[Недоразумение по поводу слова «жид» // Основа. — СПб., 1861. — № 6. — С. 134-142.]

‹‹   Головна





НЕДОРАЗУМЂНІЕ ПО ПОВОДУ СЛОВА «ЖИДЪ».


[Основа. — СПб., 1861. — № 6. — С. 134-142.]



Мы получили письмо, въ которомъ дЂлаютъ намъ незаслуженный упрекъ. Вотъ чтò, между прочимъ, пишетъ г. П—въ:

«Я былъ увЂренъ, что въ программу «Основы» не входило намЂреніе оскорблять кого-нибудь. На дЂлЂ вышло иначе...

«Позвольте мнЂ объясниться. Всего годъ, какъ я кончилъ университетское образованіе, и впродолженіи шести лЂтъ, имЂлъ счастье, вмЂстЂ съ лучшими своими товарищами, посЂтить русскіе университеты (Харьковскій, Кіевскій и Казанскій). Я вступилъ въ университетъ въ прежнее время. Тогда еще въ университетахъ раздавалась гнусная кличка «жидъ», и этой кличкой часто называли студента еврейскаго исповЂданія. Но, съ обновленіемъ Россіи, эта кличка исчезла изъ университетовъ. Многочисленные мои товарищи подчасъ уже обозначали этимъ нарицательнымъ словомъ вообще всякого плута и мошенника, — все равно, былъ ли онъ еврейскаго, католическаго или православнаго исповЂданія. Значитъ, молодое поколЂніе дальше васъ шагнуло. Оно отрЂшилось отъ національныхъ узкихъ предразсудковъ и отличаетъ человЂка по его личнымъ достоинствамъ, а не по вЂрЂ. Признаюсь, я радовался этому совершенному примиренію молодого поколЂнія и былъ счастливъ, что это совершилось на моихъ глазахъ. Радостная вЂсть эта разносилась нами во всЂ концы Россіи. Русская литература заявила себя въ томъ же духЂ и давно отрЂшилась отъ слова жидъ. Вдругъ являетесь вы съ журналомъ, гдЂ хотите пробудить средневЂковую вражду, еле-еле задремавшую; вы хотите возвратить свой народъ (по-крайней-мЂрЂ въ этомъ отношеніи) ко временамъ Богдана. Скажите на милость, неужели вамъ это доставитъ душевное удоволь-/135/ствіе, когда разъяренная чернь проведетъ свой неумолимый ножъ по тысячамъ несчастныхъ жертвъ и кровь почти полумилліона Евреевъ безвинно прольется по УкраинЂ?... Или вы хотите имЂть побольше подписчиковъ, обязавшись льстить грубымъ и черствымъ натурамъ разныхъ Ивановъ Ивановичей и Ивановъ Никифоровичей? Если — да, то я васъ поспЂшу увЂрить въ слЂдующемъ. Вы учились давнымъ-давно, а я только-что оставилъ университетъ. Молодое поколЂніе Малороссовъ, сочувствуя вашей Осно†во всемъ другомъ, нисколько не раздЂляетъ отсталыхъ понятій относительно Евреевъ. Въ послЂдніе годы, студенты русскихъ университетовъ научились отличать Евреевъ и не клеймитъ ихъ болЂе позорнымъ словомъ «жидъ». СлЂдовательно, выраженія: «жидъ, жидова», и тому подобныя, уже не производятъ теперь того эффекта, какой производили они во времена Θаддея Венедиктовича Булгарина и К°. Напрасный трудъ, ложный путь!...

«ДалЂе. Я имЂлъ счастье, вмЂстЂ съ своими товарищами православнаго исповЂданія, посЂтить и тюрьмы. Странно, что нашъ слухъ нигдЂ не былъ оскорбляемъ никЂмъ изъ смотрителей, вахтеровъ, унтеровъ, ефрейторовъ и другихъ бывшихъ при насъ въ крЂпостяхъ, тюрьмахъ и острогахъ. А тутъ пришлось встрЂтиться съ этимъ милымъ эпитетомъ, послЂ долговременной разлуки, въ вашемъ журналЂ. Отъ души жаль!

«Вы, конечно, легко поймете, что раздраженный тонъ моего письма порожденъ чувствомъ глубоко-оскорбленнаго самолюбія. Нельзя же иначе. И я умоляю васъ — не оскорблять насъ больше. Неужели вамъ это трудно? Согласитесь, что если образованные молодые люди изъ Евреевъ оскорбляются этимъ прозвищемъ, то вамъ, какъ редактору, слЂдуетъ избЂгать его. Кто-жъ изъ Евреевъ этимъ не оскорбляется, тотъ ничЂмъ не оскорбится.

«Во имя успЂха вашего журнала, во имя благоденствія Украины, отъ имени Евреевъ, оскорбленныхъ гнусными выраженіями вашего журнала, умоляю васъ замЂнять ихъ впередъ нашимъ національнымъ именемъ. И только вЂра въ благородство вашихъ цЂлей и стремленій побуждаетъ меня просить васъ объ этомъ письменно, а не печатно, не гласно (1).

Въ подтвержденіе своей правоты, ссылаюсь на судъ /136/ университетовъ и въ-особенности на голосъ нашего великаго учителя, котораго вы, вЂроятно, знаете. Можете передать ему мои претензіи, Знакомый съ студентами-Евреями, онъ васъ увЂритъ, насколько вашъ журналъ несовремененъ въ этомъ отношеніи.

«Я надЂюсь, что вы удовлетворите нашей просьбЂ и тЂмъ обяжете всю сочувствующую вамъ еврейскую молодежь, а въ-особенности меня, Еврея.»



(1) Только ложь и зло любятъ скрываться, а мы не мыслимъ ни того, ни другаго, и пользуемся этимъ случаемъ, чтобъ отвЂтить всЂмъ, кто удостоитъ наше откровенное мнЂніе своимъ вниманіемъ. — Ред.




Мы почли своею обязанностью отвЂчать на это письмо печатно, въ томъ предположеніи, что мнЂніе, высказанное г. П — вымъ, (котораго человЂчности и любви къ своимъ соплеменникамъ мы искренно сочувствуемъ), вЂроятно, раздЂляютъ и другіе Евреи.

Положа руку на сердце, мы можемъ смЂло сказать, что насъ меньше тронуло обидное предположеніе о служеніи своимъ интересомъ посредствомъ угожденія средневЂковымъ понятіямъ, нежели то, что кто-либо оскорбленъ выраженіемъ, употребленнымъ въ «Осно※, будто-бы умышленно, изъ вражды и презрЂнія къ какому бы то ни было племени на землЂ. СмЂю увЂрить почтеннаго моего обвинителя и вообще всЂхъ Евреевъ, сочувствующихъ намъ и не сочувствующихъ, — просвЂщенныхъ и непросвЂщенныхъ сознаніемъ братства всЂхъ безъ-исключенія людей, — что никогда враждебное къ еврейскому племени чувство не входило въ «Основу», что мы не считаемъ себя впра†оскорблять кого бы то ни было; что явленія, въ родЂ избіенія Евреевъ во времена Богдана и Максима, представляются намъ печальнЂйшими симптомами разстроеннаго общественнаго организма; что, по нашему глубокому убЂжденію, никакія, повидимому, добрыи послЂдствія подобныхъ болЂзненныхъ содроганій не искупаютъ того зла, которое наносится другимъ и самимъ-себЂ местью для мести, жестокостью и убійствомъ; что уваженіе и справедливость къ человЂку, а тЂмъ-болЂе къ племени, народу и народности, легло въ основаніе нашей «Основы», и что только одно это начало оправдываетъ ея появленіе и существованіе; что мы вЂруемъ только въ силу и плодотворность одной правды, безъ которой, пока она не станетъ главнымъ двигателемъ человЂческихъ отношеній, не можетъ осуществиться идеалъ человЂческаго общества, — а правда не мирится съ враждой и неуваженіемъ къ человЂческой личности; — что если мы надЂемся на успЂхъ, то единственно въ силу этого начала, которому никогда и ни для чего не измЂнимъ; и что, наконецъ, если мы (естественно) желаемъ для «Основы» больше подписчиковъ, то во имя то-/137/го, что она служитъ на пользу самопознанія, просвЂщенія, справедливости и любви, а ужъ никакъ не вражды, избытокъ которой долго еще будетъ и безъ насъ ощущаться въ нашемъ обществЂ, на каждомъ шагу и каждый часъ (1).

Но признавая общія начала, искренно и горячо желая осуществленія ихъ въ жизни, мы не должны забывать, что стоимъ на исторической, обусловленной извЂстною минутой и обстоятельствами, почвЂ; что эти начала, близкія, понятныя и убЂдительныя для насъ, еще долго будутъ неубЂдительны для массы, которая живетъ настоящею дЂйствительностью, Фактомъ и каждую минуту ощущаетъ на собственной спинЂ его давленіе.

Держась исторической почвы, разсмотримъ безпристрастно недоразумЂніе относительно употребленія слова жидъ.

Слово жидъ, родствевнное латинскому Judaeus, нЂмецкому и Французскому Jude и Juif и польскому Zyd, ни по словопроизводству, ни по смыслу своему, ни по значеніи) іудейскаго племени въ ряду прочихъ племенъ, нисколько не уступаетъ названіямъ Еврей (2) и Израильтянинъ (3). Имя Жида, т. е. Іудея, только позднЂйшее (появилось не за тысячи — какъ другія два, — а за сотни лЂтъ до Р. X.), но значеніе его одно и то же съ значеніемъ Израильтянина и Еврея.



(1) Быть-можетъ, кому-нибудь покажется смЂшно, что мы публично исповЂдываемъ руководящія насъ начала по поводу письма, написаннаго въ раздраженіи самолюбія изъ-за слова (никогда, впрочемъ, нами лично неупотребленнаго) жидъ вмЂсто еврей. Намъ, напротивъ, грустно, что такъ мало взаимнаго пониманія между людьми, что 5 книжекъ журнала было недостаточно для уясненія другъ другу нашего взгляда; что г. П—въ, съ своимъ университетскимъ образованіемъ и знакомствомъ съ текущей литературой, нуждается, съ нашей стороны, въ разъясненіи, и чуть не съ угрозой предъявляетъ свои требованія къ украинскимъ писателямъ, у которыхъ встрЂтилъ слово жидъ и которые между тЂмъ, въ числЂ первыхъ, печатно протестовали въ «Русскомъ ВЂстникЂ» противъ несправедливаго поступка «Иллюстраціи» съ г. Горвицемъ.

(2) Отъ слова Геберъ, — которое означаетъ — по ту сторону (народъ, обитающій по ту сторону Евфрата), или — какъ нЂкоторые думаютъ — имя одного изъ ветхозавЂтныхъ патріарховъ.

(3) Происходящій отъ Израиля.



Автору письма, вЂроятно, неизвЂстно, что Малороссы стали называть издавна и теперь называютъ Евреевъ жидами не въ презрительномъ, бранномъ, оскорбительномъ смыслЂ, а точно такъже, какъ Великороссіянъ называли и называютъ Москалями, Поляковъ — /138/ Ляхами; что другого слова, для названія еврейскаго племени, они почти и не знаютъ. Слово это пришло въ Южную Русь, вмЂстЂ съ еврейскимъ населеніемъ, изъ Польши, гдЂ и до сихъ поръ служитъ народнымъ названіемъ не только у Поляковъ, но и у самихъ Евреевъ. Даже въ ту эпоху, когда Евреи, подъ покровительствомъ польскихъ пановъ, пользовались на УкраинЂ, такими (невЂроятными) правами и привиллегіями, какихъ не имЂлъ цЂлый классъ южнорусскаго народа, — названіе жидъ употреблялось нетолько въ разговорномъ, но и въ офиціальномъ языкЂ самихъ пановъ-покровителей. Г. П—въ можетъ найти многочисленныя подтвержденія нашихъ словъ въ актахъ стараго и новаго времени, въ которыхъ нерЂдко встрЂчаются слЂдующія выраженія: «объявляемъ симъ аренднымъ листомъ нашимъ, что мы отдали въ аренду славному пану Абраму Шмойловичу, жиду Турейскому и потомкамъ его наше наслЂдственное имЂніе». (Памятн. изд. Кіевскою Коммисіею, т. III., отд. II, стр. 68 — 70). Самое значеніе этого акта и слова не намекаетъ ни малЂйшей чертой на что-нибудь поносное для Еврея (это, конечно, хорошо извЂстно и автору письма).

Наша южно-русская литература ведетъ свое начало и почерпаетъ свои силы непосредственно отъ народа: основаніемъ ей послужили народные памятники изустной словесности; украинскіе писатели вышли или прямо изъ среды народа, или, будучи оторваны отъ него сословнымъ воспитаніемъ, — съ пробужденіемъ сознанія возвратились къ народу и долго не только изучали его, но и учились у него сами. Оттого-то языкъ и содержаніе нашей литературы вполнЂ народны. Ясно, поэтому, что украинскій писатель, желая оставаться вЂрнымъ основному началу своей литературы, не долженъ, въ противность своей народности, вносить въ литературный языкъ, безъ нужды, новыя слова. Всякій малороссъ могъ бы упрекнуть г. Кулиша въ безполезномъ нововведеніи, еслибъ онъ въ своей ХмельнищинЂ сталъ употреблять вмЂсто жидъ слово еврей. Ученый, занимающійся изученіемъ старой украинской жизни, также не можетъ избЂжать слова жидъ, потому что вся старая южно-русская письменность только и знала это слово для обозначенія еврейскаго племени, и всякое, приведенное въ подлинникЂ мЂсто акта, лЂтописи, думы, пЂсни, касающееся Евреевъ, будетъ содержать это слово. Вотъ почему тЂ писатели, которые протестовали противъ «Иллюстраціи», употребляютъ между-тЂмъ слово жидъ, отнюдь не соединяя сь этимъ име-/139/немъ другаго значенія, кромЂ прямаго. Южно-русскій поэтъ Шевченко, котораго никто не можетъ упрекнуть во враждЂ къ какой бы то ни было народности, произведенія котораго проникнуты негодованіемъ противъ всякихъ притЂсненій и несправедливостей, но не противъ народовъ, — также употреблялъ это слово. Еслибы г. П—въ сообразилъ эти Факты, то, — мы думаемъ, — онъ не сталъ бы, въ пылу раздраженнаго, Богъ вЂсть почему, самолюбія, упрекать насъ, въ томъ, будто бы мы хотимъ пробудить средневЂковую вражду къ еврейскому племени, — будто мы желаемъ возвратить свой народъ ко временамъ Богдана!? Воображеніе тáкъ далеко увлекло г. П—ва, что ему чудится даже разъяренная чернь, которая «проведетъ свой неумолимый ножъ по тысячамъ несчастныхъ жертвъ», т. е. Евреевъ, и все это потому только, что въ «Осно※ допущено слово жидъ, которое постоянно, въ теченіе вЂковъ, произносилось и произносится 12-милліоннымъ населеніемъ. Г. П—въ домогается, чтобы мы, ради его народности, отказались отъ своего народнаго слòва... а почему бы г. П—ву не подумать, въ это время, и о нашей народности, которая имЂетъ же свои права, и прежде всего — право говорить тЂмъ языкомъ, какимъ она всегда говорила?... ПослЂ этого Полякъ станетъ требовать, чтобы южно-русскіе писатели, въ своихъ народныхъ произведеніяхъ, называли его Полякомъ, а не Ляхомъ, какъ называлъ его народъ, для котораго они пишутъ. Подобныя притязанія, съ гораздо большимъ правомъ, могъ бы предъявить и НЂмецъ (такъ-какъ это слово происходитъ, вЂроятно, отъ нЂмой), а — чего добраго! — и Татаринъ, на томъ основаніи, что этимъ именемъ Малороссъ называетъ иногда недобраго человЂка. Что касается до насъ лично, то мы согласились бы, въ этомъ отношеніи, на самыя широкія уступки... но что въ томъ пользы? «Розу какъ ни назови — она все-таки будетъ розой.»

Мы знаемъ, что народъ нашъ, отличающемся терпимостыо вообще и вЂротерпимостью въ-особенности, смотритъ на Еврея несовсЂмъ дружелюбно, и что — поэтому, а не по чему другому — слово жидъ, въ устахъ его, означаетъ и человЂка, о которомъ народъ невысокаго мнЂнія, — извЂстный нравственный образъ котораго не возбуждаетъ къ себЂ особенной расположенности. Винить ли въ этомъ народъ... Представьте же себЂ, что въ нашей печати слово жидъ исчезло; и неужели вы думаете, что съ изгнаніемъ его изъ южно-русской литературы измЂнится и взглядъ народа на еврейское племя? Раз†перерожденіе понятій и убЂжденій можно совершить пу-/140/темъ мелкихъ, теоретическихъ уступокъ, не служащихъ ни къ чему, кромЂ минутнаго удовлетворенія щекотливому самолюбію и болЂзненной раздражительности? Раз†не смЂшно обольщать себя тЂмъ, что, съ перемЂной названія, хоть на волосъ улучшатся отношенія народностей? ДЂло такъ важно! Оно требуетъ, чтобы люди, искренно готовые служить дЂлу, занялись его сущностію, а не внЂшностію, опустились до глубины, добрались до источника зла, и не думали, что, перемЂняя названія предметовъ, шагаютъ впередъ. Въ народЂ образовалось невыгодное о Евреяхъ мнЂніе вслЂдствіе тЂхъ притЂсненій, которыя онъ когда-то вытерпЂлъ отъ нихъ. Вотъ-что онъ-самъ повЂствуетъ о своихъ прежнихъ отношеніяхъ къ Еврею:


Якъ одъ Кумівщини да до Хмельнищини,

Якъ одъ Хмельнищини да до Брянщини,

Якъ одъ Брянщини да до сёго-жъ то дня,

Якъ у Земли Кралевскій да добра не було:

Якъ жиди — рандáрі

Всі шляхи козацькі зарандовали,

Що на одній милі

Да по три шинки становили, —

Становили шинки по долинахъ,

Заводили щоглі по высокихъ могилахъ.


Ище-жъ то жиди-рандарі

У тому не перестали:

На славній Украíні всі козацькі торги зарандовáли

Да брали мито-промито:

Одъ возового

По пів-золотого,

Одъ пішого-пішениці по три денежки мита брали,

Одъ неборака-старця

Брали кури да яйця,

Да ище питае:

«Ци нема, котикъ, сце цого?»

Ище-жъ жиди-рандарі

У тому не перестали:

На славній Украíні всі козацькі церкви зарандовали:

Которому бъ то козаку, альбо мужику, давъ Богъ дитину появити,

То не йди до попа благословитьця,

Да пійди до жида-рандаря, да положъ шостакъ, /141/

Щобъ позволивъ церкву одчинити,

Тую дитину окрестити.

Ище-жъ то которому бъ то козаку, альбо мужику, давъ Богъ дитину одружити,

То не йди до попа благословитьця,

Да пійди до жида-рандаря, да положъ битий тарель,

Щобъ позволивъ церкву одчинити,

Тую дитину одружити.

Ище-жъ то жиди-рандарі

У тому не перестали:

На славній Украíни всі козацькі реки зарандовади:

Перва на Самарі

Друга на Саксані,

Третя на Гнилій,

Четверта на Пробійній,

Пьята на речці Кудесці.

Который-бъ то козакъ, альбо мужикъ, исхотівъ риби вловити,

Жинку свою зъ дітьми покормити:

То не йди до пана благословитьця,

Да пійди до жида-рандаря да поступи ёму часть оддать,

Щобъ позволивъ на річці риби вловити,

Жинку свою зъ дітьми покормити.

(Записки о Южной Россіи, П. А. Кулиша, 1856 г. т. II стр. 58.)


Изображенныя въ народной думЂ отношенія измЂнились. Но до сихъ-поръ еврейское племя живетъ особнякомъ среди южно-русскаго населенія; до-сихъ-поръ оно не имЂетъ ничего общаго съ нашимъ народомъ и не сдЂлало ни одного шага къ сближенію съ нимъ, а, напротивъ не рЂдко дЂйствуетъ противно духу и пользамъ нашего народа. Для націи ничего не можетъ быть вреднЂе, какъ существованіе посреди нея другихъ народностей, которыя держатъ себя всторонЂ и равнодушны къ ея судьбамъ, или — чтó еще хуже — стремятся подчинить ее своей власти, или своему вліянію. Взаимное сближеніе, просвЂщеніе понятій, измЂненіе вредныхъ общественныхъ отношеній — вотъ то дЂло, которому съ пользою и успЂхомъ могутъ посвятить себя люди, желающіе послужитъ своему народу. ВмЂсто того, чтобъ тратитъ свои силы въ тщетныхъ спорахъ и несправедливыхъ притязаніяхъ, лучше постараемся, отложивъ въ сторону всяческое самолюбіе, внимательно и безпристрастно изслЂдовать зло во /142/ всЂхъ его проявленіяхъ; тогда мы откроемъ причину и средства, тогда мы достигнемъ и до взаимнаго пониманія другъ друга, — а «пониманіе есть начало примиренія». Будемъ не словами только, — не однимъ бездЂятельнымъ сочувствіемъ, а самимъ дЂломъ слЂдовать Н. Ив. Пирогову, этому наставнику и руководителю на этомъ пути, — и, несмотря на предразсудки, несмотря на всЂ — повидимому — непреодолимыя трудности, представляемыя дЂйствительными, настоящими, отношеніями, мы успЂемъ больше сдЂлать, нежели сдЂлало бы повсемЂстное исчезновеніе названій и прозвищъ, непріятныхъ для чьего-либо народнаго самолюбія.

Не отказываясь, за своихъ сотрудниковъ, отъ употребленія, въ ОсновЂ, народнаго слова жидъ, мы съ своей стороны искренно желаемъ дЂйствительнаго сближенія народностей и всегда готовы и словомъ и дЂломъ тому содЂйствовать. Зная, какъ даровито еврейское племя, какими богатыми способностями оно надЂлено къ нЂкоторымъ въ особенности родамъ дЂятельности, мы убЂждены однакожъ, что только то развитіе его будетъ прочно и благотворно для Южной Руси, которое выйдетъ изъ потребностей нашей страны и народа и найдетъ въ немъ сочувствіе. Всякое явленіе, въ этомъ духЂ, мы встрЂтимъ съ искреннею радостію и любовію, подобно тому, какъ мы порадовались, узнавъ объ участіи кіевскихъ студентовъ евреевъ въ устройст†воскресныхъ школъ. — Ред.






[Недоразумение по поводу слова «жид» // Основа. — СПб., 1861. — № 6. — С. 134-142.]





* За скороченням П—въ приховувалося прізвище В. Й. Португалова (1836-1896), члена Харківсько-Київського таємного політичного товариства, заснованого харківськими студентами 1856 року. Після студентських заворушень 1858 р. виключені з Харківського університету учасники перебралися до Києва і продовжили діяльність. Товариство об’єднувалося на антимонархічних й антикріпосницьких ідеях, заради популяризації яких засновувалися недільні школи для селян, друкувалися прокламації та збиралися рукописні журнали в Харкові та Києві. На слідстві після арешту (1860 та 1862-63 в Петропавлівській фортеці) Португалов згадував: «С нашим вступлением исчезла из университета кличка жид и студенты-евреи преобразились. Последние годы мы были истинными русскими, но еврейского происхождения». — Примітка litopys.kiev.ua.












© Сканування та обробка: Максим, «Ізборник» (http://litopys.kiev.ua/)
18.XII.2012







‹‹   Головна


Етимологія та історія української мови ua_etymology:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчани, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.