‹‹     Головна





Иванъ Кулжинскій

Письмо къ издателю львовскаго журнала: «МЕТА.» г. Ксенофонту Климковичу


Ђстникъ Юго-западной и Западной Россіи. — Кіевъ, 1864. — Т. II. — Ноябрь. — С. 33-45.]


М. Г.

Въ первомъ № вашего журнала «МЕТА,» на страницЂ 90-й, вы обругали меня самымъ площаднымъ, самымъ дерзкимъ образомъ. Какъ гражданинъ, я за безчестіе, нанесенное вами моему имени, буду искать удовлетворенія гражданскимъ судебнымъ порядкомъ, и за ваше непростительное посягательство на мою честь, буду требовать для васъ гражданской кары. А какъ литераторъ, я считаю себя обязаннымъ раздЂлаться съ вашимъ, quasi литературнымъ, журналомъ — литературнымъ образомъ.

Знаете ли, что? Предпринявши издавать журналъ на малороссійскомъ нарЂчіи (по вашему: языкЂ), вы необратили вниманія на мелочь, — на то, что вы вовсе не знаете этого нарЂчія, или пожалуй, языка! ПослЂ этого подвига, вы никого уже не удивили бы, если бы стали издавать во Льво†журналъ на китайскомъ языкЂ. Право, подумайте, да рЂшитесь отличиться хинизмомъ, какъ вы уже отличились малороссіанизмомъ! Для этого у васъ, должно быть, имЂется готовый рецептъ, по которому составляются слова какого угодно нарЂчія или языка, — стоитъ только придать всему этому «національный колоритъ,» напримЂръ въ родЂ слЂдующаго: Ме—ту—дзынъ—вы—дау—ду—синъ—рень—чинъ и т. п. ВЂдь совершенно выходитъ по-китайски, хоть совершенно безсмысленно! — Вотъ такой точно языкъ въ вашей МЕТЂ. Начну съ названія. Изъ текста вашего журнала, во многихъ мЂстахъ, можно догады-/34/ваться, что слово «мета» у васъ употребляется вмЂсто «цЂль» *). Плохо же вы знаете малороссійское нарЂчіе! Спросите кого угодно изъ малороссіянъ, и они всЂ вамъ скажутъ, что цЂль сама по себЂ, а мета сама по себЂ, и это вовсе не одно и тоже. Играютъ, наприм., хлопцы или дивчата въ «городокъ,» вотъ и дЂлаютъ на землЂ «мету,» дальше которой не должно перебЂгать. Или, другой примЂръ: хозяинъ для означенія границъ своего поля или лЂса, дЂлаетъ извЂстную мету, по которой можно было бы узнать, гдЂ начинается или оканчивается его владЂніе. И такъ, у малороссіянъ слово «мета» означаетъ границупредЂлъ или замЂтку — но «цЂли» мета никогда не означаетъ; а по вашему разумЂнію мета означаетъ цЂль. Не туда, добродію, вы попали! не попали въ цЂль!

Себя вы назвали «выдавцемъ» журнала. Извините, и слова «выдавецъ» нЂтъ въ малороссійскомъ нарЂчіи. Это слово польское; wydawća.


*) Стран. 4 и друг.


Но всего забавнЂе то, что вы не знаете даже, какъ по-малороссійски называется тотъ городъ, въ которомъ вы издаете вашу Мету. Вы этотъ городъ назвали «Львивомъ.» Помилосердуйте, г. Климковичъ! Города «Львива» нЂтъ на свЂтЂ, а есть Львовъ и всЂ малороссіяне называютъ его Львовъ, Львовъ... — прислушайтесь, а вовсе не Львивъ. ВсЂ подобныя имена прилагательныя, произведенныя отъ существительныхъ, и вообще оканчивающіяся на овъ, малороссіяне никогда не коверкаютъ, какъ вы, на «ивъ.» Да вы же сами пишете «Костомаровъ, Стояновъ, а не Костомаривъ и Стоянивъ. Вы (говоръ по молороссійски) сбились съ пантелику.

Содержаніе статей, напечатанныхъ въ 1-мъ № вашей Меты, вы назвали «Грясть.» Это что такое? Ужъ не грязь ли? буквы с т не опечатка ли тутъ?... Или вы хотЂли поддЂлаться подъ польское слово treść?.. Не знаете вы, добродію, малороссійскаго языка! Не. за свое дЂло вы взялись! Изъ первой страницы обертки вашего журнала видно уже, что вы не истый малороссъ, а полякъ (или ополячившійся русинъ), переодЂтый въ малороссійскую свитку и коверкающій малороссійское нарЂчіе самымъ непозволительнымъ образомъ. Да и честные и благородные поляки никогда такъ безцеремонно й безпощадно /35/ не обращаются съ чужими языками, какъ вы обращаетесь съ малоруосскимъ нарЂчіемъ. Былъ у насъ русскій журналистъ, полякъ В. Булгаринъ, есть у насъ и теперь г. Старчевскій, издающій русскій, патріотическій журналъ «Сынъ Отечества, — такъ любо читать, какъ они пишутъ по-русски! А вы, взявшись издавать во Льво†руській журналъ, вовсе не знаете ни руськаго языка, ни даже руськаго названія того города, въ которомъ вы устроили ваше журнальное «Становище.» Въ доказательство того, что вашъ журналъ Мета издается вами вовсе не на руськомъ, т. е. не на малороссійскомъ нарЂчіи, но на какомъ-то сочиненномъ вами произвольно латино-польсько-русскомъ, нигдЂ неупотребительномъ смЂшеніи русскихъ словъ съ польскими, а еще болЂе съ ново-изобрЂтенными отъ васъ словами, я считаю нужнымъ выписать здЂсь изъ вашего «Передняго Слова» всЂ употребленныя вами не руськія и не малороссійскія слова. Вотъ они, съ посильнымъ переводомъ на общечеловЂческій смыслъ: вийсте — выходъ; разбірчивый — подробный; доказъ — доказательство; тріба — требованіе; самовіжа — самопознаніе; розвой — развітіе; истота — существо; загалъ — ?; свічня, верства — ?; віглядъ — ?; вітакъ — ?; візнамокъ — примЂта; освіта — просвЂщеніе; гараздъ — совершенство; начілокъ — начало; родимець — родичъ; опіка — опека; спійня — поэзія; чужинецькій — чужой, поглядъ — взглядъ; твари — творенія; дійстный — дЂйствительный и проч. .. Изъ употребленій вами этихъ выкованныхъ вами новыхъ, quasi руськихъ словъ, очевидно всякому, хотя бы даже слЂпому, что вы не малороссіянинъ, но принадлежите къ числу тЂхъ полу-поляковъ, или полу-русскихъ, которые теперь бессмысленно и безсознательно (слЂдовательно — безумно!) сами себя позволили революціонному польскому ржонду сдЂлать своимъ орудіемъ въ дЂлЂ разстройства единой самодержавной и православной Россіи, чтобы потомъ, въ случаЂ выиграша поляками своего дЂла, обратиться (т. е. вамъ) опять въ разрядъ хлоповъ, или быдла, на которомъ поляки и ихъ задушевные друзья — жиды (т. е. «поляки мойсеева закона») будутъ возить воду, песокъ, навозъ, кирпичъ и другія тяжести. Жалко мнЂ васъ, и всей вашей компаніи! — Вотъ доказательство того, что мои опасенія за васъ и сожалЂніе о васъ не напрасны. Въ ВаршавЂ, въ /36/ домЂ Андрея Замойскаго, изъ котораго патріоты-поляки стрЂляли и пустили орсиніеву брмбу въ генерала Берга, найденъ, при занятіи этого дома воинскою командою, «Проэктъ нынЂшняго польскаго возстанія, подписанный Людовикомъ Мирославскимъ 1-го марта 1861 года.» Въ этомъ проэктЂ, между прочимъ, содержится и вотъ что: «неизлЂчиммъ демагогамъ надобно открыть клЂтку для полета за ДнЂпръ; пусть тамъ распространяютъ козацкую гайдамачину противъ русскихъ поповъ, чиновниковъ и бояръ. Пусть агитація Малороссіянизма переносится за ДнЂпръ: тамъ обширное пугачевское поле для запоздавшей числомъ хмЂльничевщины. Вотъ въ чемъ состоитъ вся наша панславистическая и коммунистическая школа! Вотъ весь польскій герценизмъ! Пусть онъ помогаетъ издали польскому освобожденію, терзая сокровенныя внутренности царизма. Эхо — достойное и легкое ремесло для полу-поляковъ и полу-русскихъ, наполняющихъ нынЂ всЂ ступени гражданской и военной іерархіи въ Россіи. Пусть они обольщаютъ себя девизомъ, что этотъ радикализмъ послужитъ «для нашей и вашей свбоды:» перенесеніе его въ предЂлы Польши будетъ однако считаться измЂною отечеству (т. е. ПольшЂ) и наказываться смертною казнію.»

Изъ этого отрывка «Проэкта Мирославскаго» узнали ль вы теперь, г. Климковичъ, кто вы такой и что такое ваши профессія?...

Трудно выразить — говоритъ одинъ изъ вашихъ публицистовъ 1) — болЂе полное и болЂе заслуженное презрЂніе польскихъ патріотовъ къ своимъ союзникамъ, гг. Герцену и Кº, со всею ихъ свитою! Апостолы новаго порядка вещей въ Малороссіи и всЂ эти пропагандисты хохломанскихъ идей и хохлацкой литературной и политической самостоятельности находятся въ рукахъ у опытныхъ польскихъ революціонеровъ презрЂнными орудіями, назначенными исключительно для нанесені ранъ русскому народу.


1) № 247 Москов. ВЂдомостей 1863 года.


Можетъ ли быть что-нибудь презрЂннЂе и позорнЂе той роли, которую играютъ эти жалкіе преобразователи человЂчества съ ихъ малоросіянизмомъ и съ ихъ планами раздробить Россію, или по крайней мЂрЂ, отор-/37/вать отъ нея кусокъ живаго тЂла, называемый Малороссіей?... А что вы, г. Климковичъ, и ваша партія, имЂете несчастіе, или безуміе быть пропагаторами герценизма, въ этомъ вы сами признались (на страницЂ 71 и 72 перваго № вашей Меты), сочувствуя «Молодой Россіи, идущей (по вашимъ словамъ) подъ предводительствомъ двухъ знаменитостей московской эмиграціи, Искандера и Бакунина, черезъ чуръ хорошо (занадто хорошо) думающихъ о природной самостоятельной силЂ московскаго народа и невидящихъ потребности игемонскихъ основаній для сего народа.» Довольно! ПослЂ такого признанія въ герценизмЂ, уже не стоитъ и говорить болЂе съ вами. Знаменитый «генералъ отъ революціи» Герценъ и начальникъ его штаба Бакунинъ уже извЂрились всей Россіи; не только старой но и молодой, и такъ опошлились своей ненавистью къ Россіи даже предъ Европой, что имена ихъ давно уже сдЂлались нарицательными именами устарЂлыхъ сумазбродовъ — кандидатовъ на первыя, могущія открыться, д†вакансіи въ бедламъ. ВсЂ проявленія герценизма, въ томъ числЂ и ваша Мета, какъ ни вредны для общества, но еще вреднЂе для самихъ Герценовъ, для тЂхъ, то есть, безпокойныхъ индивидуумовъ, которые нуждаются не столько въ полицейскихъ или административныхъ мЂрахъ наказанія и исправленія, сколько въ медицинскомъ пособіи вообще и кожаной рубашкЂ въ частности. Помянете мое слово: вся эта мономанія, всЂ эти продЂлки герценизма и малороссіянизма, непремЂнно кончится сумасшедшимъ домомъ. Собственно съ вами, г. Климковичъ, я уже перестаю говорить; остается сказать нЂсколько словъ о статьяхъ, помЂщенныхъ въ 1-мъ № вашей, не попавшей въ цЂль «Меты

«Передне слово» Меты, служа очевиднымъ доказательствомъ незнаніе южнорусскаго нарЂчія, признается само, что «образованные галичане очень мало знаютъ свой народъ и языкъ этого народа, чтобы быть его учителями (ще дуже мало пазнакомлены зъ народомъ, щобъ могли бути его учителемъ — стран. 4), что непремЂнно надобно имъ приглядЂться къ этому народу и самимъ поучиться у него (придивитися до того люду и навчитися видъ него — тамъ же). Потомъ, «Передне Слово» объявляетъ «Задачу Меты,» которая состоитъ вотъ въ чемъ: (стр. 5) «приняться за дружную /38/ работу для отысканья изъ народныхъ элементовъ всего того, что только прилично образованной верст†руськаго народа для усвоенія себЂ истинной идеи народности и для практическаго развитія, не опутанаго оковами чужаго взгляда.» Можно назначить огромную премію тому, кто потрудится уяснить и разгадать смыслъ этой «Задачи,» или Загадки. «Нардность» и «народные элементы...» Это такая мистификація, подъ которою никакъ не распознаешь истиннаго патріота отъ краснаго революціонера. Впрочемъ, «Передне Слово» само усиливается разгадать свою загадку слЂд. образомъ: 1) «Сооруженіе (Збудованне) народной руской литературы на основаніи одинаковаго развитія народнаго слова на письмЂ и въ разговрЂ и недопущеніе его до сближенія съ какою-нибудь другою славянскою словесностью, такъ же сохраненіе роднаго слова отъ языковой централизаціи — это одно дЂло.» 2) «Поддерживаніе гаданья (гадки) о народномъ единст†и народной самостоятельности всего южнорусскаго люду и отысканіе его правъ природныхъ и политическихъ чрезъ пробужденіе его народно-политическаго достоинства на законной дорогЂ, — вотъ это, съ уваженіемъ (разумЂется, покаместь, изъ чувства самосохраненія отъ тюрьмы!) династическихъ и государственныхъ интересовъ — другое дЂло.» Теперь очень понятво, чего вамъ хочется, и какія мЂры будутъ употреблены хохломанами для достиженія своей цЂли!

КрЂпко досадно хохломанамъ, что руській, южнорусскій, малороссійскій, или украинскій (и сами не знаютъ, какъ его назвать!) языкъ чрезвычайно похожъ на великороссійскій, или по-ихнему на «московскій языкъ А еще болЂе тошнитъ их отъ того, что всЂ южноруссы, — и русскіе и австрійскіе, любятъ Россію, какъ свою общую мать, привязаны, къ ней самою искреннею, дЂтскою любовью, — русскіе малороссіяне уже совершенно сроднились съ своими единовЂрными и единокровными братьями, съ москалями, очищаютъ свое южнорусское провинціальное нарЂчіе посредствомъ общаго славяно-русскаго языка, и мало-помалу сами, весьма охотно, съ искреннею любовію, дЂлаются москалями, а австрійскіе малороссіяне всему этому сочувствуютъ болЂе или менЂе, какъ естественному слЂдствію, происходящему отъ естественныхъ /39/ причинъ. Едва только австрійскіе малороссіяне начали издавать на своемъ мЂстеомъ нарЂчіи газету (во ЛьвовЂ) «Слово,» какъ вдругъ зто Слово и заговорило по-русски, т. е. почти по-московски, за исключеніемъ нЂкоторыхъ, небольшихъ провинціализмовъ. Иначе и быть не можетъ. Какъ же вы хотите, чтобъ нЂмецъ говорилъ не по-нЂмецки, а русскій — не по-русски?.. Ну, вотъ же хохломаны хотятъ непремЂнно малороссійскій языкъ не допустить (слова Меты) до сближенія съ какою либо другою славянскою (а наипаче съ «московскою») словесностью, и натуживаются до надрыва — сохранить этотъ жаргонъ «отъ языковой централизаціи.» Для формулированья этого сепаратизма, они (бЂдненькіе!), не зная порядочно ни одного славянскаго языка, рЂшились выдумать и построить («збудовать») новый южнорусскій языкъ вотъ изъ какихъ словъ: «дійстный — вмЂсто дЂйствительный, творъ — вмЂсто твореніе, чужинецкій — вмЂсто чужой, родимецъ (родимое пятно на тЂлЂ, или (друг. знач.) падучая болЂзнь) — вмЂсто родичъ, начілокъ — вмЂсто начало, тріба — вмЂсто требованіе и т. п. и т. п. 1) Все это было бы очень смЂшно, если бы не было такъ жалко.... Странная болЂзнь!... Одержимые злобнымъ духомъ этой болЂзни, сверхъ желаемаго ими литературнаго обособленія и отдЂленія южнорусскаго народа отъ сЂвернорусскихъ братьевъ его, предположили себЂ вторымъ дЂломъ: «отыскивать для южнорусскаго, народа и политическую самостоятельность.» Любопытно, что скажетъ Австрія объ этомъ намЂреніи своихъ подданныхъ!!....



1) А г. Кулишъ выдумалъ для этого новаго языка и новую орфографію, отличающуюся безобразіемъ и неправдою.



ПослЂ «Передняго Слова» начинаются статьи «Меты.» Перыя два стихотворенія; «Дума про Саву Кононенка» и «Сонетъ» подписаны «П. Кулішемъ.» Онъ же, г. Кулишъ, подписанъ и подъ прозаическою статьею: «Мартинъ Гакъ.» — Не можетъ быть, чтобы самъ г. Кулишъ отдалъ эти свои статьи печатать въ революціонный журналъ Мету. Онъ такъ уменъ, что этого никогда не сдЂлалъ бы, — тЂмъ болЂе, что въ этихъ его статьяхъ, то тамъ, то сямъ, мелькаетъ болЂе или менЂе прямая, или косвенная, явная. или завитая въ символъ, непріязнь къ «москалямъ.» Очевидно, что этотъ «не-/40/пріязенный колоритъ» подбавилъ въ его статьи издатель Меты, который досталъ, вЂроятно, гдЂ-то сочиненія г. Кулиша, передЂлалъ въ нихъ нЂкоторыя мЂста по-своему, да и напечаталъ безъ позволенія г. Кулиша. Наприм.: желая выругать Кононенка, авторъ (вЂроятво не г. Кулишъ, но издатель Меты) бранитъ его слЂдующими словами: «Кононенко — москаль-чуженица,» или: «москальляцьскій побратимъ.» А расказывая о мученической смерти Гонты (стран. 44), вотъ какъ онъ выразился: «попався Гонта у московски лабеты, довоювався до червоноі сорочки: ляхи живцемъ зъ его шкуру здирали.» Ежели поляки съ живаго Гонты содрали кожу, такъ это, по выраженію статьи г. Кулиша, значитъ, что Гонта «попался въ московскія лапы....» Г. Кулишъ, на васъ лежитъ неотложная обязанность честнаго человЂка — оправдаться, что вы не могли сказать такой дерзкой глупости, и что поцитованныя нами выходки — не вашей фабрикаціи. Заступитесь за вашу честь, какъ русскій литераторъ и гражданинъ, и заявите печатно, что ваша статья испорчена въ МетЂ. Если вы этого не сдЂлаете, то я возьму обратно свое предположеніе на счетъ порчи статей вашихъ въ МетЂ и даже позволю себЂ приписать вамъ пьесу, подписанную псевдонимомъ: Гургурдядько и нЂкоторыя другія неподписанныя.

Стихотворенія Федьковича «Писанки» и другія рЂшительно не имЂютъ никакого литературнаго достоинства, и, вЂроятно, попали въ Мету, какъ балластъ.

За то «поэма» Гургурдядько (непремЂнно псевдонимъ) подъ названіемъ «Могильни Сходини» — куда какъ затЂйлива, хоть крайне нелогична и неудачна!.. Кого на этой Могильной СходкЂ нЂтъ! И Мазепа, и грома да, и Богданъ ХмЂльницкій, и какой-то «Пугачъ» (вЂроятно, Пугачевъ) и наконецъ Кобзарь, конечно, Шевченко!! Сошлись они на могилахъ потолковать о судьбЂ Малороссіи, и всЂ говорятъ, какъ будто мертвецки-пьяные, сами не понимая своихъ словъ и желаній. Ума не приложу, зачЂмъ Гургурдядько ввелъ въ эту пьяную компанію благороднаго Богдана. — вЂроятно, «для національнаго колорита?..» Пьяный Пугачъ отпускаетъ вотъ какія, напрямо, любезности на счетъ Россіи: «кара! кара москалеви! Погубивъ Украйну, кара дітямъ Катерины (русской императрицы /41/ Екатерины II)» и т. п. А пьяный Кобзарь заключилъ поэму слЂдующимъ пророчествомъ, или желаніемъ:


«Лихе панство заразъ згине,

Якъ правда повіе!»


Оставляя въ сторону политическую проказу всЂхъ этихъ quasi малороссійскихъ стихотвореній, я долгомъ литературной совЂсти считаю сказать здЂсь во всеуслышаніе всЂхъ хохломановъ и пропагандистовъ малороссіянизма, что послЂ Энеиды Котляревскаго и послЂ стихотвореній Артемовскаго Гулака, на малороссійскомъ нарЂчіи доселЂ нЂтъ еще ни одного стихотворенія, въ которомъ бы блестЂла хоть одна искорка истинной поэзіи: Даже стихами нельзя назвать эту рубленную прозу, которую выдаютъ намъ за поэзію Шевченка и другихъ стиходЂевъ малороссійскихъ. Избравши силлабическую структуру стиха, т. е. отказавшись отъ трудной и недоступной для нихъ мелодіи и гармоніи тоническаго стихосложенія, малорусскіе современные піиты ни на одну милліонную долю не выкупили этого недостатка мелодіи и гармоніи какимъ-либо внутреннимъ поэтическимъ достоинствомъ своихъ виршъ, — рубятъ съ плеча крошеною прозой да и думаютъ въ самообольщеніи, что они — поэты!! Помилосердуйте, господа! Даже «батько» вашей поэзіи, прославленный вами Кобзарь, Шевченко воЂсе не поэтъ 1), такъ точно какъ вся ваша малороссійская литература — вовсе не литература, а продуктъ упрямства, бредни автономіей, оригинальностью, — мономанія.



1) Хоть онъ и не безъ способностей и хотя у него попадаются легкіе и симпатичные стихи — особенно тЂ, въ которыхъ правописаніе только Кулишевское, а сами они — чисто-русскіе.



Статья Федьковича: «Хто виненъ?» а равно статья какого-то Дениса: «Ковель клепле, поки тепле,» имЂя нЂкоторую литературную замашку и даже нЂкоторое содержаніе, не могутъ (особенно послЂдняя) выдержать критики, и были бы гораздо безопаснЂе и счастливЂе, еслибы вовсе не являлись въ свЂтъ. ПослЂдняя статья отличилась еще такимъ цинизмомъ и ложью, которыя слишкомъ отвратительны въ печати.

Теперь я дошелъ до самаго суть, до шедевра Меты, — до статьи Климковича: «Становище Русі супротивъ лядсько-московскоі борби.» Г. Климковичъ, кажется, хотЂлъ назвать /42/ свою статью такъ: Положеніе Руси относительно польско-русской борьбы; но, не зная малороссійскаго нарЂчія, употребилъ весьма плохо два слова этого нарЂчія становище (лагерь) и супротивъ (по русски — такъ же супротивъ, а не относительно), и отъ этого статья его озаглавлена слЂдующею нисенитницею (ни то, ни се): «Лагерь Руси противъ польско-русской борьбы.» Въ этой длинной статьЂ, на 22 страницахъ мелкой печати, я встрЂтилъ одну только, слЂдующую истину (стран. 69): «объ историческомъ пра†«Польши на отдЂльное существованіе и говорить нечего, ибо Польша, какъ держава, уже теперь не существуетъ на свЂтЂ, а со смертью лица — физическаго или моральнаго — оканчивается и право, принадлежащее тому лицу.» Допустивши, какъ и слЂдуетъ, эту истину относительно Польши, я впра†сдЂлать г. Климовичу слЂдующій вопросъ: ежели Польша, переставши быть державою, потеряла свои права на отдЂльное политическое существованіе, то Малороссія, не бывшая никогда (ни на одну минуту) отдЂльною державою, имЂетъ ли какое нибудь право на отдЂльную политическую самостоятельность?! РазумЂется, никакого права, ни тЂни права! Надобно быть невЂждою, не знать азбуки исторіи, этнографіи, политики, чтобъ не понимать этого. Но г. Климковичъ въ своемъ «СтановищЂ Руси» изъ всЂхъ силъ хлопочетъ о самостоятельности малороссійскаго (руськаго) народа. Въ «Переднемъ Сло※ онъ признался, что онъ вовсе не знаетъ этого народа, а въ «СтановищЂ» принялъ на себя роль уполномоченнаго этого народа, и отъ имени его говоритъ ложь за ложью. Первая ложь (стран. 63, 64): будто нынЂшній бунтъ противъ законнаго русскаго правительства «есть споръ двухъ игемонскихъ народовъ за игемонство надъ третьимъ народомъ — малороссійскимъ Полякн могутъ себя, если имъ угодно, почитать «игемонами» нетолько Малороссіи, но й самой Москвы и даже Швеціи, — вольному воля и для него законъ не писанъ, — но русскимъ нЂтъ надобности спорить съ кЂмъ-либо за игемонию надъ Малороссіей, ибо Малороссіи самобытной никогда не было и нЂтъ: это — живой членъ живаго организма Россіи, одно тЂло и одинъ духъ съ Россіею. Есть, пожалуй, маленькая часть малороссіянъ въ Галиціи, не принадлежащихъ Россіи, но эта частичка, оторван-/43/ная насиліемъ историческимъ отъ цЂлаго, не составляетъ собою цЂлаго. Народъ малороссійскихъ и западныхъ губерній живетъ себЂ спокойно, пашетъ землю, молится Богу за своего Освободителя — ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, никого не уполномочивалъ писать о себЂ книжки, издавать журналы, и вовсе ничего не знаетъ ни о «федеративномъ началЂ» г. Костомарова, ни о «СтановищЂ Руси» г. Климковича, ни о другихъ сепаративныхъ затЂяхъ самозванцовъ — опекуновъ народа. Странное, право, дЂло! одна-другая сотня горячихъ, безпокойныхъ головъ сообразили, что они составляютъ собою весь малороссійскій народъ, котораго они, по собственному ихъ признанію, не знаютъ, и давай писать отъ имени 15-милліоннаго народа!!! Они говорятъ, что этотъ народъ (стран. 66) «утратилъ издавна свою политическую независимость, но имЂетъ всЂ средства къ самобытному существованію между народами.» Неправда г. Климковичъ! Этотъ народъ никогда не пользовался политическою самостоятельностью, и не имЂетъ къ тому никакихъ средствъ, и никакой необходимости, — или вы не знаете исторіи и на столько, сколько знаетъ ее всякій гимназистъ. Этотъ народъ не есть что либо цЂлое, но — часть цЂлой, единой Россіи.

Вторая ложь: г. Климковичъ раздЂлилъ русскій народъ на д†части, на Московскую Имперію (которую онъ иначе называетъ еще «чиновническою имперіей») и на такъ называемый имъ «руській народъ.» «Москалямъ» онъ отказываетъ à la Духинскій въ чести быть русскими, и опирается въ этомъ нелЂпомъ до смЂшнаго раздЂленіи (стран. 67 и 72) на Костомарова, котораго онъ присвоилъ себЂ и своей партіи, и безъ церемоніи называетъ «нашимъ Костомаровымъ.» Подъ наитіемъ такой иллюзіи, г. Климковичъ пренаивно спрашиваетъ: «какое значеніе имЂетъ претензія москалей до Руси?» И потомъ чрезъ нЂсколько страницъ начинаетъ горько сЂтовать на «омоскаленіе Руси.....» Пожалуста, г. Климковичъ, вы сами опредЂлите, что намъ дЂлать: смЂяться ли надъ вашей статьей, или поживать плечами, внимая вашимъ заблужденіямъ?.. ДалЂе: (страница 71): «политическое право, говорятъ, пропадаетъ чрезъ революцію, а народное право пропадаетъ еще легче, для этого довольно одной маленькой перемЂны въ этнографической номенклатурЂ.» Зачемъ же вы не прибавили еще /44/ вотъ чего: стоитъ только Россійскую Имперію называть «Московскою,» а русскихъ — «москалями чтобъ эти москали потеряли свое народное право на цЂлую часть Россіи, называемую Малороссіей. Жалкая логика, забавная этнографія!!!

Третья ложь (стран. 73): «языкъ московскій, въ фонологическомъ отношеніи, больше похожъ на польскій» языкъ, нежели мова малороссійская.» Не наоборотъ ли? Опять повторяю: не знаете вы, г. Климковичъ, ни русскаго языка, ни малороссійскаго нарЂчія его; жалкій вы филологъ и малороссъ!

Четвертая ложь (стран. 76): «Что такое — нынЂшняя Россія? Это — заскаралущенная (?) кукла, это — живая (?) мумія, на которую и поглядЂть жалко.» Новость: «Живое-мертвое тЂло!!..»

Пятая ложь (стран. 82): «для Россіи малороссійскій народъ кажется врагомъ, каждую минуту готовымъ вступить въ союзъ съ поляками» Неправда! неправда! Великороссійскій и малороссійскій народъ давно уже слились въ единъ русскій (по-вашему, московскій) народъ, и составляютъ одно цЂлое, одинъ живой организмъ, счастливый своимъ единодушіемъ, своимъ блаженствомъ подъ сЂнію Царя русскаго. Если, къ сожалЂнію, есть между малороссіянами одна—другая стоня людей больныхъ какою-то мечтательною сепаративностью, которые, можетъ быть, и благопріятствуютъ (сознательно, или безсознательно) полякамъ; то эта горсть мечтателей вовсе не народъ, — это тЂ несчастные, о которыхъ говоритъ пословица: въ семьЂ не безъ урода. — Да и этихъ уродовъ пока щадитъ великодушная Россія, изъ сожалЂнія къ ихъ болЂзненному состоянію.

IV-й ОтдЂлъ Меты названъ «Допись,» — выкованное г. Климковичемъ новое слово, которое, вЂроятно, должно означать «переписку,» или корреспонденцію. А V-й, ОтдЂлъ названъ «Ровесна Літопись.» Что такое значитъ «ровесна» — этого новаго слова изъ фабрики вашей, г. Климковичъ, мы непонимаемъ. Неужели это слово значитъ — современный?!? Корреспонденція въ МетЂ (Допись) напечатана изъ Кіева, изъ Харьковщины и изъ Чврниговщины. Подъ первою подписанъ «Кіянинъ,» подъ второю буква В, а подъ третьею буква Д. ВсЂ три написаны, вмЂсто чернилъ, винюсь за выразительную цитату, «слюнею бЂшенной собаки.» Честь многихъ достопочтен-/42/нЂйшихъ лицъ, стоящихъ во гла†кіевской православно-русской интеллигенціи, смЂшана съ грязью. Что только есть (и даже чего нЂтъ) кабацкаго въ туземномъ просторЂчьи, пошло въ строку. Не знаемъ, можетъ ли остаться не наказанною такая низость и своеволіе.

СовсЂмъ другаго рода обида нанесена (въ Ровесной ЛЂтописи) почтеннЂйшему г-ну Морачевскому. Перепечатавши изъ Черниговскаго листка (газеты уже скончавшейся) извЂстіе о томъ, сколько денегъ собралъ г. Костомаровъ на изданіе хохлацкихъ книгъ, Ровесна ЛЂтопись, ни съ того ни съ сего, начинаетъ хвалить г. Морачевскаго за его малороссійскіе переводы. «Не поздоровится отъ этакихъ похвалъ!» Между тЂмъ, ежели г. Морачевскій, можетъ быть, и переводилъ что-нибудь на малороссійское нарЂчіе, то совершенно безъ всякой задней мысли и безъ всякаго помышленія о какомъ-либо сепаратизмЂ, а дЂлалъ это такъ — отъ праздности, отъ излишка свободнаго времени и отъ нехотЂнья завяться чЂмъ-либо лучшимъ. Г. Климковичъ! не обижайте его вашею похвалою. Это — «медвЂжья услуга!»

Заключаю мое письмо отрывкомъ изъ стихотворенія, напечатаннаго въ Юго-западномъ ВЂстникЂ, подъ заглавіемъ: «Современникамъ


«Проклятіе да будетъ вамъ,

Уроды въ области созданья,

Россіи язва, стыдъ и срамъ,

Которые безъ содраганья

Клевещете на вашу мать,

Позорите ея уставы,

И рады бъ ей фіалъ подать

Сепаративныя отравы!....»


Впрочемъ, примете увЂреніе въ должномъ почтеніи, и проч...


Иванъ Кулжинскій.





[Иван Кулжинский. Письмо к издателю львовского журнала «Мета» г. Ксенофонту Климковичу // Вестник Юго-западной и Западной России. — Киев, 1864. — Т. II. — Ноябрь. — С. 33-45.]












© Сканування та обробка: Максим, «Ізборник» (http://litopys.kiev.ua/)
1.VI.2009








  ‹‹     Головна


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчани, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.