незаповедными товары, и из-за границ в Малую Россию, с товары купцам проезд дозволен свободный; к тому ж ныне по Его Императорского Величества указу, для распространения российского купечества учреждена особливая комиссия, и о том впредь определение будет учинено; а жидам в Малую Россию на ярмарки для купеческого промыслу въезжать позволяется; только продавать им свои товары обтом, а в рознь, на локти и фунты не продавать, а на вырученные из товаров деньги покупать товары ж, а денег, золота и серебра, из Малой России за границу отнюдь не вывозить и чтоб оные жиды в Малую Россию копеек и другой монеты под российским гербом не ввозили, и того накрепко смотреть приказать, а жить жидам в Малой России, и чтоб никто их не принимал, запрещается, и имеет то быть по силе указа прошлого 1727 году.


15.

Хотя в указе Его Императорского Величества, прошлого 1727 года из Сената отправленном, писано, что в Малой России великороссийским персонам грунтов, хуторов, мельниц и прочих недвижимых вещей не покупать, и которые купили, тем, взяв свои деньги, уступить, однако ж Его Императорское Величество соизволяя, чтоб продажа во всей Российской империи маетностей и прочего недвижимого была свободна, указал, как великороссийским (кроме иноземцев) в Малой России, так и малороссийскому народу в великороссийских городах, всякие недвижимые имения покупать и продавать невозбранно. А при сем определяется всем великороссийским людям, которые в Малой России ныне имеют маетности и которые впредь себе купят, надлежащие в Малой России с тех маетностей службы, подати и повинности отправлять и все нести с прочими малороссиянами равно и быть под судом малороссийским, как полковым, так и генеральным, во всем против того, как прочие малороссийских людей маетности неотменно. Только великороссийским вотчинникам при сем запрещается, чтоб они в малороссийские свои деревни русских крестьян из великороссийских деревень, для поселения тамо, не переводили; а ежели кто в том будет изобличен, и за то жестоко будет штрафован; так же и малороссиянам, которые купят себе в великороссийских городех деревни, быть во всем против великороссийских вотчинников.


16

Раскольщиков, которые в Малой России, в Стародубовском и в Черниговском полках поселились из великороссийского наро-/632/да, и по указу из Сената, переписаны и обложены в оклад, и тот оклад платят погодно в Киево-губернскую, канцелярию, с тех мест выслать, по важным резонам, невозможно, а ведать их тому, кто при Гетмане будет, и, послав доброго офицера, освидетельствовать, и, буде их, сверх прежней переписи, прибавилось, то к окладу на них прибавить по разсмотрению, и деньги собирая присылать в Коллегию Иностранных Дел. И кому из малороссиян те раскольщики чинить будут обиды, тех судить, и, по сыску, указ чинить Гетману обще с тем, кто при нем от Его Императорского Величества будет. А что они, раскольщики, других к своей ереси превращают и прельщают людей народа великороссийского и малороссийского, о том им, раскольщикам, претить смертною казнию и велеть по возможности и их самих от той ереси отводить, как и здесь то чинится, и некоторые обращаются.


17.

О городе Котелве с уездом, что надлежит ли он к Гадяцкому полку, справясь, учинено будет решение впредь, а которые владельцы слободских полков покупили себе земли у полчан гадяцких и полтавских и поселили слободы, тем быть против пункта 15, как в оном о великороссийских людях, которые в Малой России маетности имеют, определено.


18.

В Малой России монастырям обретающимся, попам и всякого духовного чина людям, козачьих земель, грунтов и никаких угодий не покупать, и козакам и всякого мирского чина людям им не продавать и не закладывать и в поминовение вкладом и никакими сделками не давать и не укреплять. А кто из сего указу у козаков и у инных что из какого недвижимого имения в монастырь купит, или безденежно получит, то от монастырей и от попов и от церковников отбирать безденежно, и отдавать козакам наследникам тех имений, или кому надлежит, понеже и в Великой России о непокупке к монастырям вотчин такие ж указы. А кто из малороссиян похочет в монастыри и к церквам вклад дать, те б давали деньгами. И всем монастырским и церковным вотчинам, когда на владельцев оных кто из малороссиян будет бить челом в каких обидах, быть под судом малороссийским против пункта 16, выше сего изображенного.


19.

По данным статьям Гетману Богдану Хмельницкому и прочим не повелено им, Гетманам, к посторонним монархам и к иным ни к кому во окрестные государства ни о чем не писать, и пересылок не чинить, так и ныне быть имеет; когда же из которых государств и земель прибудут к нему, Гетману, посланцы от кого с письмами о каких государственных делах, и те письма приняв ему, Гетману, сообщить тому, кто при нем, Гетмане, по указу Его Императорского Ве-/633/личества, будет, и, переводя, присылать те письма ко двору Его Императорского Величества, а тех присланных, до получения указу, удерживать в Глухове и давать корм. Когда же из соседственных крымских и польских городов, или мест, от тамошних управителей будут письма и присыльщики о делах пограничных, спорных землях, в отгоне лошадей и скота и подобных тому между подданными, и о таких делах письма указал Его Императорское Величество принимать и присыльных к себе допущать ему, Гетману, при присутствии, кто при нем будет, и с общего совету ответы чинить, и расправы по тем жалобам делать, как пристойно, и о чем надлежит, для известия доносить в Коллегию Иностранных Дел.


20.

Понеже Его Императорскому Величеству донесено, что малороссийской народ судят разными правами, которые сими словами названы: магдебургские да саксонские Статуты, из которых одни другим не согласуют, из чего может быть в судах не без помешательства, того ради Его Императорское Величество указал, для пользы и правосудия народа малороссийского, те права, по коим судится малороссийский народ, перевесть на великороссийский язык, и определить из тамошних, сколько персон пристойно, искусных и знающих людей, для своду из тех трех прав в одно, и для апробации прислать ко двору Его Императорского Величества.

Впрочем, что к службе и к высокому Его Императорского Величества интересу принадлежит, делать ему, Гетману, верно и радетельно, и поступать во всех делах, которые к интересу Его Величества принадлежат, с совету присланного к нему от Его Императорского Величества, которому при нем, Гетмане, быть будет повелено, также и с совету генеральной старшины и полковников, по прежнему их войсковому обычаю. Дан в Москве, 1728 году, августа 22 дня.

В подлинном решении подписано: Канцлер граф Головкин

Андрей Остерман


При отпуске ж гетмана со всею свитою его, из высочайшего благоволения, его императорское величество пожаловал гетману, за собственноручным его величества подписанием, жалованную ж грамоту на гетманство его, и на булаву и содержание войсковой артиллерии, в нижеследующем содержании, с чем и прибыл он со всеми своими старшинами в Глухов октября 1 числа.





Жалованная грамота на гетманство


Божиею поспешествующею милостию, Мы, Всепресветлейший, Державнейший Великий Государь Петр Второй, Император и Самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский, Великий Князь Смоленский, Тверс-/634/кой, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский, и Государь и Великий Князь Новагорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, и всея Северных страны Повелитель, и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, и кабардинския земли, Черкасских и Горских Князей, и иных многих государств, и земель, Восточных, Западных и Северных Отчич, и Дедич, и Наследник, и Государь, и Обладатель.

Наше Императорское Величество пожаловали подданного Нашего, Войска Запорожского обоих сторон Днепра Гетмана, Данила Апостола, повелели ему дать сию Нашу Императорского Величества жалованную Грамоту, для того: в прошлом 1727 году, июня 20 дня, Мы, Великий государь, Наше Императорское Величество, милосердуя о подданных Наших Малороссийского народа, повелели в Малой России быть Гетману и генеральной старшине, и послана Наша Императорского Величества Грамота Малороссийского народа к духовным и мирским, а особенно Войска Нашего Запорожского обоих сторон Днепра к полковникам и полковой старшине, к сотникам и к городовой старшине, и к козакам, и ко всему поспольству, дабы они, по прежнему обыкновению, обрали в гетманы кого из Малороссийского народа, на которое обрание от Нашего Императорского Величества послан был Наш Тайный Советник, Федор Наумов, и по тому, Нашего Императорского Величества всемилостивейшему соизволению, они, малороссийского народа духовные и полковники и старшина с войском и все поспольство, будучие, для помянутого обрания гетманского, в Глухове, по прежним своим войсковым обыкновениям, вольными голосы выбрали в Гетманы его, Данила Апостола, при вышепомянутом Нашем Тайном Советнике, который по Нашему Императорского Величества указу, ему, Гетману, клейноты войсковые, булаву, знамя, бунчук и литавры отдал, и он, подданный Наш, Гетман, по том обрании своем учинил Нам, Великому Государю, Нашему Императорскому Величеству, в верности своей, в Глухове, в церкви, присягу, пред Святым Евангелием, при крестном целовании. И прошлого 1727 года, ноября в 27 день, Нам, Великому Гоударю, Нашему Императорскому Величеству, доносил он, подданный Наш, Гетман, с присланными своими, Нежинского полку с судиею полковым, с Михаилом Забелою, Прилуцкого полку с сотником, с Григорием Стороженком, Переясловского полку с есаулом полковым, с Лукою Васильевым, Гадяцкого полку с судиею полковым, с Мартыном Штишевским, прося Наше Императорское Величество, дабы Мы, Великий Государь, Наше Императорское Величество, пожаловали его, подданного Нашего, Гетмана, повелели на уряд гетманский и на маетности, на булаву определенные, дать ему Императорского Величества жалованную грамоту. И Мы, Всепресветлейший и Державнейший Великий Государь и Император и Самодержец Всероссийский, Наше Императорское Величество, призирая на вышеписанное его, подданного Нашего, /635/ Гетмана, прошение всемилостивейше и ведая его к Нашему Императорскому Величеству, по учиненному обещанию, верность и службу, повелели сию Нашу, Императорского Величества, милостивую жалованную Грамоту, на подтверждение уряду Гетманского, дать, и силою сей Нашей, Императорского Величества, жалованной Грамоты, соизволяем ему, подданному Нашему, Гетману, войсковую армату, или артиллерию, и клейноты, данные при обрании, иметь так, как, прежние Гетманы, в верности своей к Нам бывшие, содержали и всякие воинские и гражданские в Малой России дела управлять по войсковым правам и по постановленным пунктам, на которых приступил под державу прадеда Нашего, блаженныя памяти, Великого Государя Царя и Великого Князя, Алексея Михайловича, всея Великия, и Малыя, и Белыя России самодержца, Его Царского Величества Гетман Богдан Хмельницкий, со всем Войском Запорожским и народом малороссийским, по Нашим, Императорского Величества указом определенным, и впредь определяемым, и к нему посылаемым, и маетностьми, на булаву определенными, против иных подданных Наших, бывших Гетманов, владеть со всякою пристойною повинностью, и дабы, видя он, подданный Наш, Гетман к себе сию Нашу Императорского Величества милость, Нашему Императорскому Величеству и Нашим наследникам служил верно и постоянно со всем подданным Нашим Войском Запорожским и народом малороссийским против всех Наших неприятелей, во всем против данной своей вышеименованной, при обрании, присяги, за что Наша, Великого Государя, Нашего Императорского Величества, милость и призрение, и впредь от него, подданного Нашего, отъемлема не будет, но наипаче умножится. И для вящей к нему, подданному Нашему, Гетману, Нашей милости и утверждения, сию Нашу Императорского Величества Грамоту, собственною Нашею Императорского Величества рукою подписали, и Нашею государственною печатью утвердить повелели. Дан в Москве, лета от Рождества Христова 1728, сентября 7 дня, государствования Нашего второго году.

В подлинной грамоте собственною Его Императорского Величества рукою написано тако: Петр

Граф Головкин





О пожаловании в старшинские чины


По силе вышеписанных решительных пунктов, в 1729 году, из числа представленных гетманом кандидатов, по указу его императорского величества, пожалованы, из генерального бунчужного в генеральные обозные: Яков Ефимович Лизогуб, в гетманские подскарбии из Лубен полковника Андрея Марковича, в генеральные ж судьи корсунского полковника Андрея Кандыбу и борзенского сотника Михаила Забелу, господаря гадяцкого в генеральные писари Михаила Турковского, в генеральные есаулы сотников Глуховского, Ивана Мануй-/636/ловича, березинского, Феодора Лисенка, из бунчуковых товарищей в генеральные хорунжие: Якима Горленка, Ивана Владиславова сына Борзну, и оным даны, сверх собственных их вотчин, на чины их ранговые маетности, первому 400, вторым трем по 300, а оставшим всем по 200 дворов. Да в полковники ж на порожние ж места, в Гадяцкий, на место умершего сербина, Гаврилы Милорадовича, Григория Грабянку, бывшего судью того полку, в Стародубовской, на место отставленного, Ильи Пашкова, который по Кокошкине был, из отставных майоров, Дурова, но вскоре потом, за зловымышленные хитрости, похищения и великие в том полку подчиненным обиды, с сообщниками его, взят и осужден в Глухове.





О переложении с польского на российский язык статута


В силу решительных же пунктов 20 статьи, для переводу имеющихся в Генеральной Войсковой Канцелярии магдебургских и саксонских прав, называемых Статуты, и для своду оных с правами российскими, определено быть в Глухове весьма немалое число ученых и разумных духовных и мирских особ, которые с польского и латинского языков должны переводить, соображая в один, на российский язык переложить, а потом, для апробации, чтоб представить в вышнее правление.





Кончина императора Петра II. О восшествии на императорский престол курляндской герцогини, Анны Иоанновны


В наступивший 1730 год надежда всероссийская, его императорское величество, в самой своей цветущей младости, января в 17 день, оспою скончался и оставил по себе верноподданным своим плач и рыдание, но из затмившегося света вдруг просияло солнце и озарило Россию возведением на престол ее высочества царевны и вдовствующей герцогини курляндской, Анны Иоанновны, дочери блаженной памяти государя царя Иоанна Алексеевича, которая и коронована апреля 28 числа. При сих двух важных случаях, будучи в Москве, удостоился быть и гетман Апостол с старшинами своими зрителем, где будучи, по всеподданнейшему челобитью, ее императорское величество грамотою пожаловала повелела быть Гадяцкому ключу и прочим маетностям при гетмане Апостоле на уряд его, которая дана была в следующем содержании:





Жалованная грамота гетману на маетности


Божиею милостию, Мы, Анна, Императрица и Самодержица Всероссийская, и прочая, и прочая, и прочая. /637/

Нашего Императорского Величества подданному, Войска Запорожского обоих сторон Днепра Гетману, Данилу Апостолу, и всему Войску Запорожскому, Наше Императорское милостивое слово.

Пожаловали Мы, Великая Государыня, Наше Императорское Величество, тебя, подданного Нашего, Гетмана, повелели маетностям, определенным на булаву ключу Гадяцкому, быть за тобою со всеми доходы, так что никаких доходов с оных маетностей в войсковой скарб, определенным подскарбиям не брать; маетностям же отписным у гетманши Скоропадской, которыми ты владел без определения, а именно: в Стародубовском полку, в местечку Новому Ропску, с принадлежащими к нему селы, слободки и деревнями, в Киевском полку, селах: Евменке и Рудковке, в Переясловскому полку, волости Быковской, с селы ж и с деревнями и хуторы (кроме села Мокиевки, которое отдано киевскому полковнику, Антону Танскому), в которых тысяча триста семнадцать дворов, да к тому еще из маетностей, бывших за тою ж Гетманшею по смерть ее, близ Глухова, Нежинского полку, в селу Коцуровке, с приселки: Сопичем и Потаповкою, сто пятьдесят два двора, быть за тобою, подданным Нашим; и еще по прошению твоему, к тем, вышеобъявленным маетностям, дать, в прибавку, в Стародубовскому полку Шептаковскую волость, которая и за прежними Гетманы была, а потому и за Меньшиковым, и по нем описана, а в той волости две тысячи шестьсот девяносто восемь дворов; и те маетности даются тебе на уряд гетманский, и для того тебе никому тех маетностей не отдавать. По прошению твоему, на содержание доктора, лекаря и аптеки, имать по шестисот рублев на год из сборных в войсковой скарб денег, и тебе, Нашего Императорского Величества подданному, Войска Запорожского обоих сторон Днепра Гетману, видя сию Нашу Императорского Величества к тебе, подданному Нашему, милость служить Нашему Императорскому Величеству верно и непоколебимо; а о том же вышеписанном, посланы Наши Императорского Величества указы к Нашему генералу-майору Князю Алексею Шаховскому и к подскарбиям. Дан в Москве, лета от Рождества Христова 1730, мая 26 дня, государствования Нашего 1 году.

Подлинная подписана тако: Канцлер граф Головкин





О пожаловании сына гетманского в Лубенский полк полковником


Сего года ее императорского величества грамотою пожалован в полк Лубенский полковником сын гетманской, Петр Данилович Апостол, при том возвращен из Москвы, бывший Прилуцкий полковник, Дмитрий Горленко, в отечество через 16 лет, в Прилуки, к жене и Детям своим. /638/





Гетману пожалован орден


1731 года, по указу ее императорского величества, гетман паки в Москву позван, где пожалован ему орден Святого Великого Князя Александра Невского.





О начале строения Украинской линии


По возвращении гетмана в Глухов, в силу высочайшего указу, с самого начала весны послано, на речку Берестовую, для делания Украинской линии, Козаков 20 000, да посполитых мужиков 10 000, под командою полковника Антона Танского.

1732 году, так же и то ж число Козаков и работных людей из Малой России на Украинскую линию, прежним на смену, послано, под командою прилуцкого полковника, Игнатия Галагана.

Так равно и в 1733 году на смену ж прежним в линейную работу, к реке Орелу, Козаков 10 000 и посполитых 10 000 же ходило, под командою лубенского полковника, Петра Апостола.





О кончине польского короля, Августа, и возведении на место его сына, Августа ж


В оном году польский король, Август, скончался, на место которого часть некая Польши возжелала бывшего у них короля, Станислава Лещинского, возвесть паки на престол польский, но в том ему, Лещинскому, по согласию поляк же, помешала Россия, а восстановила им сына покойного короля Августа, Августа ж, для чего, по усмирении в том конфедератов, под предводительством генерала-аншефа, графа Лассия, войска великороссийские и малороссийские, с своим главным командиром, за гетмана, генеральным обозным, Яковом Лизогубом, в Польшу вступили и там зимовали.





Войска российские в Польше усмиряют конфедератов 130


Сего ж году, в наступившую зиму, еще в Польшу отправлено, под командою генерала-поручика, князя Алексея Ивановича Шаховского, несколько полков великороссийских и малороссийских с полковником прилуцким Игнатием Галаганом, которые войски имели сражения в Польше с конфедератами Лещинской стороны, и побеждали их все с отменною храбростию, при чем мужество свое оказали: генеральный обозный Лизогуб и полковник Галаган. /639/



















Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчанин, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )




Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.