Попередня     Головна     Наступна





В. Л. ЯНИН

НОВГОРОД И ЛИТВА: ПОГРАНИЧНЫЕ СИТУАЦИИ XIII-XV ВЕКОВ


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

К вопросу о дате составления обзора "А се имена градом всем русскым, далним и ближним"



Обзор русских городов, имеющий указанное в заголовке название, помещается в летописях и сборниках в виде особой статьи. К настоящему времени изданы следующие его списки. Древнейший — в Комиссионной рукописи Новгородской 1 летописи младшего извода середины XV в.1 Далее следуют сохранившиеся в Новороссийском списке Новгородской 4 летописи последней четверти XV в.2, в Уваровском списке Свода 1518 г. (Уваровской летописи) второй четверти XVI в.3, в Воскресенском (Академическом XII) и Карамзинском (окончание) списках Воскресенской летописи 40-х гг. XVI в.4 и в сборнике Новгородского Софийского собора 1602 г.5

Наиболее обстоятельное изучение памятника было предпринято М.Н.Тихомировым 6, который предложил датировать его промежутком времени от 1387 до 1406 г., "вернее же всего, между 1387 и 1392 гг." В дальнейшем Е.П.Наумов высказался в пользу датировки документа 1394-1396 гг.7 Не касаясь других многочисленных исследований, в которых проблема датировки этого источника не была самоцелью 8, рассмотрим мотивировки предложенных дат.

В "Списке городов" фигурируют: "Яма камен на Луге" и "на Шолоне Порхов камен" 9. Между тем сооружение каменной крепости в Яме относится к 1384 г.10, а в Порхове к 1387 г.11 В 1406 г. литовской ратью Витовта был разорен псковский город Коложе, в дальнейшем так и не возобновленный 12; но он еще упомянут как существующий в "Списке". Датами 1387-1406 гг., таким образом, формально ограничена наиболее широкая хронологическая вилка.

Предложенное М.Н.Тихомировым уточнение — "не позднее 1392 г." — основано на том, что болгарский город Тырнов, завоеванный турками в 1393 г., в "Списке" еще числится "русским"; к тому же относительно этого города отмечено: "Тернов, ту лежить святая Пятница" 13; мощи же св. Параскевы-Пятницы, по свидетельству Григория Цамблака, после падения Тырнова были перенесены в Видин 14. Признав 1387 г. наиболее ранней из возможных дат составления "Списка", М.Н.Тихомиров в промежутке от /62/ 1387 до 1392 г. отыскивает исторические обстоятельства, наиболее соответствующие объединению в одной рубрике "Списка" городов болгарских и волошких, и обнаруживает их во втором периоде господства волошского господаря Мирчи над Добруджей в 1390-1391 гг.

Найдя такое объяснение противоречивым, Е.П.Наумов предложил более позднюю дату — 1394-1396 гг., когда молдавский митрополит Иеремия в 1394 г. получил в свое ведение и диоцез бывшей Тырновской патриархии, что пробудило вожделения всероссийского митрополита Киприана на духовную власть над этими областями; вожделения Киприана были отвергнуты в январе 1397 г. специальным посланием вселенского патриарха Антония. Поиски возможностей уточнить дату "Списка" исследованием судеб именно болгарских городов обоснованы Е.П.Наумовым тем, что "решение данной задачи облегчается уже проведенной работой по русским материалам Списка" 15. Очевидно, что исследователь имел в виду, прежде всего, результаты работы М.Н.Тихомирова, который, будучи известным специалистом по средневековой русской истории, в основу своих итоговых размышлений о дате памятника положил, однако, материал его болгарской части.

Между тем следует признать, что уверенность в исчерпывающем изучении "русского материала" является самообманом. Прижившаяся в литературе датировка "Списка" временем не ранее 1387 г. вступает в противоречие с отраженной этим документом историко-политической реальностью, что свидетельствует, по крайней мере, о незавершенности хронологического изучения рассматриваемого источника.

Противоречие, о котором идет речь, выявляется при рассмотрении заключительной части рубрики "Списка" "А се Литовьскыи...": "...Пустаа Ржова на Волге, Мелечя, Селук, Въсвято, Зижеч, Ерусалимь, Ржищев, Белобережье, Самара, Броницарев, Осечен, Рясна, Тур, Копорья на Порозе, Карачев, Торуса, Туд, Сижка, Горышон, Лукы" 16. Приведенная здесь часть текста начинается очевидной ошибкой (сохранившейся во всех списках), на которую указал М.Н. Тихомиров: "Что касается Пустой Ржовы, то под этим названием известен был городок в Псковской земле поблизости от Воронача. Между тем этот городок, чаще называемый просто Ржовой, почему-то отсутствует среди собственно псковских городов, перечисленных в списке. Однако в "Списке" названа "Пустая Ржова на Волге" (эти слова в подлиннике поставлены между точек). Далее следуют города на верховьях Волги. По-видимому, под Ржовой здесь понимается Ржев на Волге, сделавшийся в это время городом Великого княжества Литовского" 17.

Цитированный пассаж не свободен от досадных неточностей, хотя вывод о том, что "Пустой Ржовой" ошибочно поименован одноименный город на Волге, безусловно правилен. Город Пустая Ржева не находился в Псковской земле, а составлял часть новгородских владений на границе с Псковской землей, почему он и не обозначен среди псковских городов "Списка": в нем он фигурирует под наименованием "Ржова", как ему и /63/положено, среди "Залесских городов" 18. Правильность локализации Ржевы на Волге, т.е. ее идентификации с современным Ржевом, убедительно подтверждается локализацией большинства топонимов рассматриваемого контекста в пределах Ржевской земли на верхней Волге. Многие из этих топонимов были определены еще в конце прошлого столетия тверским краеведом протоиереем Вл.Успенским 19, знакомство с работой которого могло бы избавить М.Н.Тихомирова от некоторых поверхностных или ошибочных суждений.

Волость Осечен располагалась по обеим сторонам Волги, в 40-50 верстах выше Ржева, и в XVII в. делилась на левобережный Большой Осечен с погостами Осечен, Покров, Итомля, Ильи Горы, Сытьково, Теплостанское и правобережный Пустой Осечен с погостами Ратьково, Георгиевское, что в Шуйшине, Тихвинское (Новый Торг). К настоящему времени погост Осечен не сохранил своего древнего названия, и Вл.Успенский идентифицировал его с деревней Климово (на левом берегу Волги, напротив Н.Торга), где имелась часовня во имя Рождества Богородицы, одноименная с церковью погоста Осечен, упоминаемой в писцовых материалах 20.

Волость Рясна находилась в верховьях левых притоков Волги — М.Коши, Итомли и Тьмы, где и ныне существует село Рясня. По-видимому, древний город Рясна располагался поблизости от него, но не на месте одноименного села. В писцовой книге 1624/25 г. древняя Рясна описана уже как пустошь: "В Рясенской волости вдовы княгини Марьи, князь Григорьевской жены Елизаветы, пустошь, что был погост Рясна на ручью, а в нем церковь Воскресения Христова древен верх, да церковь Рождества Христова, да церковь мученицы Христовы Парасковеи, да придел Николы Чудотворца, древяны клетцки, все пусты — развалились" 21.

Бытовавшее со времен А.Шлецера нелепое отнесение Осечена и Рясны к местностям Могилевской губернии 22 в настоящее время поддерживается лишь дилетантами 23. Локализация этих городков в Ржевской земле безусловна на основании летописного сообщения 1335 г.: "великому князю Ивану приихавшю в Торжок из Новагорода, воеваша Литва Новоторжьскую волость на миру; и послав князь великыи, пожже городке Литовськыи Осечен и Рясну и иных городков много" 24.

Волость Сижка располагалась по течению правого притока Волги — р.Сижки. В.А.Плетнев локализует древний город с этим названием в устье Сижки, где ныне находится погост Никольский (Никола Сишка), в 15 км выше Ржева 25. М.Н.Тихомиров заблуждался, когда писал: "Город Сижка должен находиться на озере Сиг или на впадающей в это озеро Сиг реке Сижка, которая вытекает из озера Бельцы. На западном берегу озера стоит погост Сиг, а на южном берегу — деревня Старый Сиг; одно из этих поселений, вероятно, показывает местоположение города Сижка. Рубеж между Ржевским уездом и Великим княжеством Литовским проходил по озерам Орлинце, Плотинце, на Красный Борок, на Баранью речку, по Белейке на Поникль, далее "на верх Сижки", на верховья Осути" 26. Рубеж, /64/ на который ссылается М.Н.Тихомиров, описан в договоре 1449 г. между Казимиром IV и Василием Темным 27, однако эта граница от Орлинца до Осуги проложена последовательно с северо-запада на юго-восток 28, что локализует Сижку не там, где ее искал М.Н.Тихомиров, а там, где ее указывали Вл.Успенский и В.А.Плетнев 29.

Волость Туд расположена по течению правого притока Волги — р.Туд, которая в ее верхнем течении называется Старый Туд, а в нижнем — Молодой Туд. М.Н.Тихомиров локализовал древний город Туд в селе Молодой Туд (в среднем течении этой реки), тогда как Вл.Успенский и ВАПлетнев более основательно вероятное его место указывают в погосте Сковоротыня при устье р.Туд, в 36 км выше Ржева, где имеется урочище "Городок" 30.

Волость Горышин находилась по обоим берегам Волги, между погостом Горышин и Селижаровым монастырем; у самого погоста, расположенного на правом берегу Волги в 70 км выше Ржева, имеется городище 31.

Волость Селук, или Вселуг, получила свое название от озера Вселуг, через которое протекает Волга в ее верховье. Древний город, надо полагать, идентифицируется с погостом Вселуг на восточном берегу протоки из озера Вселуг в озеро Пено или с городищем Нечай Городок (Нечаевщина) по соседству с погостом 32, хотя Вл.Успенский называл в качестве возможных его мест деревню Одворец на западном берегу озера и деревню Б.Городище в 5 км к востоку от озера, а М.Н.Тихомиров — то же Б.Городище и по соседству с ним деревню М.Городище 33.

Относительно Торусы совершенно убедительным представляется мнение М.Н.Тихомирова: "На реке Малый Туд стоит село Тарусы; возможно, что здесь и был город Таруса, показанный в этом месте в "Списке русских городов", который не следует смешивать с Тарусой на Оке" 34. Село Тарусы находится в верховьях р.Туд. Однако в 8 км к северо-востоку от него карта фиксирует деревню Б.Ржище, а в 10 км в том же направлении — деревни Ржище Малюга и Ржище Карелы, которые возможно связать с топонимом Ржищев "Списка".

Не встречает трудностей локализация топонимов Восвято и Зижеч. Первый из них идентифицируется с существующим и сейчас городом Усвяты на юге Псковской области, у одноименных реки и озера; в транскрипции "Въсвять" он фигурирует в Новгородской I летописи 35. Что касается топонима Зижеч, то он обозначает город Жижеч в Торопецкой земле (ныне село Жижица) у восточного берега Жижицкого озера, хорошо известный как по грамоте князя Ростислава Мстиславича о десятине Смоленской епархии 36, так и по летописным упоминаниям 37. В Торопецкой земле локализуется и Тур: погост Туры расположен в 25 км к востоку от Торопца в верховьях р.Западная Двина.

Особого внимания заслуживает в рассматриваемом контексте упоминание топонима "Лукы". М.Н.Тихомиров не сомневался в его идентичности с Великими Луками 38. Однако еще одни "Лукы" названы в соответствующем месте "Списка" среди новгородских городов 39 и именно они идентифицируются с Великими Луками. Очевидно, что "Лукы" рассматриваемого контекс-/65/та обозначают какой-то иной пункт. Не был ли таким пунктом погост Лукомо на Волге, расположенный между Осеченом и Горышином?

Остаются нелокализованными Мелечя, Ерусалим, Белобережъе, Самара, Броницарев (Брони, Царев?), Копорье на Пороге, Карачев. Однако и без уточнения их местоположения очевидно, что территория Ржевской земли показаниями "Списка" значится за Литвой. Имея в виду тихомировскую датировку "Списка" временем не ранее 1378 г., посмотрим, в какой мере с ней согласуется цитированное заключение М.Н.Тихомирова о Ржеве, "сделавшемся в это время городом Великого княжества Литовского".

Как мы уже видели, в 1335 г. ржевские городки находились под властью Литвы, конфликт с которой привел к их сожжению по приказу Ивана Калиты. В 1356 г. "Сижского сын Иван седе с Литвою во Ржеве" 40. В.А.Кучкин понимает это известие как свидетельство того, что литовцы тогда впервые захватили Ржеву 41. Но ведь в цитированном рассказе говорится лишь о том, что литовцы предоставили в Ржеве княжение (или наместничество?) Ивану Сижскому. В 1358 г. "Волотьская рать да Можайская взяли Ржеву, а Литву выслали вон" 42. В 1359 г. Ржева снова в руках Литвы: Ольгерд "послав сына своего Ондрея, възял Ржеву" 43 и "наместники своа в нем посадил" 44. На следующий год "приездил Олгерд Ржевы смотреть" 45. Но в 1368 г. "князь Володимер Андреевичь ходил ратию да взял Ржеву, а Литву отъпустил из города" 46. В 1369 г. "Москвичи и Волочане воевали Смоленьскую волость" 47, а в 1370 г. "князь великий Дмитреи Ивановичь посылал воевать Брянска" 48.

Это наступление на Литву было в высокой степени успешным, поскольку летом 1371 г., как уже было рассказано в предыдущей главе, Ольгерд жалуется вселенскому патриарху Филофею на митрополита Алексея, поддержавшего великого князя Дмитрия Ивановича, который захватил у Литвы города: "Ржеву, Сишку, Гудин (Тудин), Осечен, Горышено, Рясну, Луки Великие, Кличень, Вселук, Волго, Козлово, Липицу, Тесов, Хлепен, Фомин городок, Березуеск, Калугу, Мценск" 49.

Местоположение Ржевы, Сишки, Туда (Тудина), Осечена, Горышена, Рясны, Вселука нам уже известно — они принадлежали к Ржевской земле. К той же территории относится Кличень, расположенный на одноименном острове в южной части озера Селигер, непосредственно у современного города Осташкова; он был центром ржевской Кличенской волости 50. Волго идентифицируется с погостом Волго на одноименном озере, между Вселуком и Горышином, т.е. в пределах той же Ржевской земли. Наличие в перечне отвоеванных Москвой ржевских городов Лук Великих подтверждает догадку о том, что этот топоним в данном случае не тождествен новгородским Великим Лукам; выше было высказано предположение о его соответствии ржевскому погосту Лукомо.

Липица и Тесов обнаруживаются в Смоленской земле: погост Липицы — на р.Вазузе, в 24 км выше современного города Сычевки; погост Тесово — на речке Касне, в 24 км к юго-востоку от Сычевки. В нижнем течении Вазузы находятся погосты Фоминское (в 8 км выше устья Вазузы), /66/ Старый Березуй (в 4 км выше Фоминского) и Хлепень (в 11 км выше Старого Березуя). В.А.Кучкин непостижимым образом расположил эти пункты в обратном порядке: "Ниже Фомина городка на той же Вазузе находился и город Березуеск, от которого сохранилось городище... Хлепень был расположен на Вазузе ниже Березуеска, близ впадения в Вазузу р.Городенки" 51. Фоминское (Фомин городок) и Березуеск были центрами особых княжеств; Хлепень в первой половине XVI в. — центр особого наместничества.

Для локализации Козлова нет достаточных данных; этот городок, стоящий в перечне Ольгерда между ржевскими и смоленскими городками, с равным успехом возможно искать на достаточно обширной территории, изобилующей топонимами со столь простыми наименованиями 52. Что касается Калуги и Мценска, то их отвоевание от Литвы, надо полагать, связано с брянским походом 1370 г.53

Успех походов 1368-1370 гг. не привел к юридическому закреплению отвоеванных территорий за Москвой. В 1371 г. было заключено перемирие "от оспожына заговенья до Дмитриева дни", т.е. с 31 июля до 26 октября. Согласно перемирной грамоте, вопрос о Ржеве был оставлен открытым: "А со Ржевы до исправы не сослати" 54. Однако вскоре Ржев оказался возвращен под власть Литвы. Во всяком случае, в 1376 г. "князь великий Дмитрии Ивановичь послал брата своего князя Володимера Андреевича ратию ко Ржеве, он же стоя у города 3 недели, посад пожже, а города не взя" 55. Переход Ржевской земли к Москве совершился спустя пять лет, в 1381 г., о чем можно судить по свидетельству докончания Василия Васильевича Темного с великим князем литовским Казимиром 1449 г., в котором граница между московской Ржевской волостью и литовскими владениями основывается на том, как было "при великом князи Кестутьи" 56. Кейстут занял великий стол Литвы в 1381 г., отстранив от власти Ягайло, но в следующем году был свергнут и умерщвлен. В.А.Кучкин справедливо полагает, что "переход обширной ржевской территории от Литвы к Москве был, несомненно, следствием тех изменений сил в Восточной Европе, которые вызвала победа Дмитрия Донского над Мамаем в битве на Куликовом поле" 57.

Потеря Литвой Ржевской земли была окончательной и бесповоротной. В 1386 г. ржевская рать участвует в походе Дмитрия Донского на Новгород 58, что свидетельствует о принадлежности Ржевы в этот момент Москве. В начале 1390 г. великий князь Василий Дмитриевич передает Ржевскую землю своему дяде князю Владимиру Андреевичу Серпуховскому 59. Как доказывает В.А.Кучкин, лишь в 1399 г. или в 1399-1404 гг. Ржевская земля из рук московского княжеского дома переходила под власть Твери. Что же касается Литвы, то после 1381 г. она только однажды захватывала Ржеву — с начала 1448 до начала 1449 г.60

Таким образом, предложенная М.Н.Тихомировым датировка "Списка городов русских" временем не ранее 1387 г. приходит в решительное противоречие с принадлежностью в это время городков Ржевской земли, /67/ которые уже не были "литовскими", а стали "низовскими" ("залесскими"). "Литовскими" они были до 1382 г., и только ранее указанной даты мог быть составлен исследуемый здесь памятник. Поэтому послужившие М.Н.Тихомирову сведения "Списка" о наличии каменных крепостей в городах Яме и Порхове, сооруженных соответственно в 1384 и 1387 гг., могут быть трактованы как результат элементарной коррекции протографа новгородским редактором, прекрасно знавшим о современном ему состоянии указанных городских фортификаций.

Что такая коррекция не имела исключительного характера, говорит, в частности, употребление уже в древнейшем дошедшем до нас варианте "Списка" топонима "Пустая Ржова", который, очевидно, в силу своей новизны, будучи еще неустоявшимся, получил ошибочную трактовку ("Пустая Ржева на Волге"). Новгородская Ржева стала "Пустой" лишь после ее разорения новгородцами в 1435 г.61 В "Списке", сохранившемся в Новгородской 4 летописи, новгородский город Опока назван каменным 62, чего нет в более раннем варианте из Новгородской 1 летописи, а в сборнике Новгородского Софийского собора фигурирует, в частности, Ивангород, основанный в 1492 г.63 Заметим, что Комиссионный вариант середины XV в. не был протографом остальных изданных списков изучаемого памятника, поскольку в нем, в отличие от всех остальных, Орешек не назван каменным, что, несомненно, является ошибкой писца: каменная крепость в Орешке была сооружена еще в 1352 г.64 В основе и Комиссионного, и остальных списков лежит не дошедший до нас вариант, который из-за обозначения "Пустая Ржева" не может быть датирован временем ранее 1435 г.

В связи с изложенными наблюдениями наиболее ранней датой составления "Списка городов русских" можно признать 1375 г.: в 1367 г. в Москве был построен каменный кремль 65 — в "Списке" "Москва камен". В 1375 г. в Пскове была сооружена четвертая городская стена 66 — в "Списке" "Псков камен о четырех стен". В 1375 г. ржевские городки еще оставались литовскими. Младшая дата, как показано выше, — 1381 г. Составленный не позднее 1381 г. "Список городов" в дальнейшем подвергался коррекции и во второй половине 30-х или же в 40-х гг. XV в. приобрел известную ныне форму.



* * *


1 Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950 (при дальнейших ссылках — НПЛ), с.475-477.

2 ПСРЛ, т.4. Изд.2-е, ч.1, вып.3. Л., 1929, с.623-624.

3 ПСРЛ, т.23. СПб., 1910. Прил.1, с.163-164. Синодальный список Свода 1518 г. издателями не использовался.

4 ПСРЛ, т.7. СПб., 1856, с.240-241.

5 Отрывки из "Списка русских городов" этого сборника опубликованы И.И.Срезневским (Срезневский И. И. Сведения и заметки о малоизвестных и неизвестных памятниках. СПб., 1867, с.98-99. Существует значительное количество неизданных списков обзора "А се имена градом всем русским...". С.А.Левина любезно указала мне восемь рукописей, содержащих этот обзор: четыре списка Воскресенской летописи [Мазуринский (РГАДА. Собр.Мазурина. № 1530), Библиотечные I и II (ГНБ. F.IV. 239 и F.IV.585), Музейный /68/ (РГБ. Музейное собр.№ 1509)], Патриарший список Никоновской летописи (БАН.32.148) и три кратких летописца (ГИМ. Увар. 138; Син.939 и 940). Выражаю ей сердечную благодарность.

6 Тихомиров М.Н. "Список русских городов дальних и ближних" // Исторические записки, т.40, 1952, с.214-259; то же в кн.: Тихомиров М.Н. Русское летописание. М., 1979, с.83-137.

7 Наумов Е.П. К истории летописного "Списка русских городов дальних и ближних" // Летописи и хроники, 1973 г. М., 1974, с.150-163; см. также: Подосинов А.В. О принципах построения и месте создания "Списка русских городов дальних и ближних" // Восточная Европа в древности и средневековье. М., 1978, с.40-48.

8 См. также комментарий в кн.: Тихомиров М.Н. Русское летописание, с.357-361.

9 НПЛ, с.477.

10 Там же, с.379: "Того же лета поставиша новгородци город камен на Луге, на Яме, толко в 30 дни и в 3 дни".

11 Там же, с.381: "Того же лета благослови владыка Алексеи весь Новъгород ставити город Порхов камен; и послаша новгородци Ивана Федоровича, Фатьяна Есифовича, и поставиша город Порхов камен".

12 Псковские летописи, вып.1. М.; Л., 1941, с.28; вып.2. М., 1955, с.31-32, 111; НПЛ, с.398-399. Вместо Коложе в 1414 г. был построен город Опочка: "псковичи поставиша град Коложе на новом месте, на Опочке; а зделаша весь у две недели, в осень, по Покрове" (Псковские летописи, вып.2, с.36).

13 НПЛ, с.475.

14 Наумов Е.П. Указ. соч., с.155.

15 Там же, с.151.

16 НПЛ, с.476.

17 Тихомиров М.Н. Русское летописание, с. 116.

18 НПЛ, с.477. В состав Псковской земли Пусторжевскую волость ошибочно включил К.В.Базилевич, оставив этот тезис без аргументации (Базилевич К.В. Внешняя политика Русского централизованного государства. Вторая половина XV в. М., 1952. Карта-вкладка "Ликвидация феодальной раздробленности и татарского ига, присоединение к Русскому государству исконных русских земель"). Из текста той же книги очевидно, что ее автор также ошибочно считал, что "Запись о Ржевской дани" (Русская историческая библиотека, т.27: Литовская метрика. Отд.1, ч.1. Книга записей, т.1. СПб., 1910, № 140) относится не к Пустой Ржеве, а к Ржеве Володимеровой (Базилевич К.В. Указ. соч., с.285). Впрочем, и представления М.Н.Тихомирова не всегда были свободны от ошибок, вызванных одинаковым названием двух Ржев: город Заволочие, основанный в 1536 г. на литовском рубеже взамен Пустой Ржевы и расположенный близ современного города Пустошки, он поместил у Ржевы Володимеровой (Тихомиров М.Н. Россия в XVI столетии. М., 1962, с. 199).

19 Успенский Вл. Литовские пограничные городки Селук, Горышин и другие. Тверь, 1892; см. также рецензию на эту работу в кн.: Сборник Тверского общества любителей истории, археологии и естествознания, вып.1. Тверь, 1903, с.372-379.

20 Успенский Вл. Указ. соч., с.13-16; Плетнев В.А. Об остатках древности и старины в Тверской губернии. Тверь, 1903, с.54-55; Харитонов Г.В. Разведочные работы в бассейне верхней Волги // Археологические открытия 1975 года. М., 1976, с.96.

21 Успенский Вл. Указ. соч., с.17-18; см. также: Плетнев В.А. Указ. соч., с.135-136.

22 Соловьев С.М. Сочинения: В 18 кн. Кн.2. М., 1988, с. 332.

23 Бугромеев В. На вес золота // Наше наследие, 1990, № 4, с. 141.

24 НПЛ, с.347.

25 Успенский Вл. Указ. соч., с. 18-20; Плетнев В.А. Указ. соч., с .60-62; С[пицын] А. Отчет В.Н.Глазова о поездке 1903 г. на верховья Волги и в Демянский уезд // Записки Отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества, т.7, вып.1. СПб., 1905, с.98-99.

26 Тихомиров М.Н. Русское летописание, с.116-117.

27 Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV — XVI вв. М.; Л., 1950 (при дальнейших ссылках — ДДГ), с.160, № 53.

28 Кучкин В.А. К изучению процесса централизации в Восточной Европе (Ржева и ее волости в XIV — XV вв.) // История СССР, 1984, № 6, карта на с. 150. /69/

29 По всей вероятности, М.Н.Тихомиров был введен в заблуждение существованием еще одной реки Осуги, впадающей в правый приток Тверды р.Поведь. Верховья этой — новоторжской — Осуги расположены неподалеку от озера Сиг.

30 Успенский Вл. Указ. соч., с.20-24; Плетнев В.А. Указ. соч., с.56-57; Тихомиров М.Н. Русское летописание, с. 116.

31 Успенский Вл. Указ. соч., с.24-26; Плетнев В.А. Указ. соч., с.16; Харитонов Г.В. Указ. соч.,с.96.

32 Плетнев В.А. Указ. соч., с.10-11; С[пицын] А. Указ. соч., с.98-99.

33 Успенский Вл. Указ. соч., с.26-28; Тихомиров М.Н. Русское летописание, с. 117.

34 Тихомиров М.Н. Русское летописание, с. 117.

35 НПЛ, с.61, 64, 79, 263.

36 Древнерусские княжеские уставы XI — XV вв. М., 1976, с.141, 143, 146.

37 НПЛ, с.79, 304.

38 Тихомиров М.Н. Русское летописание, с. 117.

39 НПЛ, с.477.

40 ПСРЛ, т. 15. Изд.2-е. Вып.1. Пг., 1922, стб.65.

41 Кучкин В.А. К изучению процесса централизации в Восточной Европе, с.151.

42 ПСРЛ, т.15. Изд.2-е. Вып.1, стб.67.

43 Там же, стб.68.

44 ПСРЛ, т.10. Спб., 1885, с.231.

45 ПСРЛ, т.15. Изд.2-е. Вып.1, стб.69.

46 Там же, стб.87.

47 Там же, стб.91.

48 Там же, стб.92.

49 Русская историческая библиотека, т.6: Памятники древнерусского канонического права, ч.1. Изд.2-е. СПб., 1908, Прил., стб.137-138, № 24. Весьма любопытно, что в докончании Новгорода с Казимиром 1471 г. упоминания литовского "ржевского тиуна" уже нет (Грамоты Великого Новгорода и Пскова, с. 131, № 77), тогда как оно было обязательной деталью формуляра более ранних новгородско-литовских договоров.

50 ДДТ, с.290-291, № 77.

51 Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X — XIV вв. М., 1984, с. 146 и карты на с. 186 и 194.

52 На уже упомянутой карте К.В.Базилевич идентифицировал этот пункт с селом Козлово близ Вязьмы, где находился центр вотчины князей Козловских, которые были "из старины Вяземские, тянут к Вязьме" (Любавский М.К. Областное деление и местное управление Литовско-Русского государства во времена издания Первого литовского статута. М., 1892, с.284).

53 Впрочем, не исключено, что здесь мы имеем дело с искаженным названием порубежных смоленских волостей в районе верховьев р.Угры — Миценки и Калуговичей (Любавский М.К. Указ. соч., с.278, 283).

54 ДДГ, с.22, № 6.

55 ПСРЛ, т.15. Изд.2-е. Вып.1, стб.116.

56 ДДГ, с.161, № 53.

57 Кучкин В.А. К изучению процесса централизации в Восточной Европе, с. 152.

58 ПСРЛ, т.4. Изд.2-е. Ч.1, вып.2. Л., 1925, с.245.

59 ПСРЛ, т.15. Изд.2-е. Вып.1, стб.157; ДДГ, с.37-38, № 13.

60 Кучкин В.А. К изучению процесса централизации в Восточной Европе, с.152-157. Летописное сообщение 1393 г. о захвате новгородцами у московского великого князя городка Кличена В.А.Кучкин связывает с походом на Ржевскую землю (там же, с. 152). Однако летопись в данном случае упоминает Кличен в следующем контексте: "Того же лета совокупиша Новогородци рать, а с ними князь Роман Литовъскы да князь Костянтин Белозерьскы и воеводы Новогородскые, и шедше взята Кличен и Устюжну, а из Заволочья собрашася мнози Новогородци и шедше во мнозех насадех и ушкуех взяша град Устюг... Тако же тогда и Белоозеро, град и села и волости, повоеваша и створиша ему, яко и Устюгу" (ПСРЛ, т.25. М.; Л., 1949, с.220). Военные действия локализуются здесь в районе, слишком далеко отстоящем от Селигера, расположенного отнюдь не на маршруте похода новгородской рати. Не имеется ли в виду пункт Личен (Лычно) на /70/ Мологе в 12 км ниже Устюжны? В "Списке городов русских" "Кличен" фигурирует среди "залесских", а не "литовских" городов.

61 "Ездиша воеводы новгородчкыи в зиме: посадник новгородчкои Иван Васильевиць, и посадник Григории Кюрилович, и тысячкой Федор Олисиевич, Есиф Васильевиць, Онанья Семенович, Остафеи Есифович, и бояри новгородскыи и новгородчов много, а с рушаны Федор Остафьев, Михаила Буйносов и порховице; и идоша триима путми, и казниша ржевиць, и села вся пожгоша по Ръжеве, по плесковьскыи рубежь (и на Бардове), Божиею помощью приидоша в Новъгород вси здрави и с полоном" (НПЛ, с.417-418). Псковская летопись указывает мотивировку этой расправы: "Тоа же зимы новогородци ходиша на Великыа Лукы рать и повоеваша; тогда же и Ржеву воеваше своих данщиков: а они не почаша дани давати новогородцем" (Псковские летописи, вып.2, с. 132; ср. там же, с.46).

62 ПСРЛ, т.4. Изд.2-е. Ч.1, вып.3. Л., 1929, с.624.

63 Благодарю за это сообщение З.В.Дмитриеву. Об основании Ивангорода см.: ПСРЛ, т.25, с.33.

64 ПСРЛ, т.4. Изд.2-е. Ч.1, вып.1. Пг., 1915, с.282.

65 ПСРЛ, т.18. СПб., 1913, с.106.

66 Псковские летописи, вып.2, с.28-29, 105; ср.: вып.1, с.23 (с ошибкой в дате).





[Янин В. Л. Новгород и Литва: пограничные ситуации XIII-XV веков. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1998. — с.61-70.]

















Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови ua_etymology:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчани, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.