Уклінно просимо заповнити Опитування про фонему Е  


Попередня     Головна     Наступна






О привилегиях древних княжества Русского


Каковыми вольностями и преимуществами оное княжество прежними королями польскими жаловано было, когда все оное состояло под владением Короны Польской и заключало в себе Киевскую, Брацлавскую, Волынскую, Подольскую, Покутскую, Краснорусскую, Белзскую, Подлядскую, Полесскую, Белорусскую и Чернорусскую земли, и ныне (исключая из того числа только княжества: Киевское, Черниговское и Новгородское Северское со Стародубщи-/737/ною) суть воеводства в Польше, а вообще все оные, кроме Белоруссии, Красноруссии и Подляхии, именовались и ныне именуются Малороссиею.





Выписка из книг польских, называемых статуты, права и конституции коронные и прочих, печатанных в архитипографии королевской его милости Лазаровой, 1600 года


А именно: книг седьмых части второй


Русское княжество, до Короны присовокупленное


I

Русская земля, вся из древних времен, от предков Наших, Королей Польских, между иными первейшими членами, до Короны Польской есть присовокуплена так, что, частию через войну, частию же через добровольное подданство и спадки по некоторых ленных князьях, которые оную промеж себя на разные части было разделили, паки в соединение и собственность Короны пришла, как то из привилегиев, в скарбе Королевском Нашем имеющихся, явно всяк увидеть может.


II

О том же

Русская земля и княжество Киевское до Короны Польской вечно правам совершенным надлежать имеет, как всегда надлежало даже до Владислава.


III

Русь право единое, полякам наданное, имети повинна и оным веселитись.

Обещаем сие, яко все земли Нашего королевства Польского, Русскую землю в то же включая, до единого права, всем землям общего, приведем, приклоним и соединим чрез нынешний лист.


IV

Русь вольностей польских употреблять имеет

На прошение земель Русских определяем, дабы о всяких беглецах стату короля Олбрахта содержан был, и чтоб шляхетство тех земель, как и в иных землях, то пошлины и торгового сбору было воль-/738/но, тако ж бы и в иных речах (вещах, случаях) так же вольности употребляло.


V

О церквах катедральных русских

Так же установляем, дабы статут о непринимании простолюдинов до больших катедральных церквей, простирался и до краев земель Русских.



Киевское княжество


VI


Привилегий присовокупления княжества Киевского до Короны Польской от короля Жигимунта Августа в Люблине, данный 1569 года


Во имя Господне, аминь. На вечную память! Понеже память человеческая есть слабая и отменна, того ради, дабы дела людские, а наипаче те, которые ко употреблению и содержанию общества и дружества человеческого надлежат, продолжением времени не были уничтожены, промыслительное людей мудрых разсуждение установило дела, вечной памяти достойные, письменным свидетельством к ведению наследства приводить. И для того Мы, Жигмунт Август, милостиею Божиею Король Польский, Великий Князь Литовский, також земли Краковской, Сендомирской, Серадской, Ленчицкой и прочих, объявляем сим листом Нашим, коим знать тое надлежит, всем обще и всякому особно, нынешним и впредь будущего века людям, яко, по предложенному Нам пред сим чрез многие лета от всех станов Короны Польской и государств Наших, с великим и чистым прилежанием, желанием и напоминанием, дабы Мы сейм вальный (главный) таковый созвали, на котором о соединении давном Княжества Нашего Великого Литовского с Короною Польскою и о совершении всех прав и привилегиев Коронных, и всех государств дела были б окончены. И по таковым всех станов прошениям, сейм нынешний вальный, за советом и соизволением всех станов так Короны Польской, яко и Великого Княжества Литовского, двадцать третьего дня месяца декабря, прошлого года, то есть, по Рождестве Божием, 1568, здесь, в Люблине, созвали, и на таковый главный сейм советники Наши, так духовные, яко и светские, и послы земские, с полною мочью отправленные, как из Короны Польской, так и Великого Княжества Литовского, всех станов Коронных и Великого Княжества Литовского тут же присутствие свое включая съехались. И так сей сейм вальный и славный, созванный во имя Господне, таким способом начавши и на оном долго и много трактовав и разсуждения имевши, просили Нас с великим прилежанием станы всякие Короны Польской и напоминали, да-/739/бы Мы землею и княжество Киевское, которое перед прошедшими временами совершенным и целым правом до Короны Польской всегда надлежало, до той же короны, то есть, до королевства Польского, привратили и в прежнюю целость совокупили. Мы же, помня присягу Нашу, коею особу Нашу всем обывателям Коронным обязали, все вещи, оторванные и от помянутой Короны отлученные по силе Нашей отыскав и до выше реченного Королевства в целость его возвратить имея, то наипервее за сущую истину, что и со всех древних историй и писаний всяк подлинно увидеть может, яко Киев был и есть главою и главным местом Русской земли, а Русская земля вся от давних времен, через предков Наших, Королей Польских, между иными первейшими членами до Короны Польской есть присовокуплена, так, что частью через войну, частью же через добровольное подданство и спадки по некоторых ленных князьях, которые оную промеж себя на разные части были разделили, паки в соединение и собственность Короны пришли, как то из привилегиев, в скарбе Нашем имеющихся, явно всяк увидеть может. Между которыми много таковых есть, кои именно о земле и княжестве Киевском то свидетельствуют, яко до Короны Польской вечно правом совершенным надлежать имеет, как и всегда надлежало даже до Владислава Ягела короля, прадеда нашего, который потом сим способом, что над обойма народами, так поляками, яко и Литвою, нераздельно государствовал, от Короны Польской, яко от собственного тела, тую землю и княжество Киевское отлученное, при Великом Княжестве Литовском иметь хотел, хотя без соизволения всех станов Коронных, которые как у того ж прадеда Нашего, так и у иных, по нем будучих, предков Наших, Королей Польских, и у Великих Князей Литовских, так же и у Нас самих, о тую землю прилежно всегда упоминать не упущали, дабы была до Короны возвращена и присовокуплена. Чего для Мы сей должности Нашей довлетворя, за показанием же подлинным привилегием и так ясной справедливости с соизволением всех господ советников Наших, духовных и светских, и послов земских, и всей Речи Посполитой Коронной, всех советников Наших, духовных и светских князей, господ шляхту и все рыцарство оные Киевские земяи и княжества, взяв на себя их присягу, которую они были Великому Княжеству Литовскому от немалого времени обязаны, оберегать, и удостоверяем сим листом Нашим, яко то им и наследию их ничто и ни в чем и никогда не имеет, вредить вечными часы, и уже тую предреченную землю и княжество Киевское всех и всякого особно от послушания власти, должности в повеления Великого Княжества Литовского, на вечные времена изъемлем и свободными творим, и до Королевства Польского, яко равных до равных, вольных до вольных людей, и яко собственный, истинный член до первого собственного тела и до главы, со всеми и особно каждыми его городами, замками, местами, местечками, селами и деревнями, землями, поветами (уездами) и их всех вещей прежде именованных, кои ни есть и каким нибудь именованием названы, принадлежности припадками собственно-/740/сти всякими и всеми до оной предреченной земли и княжества Киевского и до их всяких частей, так издревле, яко обыкновением, способом и правом каким ни есть надлежащих, так аки бы генеральне общее особенности, а особенность генеральному и общему, ни в чем не унимали, со всем и всяким правом, владением и собственностью, ту землю и княжество Киевское до помянутой Короны, либо королевства Польского, яко первого истинного и собственного тела и главы, в сообщество, в честь собственную и в титул Короны возвращаем и в первое достояние привесть и оное совокупить мы за благо разсудили, яко же с известного ведения Нашего, а по воле прямой и в особливой и за особливым и добровольным соизволением советников Наших, духовных и светских князей, господ маршалков, урядников земских, шляхетства и всего рыцарства и всех станов предреченной земли и княжества Киевского, сим листом Нашим ту же зараз в сообщество, в честь и в собственность Короны Польской возвращаем и совокупляем в титул Короны Польской, приводим до единого тела неразнствующим и нераздельным привращаем, вщепляем и вливаем на вечные времена так, что потом от того своего собственного истинного и прямого тела, от главы Короны Польской, как во всем целое, так и какое нибудь частию своею никогда оторвано, ниже отлучено жадным способом и образом не может быть вечными часы, и тех всех, всякого по званию его состояния, достоинства, и содержания всяких привилегиев, вольностей, свобод королевства Польского, так как и иные все обыватели Короны Польской, равно употреблять определяем и учреждаем, яко ж то уже все в обще имети, употребляти и с тем веселитися на вечные времена они и наследники их имеют и будут, такожде и в хождении на войну и в даче каких податей против приговора и установления Коронного сеймового, и с позволения их послов на сейм вальный Коронный, с полною и неогражденною мочью присланных, на всю Корону Польскую положенного, они и наследники их от Нас и наследников Наших будут и имеют быть содержаны вечными часы.

О границах Киевских. Вольности киевлянам

Обещаем так же сами за себя и за наследников Наших все поветы оной земли пред помянутой, то есть, земли и княжества Киевского, в их границах, при Короне нераздельно будучих, в целости и ни в чем ненарушимо содержать вечными временами. А дабы оные ж обыватели той предреченной земли Киевской, советники, духовные и светские князи, господа шляхта, рыцарство, так же и духовные стану римского и греческого закона, изобильную милость Нашу познали, установляем, что их города, замки, места, поселения, местечки, села и деревни, со всеми и каждыми подданными предпомянутой земли от всех податей, в которых пред сим иные находились, так же от платежа всяких окладов, пошлин или таможенных сборов, да и от /741/ работ и починок замков и мостов Наших, против привилегиев и вольностей Коронных вольными творим так, что в тех должностях оных с иными Коронными обывателями Мы сравняли и поравниваем, и их же всех вольностей, свобод и звания Короны Польской участниками делаем, и быть их таковыми учреждаем; только два гроша обыкновенной монеты польской от единой жилой уволоки, где суть меренные или где нет уволок, грош из единого дыму, так же жилого, Нам и наследникам Нашим, для признания верховной власти Нашей королевской, себе объявляем, и бояра их дорожные, в войну служащие, по грошу подымного платить имеют, а огородники и от тога суть и имеют быть свободны.

К тому ж признаем и особливо то ей оберегаем, яко господа советники Наши, духовные и светские князья, паны, шляхта вся и каждые особенно обыватели преждереченной земли или княжества Киевского, какого ни есть стану, достоинства и чину, не будут и не должны суть подлежать экзекуции, начав от всех предков Наших, Королей Польских, Великих Князей Литовских, прежде Александра бывших, так же и Статуту Александра, Короля Польского и Великого Князя Литовского, стрия (дяди) Нашего, под числом в Петркове на сейме вольном в среду, пред неделею середопостною, лета Господня 1504, учиненного стороны обыкновения записывания добр королевских и иных статутов и установлений во время того ж Александра и Жигмонта, вечно достойные памяти отца Нашего, Королей Польских. Так же и за времен Наших стороны экзекуции того Статуту в Петркове, в Варшаве и в Люблине, по сие время сделанных, и должны будем оных содержать так, яко и содержим против Наших, Королей Польских и Великих Князей Литовских, под печатью Нашею Коронною, или Великих Князей Литовских, им наданных и подтвержденых, яко же оберегаем Мы им тое под присягою Нашею Королевскою, с соизволением всех советников Наших, духовных и светских, и послов Земских Коронных, в том оных обнадеживая, яко та экзекуция, отобрание добр имеет; замков, дворов, сел и земель, грунтов в замен выслуг и дачь всяких от предков Наших предкам их, так же и от Нас самих предкам их и им самим наданных, ибо они при Великом Княжестве Литовском будучи, в то время, когда оная экзекуция под час Александра Короля, дяди Нашего, в Короне установлялась, при Короне Польской не была б, и оной экзекуции так как станы Коронные добровольно сами то на себя учинили, они с станами Коронными на себя ее никогда не принимали и не переносили, такожде Статутам, сеймам, конституциям Коронным не подлежали, но уже ныне после постановления и до окончания экзекуции с Короною Польскою соединены и до оной возвращены суть, и с тех причин теперь и потом до их самих и до наследников их касатися, ниже им и наследникам их каждыми сеймами, изобретениями и постановлениями сеймовыми Коронными ни в чем вредить не может. Наконец же ниже с их стороны обывателей и послов Земских Киевских оное отбиранье становлено быть не имеет вечными временами, а наипаче /742/ всякие листы и привилегии, каким ни есть письмом латинским, польским или русским писанные, и из какой нибудь причины от предков Наших, Королей Польских и Великих Князей Литовских и от Нас самих, под печатью Нашею из Канцелярии Коронной, или Великого Княжества Литовского, за верные службы наданные особам какого нибудь стану и звания будучим, а именно и особенно дачи, всякие даровизны, вечные доживотные, заставы, записи сумм денежных, великих и малых, каким ни есть способом забранных, и до скарбу Нашего Великого Княжества Литовского взнесенных на замки, места, села, фолварки (загородные дворы) и дворы Наши, все таковые же листы и привилегии вышеименованные, и особенно каждые во всех их, и особливо в каждых пунктах и способах, так как сами в себе описаны суть и выданы и изъяснены, так аки бы генеральнее общее особенности, и особенность общему и генеральному, ничего не унимали, крепки и вечны и жадным образом ненарушенны иметь и содержать хочем, и оные всегда таковыми содержать будем, и Мы сами и наследники наши, Короли Польские, сохранять, во всех их ненарушно держати сим привилегием Нашим обязуемся. Однако ж от сего времени добр, для стола Нашего определенных, Мы, с наследниками Нашими, Королями Польскими, по силе Статута Польского, раздавать не будем; а если бы которые из Нас на добра свои отеческие и дедовские листов не имели, а и без листов оных добр спокойно употребляли, то таковые добра тем же Великого Княжества Литовского правом против старого и нового Статуту, как до сего времени содержали, содержать будут вечными часы, а до положения и показания на то листов и привилегиев перед Нами и пред всяким урядом Нашим, никаким образом не могут и не имеют быть принуждены.

Особливо же и тое им преждереченным господам советникам Нашим, духовным и светским князьям, господам урядникам Земским, шляхте и всему рыцарству земли и княжества Киевского и подданных их, по милости Нашей королевской объявляем, яко всякие справы их как до судов наших градских и земских, так за апеляциями до суда Нашего Королевского припадаючие, с господами советниками Нашими судить и отправить имеем и должны будем Статутом Литовским, через Нас содержать им присягою обещанным, которые им же в целости оставляем. Так же установления, учреждения и отсрочки сеймовые в своей силе оставляем же, только из того статута весь раздел военный о обороне земской, яко противный вольностям Коронным, силою сего нынешнего листа и привилегия Нашего, оставляем и уничтожаем вечными часы; однако ж даем им силу (могущество) на сеймиках поветовых, чрез листы Наши созванных, того Статута Литовского артикулы исправлять и по нужде прибавлять и убавлять, а Нам на сейме вальном Коронном представлять, которые, ежели будут справедливы, то Мы, и наследники Наши, Короли Польские, на сеймах вальных Коронных, силою власти Нашей Королевской и сейму, в то время будучего, подтверждать обещаем и должны будем. /743/

Тое такожде на прошение всех Киевской земли предпомянутых станов уставляемы, яко во всяких делах их судовых, сие есть, позвы, записи до книг, акты и всякие потребы их у судов наших и земских и градских, яко и Канцелярии Нашей Коронной декреты и во всяких нуждах Наших Королевских и земских к ним листы, не иным каким, только русским письмом, писаны и отправованы быть имеют вечными часы. Меские же правы Права Магдебургского или какого ни есть иного звания людей, по обыкновению Коронному, через урядников Наших Коронных и Двора Нашего, в тех делах и потребах их до Нас и до Двора Нашего припадаючих, польским письмом отправованы будут.

К тому ж обещаем и повинны будем всех предпомянутых князей земли Киевской и обывателей и наследников их римского греческого исповедания будучих, при их древней чести и достоинстве, как от предков своих и до сего времени были, содержать и оных по добродетели и достоинству каждого, и по благоизволению Нашему, без препятствия артикулов, в Статуте Коронном о князях описанных, на уряд замков, владений и держав на них определять, до заседания в советах Наших, как и иных шляхетского народу земли Киевской людей допускать, оставляя то, что как господа советники духовные и светские, так и те предреченные князи в делах судовых и правных, равно с шляхтою оные Киевские земли в поветах своих на местах обыклых, взимая листы и позвы от урядников, на то учрежденных, позываючи либо сами позваны будучи, перед судом Нашим градским и земским ответствовать и судиться имеют и будут должны. Таким же способом обещаем и должны будем, достоинств, чинов и урядов земли Нашей Киевской, духовных и светских, великих и малых, так римского, яко и греческого закона будучих, не уменьшать и не уничтожать, но наипаче в целости содержать. А когда вакансии будут, то таковые все чины и уряды обывателям земли Киевской оседлым стану шляхетского отдавать имеем и должны будем.

И тако по таком соединении земли Киевской с Короною и королевством Нашим Польским, господа советники Наши оные земли Киевские, духовные и светские, учиня в совете Нашем Коронном присягу между советниками земскими Коронными, на местах, им означенных, заседали, вотовали и впредь вечными часы заседать имеют и должны будут.

А на войну выправы свои, по обыкновению Короны, ставить имеют, и впредь все предпомянутые господа обыватели земли Киевской на сеймиках поветовых на местах, в обыкновенное время через листы Наши означенных, и, по обычаю иных земель или воеводств Коронных, которые на оные сеймики поветовые съедутся, выбирать имеют из между себя послов на сейм вальный Коронный и с тех же сеймиков послы их, так как в Короне Польской есть обычай, до Киева съезжаться имеют, а собранным и посланным на тот сейм Коронный, по тому ж обыкновению, на пропитание и обиход будет кошты давать, как и иным послам земским с воеводства Русского. /744/





О гербе


Наконец установляем, дабы от сего времени во всех общих отправлениях и на хоругвах Земских в той земле Киевской при своих давных гербах орел, знак Короны, в гербе был употребляем, а потому всему вышеписанному артикулам, свободам и вольностям, которые здесь в привилегии сем, с соизволением всех советников наших, духовных и светских, послов Земских и Коронных, написаны, никакие новые изобретения, никакие привилегии и Земские, либо особенно чьи ни есть, жадные статуты, ниже новые конституции сеймовые Коронные, не будут могти ни в чем вредить и ничего уймовати (уничтожали) вечными временами. Наипаче же Мы сами оные, ни в чем ненарушенные, под присягою Нашею, Королевству Польскому учиненною, прилежно оберегать и содержать обещаем и должны будем, и наследники Наши, Короли Польские, то ж все ни в чем ненарушимо содержать и оберегать имеют, сим листом и привилегием Нашим обещаем вечными часы, яко же на вечное и никогда ненарушенное употребление тех всех вышеименованных вещей, свобод и вольностей, чтоб общее от особенного, а особенное от общего и посполитого ни в чем ничего и никогда не уймовали, даем и дали Мы господам советникам Нашим, духовным и светским, оные земли, то есть, Киевские, князем, панам, старостам, чиновным и урядникам земским, шляхте и всему Нашему достойно почтенному рыцарству, обывателям той же земли Киевской, сей лист Наш, привилегии подписавши оных собственною рукою и повелевши к оному привесть печать Нашу, за соизволением всех господ советников Наших, духовных и светских, и послов Земских Коронных, которые в то время при нас обретались *. Дан через руки велебного ксендза Франциска Красинского, пробоща Плоцкого, архидиакона Варшавского, подканцлера Коронного, на общем вальном сейме Коронном любительском, дня шестого месяца июня, лета господня тысяча пятьсот шетьдесят девятого, королевства нашего четыредесятого.


Границы между воеводством Киевским и поветом Мозырским

На размежевание воеводства Киевского с поветом Мозырским, комиссаров выслать имеем, которые должны будут тамошние земли размежевать, а комиссаров равное число из обоих народов имеет быть.

Комиссия на размежевание повету Мозырского с воеводством Киевским.



* Следуют подписи. /745/



На размежевание земли Киевской с поветом Мозырским комиссарами отправляем, из земли Киевской вельможного и честного Харлинского и князя Кирилла Ружинского, а с повету Мозырского маршалка Мозырского, Стефана Ложку, подкоморского Мозырского, Ивана Мелешка, и Михаила Левейка, которые в день Святого Варфоломея оное начать и кончить должны будут, хотя бы одного из них не было.

Трибунал (Генеральный Суд или Верхний и Главный Суд) Воеводству Киевскому дозволен.

На прошение послов воеводства Киевского приступление до трибунала Коронного тому ж воеводству дозволяем тем способом и обережением, как воеводствам Волынскому и Брацлавскому прошлого года дозволено было.

Тому ж Киевскому воеводству поправление прав его, по образу вышеименованных воеводств, свободное оставляем.






Киев, Волынь и Брацлав


VII

Суды воеводства Киевского, Волынского и Брацлавского


Понеже те воеводства судятся правом и Статутом Великого Княжества Литовского перед депутатами, которых оные на сеймиках себе избирают, то есть, в воеводстве Волынском персон пять, а в иных по четыре и другого сейму столько же, тем порядком и теми артикулами, в порядку на сейме нынешнем вальном Варшавском, согласно обще поставленными и в Конституцию теперешнюю вписанными, то на известном месте в Луцке, в день Святого Мартина, под печатью земскою луцкою, судиться и отправованы быть имеют.






Волынь


VIII

Привилегии о привращении (о присоединении) земли Волынской до королевства Польского за Жигмунта Августа в Люблине 1569 году, дня 26 месяца мая, такая ж от слова, какая и княжеству Киевскому дана.













Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчанин, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )




Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.

Iзборник. Історія України IX-XVIII ст.