Попередня     Головна     Наступна         Передмова





КРАТКОЕ ОПИСАНІЕ МАЛОРОССІИ. *


[Летопись Самовидца по новооткрытым спискам / Под ред. О. И. Левицкого. — К., 1878. — с. 211-319.]




Какъ оная послЂ самодержавія великаго князя Владимира была подъ полскимъ владЂниемъ, и какъ нескоро послЂ того, по изгнаніи изъ оной ляховъ гетманомъ ЗЂновіемъ Богданомъ Хмелницкимъ, приведена под высокодержавную руку блаженныя и вЂчнодостойныя памяти великаго государя царя и великаго князя АлексЂя Михайловича, Самодержца всероссійскаго; какие потомъ были козацкие гетмани и дЂйства украинскіе, наченшеся з року отъ Рождества Христова 1340.



*) Въ рукописномъ спискЂ лЂтописи Самовидца, принадлежащемъ г. Юзефовичу, въ которомъ, какъ извЂстно, находятся извЂстія о событіяхъ въ Южной Руси до временъ Б. Хмельницкаго, взятыя изъ „Кратк. Описанія Малороссіи“, мы не находимъ слЂдующаго за симъ пространнаго оглавленія содержанія лЂтопмси. Такъ повЂсть начинается прямо словами: „Когда послЂ самодержавія великою князя Владиміра“, и пр.





Когда послЂ самодержавия великаго князя Владимира и междуусобнаго сыновъ его убийства, такожъ послЂ великаго раззорения Батиемъ нанесеннаго, нескоро Гедимъ, великій князь литовский, пришедъши на Киевъ, побилъ надъ рЂкою ИрпЂнемъ князей рускихъ и прилучилъ къ своей землЂ княженіе Киевское, постановивши въ немъ намЂстника Мингдона князя Олшанскаго, то с тЂхъ поръ Литва облада-/212/ла Киевомъ ажъ до смерти князя Симеона Олелковича, который церковъ Печерскую, чрезъ двЂстЂ 30 лЂтъ по Батіи пустовав’шую, обновилъ. По смерти же князя Олелковича, въ року 1340 король полский КазимЂръ Первый, княженіе Киевское на воеводство премЂнилъ, и всю Малую Россію на повЂти раздЂлилъ, изъ руссиновъ постановилъ воеводи, кашталяни, старости, судіи и прочіи урядники, и многихъ рускихъ людей честию и волностию полскимъ чиновникамъ и шляхтЂ соравнилъ, что хранити и наслЂдникамъ своимъ присягою утвердилъ. И по тому королЂ Якъгелло и Владиславъ Якъгеллоновичъ, и Александръ КазимЂровичъ, ажъ до року 1410, тЂжъ права, от перваго КазимЂра РусЂ наданные, при коронаціяхъ своихъ присягою подтвердили, а Жикгмунтъ Первый и по немъ другіе королЂ полскіе въ подтверждение давнихъ правъ ихъ козацкихъ привелегия свои давали имъ. И въ року 1506 первий былъ гетманъ войскъ запорозскихъ изъ фамилии сенаторской именуемый Прецлавъ Лянцкоронский. Сей многократно землю турецкую съ козаками щастливо воевалъ. За сего гетмана и за короля полского Жикгмонта Перваго козакамъ за службы ихъ дано волности и привернено землю (которую король полский КазимЂръ Первий въ року 1340 заобладавши, изъ княжения Киевскаго воеводство учинилъ) више и низше пороговъ, по обоимъ сторонамъ Днепра, в владЂние вЂчное, дабы туркамъ и татарамъ на рускую и полскую землю козаки нападать не допускали.

ПослЂ того былъ гетманъ запорозский Димитрій князь Вишневецкий.

ПослЂ того былъ же гетманъ запорозский Евстафий князь Ружинский.

По доволномъ же времени, ляхи, владЂющіи Киевомъ и Малою Россіею, усовЂтовали въ работЂ и подданст†людей /213/ малороссійскихъ украинскихъ держать; но которыи не приобыкли неволничей службы держать, обрали себЂ мЂсто пустое около ДнЂпра, низше пороговъ ДнЂпровихъ, на житло, где в дикихъ поляхъ упражнялися звЂринными ловлями, такожъ и рибними, притомъ бЂсурмановъ на морЂ разбивали, називаясь козаками, от древныхъ козаковъ рода того жъ рускаго, при КаганЂ еще бывшихъ.

1516 р. А когда, за отшествиемъ вишепомянутаго короля Жикгмонта Перваго въ Москву великаго государя российскаго воеватъ, ханъ татарскій Мелинъгерей, нападши на рускую землю, огнемъ и мечемъ и плЂнениемъ многія мЂста раззорилъ, тогда, возвратясь с походу, король собралъ охотного войска, какъ поляковъ, такъ и козаковъ, многое число, которые, повоевавши БЂлъгородъ и ворочаясь съ добичми, какъ на ныхъ напали турки и татари, хотячи отнять користи, такъ еще и тЂхъ нападшихъ на себе побЂдили, и из того времени не толко козаки, но и за ними поляки названи были козаками, а нибы волними безъплатными жолнЂрами.

Да из того времени козаки, найпаче запорожские, в храбрость и силу произойшли, воюя часто на турковъ и в тЂхъ войнахъ алчбЂ и жаждЂ и морозу и зною приобыкли, и жилище свое прозвали кошемъ или СЂчю. Какимъ же порядкомъ жили и нинЂ еще живутъ, и какое у нихъ оружие и пища — о семъ всякому извЂстно можетъ быть. Да они ж въ покои жити никогда не любятъ, но и для малой користи великую нужду подимаютъ и мюре было перепливать отваживаются, и суднами подездя под турецкие городи, и раззоряя оные, с користми до коша воз’вращаются, и для такихъ воинскихъ дЂлъ ихъ не возгнушались изъ высокихъ фамилій персоны быть у нихъ гетманами, какъ више описано. /214/

1534. ПослЂ того былъ гетманомъ запорожскимъ козакъ Венжикъ ХмелнЂцкий и побылъ великую орду под Заславямъ на ВолинЂ.

1574. ОпослЂ же, при королЂ полскомъ ГенрикЂ французЂ, былъ гетманъ запорожскій СвЂрговскій, который з Иванею, господаремъ волоскимъ, по 14 щастливихъ имъ войнахъ на турковъ, на остатокъ от турковъ в Волохахъ убитъ зосталъ со всЂмъ войскомъ.

1574. ПослЂ былъ гетманъ Богданко. Сей повоевалъ Кримъ. При СтефанЂ же Баторіи королЂ полскомъ, в томъ же 1576 году, козаки въ лучшій порядокъ устроени, который, ради ихъ мужества, поставилъ самъ имъ гетмана, давъ имъ коруговъ, бунчукъ и булаву и печатъ съ гербомъ, то есть рицеръ с самопаломъ, на голо†колпакъ перекривленый, и рогъ при боку; а арматъ и военныхъ припасовъ, воюя турковъ, сами добули себЂ. Да тотъ же король Баторій и старшину войсковую у нихъ учредилъ: обознихъ, судей, писарей, асауловъ, полковниковъ, сотниковъ, атамановъ, — и еще козакамъ опрочъ ихъ же старинного города складового Чигирина, далъ Трехтемировъ съ монастиремъ для зимовихъ квартеръ; а платилъ в годъ всякому козаку по червоному золотому и по кожуху.

В то время козаки, напавши в Азию, на 1000 миль повоевали, Трапезонтъ взяли и из’сЂкли, Синопъ до фундаменту опровергли и под Константинополемъ користи побрали. Видя же король Баторій сіе, началъ и самъ опасиватся ихъ и хотЂлъ всЂхъ вигубити: но козаки, познав’ши королев’ский замислъ, первЂе от кочевискъ своихъ пошли къ донскимъ козакамъ и тЂмъ самимъ болшій еще страхъ полякамъ задали, а потомъ знову въ луга ДнЂпровые пришли и войною противъ татаръ забавлялися по-прежнему. /215/

1577. ПослЂ гетманъ былъ козакъ славний Подкова. Сей произведенъ на господарство волоское съ помочью Шаха гетмана, из’гнав’шаго из господарства Петра воеводу; но и сего Подкову, когда, по двократныхъ его с козаками над волохами побЂдахъ, не похотЂлъ самъ волоскимъ господаремъ быть, не повЂряясь волохамъ, и пришолъ на Подоле, ляхи, лестно его поймавши, отослали до короля, который повелЂлъ ему Подко†голову отсЂкти въ ЛвовЂ, тЂло же его козаки въ канев’скомъ монастирЂ погребли. Да в томъ же 1577 году былъ гетманъ запорожский помянутий Шахъ, при которомъ козаки, мстячись за Подкову, многіе бЂды волохамъ нападками дЂлали. А посля былъ гетманомъ Скалозубъ. Сей отъ турковъ на морЂ пропалъ.

1593. А в року 1593 былъ соборъ архиереевъ рускихъ, именно митрополита Михаила Рогози и другихъ епископовъ, въ Брестю Литовскомъ, для унЂи с римскимъ костеломъ, которую и постановили, поклонившись папЂ, а благословение цариградскаго патриарха оставивши; за что шляхтичъ КосЂнский, когда по благочестию возъревновалъ и, козацкимъ гетманомъ учинившись, сталъ воевать ляховъ, тогда онаго под Пяткою ляхи убили 1594 года.

И за тую ж унЂю взяв’шись потомъ противъ ляховъ, гетманъ запорожский Наливайко съ козаками Слуцкъ и Могилевъ спалилъ и ляховъ многихъ побилъ. Но оного гетманъ коронный Жолтковский въ року 1597 подъ Лубнями на урочищЂ СолонцЂ поймалъ и съ нимъ и полковниковъ Лободу и Мазепу якогось отослалъ въ Варшаву, где его Наливайка на мЂдномъ волу спалено; и с тЂхъ поръ война межъ козаками и ляхами начиналась. Петръ Конашевичъ Сагайдачный гетманомъ отозвался, который съ козаками Кафу, турец-/216/кий городъ надь моремъ, звоевалъ и, многихъ християнъ оттуду свободивши, съ богатими користми вернулся.

1620. За Жикгмонта Втораго, короля полскаго, гетманъ Жолковский ходилъ съ козаками украинскими на Цоцору противъ турковъ, где и Михайло Хмелницкій былъ надъ козаками сотникомъ, который прежде сего при нЂкоторомъ ИванЂ ДаниловичЂ, старостЂ чигринскомъ, писаремъ былъ зборовъ податей, и оженился, породилъ сына ЗЂновия, послЂ названного Богданомъ, котораго отецъ изъмолоду въ научение руское, потомъ и въ латинское отдалъ. А во время помянутого походу тудажъ на Цоцору и сынъ Хмелницкого пойшолъ съ отцемъ на войну.

1620. Между симъ были гетмани запорожские: Кушка, котораго турки живого въ полонь взяли, а по немъ Бородавка. На ЦоцорЂ же, когда Османъ, царъ турецкий, избылъ ляховъ, то и Михаила Хмелницкого убито тамъ, а сына его ЗЂновия в полонь взято, откуда по двохъ годахъ викупленъ яссиромъ татарскимъ.

1621. Року 1621 Сагайдачный паки учиненъ гетманомъ, который, убивши гетмана Бородавку и собравши 6000 реестровихъ козаковъ (ибо уже такому числу козаковъ опредЂлено быть, а прочихъ всЂхъ въ подданство повертано), ходилъ съ ляхами под ХотЂнь на Турка, котораго тамъ и побЂдили. Помянутый Петръ Сагайдачный гетманъ, ктиторъ киевобратского монастиря и школъ, умеръ тамъ же въ Братст†и погребенъ 1622 року.

Около тЂхъ годовъ князь Острозскій Константинъ Івановичъ, котораго статуя въ Печерскомъ монастирЂ имЂется мраморная, за общенародные обиды руские суплЂковалъ до всего сената, также и король шведский а полский королевичъ Владиславъ до трибуналу за оними писали./217/

1628. Ради великихъ тягостей и озлобленій не токмо козакамъ, но и церквамъ рускимъ, отъ поляковъ творимыхъ, повставши козаки на ихъ, обрали гетмана Тараса, и учинивши съ ляхями баталію под Переясловомъ, множество ихъ побили и примирились.

1629. ЗЂновій Михайловичъ Хмелницкій, при другихъ вЂрнихъ службахъ своихъ въ короловст†полскомъ, двохъ КантимЂровъ живо до короля приволъ, за что имЂлъ у короля особливую милость, ибо с природы былъ разуменъ и по-латинЂ изученъ.

1632. Общенародное от РусЂ челобитье, а паче от козаковъ, съ великимъ жалемъ въ кривдахъ и утЂсненияхъ, ляхами дЂючихся, посилано на генеральный сеімъ въ Варшаву, но ничего по тому облегчения не учинено. Еще былъ гетманъ нЂкоторый Семенъ Перевязка.

1634. Между тЂмъ въ року 1634 король под Смоленскомъ взялъ Шейна съ войскомъ великороссійскимъ и донскимъ и съ ихъ арматами и обозомъ и нЂмецкую пЂхоту съ командиромъ Александромъ Леслаусемъ англикомъ, где при войску полскомъ и козацкое. в томъ числЂ помянутий ЗЂновій Хмелницкий, сынъ Мыхайла сотника, находился. Да тогдажъ поляки, пошедши далЂе въ Москву, облягли были городъ Беліовъ и тако миръ своей сторонЂ полезной съ великимъ государемъ россійскимъ сдЂлали.

1637. Когда же ляхи, мстячися на козакахъ, знову начали ихъ зЂло озлоблять и, хватая явно, убивать, тогда козаки, паки възбунтовавшись, вмбрали себЂ гетмана Павлюка и здЂлали войну под Кумейками, где отъ гетмана короннаго Конецъполского побЂждены, а прочіи под Боровицею примирились 1687 року декабра 6. /218/

ВскорЂ поляки гетмана Павлюка, поймавъ, въ Варша†голову отсЂкли и на паль взбили. Видя же козаки, что ляхи умислили ихъ всЂхъ вигубить. знову постановили между собою гетмана Остряницю, придавши къ нему въ помощъ козака Гуню, и въ степу, над рЂкою Старицою, войною ляховъ побЂдили, где уже ляхи, миръ учинивши съ козаками, присягли, что не будутъ волностей ихъ нарушать и не мститимутся, но потомъ, присяги не содержав’ши, Остряницю и Гуню убили въ ВаршавЂ, а Кизима, сотника киевского, съ сыномъ его на палЂ взбили и многихъ знатныхъ четвертовали, а иныхъ на гакахъ за ребра вЂшали; и съ того времени великую свободу козакамъ отняли и тяжкие и вымысльные подати наложили необычно, церквы и образи церков’ные жидамъ распродали, дЂтей козацкихъ въ котлахъ варили, жонкамъ перси деревомъ витискали и протчая.

Въ томъ року 1638 собралися били козаки с Полторакожухомъ гетманомъ на МерлЂ, но тамъ разбЂглися, послихавши о приходЂ князя Вишневецкого. Однакожъ тогда и безъ войны поляковъ многое число погибло от жестокихъ морозовъ. Гетманъ коронный Конецъполский, опасуючись, чтобъ козаки не собиралися на ЗапорожЂ для помсти, устроилъ надъ порогомъ городъ Кодакъ и осадилъ нЂмцами полскими для поскромленія козаковъ. При которомъ гетманЂ Конецъполскомъ, подъ бытность самого его въ Кодаку, и ЗЂновій Михайловъ сынъ Хмелницкий съ протчіими козаками находился и на вопросъ гетманский: „угоденъ ли де вамъ козакамъ Кодакъ сеи?,“ отвЂтствовалъ по-латынЂ, что нЂчого рукою человЂческою сотворенного нЂтъ. еже бы не могло быть раззорено.

1640. Еще былъ гетманъ козацкій Булюкъ, на которомъ ляхи гетманство запорожское окончивши, наслали коза-/219/камъ в’мЂсто гетмана комЂсаровъ и вождовъ своея лядския держави, породы и вЂры, которые, для своего зиску и прихотей, такъ были козаковъ утЂснили, яко едва кто имЂлъ что либо свое собственное въ дому, опрочъ жены, якъ и сами описали.

Между симъ имЂлъ ЗЂновій Хмелницкій и землю Суботовъ, отцу его Михайлу от вишъпомянутаго Даниловича, старости чигринскаго, наданную, и за поворотомъ от короля въ надЂю службы отческой, в которой на войнЂ от турковъ убитъ, также и для своихъ услугъ, на означенной землЂ поселилъ людей; чему подстаростЂй Чаплинский позавидЂвши, обнеслъ старостЂ чигиринскому: „не достоитъ-де простому козаку въ слободы селится,“ потому староста оную слободу, отнявъ у Хмелницкого, давъ Чаплинскому во владЂние.

1647. И за тое Хмелницкий оскорбившися зЂло, сказалъ: „еще-де козацкая мати не умирала, не все и Чаплинскій забралъ, когда еще есть шабля в рукахъ“. А Чаплинскій, сие послыхавши, Хмелницкого въ тюрму велЂлъ вкинуть, сына же его Тимоша въ два кіи посередъ города бить, и насилу по прошенію жени Чаплинского из турмы Хмелницкого випущено.

Того жъ року король Владиславъ, по плачливому козацкому челобитью въ обидахъ ихъ несказанныхъ, написалъ листъ за своею королевскою печатью до Барабаша, асаула войскового, въ тЂхъ словахъ: „ежели-де жолнЂре есте добрыи, шаблю и силу имЂете, и кто вамъ за себе стать воспящаетъ?“

И въ томъ же 1647 року Богданъ Хмелницкій досталъ фортелно оный листъ королевский у Барабаша, тогда дитинЂ его восприемникомъ бывшаго, и вичитавъ пред козаками, усовЂтовалъ ступать на Запороже, и рушилъ декабря 1 первЂо въ островъ Бучки, потомъ въ Рогъ Микитинъ, гдЂ нашолъ козаковъ триста, съ кторыми въ СЂчи жолнЂровъ пол-/220/скихъ всЂхъ виколовъ, послалъ до Излам-Gерія хана помочи просить на ляховъ и випросилъ.

По веснЂ гетманъ коронный и кошталянъ Павелъ Потоцкій командировалъ сына своего Стефана въ шести тисячахъ ляховъ полемъ. а Барабаша, учинивши за присягого гетманомъ запорожскимъ, въ шести тисячахъ реестровихъ козаковъ водою ДнЂпровою при жолнЂрахъ нЂмецкихъ, зовемыхъ гусария, на Запорожье виправилъ ловить тамъ и разгромить Хмелницкого; ибо знову для в’збунтовавшагося Хмелницкого козакамъ гетманство привернено в концЂ 1647 года. Но Хмелницкій вишолъ з луговъ въ поле на Жолтые Воды, пер†послалъ Gанджу до реестровыхъ козаковъ къ ДнЂпру перемовлять ихъ на свою сторону и перемовилъ, где заразъ Барабаша Хвилонъ ДженджелЂй скололъ сонного, а потомъ и в’сю старшину ихъ и лядскихъ полковниковъ то побили, то потопили, и из драгунЂею нЂмецкою, ляхамъ измЂнившою, до Хмелницкого пришли.

И такъ, когда генералъ сынъ Потоцкого наспЂлъ съ войскомъ своимъ до Жолтихъ Водъ, тотъ часъ баталЂя здЂлалась и прогнаны ляхи къ Княжимъ Байракамъ, где Потоцкій убитъ зосталъ, а с нимъ и комЂсаръ козацкій, и войско его иное въ полонь взято, въ томъ чилсЂ и Шемберека и СапЂгу с протчими полковниками, а иныхъ посЂчено съ помощию татаръ, туда до Хмелницкого прибувшихъ съ Тугайбеемъ мурзою; тамъ же и Івана Виговского Хмелницкій въ полонь взялъ року 1648 мая 2 дня. Тогожъ року, якъ собралися гетмани полскіе, самъ Потоцкій коронній и КалЂновский полный, съ войскомъ полскимъ отъ Стеблева. за милю будучи къ Корсуну, и начали битися съ козаками и татарами, туда прибувши, такъ от языка козака увЂдомившися, что якобы 50000 тисячъ татаръ есть и ханъ самъ въскорЂ будетъ, ко-/221/заковъ же безъ числа (а только всего татаръ 6000, а козаковъ тисячъ з восемъ было) — пошли утекомъ на проломъ, но отъ козаковъ, поробившихся въ татарскую одежду и крикнувшихъ: „алла, алла!“ очень поражени и помЂшаны вси зостали, козакъ же еще провожай нарочно повелъ ляскій обозъ на долины и яруги и болото, где, когда ляхи одни на гору ступали. а другие въ болото входили, тогда Хмелницкій вдарилъ на нихъ и обозъ разгромилъ весь, и ихъ посЂкши, козаки користи забрали, гетмановъ же обЂихъ съ прочими панами полскими взяли татаре въ полонь; до отдачи же ордЂ коронного гетмана первЂе на гарматЂ тиждень держалъ Хмелницкій. ПослЂ той подкорсунской над ляхами побЂдЂ, когда примножилось войска Хмелницкому, то раздЂлилъ оное на полки і поставилъ старшину въ нихъ, и написалъ супплЂку до короля полского, доносячи съ покорностію, что козаки, не могучи получить въ обыдахъ своихъ тяжкихъ отъ поляковъ милосердия и ослабы, хотя многократно о томъ съ прошениемъ стужали и челобитствовали, принуждены тепер для облегчения себЂ отъ такого насилия помочи искать у татаръ, а первЂе мусЂли, оставя жены и худобы свои, бЂжать на Запорожье; но понеже-де гетманъ коронный Потоцкій съ войскомъ и тамъ козакамъ не далъ покоя, гонячи их войною, того для козаки. боронясь, побили ихъ на голову (гдЂ при сухомъ дере†и сирое мусЂло горЂть); однакожъ отъ службы королевской не отступаютъ, и естли проступили, в томъ его королевской милости просятъ прощения, нагородить же впред вЂрностию обЂщаютъ. 1648 року июля 2. Из замку бЂлоцерковского.

Тогожъ року въ Несторомъ городЂ Gанджа да Остапъ полковники, отъ Хмелницкого командированныи, первЂе жидовъ всЂхъ многое число висЂкли, взявши отъ шляхти искупъ, а потомъ и самую шляхту, въ томъ числЂ князю Чет-/222/вертенскому его ж слуга секирою голову отрубилъ, княгиня же Четвертенская Остапу досталась; и тогда ляхи всЂ за Вислу утекли.

1648. Тогдажъ князь ІеремЂй Вишневецкий съ войскомъ своимъ и со всею дворнею изъ Лубень, заплакавъ по маетностяхъ, въ Полщу рушилъ.

Тогожъ одного року Максимъ Кривонусъ, Хмелницкого ближный совЂтникъ и помощникъ, Баръ городъ взявши, вирубалъ въ немъ всЂхъ ляховъ, кромЂ одного Потоцкого живо взятого, а жидовъ самихъ болшъ 15000 побилъ.

Да тогожъ 1648 року, сентеврия послЂдныхъ чиселъ, под ПЂлявкою городкомъ страшная война была съ превеликою ляховъ бЂдою, где шестдесятъ тысячъ ляховъ пановъ, а слугъ и пахолковъ ихъ стройно шесть тисячъ, ружейныхъ втрое противъ того числа, Хмелницкий съ козаками и съ четырма тисячами татаръ при КарачЂ бею мурзЂ, побЂдивши, однихъ порубилъ, другихъ прогналъ; обози же ихъ съ каретами и конЂ, богато убиранные, и оружье и столы и креденси дорогіе, съ которими ляхи якъ на веселье Ђхали, разграбили козаки въ сту тисячъ фурмановъ лядскихъ, разными богатстви и одеждами, футрами и посудами дражайшими наполненныхъ и от страха тамъ оставленныхъ; которые же поляки утекли съ гетманомъ ДомЂнЂкомъ Фирлеемъ, тЂ ажъ нЂгдЂсь за Гданскомъ отчизны себЂ искали, а Вишневецкій, въ Лво†утекомъ побывавши, до Замостя рушилъ. Въ ту пору Gанджа, полковникъ уманскій, герцуючи изрядно на поединкЂ съ поляками прежде баталЂи, от нЂкотораго волошина герцовника убитъ. Король полский Владиславъ, о такой над ляхами побЂдЂ послыхавши, ужасся и, упавши въ болЂзнь, 1648 року октоврія 31 въ МеречЂ Литовъскомъ умеръ.

По котораго полковника Gанджи смерти, Хмелницкого Чернята, Кривоносъ, Остапъ, Калина, Воронченко, Лобода, /223/ Бурляй, Повъкожуха, Небаба, Нечай, Тиша и прочіи старшина и чернь когда непозволили ему съ ляхами мирится, онъ Хмелницкій пустилъ загони татарскіе и полковниковъ порознь въ городы полскіе, а самъ ходилъ подъ Збаражъ городъ и крЂпость взялъ и арматъ 50. ПослЂ того же, до Лвова пришовши, не добувалъ его для людей благочестивыхъ, но взявши искупъ, ходилъ Замостя доставать. Тогда жъ въ Варша†съ всякимъ отъ Хмелницкого опасениемъ и страхомъ обранъ новій король и коронованъ Янъ КазЂмЂръ, о которого постановленіи якъ зайшло отъ сената до Хмелницкого писмо, чрезъ ксіондза Ганделя, такъ онъ отъ Замостя отступилъ, толко малий нЂкоторый искупъ от гражданъ на заплату татарамъ взялъ и яссиру взять имъ болше не велЂлъ. Тогдажъ возвратився Хмелницкій на Украину, пришелъ до Киева воздать Богу благодарение, гдЂ встрЂчали его привЂтствуя и ублажали отъ всякаго чина и возраста люди и називали его жъ свободителемъ Малой Россіи.

Да тогда жъ пришедши въ Переяславль, Хмелницкій вдовцемъ будучи, сискалъ и понялъ себЂ в жену куму свою подстаростину ЧаплЂнскую при животЂ мужа еи, которой прошениемъ онъ изъ тюрми прежде былъ отпущенъ. И тогожъ одного року прислали поляки пословъ до Хмелницкого, именно воеводу киевского Киселя да князя Четвертенского съ товарищи съ дарами и съ присилкою ему коругвы, бунчука, булавы и привилегии на Запорожское гетманство, при которыхъ онъ в дорогие шати убравшись въ золотомъ пугарЂ до пословъ полскихъ и до новой жены своей полки простую горЂлку перепивалъ и ихъ частовалъ, а она, въ клейности богато прибраная и якобы пяная, табаку въ черепку мужу своему растирала; да тЂхъ же пословъ полскихъ онъ Хмелницкій, поколя отпустилъ, держалъ ихъ порознь на кварте-/224/рахъ подъ арестомъ. И тогожъ року отъ разныхъ государствъ и отъ господарей мултянского и волоского и отъ нЂкоторихъ удЂлнихъ татаръ были у Хмелницкого послы, поздравляя его побЂдою и просячи у него помочи противъ своихъ неприятелей, также и Турчинъ прислалъ ему чугу и шаблю, хоруговъ и булаву, и приказалъ пашЂ силистрийскому и хану кримскому войсками помочи ему давать, и того для онъ с королемъ полскимъ не примирился.

Тогда жъ, отпуская пословъ первихъ до россійскаго великаго государя АлексЂя Михайловича, писалъ, просячи себЂ помочи, упевняя от Литвы отстояти всЂ по Трубчевскъ повЂти, которые на смоленской войнЂ 1634 года государь потерялъ.

1649. Ханъ кримский съ ордою самъ до Хмелницкого пришолъ въ 1649 року, съ которымъ когда войско козацкое совокупилось под Збаражемъ, то и поляки, виведши полки, обози свои валомъ обнесли. Однако въ окопЂ многіе отъ стрелбы козацкой пропали, чего ради тЂснЂйше другие вали здЂлали себЂ и потомъ еще узшіе, далЂе же конЂ свои за окопъ къ козакамъ вигнали, а на остатокъ для стЂсненія ихъ самъ Хмелницкий велЂлъ окопать вкругъ валомъ, где поляки, по истощаніи живности, съ голоду конские мяса и собачие и кошечие и миши Ђли, землю спеклую кусали зубами; тамъ козаки ляховъ облеженцовъ, близко къ нимъ приходячи, неисповЂдимо ругали и укоряли по-своему; и какъ уже ляхи крайне ослабЂли, и пороху имъ до стрелбы не стало и оружины поднять не могли, тогда о себЂ дали тайно знать королю черезъ нЂкоторого фортелного посланца, ночью на чере†ползущаго, а днемъ листомъ зеленымъ въ гаяхъ себе окладавшаго, чтобъ поспЂшалъ король на отсЂчъ, который въ 20000 самого избраннаго войска туда приближился. Но Хмелницкій, туда съ комонникомъ и с татарами пошедши противъ /225/ короля и нечаянно вдаривши на обозъ под Зборовомъ, первЂе пЂхоту, раздЂлившуюся в маршЂ, а потомъ конницу лядскую посЂкъ. Тамъ убитъ первЂйшій генералъ Осоленскій и иные господа полские до 5000, кромЂ шляхти многого числа, которыхъ трупы на милю устлали. Чего ради король съ оставшимся войскомъ написали до хана, просячи, дабы отступилъ отъ козаковъ. На что ханъ будто не склоняясь, отписалъ до короля причину войны его, что 100000 золотихъ, поступленныхъ прежде ему от короля, не дано, и Хмелницкій особенно писалъ, представляя правилныя причины войны своея и проч. Потомъ даны отъ хана стат’Ђ полякамъ — кромЂ иныхъ и сіе: дабы король полский войску запорожскому вину отпустилъ и принялъ в милость, давъ имъ волность. А Хмелницкій написалъ отъ себе, дабы войско козацкое было свободное, а именно 40000 реестровыхъ; хлЂбъ войсковый и станция въ мЂстахъ козацкихъ войску полскому назначалася бъ; церковъ и причетъ духовный дабы были упривигіліованы, митрополитъ кіев’скій по примасЂ мЂсто въ сенатЂ имЂлъ бы, а унЂя не была бъ; воеводства, кошталянства, староства, судейства и иные уряды козакамъ раздавани бъ были, и прочая и прочая. Якие статЂ приняты суть и подписаны отъ поляковъ. Тогда Хмелницкий, заставу Любомирскаго, великаго канцлера, взявъ, до короля ходилъ самъ и просилъ прощения, и тогдажъ збаряжские облеженцы випущены изъ неволЂ бЂдные полумертвые.

Однако поляки пактовъ онихъ не содержали, ибо мітрополита киевского Косова, посланного Хмелницкимъ на сеймъ, в сенатъ не принято и мЂста ему не дано.

Тогожъ 1649 року Хмелницкій, для невоздержания статей Зборовскихъ, увЂдомясь притомъ о намЂрении поляковъ, съ татарми хотячихъ воевать Москву, донеслъ великому го-/226/сударю и о побЂдЂ своей надъ ляхами извЂщалъ, уповая то приятно быть его царскому величеству, по недавной от короля Владислава ставшойся под Смоленскомъ въ Лит†и въ земляхъ его великой шкодЂ.

Тогдажъ султанъ турецкій, по прошению Хмелницкого, повелЂлъ у господаря волоскаго Васілія ЛипулЂ, буде не изволитъ дружески, то насилно дочь его Ірину Тимошу, Хмелницкого сыну, въ жену взять. И тогожъ року Хмелницкій виправилъ Гладкого съ частю войска въ ПолЂсЂ, а Носача, Пушкара и Дорошенка въ 16000 козаковъ да въ 20000 татаръ чрезъ ДнЂстръ Волощину пустошить; где козаки городъ Сороку взяли, Сочава же когда до Ясъ збЂгла, то оную запалили, і господаръ молдавский Липула изъ Ясъ до ХотЂня бЂжалъ, а людей безъ числа татаре плЂнили. И тогда господаръ неволею обЂщалъ отдать дочъ свою за сына Хмелницкого, первЂе же просилъ у гетмана коронного помочи; но той къ нему отписалъ, что и самъ онъ уже въ рукахъ Хмелницкого находился и въ неволю съ гетманомъ полнимъ Тугайбею от него дарованъ былъ, откуда насилу великою суммою откупился. Гладкий, по разорении и разграбленіи многихъ городовъ въ ПолЂсЂ и въ Лит†около Вишницы, Бобрина и Бристя. *) напослЂдокъ и самъ пораженъ. а по немъ и Подобайло от князя Радивила убіенъ.



*) ЗдЂсь, кажется, нужно разумЂть: Вишневецъ, Бобруйскъ и Брестъ.



1650. Король КазимЂръ, по желанию Хмелницкого, прислалъ ему и всему войску козацкому привилегій съ пунктами Зборов’скими, от него представденными на волности, котораго конеи старшинамъ розданы за рукою самого гетмана Богдана Хмелницкого, и тотъ же привилей до киев’скихъ книгъ вписанъ марта 8 дня чрезъ Нечая, полковника браславского, да Демяна МногогрЂшного, асаула генералного, да Остапа Виговского. /227/

Тогожъ 1650 року Кисель, воевода киевскій, и съ нимъ многое число шляхти пришли были на Украину, намЂревая знову свои маетности отсЂсти, но не допущены, хотя и противъ пактовъ Зборовскихъ.

Да тогожъ року, когда начали списывать козаковъ 40000 по постановленнымъ статямъ и по силЂ привилегія королевскаго, тогда взялся ропотъ въ народЂ и мятежъ на гетмана Хмелницкого, и потому Хмелницкий далъ волю всякому — хто хощетъ козакомъ быть, а кто мужикомъ. Тогожъ року Хмелницкий началъ соглашатись съ россійскимъ государемъ, царемъ, и тайны лядскіе его царскому величеству откривалъ, и великій государъ радъ былъ козакамъ, что приклонится к московскому государству хотятъ съ такъ многонародною землею, по обЂихъ сторонахъ Днепра. Тогдажъ посилалъ великий государъ царъ князя АлексЂя Трубецкого да Пушкина до короля полского, обяв’ляя ляхамъ причины важные до разорения мира съ ними и претентуя себЂ Смоленска да 700,000 рублевъ, которыхъ пословъ отправили поляки съ тЂмъ, что воеватся съ Москвою готовы, а то по воспріятому съ татарми алЂансу, о якомъ тогдажъ заразъ Хмелницкий государю извЂстилъ.

Да тогожъ 1650 року Хмелницкій раздЂливъ Украину на 15 полковъ и поставилъ въ нихъ полковниковъ. списавъ самыхъ реестровыхъ толко козаковъ, и послалъ списокъ къ государю, а именно — въ первомъ:




Табель гетмана ЗЂновія Богдана Хмелницкого: сколко полковъ и при оныхъ полковниковъ съ козаками в’войску его числилось. | Сколко въ которомъ полку войска:


1. Полку чигиринского полковникъ былъ Θеодоръ Якубовский; полку его козаковъ. . 3189

2. Черкаскій Иванъ Воронченко: полку его козаковъ .. .. .. .. .. .. 2989

3. Каневскій Семенъ ПавЂцкій; полку его. . 3120

4. Корсунскій Лукянъ Мозира; полку его. . 3472

5. Уманскій Іосифъ Глухъ: полку его. . . 3830

6. Браславскій Данило Нечай; полку его. . 2802

7. Калницкій Иванъ Θедоронко; полку его. 2046

8. Киев’ский Антонъ Адамовичъ; полку его . 2080

9. Переясловскій Федко Лобода; полку его. 2150

10. Кропивянскій Филонъ ДженджелЂй; полк его. 2053

11. Острянскій Тимошъ Носичъ; полку его.. 1958

12. Миргородскій Максимъ Гладкій; полку его. 3158

13. Полтавскій Мартинъ Пушкаренко; полку его. 2783

14. НЂжинскій Прокопъ Шумейко; полку его. 983

15. ЧернЂговскій Мартинъ Небаба; полку его. 936


Итого всЂхъ: 37,549 *)



*) Считаемъ нужнымъ замЂтить, что нЂкоторыя имена полковниковъ въ этой „табели“ обозначены невЂрно. Чтобы исправить эти невЂрности, а главнымъ образомъ чтобы дать читатедю болЂе точную справку о числЂ козацкихъ полковъ въ то время въ Малороссіи и о распредЂленіи по нимъ числа козаковъ, мы приводимъ здЂсь данныя, взятыя изъ безспорно-достовЂрнаго источника, именно — изъ недавно напечатанныхъ г. Бодянскимъ „Реестровъ войска Запорожскаго“, составленныхъ послЂ Зборовскаго договора, въ 1649 г. Приведенная выше „табель“ послана была Хмельницкимъ въ Москву только въ слЂдующемъ году послЂ Зборовскаго договора. и можно полагать, что она была составлена по Зборовскимъ реестрамъ. Вотъ данныя изъ „Реестровъ“ Зборовскихъ:


Названіе полковъ и имена полковниковъ. | Число козаковъ въ полкахъ.

1.Полкъ Чигиринскій | Федоръ Якубовичъ | 3,297.

2. Черкаскій | Ясько Воронченко | 2,808.

3. Каневскій | Семенъ Савичъ | 2,957.

4. Корсунскій | Лукянъ Мозыра | 3,333.

5. БЂлоцерковскій | Михайло Громика | 3,035.

6. Уманскій | Іосифъ Глухъ | 2,949.

7. Браславскій | Данило Нечай | 2,662.

8. Калницкій | Иванъ Федоренко | 1,976.

9. Кіевскій | Антонъ Ждановичъ | 1,792.

10. Переясловскій | Хведоръ Лобода | 2,851.

11. Кропивенскій | Филонъ Джалалый | 2,010.

12. Миргородскій | МатвЂй Гладкій | 2,630.

13. Полтавскій | Мартинъ Пушкаренко | 2,441.

14. Прилуцкій | ТимофЂй Носачъ | 2,106.

15. НЂжинскій | Прокопъ Шумейко | 991.

16. ЧернЂговскій | Мартинъ Небаба | 1,007.

Итого: 38,845.




Охотного же войска безъ числа было.

Того жъ року Асманъ аgа, от турецкого султана чаушъ, присланный къ Хмелницкому, привезъ шаблю, хоруговъ и булаву, совЂтуя ему съ Украиною, отъ полского короля отступивъ, подклонится под турецкую область. На что онъ Хмелницкій и склонялся, ожидая между тЂмъ, что далшое время принесетъ; уразумЂвъ бо кримскаго хана замыслъ, что для того съ ляхами побратался, дабы его ХмелнЂцкого и Украину паки придать въ лядскую работу.

ПослЂ того въ одномъ року присланъ былъ до Хмелницкого Нерудимъ солтанъ от хана, повелЂвая, чтобъ ишолъ съ нимъ и съ ляхами воевать великаго государя московского; но Хмелницкій, яко того отнюд не хотЂлъ, такъ когда подъ тое время нЂкоторыи козаки изъ рукъ лядскихъ безъ носовъ и безъ ушей къ гетману Хмелницкому поприбЂгали, доносячи сверхъ того, что Потоцкій, коронный гетманъ, съ ляхами людей подднЂстранскихъ однихъ на палЂ взбиваютъ, другихъ четвертуютъ, и прочие великіе бЂды русЂ дЂлаютъ, — отрекся тЂмъ самимъ отъ похода на Москву, дабы по отходЂ его ляхи в’конецъ не разорили огнемъ и мечемъ Украины; а то Потоцкій подъ Камянцемъ Подолскимъ сталъ, препиняючи Хмелницкому съ /230/ господаремъ волоскимъ сватовство. Такимъ образомъ Хмелницкій и турскаго царя снискалъ себЂ протекцию, и татаръ от военнаго на великороссійское государство (къ которому уже самъ прихиленъ былъ) похода удержалъ, и великороссіянъ полякамъ учинилъ неприятелми, и хана кримского, на миръ козаковъ съ поляками приводившаго, знову подвиглъ на ляховъ воевать.

1651. Ханъ кримский, уведшися хитростию Хмелницкого, полякамъ обявилъ войну, и тотъ часъ король КазимЂръ велЂлъ всему посполитому рушеню быть на войну въ готовности. Тогожъ 1651 года Хмелницкій повелЂлъ болшимъ чис’ломъ реестровати козацкое войско и ляховъ знову от Украины изгонить и убивать. Тогда Нечая браславского пяного на запусти въ Красномъ гетманъ полный КалЂновскій убилъ. Тогдажъ под Винницкимъ монастиремъ, какъ Богунъ на рЂкЂ Богу проломи подЂлалъ и потрусилъ соломою. такъ полское войско, его добиваючое, тамъ нечаянно обломилося и потонуло. Да тогдажъ еще Глухъ полковникъ, идучи на помощъ козакамъ, в’Винницкомъ замкЂ будучимъ, такъ устрашилъ ляховъ въ полЂ, что всЂ утЂкать безъ бою начали, помЂшавшись межъ собою, и одни другихъ вози грабили, а наконецъ обозъ оставили ввесь, подобіемъ ПЂлявецкой войни, на жакъ и разграбленіе козакамъ. Тогдажъ Демка нЂкоторого, отъ Богуна въ погонь за ляхами посланного, когда козаки за переправою умедлЂли въ Купчицахъ, ляхи поразили, где убито и полковника каневского. Король съ многолюднымъ зЂло посполитимъ рушен’емъ собрався под Сокалемъ, рушилъ подъ Берестецкую къ рЂкЂ Стиру, и было тамъ войска полского на 300,000, кромЂ стражи и кашеваровъ, и не остался нигдЂ въ дому ни одинъ шляхтичъ, раз†женъ, дЂвокъ и ксіондзовъ, и дЂтей ихъ. Сверхъ же того и с подданныхъ /231/ седмого человЂка на тую войну обучено и виведено въ поле. Тогда сперва орда, напавши на лядскые обозы, рубала ляховъ, какъ траву по полю, и за приходомъ Хмелницкого и самаго хана, когда учинилась баталия, то безчисленныхъ пановъ и жолнЂровъ лядскихъ посЂкли; а на другій день, когда ханъ, правое крило державшій, началъ с пляца уступати, ужасся великочисленнаго войска полскаго, тогда ляхи надъ козаками одолЂли, ибо сами козаки на свои пушки наразилися; ханъ же съ ордою какъ пошелъ назадъ, то едва за нЂскольконадцять миль под Ожегувцями сталъ. Где его Хмелницкий самъ, постигши, всякимъ образомъ намовлялъ, чтобъ стида ради не утЂкалъ, но не намовылъ, толко орды тисячей зъ двадцять випросилъ. Козацкое же войско, по отходЂ ихъ, въ милю застановившись над рЂкою Пляшовою, хотя окопались тотъчасъ и боронились крЂпко нЂсколко дней, ляховъ убивая, однакъ, понеже въ лядскомъ войску многолюдномъ уронъ незначний билъ. Хмелницкій же и ханъ къ козакамъ не возвратились, того для принуждены у короля мира просить на Зборовскихъ пунктахъ; но когда не получили (ибо козаки не склонялись на королевскую претенсію сію: чтобъ Хмелницкого и старшину видать ляхамъ, армати и все оружие имъ же отдать, гетмана самимъ не збирать, но кого ляхи опредЂлятъ, и сколко реестровихъ козаковъ держать ляхи похотятъ), тогда козаки, Богуна учинивши вождомъ, первЂе ляховъ въ шанцахъ близь мосту лядского напали тайно и побили многочисленныхъ, потомъ, здЂлавши ночю три мости з возовъ, войлоковъ, епанчей и наметовъ, чрезъ Пляшовую какъ начали переходить 30-го дня іюня 1651 года, такъ половина ихъ перейшла, а половина ово потопилася, ово от Лянцкоронского, з той стороны съ войскомъ стоявшого, нещадно побита и посЂчена, но и осталныхъ /232/ утЂкачовъ гонено и вездЂ бито; обозъ же весь съ арматами и съ всЂми запасами королю и войску его достались. Тамъ же взяти и д†хоругвы Хмелницкого: одна от Владислава короля, а другая отъ тогожъ КазимЂра короля наданные, и шабля от патриарха греческаго присланная чрезъ архиепископа коринθского, который и самъ тамъ же убитъ. И такъ пропало тогда козаковъ на 50,000 чрезъ измЂну ханову и отлучку за нимъ Хмелницкого. Тогдажъ Хмелницкий, по нещасливой отлучкЂ отъ войска своего, имЂя при себЂ толко 30 козаковъ, потомъ собралъ со сто ихъ и, не повЂряясь татарамъ, изволилъ отлучитись отъ нихъ, дабы его живого не видали ляхамъ, понеже ханъ умыслно для приязны королю полскому, желая оного даровъ, оставилъ козаковъ самыхъ на пляцу военномъ подъ Берестечкомъ. Когда ж Хмелницкій, идучи отъ Любара, многое число уже козаковъ назбиралъ по городахъ на залогахъ и осталцовъ домашныхъ, то послалъ знову по орду, и стало быть у него въ собраніи козаковъ 50,000, а татаръ 40,000. Король же съ посполитимъ рушеньемъ возвратился до Варшавы.

Того жъ року въ походЂ и князь оный славный и гетманъ ИеремЂй Вишневецкій, особливЂйшій козаковъ преслЂдователь, умеръ.

Въ томъ же року Хмелницкий съ войскомъ стоялъ на Масловомъ ставЂ, у которого, ежели бы ничого не убыло подъ Берестечкомъ, такъ многое бъ множество козаковъ при немъ явилось.

Тогдажъ князь РадивЂлъ, Небабу и Горкушу съ Антономъ подъ Лоевомъ поразивши, завиталъ в Кіевъ и подолный городъ спалилъ; мЂщане же напередъ на низъ къ Черкасамъ байдаками повиездили съ пожитками. Онъ же Радивилъ, когда съ вожемъ Анджуломъ вислалъ на подездъ сЂмъ /233/ хоруговъ, такъ Анджула того, съ добичю тяжко поворачуючого, козаки, напавши, поразили и всЂ користи отняли. Тогдажъ съ войскомъ Хмелницкій ходилъ под Олшану, а оттуда до БЂлой Церквы пришолъ, где гетмани полскіе съ войскомъ же, для наступающей зыми и для изнеможения своего, писменно призывали на миръ Хмелницкого и присилали комисаровъ: Киселя, воеводу браславскаго, и Грабовича, воеводу смоленскаго, такожъ Gонсевского и Косаковского, которые при инихъ статяхъ претентовали, дабы было толко козаковъ реестровыхъ 20,000, но чернь, сіе послихавъ, хотЂли и гетмана Хмелницкого и комисаровъ побыть; однакожъ комисарские возы совсЂмъ разграбили татаре да козаки, а самыхъ живихъ едва пустили. И изъ тоей причини была тамъ подъ БЂлою Церквою война немалая и побЂда на ляховъ, в великой тЂснотЂ бывшихъ и голодомъ и безтравіемъ изнемогавшихъ, и ктому густо убываемыхъ от козаковъ, которые в добромъ мЂстЂ при водЂ и пашЂ стояли и ежеденно умножалися, ляхи же умалялися. Да тогдажъ Хмелницкий, неспокойствомъ военнымъ уже утрудившись и желаючи хотя на время покоя себЂ и войску, учинилъ мирные трактаты сь гетманами полскими на отмЂнныхъ противъ Зборовскихъ статяхъ, не очень козакамъ полезные, и, взявши залогу Собецкого и Потоцкого, самъ къ коронному гетману ходилъ, где и присягою обосторонною миръ утвердили, который стоялъ, какъ на ліоду, толко до лЂта.

По учиненіи мира подъ БЂлою Церквою съ поляками, Хмелницкий позволилъ унЂверсаломъ своимъ стати имъ и кормитися по за ДнЂпромъ и въ браславскомъ воеводствЂ, также и въ НЂжинЂ и в прочихъ городахъ малороссійскихъ отъ Сулы даже до литовской границЂ, въ чемъ Хмелницкому никакій не противился городъ. Но ляхи, на квартирахъ нелюдско и немилосердо поступая, утЂсняли зЂло убогихъ людей /234/ податми и мордерствомъ разнымъ тайно и явно, от чего было слышно въ народЂ воздихание и горе, а роптаніе на Хмелницкого, по изгнаній ляховъ изъ Украины паки имъ Украину въ неволю попустившаго. Тогдажъ Хмелницкій, ожидая угоднаго къ отмщенію времени, позволилъ утЂсняемому отъ ляховъ народу волно сходить из городовъ къ ПолтавщинЂ и за границу въ Великую Россію на житье, и изъ того времены начали сЂдать Сумы, Лебединъ, Харковъ, Ахтирка и и иные слободскіе мЂста ажъ до Дону козацкимъ народомъ. А самъ Хмелніцкий до весны всіо терпЂніемъ сносилъ и по волЂ лядской дЂлалъ, хотя что и весма неправедное и себЂ и людямъ тяжкое и досадное видЂлъ.

1652. По веснЂ Хмелницкий, будто на Москву, по указу султанову, виправляяся, повелЂлъ войску в поле виходить, и послалъ къ молдавскому господарю, требуя по уговору дочери его сину своему в жену, инакоже грозя въ 100,000 войска прийти къ нему въ гостину; чего ради волохи всЂ, боясь по-прежнему разорения землЂ своей, настояли на своего господаря, дабы не отрЂкалъ Хмелницкого сыну дочеры своей, и хвалились самого его, естли того не учинитъ, видать. Господаръ же тайно послалъ къ королю полскому, просячи препятствия, и потому КалЂновский, гетманъ полный, притяглъ, сталъ на БатозЂ с войскомъ конницЂ 6,000, а регулярной пехоти 3,000 кромЂ охотного, и заступили дорогу Хмелницкому до Волохъ; куда къ КалЂновскому и братъ его, в НЂжинЂ квартировавший, прибилъ съ войскомъ, починивши на квартирахъ и въ маршЂ людемъ несносные обыди. Хмелницкий же написалъ до гетмана КалЂновского, вопрошая: для чого воспящаютъ путь сыну его, на веселья Ђдущему, и что кому до того, яко сынъ его Ђдетъ до Волоховъ? Однакожъ, ежели от бояръ его что либо худое ляхамъ случится, какъ то въ /235/ веселыхъ поездахъ обикновенно бываетъ, то послЂ не сожалЂли бы. — Тогда жъ еще Хмелницкий гетманъ послалъ до брата КалЂновского за озлобления людския в’даръ коня, остригши хвостъ и гриву и из тЂхъ волосовъ сплетенною веревкою оцепивши онаго, в знакъ будущаго отмщения.

Тогдажъ, какъ сошлися козаки и татаре съ ляхами на БатозЂ, тотъ часъ козаки и не хотя ударили на обозъ лядский, а татаре на войско лядское, которое, не вЂдая козаковъ, опановавшихъ обозъ ихъ, туда обратилися; ажъ козаки, запаливши обозъ ихъ, противу нихъ бросились, а тутъ рЂка Бугъ. И такъ ляховъ всЂхъ висЂкли, въ томъ числЂ и самого гетмана КалЂновского, котораго и голову до Хмелницкого на копьи принесено, и Собецкого, старосту красноставского; прочіихъ же избЂгшихъ посполство, изволЂкая от болота, убивали нещадно, а сынъ КалЂновского въ БубновцЂ, бЂжа мостомъ, обвалився, утонулъ; иныхъ же многочисленныхъ татаре были побрали, но и сихъ Хмелницкій, мстячись за Берестецкое над козаками немилосердіе, всЂхъ велЂлъ порубать. Да тогдажъ под сию войну по городахъ вездЂ пановъ, старостъ, на свои добра понаездив’шихъ, знову всЂхъ вибили люды посполитые.

Тогдажъ въ 1652 году Хмелницкий пошолъ под Камянець, а татаре далеко въ Полщу загонами ходили и людей невинныхъ плЂнили, что слыша и видя, поляки устрашилися зЂло, думая, что Корсунская побЂда на нихъ возвратилася, и всЂ готовились за Вислу к Гданску и по морскимъ берегамъ утЂкать.

ПослЂ сего Хмелницкий изъ Чигрина виправилъ сына своего Тимоша в Молдавію на свадбу въ компании 12,000 козаковъ, котораго тотъ часъ встрЂтилъ съ почестию гофъмейстеръ господарскій, а посля и самъ господаръ съ своими /236/ боярами, и принявши любезно его Тимоша въ столичномъ волоскомъ городЂ Ясахъ, отдалъ за него дочъ свою, и веселилися.

Тогдажъ заразъ Хмелницкій, чрезъ нарочныхъ от себе до короля полскаго, жаловался на гетмана КалЂновского и на поляковъ команды его, что сыну его, Ђдущему женытся, путь перепинали, возбраняя земли, травы и воды, которой добримъ и злымъ самъ Богъ не возбраняетъ. Сынъ его, Ђдучи мимо оные полки, зацепилъ, и естли что тамъ дЂлалось между ними, какъ веселними людми, за тое просилъ Хмелницкий имъ и себЂ прощенія; но поляки, видя, что онъ выдимо шутитъ над ними, посланниковъ его нЂ с чимъ отпустили. Однако послЂ того, по повторному Хмелницкого писанию, присланы к нему въ Чигринъ отъ короля посланники, ЗацвЂлиховский и Черний, съ тЂмъ договоромъ: „буди милости и прощения королевского желаешъ, то татаръ отпусти, а сына своего полякамъ въ аманатахъ отдай“. За что Хмелницкій очень разгнЂвался и, взявся за шаблю, сказалъ: „Пусть-де не наругаются мнЂ болше поляки! Знаю бо, что всячески ищете мене погубити; того ради не возможно дружбу съ татарами оставить, а сына дати полякамъ въ залогъ и паче нелзя, понеже-де онъ не давно женився — жени не оставитъ, а другий в маломъ возрастЂ. З тЂхъ мЂръ надобно-де королю напередъ утвердить клятвою Зборовскіе пакти, которые мы по его пору шаблею пишемъ“. И такъ комысары отехали нЂ с чимъ до короля.

1653. Богданъ Хмелницкий, берегучи цЂлости Украины, паки послалъ къ турецкому царю, вручая оную ему; за что когда Гладкий, полковникъ миргородский, и ГулянЂцкий дорЂкали ему, яко християновъ, изимая от християнского панства, въ работу невЂрнымъ отдати хочетъ, — онъ повелЂлъ /237/ Гладкому голову усЂкти, также и ГулянЂцкому, а ГулянЂцкий въ монастиръ скрился. Тогожъ 1653 года король полский, извЂстясь о томъ несогласіи козаковъ, командировалъ Чернецкого съ войскомъ на Украину вревать. который тотъ часъ ЛЂнцЂ. Липовецъ и Погребища огнемъ и мечемъ опроверглъ. Но когда Хмелницкий виправилъ на него Богуна, тотъ часъ его Чернецкого застрелено въ бит†подъ Монастирищемъ и войско его распудили прочъ изъ Украины, а обозъ лядский, утЂкачами оставленный, весь расхитили козаки. Въ той годъ преставился воевода кіевский Адамъ Кисель, славного рода Святолда, бывшаго въ лЂто 1128 рускаго гетмана, фамиліантъ, мужъ зЂло благочестівій и вЂры греческой защитникъ. Въ той же одинъ рокъ Василия, господара волоского, тестя Тимошевого, Радулъ, воевода мултянскій, съ Ракочимъ, княземъ венгерскимъ, изгнали з господарства съ такой прычины, что якобы Тимошъ Хмелницкий, зять его, на свадбЂ хвалился подкупить у Порты отоманской мултянского господаря въ свою державу, да нехай-де бережется и князь венгерскій. И для того Хмелницкий съ войскомъ козачимъ и съ полковникомъ Николаемъ Федоренкомъ ходилъ до Ясъ знову и, побЂдивши тестевыхъ неприятелей, посадилъ его паки на господарствЂ; но по семъ Радулъ и Ракочій, уприкрившись, изгнали вторично Васілия из господарства и Тимоша изъ Ясъ, который зъ тещею своею и съ козаками затворылся въ Сочавской крЂпости. Тамъ, по многомъ на обЂ стороны падежЂ, раненъ Тимошъ пулею арматною въ ногу; где первЂе господариня волоская противилась Ракочому и Радулу и помощникамъ их полякамъ, потомъ, за договоромъ отдавши со всЂмъ богатствомъ городъ, сами на Украину цЂлы и съ тЂломъ Тымошевымъ пришли и привели къ Хмелницкому МозелнЂцкого ротрмистра связаннаго, /238/ который ихъ до короля хотЂлъ отпровадить. Въ томъ же 1658 году король знову похотЂлъ самъ ити войною на Хмелницкого, котораго съ войскомъ уводячи онъ Богданъ Хмелницкий под Жванецъ, скудное на все мЂсто, пустилъ вЂсти, что будто бы, не вЂдая о смерти сыновой, Ђдетъ въ Волощину своимъ въ помощъ; которому путь воспящая, король сталъ на ЖванцЂ. Куда какъ Хмелницкий, нечаянно съ ханолъ пришедши, обступили полское войско, такъ оное въ тЂснотЂ от гододу изнемогать стало, отчего изъ 15,000 пЂхоты полской толко 4,000 осталось, и конного многое число отъ меча и голода, пропало; зачимъ король, видя себе в бЂдЂ толикой, началъ хана просить и награждение обЂщать, чтобъ не воевалъ, который поти не переставалъ, поки ляхи Зборовскихъ статей присягою паки не утвердили и, давши въ закладъ обЂтницЂ хану двухъ сенаторовъ, Лянцкоронского и ОселнЂцкого, сами едва съ ушима поворотилися до Полщи.

Тогдажъ, по Жванецкой войнЂ, ханъ, не доволствуясь окупкою и залогою, пустилъ въ полскіе краи загоны татарскіе, откуда — иленно отъ Припети и ИрпЂни и далЂе — множество людей въ полонь взяли, въ томъ числЂ и самих шляхетных домовъ пять тысячъ женъ и дЂвокъ плЂнили и насилствовали; тамже на Косовского веселью шляхту и свашки и панны съ музикою и со всЂмъ веселнимъ приборолъ погнано въ татарскую неволю.

Тогдажъ и ханъ самъ на УкраинЂ мимоходомъ безъ причины многіе села и городы въ полонь забралъ, а нЂкоторыхъ порубать велЂлъ, а то принуждая козаковъ воевать Великую Россію, чтобъ тЂмъ великороссіанъ раздражить на Украину, съ которими да съ поляками снявшись, имъ Украину в конецъ разорить или полякамъ покорить, какъ въ томъ ханъ королю и слово далъ былъ. А послЂ онихъ татаре да поляки /239/ на великороссійское государство повстали бъ для отискания имъ татарамъ Астраханского царства. И для тЂхъ причинъ Богданъ Хмелницкий, гетманъ войска запорожского малороссійского, совЂтовавъ съ старшиною генералною и полковниками, послалъ к государю царю и великому князю АлексЂю Михайловичу всея Россіи Григория ГулянЂцкого, а за нимъ другихъ, извЂщая о своемъ намЂрении поддатися под протекцію его величества, и потому:

1654. Присланъ ближный бояринъ и двороцкий Василий Василіевичъ Бутурлинъ съ иними боярами и столниками и дворянами до гетмана Хмелницкого и всего войска для постановления статей и с обЂщаниемъ великой милости государевой. И тогда Хмелницкий со всею старшиною, приехавъ въ Переяславль. на Богоявление господне 1654 года, позволилися быть всЂ обще под единовЂрнимъ монархомъ всероссійскимъ, а не под полскимъ папЂжской вЂры королемъ, и татаровъ отступить; на чемъ и присягу учинили гетманъ, старшина и чернь въ ПереясловлЂ и по всЂхъ городЂхъ охотно, съ надеждого тихомирия и всего добра. Тогдажъ и жалованье царское соболями и материями давано.

Тогдажъ Хмелницкій, отпустивши честно пословъ его царского величества, написалъ от себе и от всего войска граммоту до его величества изъ Чигрина, февралл 17 дня 1654 года, и послалъ чрезъ Самойла Богдановича, судію генералного, и Павла Тетеру, полковника переяславского, съ товарищи, поддаваясь его царскому величеству, яко единія вЂры рачителю, просячи же подтверждения привилегий, данныхъ королевскихъ и княжескихъ, на волности козацкіе войсковіе и общенародные и церковние, и вновъ показанія болшой его государевой к народу малороссійскому милости, обЂщаясь за то вЂрно его величеству служить и кровы своей не /240/щадЂть. И тогдажъ въ Моск†великій государъ, помянутихъ Хмелницкого пословъ принявши милостиво, далъ войску малороссійскому на волности всякіе милостивую свою монаршую съ завЂсистою печатью грамоту, и стат’я утвердилъ таковые: дабы козаки своими правами судилися от своихъ старшинъ и товариства: гдЂ тры человЂка козаковъ, тамъ третого два должни судить, а ни боярину, ни воеводЂ, ни столнику въ суда не мешатся; имЂний козачихъ и пожитковъ никто бъ не отбиралъ, которые и по смерти ихъ при женахъ и дЂтехъ волны били б, безъ нарушения правъ, от князей рускихъ и королей полскихъ духовнимъ и мирянамъ наданныхъ; митрополиту кіевскому съ духовенствомъ быть толко подъ благословениемъ патріярха московского, а не подъ судомъ его; въ городахъ малороссійскихъ были бъ урядники, управляя мужиками, съ которыхъ (не чепая козаковъ) собирали б денежные и хлЂбние на государя доходы, и из того збору на 60,000 козаковъ реестровыхъ давать годовую по три рублЂ плату, а гетману 10,000 червонцовъ и Чигринъ съ уездомъ на гетманство: также старшинЂ генералной и полковникамъ, старшинЂ полковой и сотникамъ и ихъ хоружилъ жалованье по рангамъ ихъ; на артилерію войсковую генералную Корсунъ съ уездомъ; гетману посланниковъ из окрестныхъ государствъ не принимать, но отсилать ихъ до царского величества, и от себе безъ указу въ чужие государства посланниковъ не посилать; съ кримскимъ ханомъ не ссилатся, толко съ нимъ миръ имЂть, дабы не нападали татаре на Малую Россію; по смерти гетманской нового зъ межъ себе гетмана обирать козакамъ волно и о томъ царскому величеству доносить, которому его величество повелитъ пред себе явится и пожалуетъ его гетмана булавою и знам’емъ съ потвердителною на гетманство грамотою. /241/

Король полский и ханъ кримский, извЂстясь о подданіи себе Хмелницкого съ Украиною великому государю россійскому, согласились тотъчасъ Москву и козаковъ огнемъ и мечемъ воевать.

И тогожъ 1654 года, когда, гетманъ Хмелницкій о согласіи короля съ ханомъ донеслъ его царскому величеству, тотъчасъ его величество повелЂлъ при себЂ войскамъ своимъ великороссійскимъ, съ бояриномъ Сребнимъ и Хованскимъ, въ Литву маршировать, а боярина Бутурлина съ войсками жъ виправилъ къ Хмелницкому; но и гетманъ изъ козацкого войска полкъ нЂжинский и чернЂговский и ктому охотниковъ многое число — всего з осмъ полковъ до его царского величества под Смоленскъ послалъ, при наказномъ гетманЂ Івану Золотаренку, съ данною ему булавою, бунчукомъ и арматами, который, самъ около Гомля и Бихова ляховъ мЂшая, командировалъ къ Смоленску брата своего съ частю войска, где козаки при очахъ монаршихъ особливЂйшую въ добуванью Смоленска отвагу свою, его величеству зЂло угодную, показивали. Да тамъ же послЂ и Золотаренко, доставши Гомля и Нового Бихова и другихъ городовъ, былъ у его царского величества и ударствованъ; при которолъ Смоленскъ взято и воеводу смоленского ГлЂбовича з жолнЂрали полскими в цЂлости отпущено. Да тогожъ 1654 года его царское величество с под Смоленска пошолъ на зиму до Вязми, ибо на Моск†въ ту пору моровая язва была. Тогдажъ Хмелницкій съ войсками своими и великороссійскими стоялъ под Фастовомъ, куда прислано козакамъ жаловане копейками золотими, — важила всякая копейка четверть червонця, и ктому мЂдными въ одной ценЂ, и сребранними копейками, да и таляри битіе давано съ печатьею царскою. /242/


Да в тожъ время изволилъ государъ царъ, имЂя при собЂ Золотаренка, съ войскомъ зимующаго въ Новомъ БиховЂ, пойти далЂе в Литву, где, когда над рЂкою Березиною под Шкловомъ битва сталась съ княземъ РадзЂвиломъ, гетманомъ литовскимъ, такъ онаго РадзЂвила и войско его побЂдили и прогнали; и взялъ тогда государъ болше двухъ сотъ городовъ литовскихъ, Витепскъ изсЂклъ и Вилню раззорилъ.

Тогдажъ возвратился его царское величество на свой престолъ и началъ титуловатся Великия и Малия и БЂлыя Россіи самодержецъ. Тогдажъ козаки, съ Золотаренкомъ бывшіе при государЂ въ ЛитвЂ, премногихъ користой добули; но когда под Старый Биховъ подступили, тамъ Золотаренка, на поединокъ виехавшого, изъ мушкета убито, котораго тЂло какъ привезено до Корсуна, то на погребении его церковъ, нимъ же Золотаренкомъ построенная, съ чернцами, съ попами и съ народомъ и мертвымъ тЂломъ сгорЂла.

Тогожъ року король полскій послалъ хану кримскому 100,000 золотихъ, призивая его на помочъ противъ великороссіянъ и козаковъ; но уже тЂ денги хана в живыхъ не застали, котораго неволниця руская, якобы по наговору от Хмелницкого, отравила. Однако, по смерти онаго хана Исламъ-Gерея, татаре съ МелЂgереемъ, ханомъ новимъ, пришедши ляхамъ в помочъ, Украину отчасти повоевали; и тогда жъ наказного гетмана Томуйленка убили.

1655. Року 1655 въ зимЂ еще татаре съ поляками первЂе Хмелницкого полковниковъ, а именно: браслав’ского Зеленского, да вЂнницкого Богуна. да поднЂстранского Гоголя облегли били в УманЂ, а потомъ на самого его, съ козаками Ђдущаго тамъ, всЂми силами двигнулися и межъ Ставищами и Охматовомъ осадили в полю, которое посля Дрижиполемъ прозвано, не давши ему ни с какимъ инимъ войскомъ сово-/243/купится; где были ляхи и въ обозъ козачій въвалилисъ уже; но козаки, укрЂпившись, ляховъ и татаръ оглоблями из саней такъ поразили, что мерзлими трупами ихъ какъ валомъ обозъ свой окидали. Однакожъ въ великой тЂснотЂ безъ дровъ, безъ води и паши оставались, толко что снЂгъ съ морозомъ всЂмъ былъ свободный, но и сей съ кровию смЂшенъ, понеже въ той день болше 15,000 людей пало. Такъ же и другого дня страшная битва чинилась до ночи и уже мало что пЂхоти лядской осталось живихъ, а третого дня какъ увидЂлъ Хмелницкий себе кругомъ отъ ляховъ оступленного, хотящихъ его живого взяти, такъ, устроивши обозъ чинно и крЂпко, пустился на них проломомъ къ великороссійскимъ войскамъ, не далеко стоявшимъ, и дошолъ до БЂлой Церквы и. съ Пушкаренкомъ совокупясь, под Буки пришолъ. И тогдажъ ляхи позволили татарамъ самимъ людей себЂ поздававшихся въ неволю брать за нагороду помочи, якого ради лядского безчеловЂчія козаки стали имъ быть противнЂйшіе и лучше желали всЂ на войнЂ погибать, нежели имъ повЂрившись поддаватся.

В томъ же року Хмелницкий гетманъ, совокупясь съ бояриномъ Васілиемъ Василиевичемъ Бутурлиномъ, ходили код Камянецъ-Подолский, а оттуда под Лвовъ городъ, котораго ради благочестивыхъ не воевали, но под Замостье пошли, а часть войскъ командировали обЂихъ съ Виговскимъ до Люблина, где москва съ козаками, доставши города, набрали безъчисленныхъ богатствъ и часть Животворящаго древа взяли. Хмелницкий жз съ Бутурлиномъ четире недЂлЂ стояли под Замост’емъ, ожидая от Люблина войскъ, но замоскіе жители, искупъ давши им, от осади свободилися. И тогдажъ великороссіяне и малороссіяне, по-за Вислою опу-/244/стошивши землю полскую, и войско ихъ съ двумя гетманами под Gродомъ разбили.

Когда же войска ворочалися на Украину и дойшли ОзЂряой, встрЂтили хана, идущаго ляхамъ на помощъ, который, тотъ часъ спробовавшись битвою, когда ничего не успЂлъ, того для на разговоръ съ собою козаковъ взивалъ, и потому Хмелницкій, в залогъ нЂсколко солтановъ взявъ, ходилъ съ немногими персонами къ хану и, поздоровивши его, тогда сидящаго на землЂ, дарилъ ему рондъ дорогій; но онъ ханъ взялъ тое, бросилъ о землю, а на Хмелницкого мерзко кричалъ: „для чего-де ты поддался МосквЂ, у которой помочи не искалъ въ ту пору, когда иго лядское з себе скидалъ“ и прочое. На что безъопасно и Хмелницкий въ отвЂтъ виговаривалъ хитрость татарскую и израду умершаго хана, под Берестечкомъ безъ стида утекшаго съ великою козаковъ шкодою и урономъ, и что татаре думали его Хмелницкого съ Украиною паки покорить ляхамъ и съ ляхами воевать Москву для разорения того московского, Богомъ укрЂпленного, царства и для поискания себЂ Астраханы и иныхъ панствъ, бывшихъ татарскихъ; тако жъ, что татаре на войнЂ. мимо Хмелницкого, передомъ на миръ ляховъ взивали, подавая имъ козаковъ въ ненависть, какъ не милосердныхъ, и тимъ самимъ перескоживали козакамъ на добрыхъ кондиціяхъ миръ съ ляхами получить, да подводили козаковъ под Зборовомъ, чтобъ живо взять короля и отдать имъ татарамъ, чего козаки не мислили, толко шляхту от озлобления народа рускаго укротити и гордость ихъ смирить войною, а себЂ давные волности отискать хотЂли: и что козаки сазш болше поводомъ его Хмелницкого доказивали въ згинувшихъ войнахъ, нежели съ помочію татарскою, которыхъ толко сперва было 4000 или 6000, и чрезъ тую войну татаре въ одежду /245/ и во все зЂло обогатились користми и яссиромъ слушнимъ и неслушнимъ, и позволили козаки имъ свободное на сколконадцять миль между ДнЂпромъ и имЂющоеся около Молочныхъ мЂсто, такожъ Асламъ городъ построить для безъопасности, и уже тамъ да и на морЂ и ДнЂпрЂ безопасно-де проижікаются и живутъ татаре, где и ногою неволно было ступить имъ; и когда ханъ умершій увидЂлъ-де козаковъ з добичью многою поворачивающихъ, то, позавидЂвши тому и самъ непрошений, пришолъ к нему Хмелницкому въ помочъ, желая найпаче усердно, дабы християне между собою неспокойно жили и воевались имъ татарамъ на користь. Особливо же ханъ, стращая Хмелницкого, какъ началъ воспоминать сыли прежные татарскіе и Батія, не толко рускую и полскую, но и венгерскую, моравскую и нЂмецкую земли разорившаго, такъ Хмелницкий отказалъ, что уже многие с тЂхъ татаръ не дадутъ ему хану помочи, ибо и сами под областию россійскою суть; такожъ. что Батий былъ приобрЂлъ, тое все Мамай потерялъ, а онъ ханъ, влекомій любоимЂніемъ, за сто тисячъ золотихъ, отъ короля присланныхъ, идетъ напрасно великороссиянъ и козаковъ воевать. И по такой и множайшой бесЂдЂ ханъ, зЂло сердитуя и похваляясь на Хмелницкого: „увидишъ-де вскорЂ, какъ неразсудно татарские силы презираешъ“, отпустилъ его, а своихъ мурзъ отобралъ.

Когдажъ Хмелницкій возвратился въ Чигринъ, то по отпра†нЂкоторыхъ дЂлъ съ ближнимъ бояриномъ царскаго величества Бутурлиномъ и по опроважению онаго боярина за ДнЂпръ, созвалъ генераловъ своихъ и полковниковъ в року 1656 и написалъ обще отъ всЂхъ граммоту до его царского величества, благодаря за прінятье его въ протекцію высокомонаршую малороссійскихъ обЂихъ ДнЂпра краевъ и /246/ желая скораго и прочиихъ княженій его жъ величества наслЂдственныхъ привращенія, купно же и моля о томъ, дабы Малая Россія при цЂлости волностей своихъ в милости монаршой всегда благонадежно пребивала.

Тогдажъ усовЂтовали въ ЧигринЂ, за вЂдомомъ и волею его царского величества, послать в Полщу до его королевской милости, дабы на разграничение земли козацкой от полской присланы были комисари (какъ то послЂди чрезъ Мясковского и Киседя. сенаторовъ полскихъ, граница козакамъ и учинена), а имянно: смотря на полночъ от устя ДнЂстра до вершини ДнЂстра, а от вершини той до вершини Горени, Горенею до ПрипетЂ и чрезъ Припеть до Бихова, чрезъ ДнЂпръ, по надъ рЂкою Сожемъ, ажъ до уезду смоленского под Рославле, и паки смотря на полдень к Чорному морю, именно: от устя ДнЂпра на Очаковъ до Лиману, дабы ДнЂпромъ и ДнЂстромъ свободный былъ путь купцамъ малороссійскимъ въ море.

И зъ тЂхъ поръ уже гетманъ Богданъ Хмелницкій никуда на войну самъ не ходилъ, толко по прошению Шведа и Ракочого посилалъ Антона Ждановича, *) полковника кіевского, имъ на помочъ, съ которымъ взяли оба столичние города королевства полского. Краковъ и Варшаву, тамъ без’численние скарбы костелние, сенаторские, шляхетские и самые королевские и съ коронами ихъ и порфирами забрали, какъ бы нарочно для неприятеля издревле собранные.



*) Въ рукописи стоитъ: „Антона Адамовича“ — опаска.



Тогожъ 1656 року король полский, въ цесарскую избЂгши землю и потомъ въ предЂлахъ полскихъ явившись, по совЂту съ примасомъ, арцибЂскупомъ gнезненскимъ, писалъ граммоту къ Хмелницкому, увЂщевая, дабы хотя тогда ощутився и первЂе разоренному собою, а нинЂ венgрами и шве-/247/дами разоряемому отчеству помощію отъ себе не подалъ в конецъ пасти. И потому Хмелницкій королю не войска посилкою, но посланное уже войско въ помочъ Рокочому отзивая назад, пособие учинилъ.

Тогдажъ поляки, какое возмогли, собравши войско и укрЂпившись, начали Шведа и Ракочого прогонять; такъ Ракочій знову прислалъ до Хмелницкого просить помочи, который, недоумЂвая, что дЂлать, командировалъ сына молодшаго Юрася съ многими войсками будто Рокочому въ пособствіе, но тЂмъ временемъ велЂлъ медлЂть въ маршЂ, пока увЂдаютъ, что между поляками, шведами и венграми здЂлается. И потому Юрась стоялъ на Ташлику, пока поляки шведовъ вонъ из Полши вигнали, а Ракочого утЂкающаго такъ облегли, что съ стидомъ мира и свободы просилъ и поступилъ имъ нЂсколко бочокъ золота за раззореніе, от себе ПолщЂ нанесенное.

1657. Пребывая же гетманъ Богданъ Хмелницкій въ ЧигринЂ, извЂстился, что цесаръ християнский и султанъ турецкий, послЂ доброты къ нему въ злобу премЂнившись, грозили ему и вьсей УкраинЂ войною за такую причину: король полскій, прежде смерти своей, на вота сенаторовъ, хотящихъ государя всероссійского на королевство полское произвесть, охотно соизволилъ, взглядомъ нещастливаго на Полшу времени и ихъ междусобнаго несогласія; о чемъ послыхавши, цесаръ и султанъ опасивались, дабы толь сылные люди, в спЂжъ желЂзо и хлЂбъ въ едино совокупившись, не били инъ досадны. И того ради, запобЂгая цесаръ писменно, султанъ же турецкій чрезъ хана кримского, стращали Хмелницкого, какъ автора сему и миру ненавистника, дабы свое въ опеку государеву подданство оставилъ, буде же того не здЂлаетъ, то они и память козацкую згладятъ. Разсуждали бо, что Хмелниц-/248/кого под великороссійскую державу подчинение есть поводомъ до того, чтобъ ляхи всероссійскаго монарха восприемникомъ полского скипетра избрали.

И тогда Хмелницкій, не хотячи присяганой вЂрности своей къ государю нарушить, но и так силнымъ неприятелямъ противится не могучи, зЂло опечалился и чуть сея ради кручини заболЂзновалъ и к смерти приближился. Когда ж день от дня горше изнемогать сталъ, Хмелницкій созвалъ указами старшину генералную и полковниковъ въ Чигринъ на совЂтъ къ 6 числу августа, и сына своего Юрася, на Ташлику съ войскомъ стоящаго, пригласилъ. Не могучи же самъ ходить, уже приведенный въ собрание, первЂе припомянулъ обще всЂмъ прежнее бЂдствіе и утЂснение, от поляковъ народу рускому и церквамъ бывшее, но потомъ милостию божиею, мужествомъ же ихъ козачимъ, а предводителствомъ его самого ставшееся от ига лядского избавление, не безъ великихъ в томъ трудовъ, неудобствій и конечнихъ смертей, опослЂ же всЂмъ за послушание и вЂрность ему в войнахъ да и за самий урядъ гетманства благодарилъ, к между тЂмъ на нещастіе нарЂкалъ, что не далъ Богъ войны тоя съ ляхами какъ надлежало окончать, а „сынъ-де мой Юрась молодій не можетъ толикого бремени двигать, которого многіи и не похотятъ имЂть за гетмана, ибо гораздо лучшіи и достойнЂйшіи суть отъ него полковники: переясловскій Тетера, полтавскій Пушкарь, а паче Иванъ Виговскій писаръ, къ дЂламъ и трактатамъ войсковимъ навикшій“. Однакожъ требовалъ знать — кто по его смерти будетъ гетманомъ зобранъ, тому бы онъ знамя царскаго величества и клейности съ арматами поручилъ. Противъ чего, какъ крикнули всЂ согласно, производя на тотъ чинъ Юрася, сына Хмелницкого, обЂщая къ нему для правления приставить искусныхъ и дЂйствителныхъ персонъ, /249/ респектомъ заслуги его старого, что онъ, от работы лядской свободивши ихъ и прославивши предъ свЂтомъ, волный народъ устроилъ, такъ онъ Хмелницкій тамже и поручилъ сыну своему войсковіе клейноты съ увЂщаниемъ, дабы во всемъ умЂренно поступалъ, старЂйшихъ почитая, меншихъ не безчестя и прочее, найпаче же страха ради Божія и государства *) вЂрно его царскому величеству по присяжной должности служилъ бы.



*) ВЂроятно слЂдуетъ: „государева“.



Да тогдажъ въ спасовъ постъ Богданъ Хмелницкій, в конецъ ослабЂвши, августа 15 дня, въ року 1657-мъ, о полуднЂ скончался въ ЧигринЂ, мужъ по-прямому имени гетманъскаго достойный, дерзновенный, многоразсудный, бодрый и трудолюбывій, всякое злоключеніе, и холодъ, и жаръ, и голодъ, и прочіе неспокойства и хлопоти легко терпЂть приобикшій и о себЂ какъ бы принебрегшій, толко бы обществу угодилъ; первій на баталію, послЂдный по баталии исходилъ. Умершаго убо Хмелницкого тЂло старшина и чернь съ войсковою церемоніею и с сожалениемъ проводили изъ Чигрина въ Субботовъ и тамъ въ церк†каменной, от самого его ж сооруженной, в неделю погребли. Сказуютъ нЂкоторіи, что поляки, хотячи Хмелницкого умертвить, подослали якобы великородного молодца въ Чигринъ якобы дочеры его сватать, который притворно заручилъ былъ оную, при отездЂ же своемъ Хмелницкого, провожающаго его, зятя, водкою, ядомъ не скоро умерщвляющимъ, напоилъ, от какой приязни лядской Хмелницкій и живота лишился; что доводно можетъ быть оттуда, яко лестний оный зять никогда уже на Украину не явился.

По погребении гетмана старого ЗЂновія Богдана Хмелницкого, когда, по наговору многихъ, сынъ его Юрій Хмел-/250/ницкій, извинясь младолЂтствомъ, оставилъ гетманство и клейноти пред всЂмъ войскомъ положилъ, а на него смотря, и нЂкоторая старшина генералная чини свои складивали, якобы не хотячи болше въ трудные войсковые дЂла входить, тогда войско, недоумЂвая, что дЂлать, настроились потомъ всЂ согласно, приводомъ асауловъ войсковыхъ, знову Юрію вручить чинъ гетманства и вручили, отдавши его въ опеку Носачу обозъному, Григорию Лесницкому судии да Ивану Виговскому писару генералнымъ, и постановили совЂтно, дабы Выговскій, яко усвоенный дому Хмелницкого, идучи на войну, клейноти до себе принималъ, а из походу ворочаясъ, ему Юрию гетману отдавалъ. Тамъ же Виговский хитрозлобно получилъ от войска позволение писатся ему въ походЂ: „гетманъ на тотъ часъ войска запорожскаго“, и немедленно отдалъ Юрася въ научение, а самъ, винявши себЂ из скарбницЂ отца его денегъ на милліонъ талярей, уже послЂ клейнотовъ ему прямому гетману не отдавалъ, противъ опредЂленія войскового, но началъ къ себЂ полское войско и драгунЂю затягать и съ посломъ полскимъ GнЂнскимъ противу государя всероссійскаго злоумишляти.

1658. Опосля въ 1658 року от его царского величества, по доношению Пушкара, полковника полтавского, на Виговского, присланный бояринъ Богданъ МатвЂевичъ Хитровъ, датками Виговского прелстився, уничтожилъ Юрія Хмелницкого, а его Виговского, не вЂдая быть врага Россіи, на гетманст†утвердилъ. Сіе хотячи разорвать, Пушкарь, полковникъ полтавскій, пойшолъ былъ въ 20,000 до Переяславля; но Хитровъ, по прошенію Виговского, самъ пошедши до Пушкара, въ Лубняхъ уже бывшаго, одно жалован’емъ, другое указомъ царского величества къ тому его приклонилъ, что онъ въ Полтаву возвратился. /251/

Тогожъ 1658 року Виговский, покривая внутръ коварство свое, его царскому величеству донеслъ, что ляхи, даннаго его величеству о избрании на королевство полское слова не содержуя, умислно оное откладиваютъ, пока въ войска соберутся воевать Москву, и для того призиваютъ въ союзъ Ракочого, венгерского князя, и хана кримского; почему онъ Виговскій и в милость государеву вкрался.

Тогдажъ государъ посилалъ полномощнихъ пословъ до короля полского, упоминаяся о исполненіи оной, усовЂтованной вотами всЂхъ чиновъ полскихъ, елекціи, *) которихъ пословъ поляки и отпустили честно с тЂмъ же обнадеживаниемъ его величества и съ прошениемъ сождать, пока съ шведали и прусами войну окончатъ.



*) Въ рукописи собственно стоитъ „елецкіи“ — описка.



Между тЂмъ прислали ляхи посланниковъ къ гетману Виговскому. подтверждая его на гетманст†и, дабы къ нимъ былъ прихиленъ, обЂщали всЂ присланные на сеймъ от Хмелницкого чрезъ НемЂрича и Сулиму пункта, которые под Гадячимъ сочинены, укрЂпить вЂчно.

Тогдажъ Виговскій, вЂдая себЂ недруга Пушкара, полковника полтавского, чтобъ въ зломъ его намЂреніи не перескожалъ, послалъ воевать на него два полка, нЂжинскій и стародубовскій, которые, не желая междоусобной брани, разишлись. Чего-для Виговскій виправилъ затяжные хоругви, но оные Пушкаръ не далеко отъ Полтавы весма поразилъ. Да онъ же Пушкаръ и Тимоша, господаря гадяцкого, от Виговского посланного съ сербами на него, на рЂкЂ ГрунЂ живого поймавъ и оковавъ, до Калантанаева под караулъ великороссійский отослалъ, и Богуна, съ осталними сербами къ Ви-/252/говскому поварачивающаго, нечаянно постигши, въ конецъ побЂдилъ.

Тогожъ 1658 року поляки, прелщая козаковъ къ порабощению ихъ къ себЂ, усовЂтовали быть якобы третей рЂчи посполитой на УкраинЂ и прислали зъ сейму великого варшавского, за поводомъ маршала GнЂнского, хитросложенные пакта лядскіе съ козаками въ таковихъ пунктахъ: унЂи чтобъ не било; митрополитъ кіевский, съ четирма рускими владиками, по арцЂбЂскупЂ gнезненскомъ засЂдалъ бы въ сенатЂ; войска козацкого 60,000 было бъ; гетману Великаго Княженья Рускаго украинскому быть первымъ кіевскимъ воеводою, и генераловъ и сенаторовъ не токмо изъ римлянъ, но и из руссіновъ избирать; церквы и монастиры съ доходами ихъ привернуть знову русЂ; да русЂ жъ имЂть свою академію, метрики, канцеляріи и типографіи, где бы и руские были учители; самоволства і преступления, во время войны учиненные, пустить въ амнЂстію, инако же миръ будетъ сламанъ (тутъ сила хитрости лядской!); податей имъ до короны полской не давать; обосторонной УкраинЂ ни подъ чіимъ владЂниемъ, толко подъ правлениемъ быть самаго гетмана; король, по свидЂтелству гетманскому, козаковъ нобЂлЂтовать долженъ. и для того всегда сто человЂкъ, шляхетства достойныхъ, гетманъ имЂлъ бы; короннымъ войскамъ в УкраинЂ не консистовать, раз†по нуждЂ, и то гетманъ малороссийскій оними командировалъ бы; козацкому же войску по волостямъ королевскимъ, духовнимъ и сенаторскимъ консистовать волно бъ; гетману украинскому монету бить на жаловане своему толко войску во всякихъ нуждахъ; короны полской ляхамъ козаковъ на совЂтъ прызывать и старатся отворить ходъ водный до Чорного моря, — и прочая, чимъ бы могли ляхи козаковъ знову лукаво преклонить къ своей сторонЂ съ подъ /253/ державы высокомонаршой, а посля поработить по-прежнему.

Тогда сими пунктами утвердився, легкомысленный Виговский, паче же удЂлного панства желаниемъ уведшись, отправалъ вишепомянутихъ пословъ полскихъ съ обявлениемъ, что статЂ съ государемъ московскимъ разорветъ и къ полякамъ присоединится. И тогда ж еще съ полскимъ затяжнимъ и татарскимъ войскомъ ходилъ под Полтаву на Пушкара, полковника тамошнего, который, сперва випиромъ из города напавши на шанцы его, не толко обозъ и армати, но и булаву гетманскую взялъ. а потомъ, ордою оступленный, убитъ зосталъ, и все войско его, тЂмъ перестрашенное, порубано, и Полтаву спалено.

Да тогожъ времени еще Виговскій, противного себЂ наказного гетмана Силку, въ ЗЂнко†запершагося, не могучи воински достать, но присягши, что в цЂлости его съ войскомъ отпуститъ, взялъ такъ городъ и, Сылку оковавши, не толко ЗЂнковъ, но и Гадячое, Веприкъ, Рашовку, Лютенку, СорочинцЂ, Ковалиовку, Барановку, Обуховъ, Богачку, Устивицю, Ярески, Шишакъ, Бурки, Хомутець, Миръгородъ, Безпалчики и иные многочисленные городы и села далъ татарамъ на яссиръ и на разграбление, и былъ еще самъ подъ Камянимъ, городомъ московскимъ.

ТЂмъ же временемъ Грігорій ГулянЂцкий, полковникъ нЂжинскій з стороны Виговского, лестно въторгшися въ Гадячъ, весь городъ розграбилъ. Однако козаки, въ замкЂ бывшіе, нечаянно вибЂгши, войско ГулянЂцкого поразили и вонъ вигнали.

Тогда, о сихъ дЂйствіяхъ Виговского извЂстився, его царское величество прислалъ на него князя Грігорія Грігоріевича Ромодановского съ войскомъ своимъ 20,000 и нЂсколко вЂрнихъ козацкихъ пограничныхъ полковъ, над кото-/254/рыми командовалъ гетманъ Иванъ Безспалій да Барабашъ, кошовій запорожский, да асаулъ Вороникъ, которыи, преслЂдуя Виговского, спалили напрасно ЛубнЂ, Пиратинъ, Чорнухи, Горошинъ и иные. И тогдажъ въ Вар†осадили были ГулянЂцкого, Виговскому единомысленного, но не могши его достать, ради наступившей зими, князь Ромодановскій въ ЛохвицЂ, а гетманъ Безспалій въ РомнЂ зимовали.

1659. По зимЂ знову россіяне ГулянЂцкого облегли въ КонотопЂ; но Виговскій плутъ еще измЂну явную утаевалъ, въ великаго государя извинялся, что онъ своихъ противниковъ, Пушкара, полковника полтавского, и другихъ смиряетъ, а тЂмъ и не хотя якобы свои городы пустошитъ и на государя руки подноситъ; а что под Камянное, городъ рускій, и прочіе подступилъ, то онъ булаву гетманскую, Пушкаремъ отбитую, тамъ перевЂдалъ у камянского воеводы, который на безчестіе мое не отдаетъ. Однако уже лесть его Виговского противу государя видимо показалась тогда, когда пошелъ подъ Конотопъ въ помочъ ГулянЂцкому. Тамъ великороссійскіе князЂ, Ромодановскій и Трубецкій, послыхавши Виговского, приборно на нихъ съ ляхами и татарами наступающаго, и увЂдавши о состояніи его пактовъ съ ляхами, пошли комонникомъ противъ него, чтоб предварително его съ ордою разорвать; но уже орду съ нимъ и обозного коронного, съ премногимъ полскимъ войскомъ устроенныхъ, застали, где крЂпко ударившись, по долгой обосторонной битвЂ, принуждени рейтеровать и съ вождомъ однимъ всЂ пасти; также и остатнихъ под Путивлемъ с вождомъ Пожарскимъ поразилъ Виговскій, освободивши ГулянЂцкого от осады с Конотопу, пустылъ загоны татарские въ Великороссію далеко.

Тогдажъ Юрась Хмелниченко чрез посланного слугу своего, Ивана Бруховецкого, в СЂчи запорожской жаловался /255/ на Виговского за подступное и насилное ему отнятие гетманства. ПоднЂстране же и забужане и другіе украинскіе козаки, видя, что гетманъ Виговскій, примирився съ поляками, Полтавщину, Миргородчину и Лубенщину опустошилъ и людей въ неволю татарамъ отдалъ, и Пушкара, полковника полтавского, сторонЂ государевой вЂрно служившаго, убилъ, и Хмелницкого присяжніе съ государемъ пакти зламалъ и на его жъ величество православнаго царя воюетъ — собралися въ БраславлЂ и новаго гетмана Юрия Хмелницкого паки себЂ поставили. Тогожъ времени Виговскій, какъ увЂдалъ о томъ поставлении Юрася, оставивъ татаръ, въ Москву пошедшихъ, и пробрався съ поляками на ЗаднЂпре, хотячи пожаръ съперва загасить, но нечаянно всЂхъ, сторонЂ царского величества приязнихъ, засталъ, наветь которыи пактовъ, съ поляками поприсягненныхъ въ ВаршавЂ, достояли, и тЂ — именно: НемЂричъ на штуки от черни за труди оные разсЂченъ, Верещакъ и Сулима и иные побити; и хотя Виговскій пред всЂмъ войскомъ оные полезные (якобы) козакамъ пункта велЂлъ читать, однакъ ни от кого за то не похваленъ, паче же обруганъ, что правовЂрнаго монарха отступилъ, и конечно б убили его, естлибъ полское войско не заступило. Зачимъ онъ принужденъ Юрию Хмелницкому булаву и всЂ клейноти войсковіе отдать, а самъ какъ опаренный въ Полшу едва утеклъ. Тогдажъ король полскій, не хотячи упустить козаковъ, знову присилалъ кашталяна волинского до Юрася, подтверждая его на гетманствЂ, котораго хотя Юрась честно отпустилъ, обЂщаясь служить его королевскому величеству, однакъ до великороссіянъ писалъ о приходЂ ихъ въ Переяславль, а до Потоцкого — дабы изъ Малой Россіи прочъ виступилъ съ войскомъ, чрезъ Виговского наведеннымъ, не хотящихъ же виходить и насилно ве-/256/лЂлъ вигонить. И тогдажъ заразъ Цюцюра, полковникъ переяславскій, охоту взявши для поискания гетманства сегобочнаго, началъ ляховъ вигонить и въ НЂжинЂ пять хоругвей вибилъ, потомъ въ ЧернЂго†и по всЂхъ городахъ украинскихъ козаки ляховъ побивали и, рейментара ихъ Немирича за Кобизчею убивши, всю Украину от ляховъ очистили. Юрій же Хмелницкій, съ СЂркомъ, кошовимъ запорожскимъ, Чигрина доставши (где и жена Виговского была, которую отослалъ къ нему въ Полщу), его царскому всличеству поклонился и потвержденъ по указу чрезъ боярина Трубецкого на гетманствЂ. И из той поры на ЗаднЂпрЂ начали были войны утихать; да ис того жъ времени, какъ и при старомъ было Хмелницкомъ, люди безчисленные из-за ДнЂпра, ради бывающихъ тамъ неспокойствъ, подъ царскую державу пущени, которые, не вмЂстяся въ Малой Россіи и далЂе в Великую Россію пошедши, пустые землы великими городами и селами густо осадили, и сихъ царское величество раздЂлить указалъ на пять полковъ и поставилъ полковниковъ въ Сумахъ, АхтиркЂ, ХарковЂ, ИзюмЂ и Рибномъ, и позволилъ судится имъ своимъ правомъ и далъ волности, какъ и войску Запорожскому.

1660. Потомъ Юрий Хмелницкій, учинивши на Кодачку совЂтъ съ бояриномъ Васіліемъ Васильевичемъ Шереметьевимъ ступать войною в Полщу, въ року 1660, сам Гончарихою особенно, а бояринъ з’Цюцюрою, наказнимъ гетманомъ, на Котелню пошли, намЂревая оба подъ Лвовомъ сойтись. И тогда Шеремет’евъ, похваляясь самого короля въ полонь взять, а Краковъ облегти, какъ послалъ предъ собою конницю великую мимо Лвовъ просто къ ВаршавЂ, такъ они сперва безмЂрное число шляхти подляской съ пожитками ихъ забрали, и гетмана коронного, войско поразивши, в Дувно про-/257/гнали и смятение въ ПолшЂ очень великое здЂлали, ибо, кромЂ великороссійскихъ и козацкихъ, еще и голсатское *) и пруское за Вислою Полшу пустошили; но когда король шведскій умре, в то время и сенаторЂ его съ ляхами помирялись.



*) ЗдЂсь, кажется, нужно разумЂть шведскія войска, съ которыми была тогда война у поляковъ. „Голсатское“ войско — отъ имени Голзаціи, области шведской.



Тогда король полскій, уволнившись от нЂмцовъ и обративши всЂ войска свои от Балтійскаго моря и з-за Висли къ УкраинЂ, съ помощію хана кримского, ненадежно весма напали на великороссіанъ и козаковъ под Чудновомъ и Слободищами и, побЂдивши, многихъ осадили. Где Хмелницкій, въ особности будучи, многократно бой дЂлалъ. Видя же неприятелскую силу великую и умножающуюсь, смирился пред ляхами; а Шеремет’евъ, не во время познавши, что напрасно съ гетманомъ порознился, по долгомъ своемъ и нуждномъ и голодномъ и безводномъ съ Цюцюрою облежении, утрактовалъ съ поляками, чтобъ козаковъ, при немъ сущихъ, видать татарамъ, войско россійское съ Киева виведши, ляховъ туда впустить и прочая. Якой неправости не терпя Цюцюра, — ибо уже начали татарамъ за хлЂбъ, за соль, за воду козаковъ отдавать, — оставивъ Шереметьева, и хотя съ потеряниемъ войска своего, сквозь татаръ пробился. Тогда убо Шереметевъ, какъ не возмоглъ статей мирныхъ въ дЂло привесть, понеже князь Борятинский, въ Кіе†съ войскомъ обрЂтаясь, не токмо ляхамъ, но ему Шереметеву не далъ и близко до Кіева приступить, — а таки ляхи, его атаковавши, живого самого и войско его в награжденіе татарамъ отдали, у которыхъ въ неволЂ онъ Шеремет’евъ болше дванадцяти лЂтъ сидЂлъ; офЂцеровъ же его для окупу себЂ поляки оставили. Онимъ щастиемъ ляхи возви-/258/шеннии, паки въ свою область Украину обняли были, кромЂ полковъ переясловского, нЂжинского и чернЂговского съ ихъ наказнимъ гетманомъ Якимомъ Сомкомъ, на котораго ГулянЂцкій съ ляхами часто нападалъ, но онъ и мало имъ станціи в тЂхъ полкахъ имЂть не допускалъ.

1661. Да тотъ же Сомко въ 1661 року не токмо с’онихъ полковъ, но изъ всего ДнЂпра конницу и пЂхоту королевскую изгналъ; и тако сегосторонная Украина подъ рукою его царского величества осталась.

ПослЂ того молодій Хмелницкій съ ханомъ и съ ляхами и козаками приходилъ на Украину подъ Переяславль и, не добувши онаго, зимовалъ подъ НЂжиномъ. Откуда ханъ пускалъ загони въ Стародубовщину, за Мглинъ и въ городы великороссійскіе.

1662. А въ мЂсяцЂ генварЂ 1662 року, при в’ступленіи хана с Хмелницкимъ за ДнЂпръ, оставленное от них въ ИрклЂе†немалое войско козацкое и татарское Григорій Григоріевичъ Ромодановский з Сомкомъ, за гетмана правящимъ, на веснЂ почитай все избилъ и городъ спалилъ.

Тогожъ 1662 года, по свЂтломъ Воскресеніи, въ КозелцЂ козаки, раду учинивши, избрали Сомка на гетманство и на вЂрность его царскому величеству съ нимъ присягли, которой чести желая себЂ и друтіе, найпаче Васюта, полковникъ нЂжинскій, чрезъ Меθодія, епископа, оклеветавши у двора монаршого Сомка, да Иванъ Бруховецкій, бывшій слуга Юрія Хмелницкого, от запорожцовъ на то производимий.... *)



*) ЗдЂсь, кажется, небольшой пропускь.



Между симъ въ одномъ року Юрий Хмелницкий, знову пришедши съ 20,000 войскомъ, добувалъ Переяславля крЂпко, где Сомко гетманъ, съ нЂсколкома стами военныхъ козаковъ запершись, крЂпче отбивался, пока князь Ромодановскій по-/259/шолъ ему на помочъ; о которомъ послихавъ, Хмелницкій рушилъ къ Каневу и, не дошедъ, край ДнЂпра окопался, где его князь Ромодановскій з’Сомкомъ, постигши, хотя и зЂло противящагося, побЂдили и войско его въ ДнЂпръ прогнали, а обозъ весь съ амунЂціею взяли июля 16 дня. Тамже и нЂмецкой от поляковъ данной пЂхоти 1,000 человЂкъ до единого убито. Самъ же Юрась утекомъ до Черкасъ спаслся. Тогожъ року Сомко, воинскимъ дЂломъ въ вЂрности упражняясь, ходилъ войною за ДнЂпръ и, оставивъ въ Кане†полковника Лизогуба, съ немалими користьми повернулъся. Чему ревнуя и князь Ромодановский командировалъ столника Приклонского, которому тотъчасъ городъ Черкаси поддался; где онъ устроивъ полковника ГамалЂю, какъ пошолъ внизъ ДнЂпра до Бужина, такъ и князь Ромодановский тудажъ другою стороною маршировалъ и напротивъ Бужина обозомъ сталъ. А тЂмъ временемъ ХмелнЂцкій паки съ новими татарми напалъ на Приклонского, который едва от него утеклъ, а за нимъ и многіе жолнЂре, оставя обозъ, принуждени плисти чрезъ ДнЂпръ; однакожъ князь Ромодановскій, на неприятеля из другой стороны рЂки начавъ с пушекъ стрЂлять, обозъ от него обратовалъ и пошелъ съ Приклонскимъ къ Лубнямъ. А Хмелницкій, не могучи переяславской шкоды себЂ наградить и укрЂпится, отдавъ гетманство ТетерЂ, самъ въ чернцЂ постриглся.

1663. ПослЂди запорожскіе козаки въ радЂ своей самоволно Бруховецкого украинскимъ огласили гетманомъ, въ року 1663, и писменно его царскому величеству рекомендовали; по челобитю же Меθодія епископа и Васюти, указалъ его величество кого хотя волними голосами избрать на гетманство. И под сіе время Бруховецкому, з Запорожья до Гадяча пришедшому, князь Ромодановскій поручилъ Украиною по /260/ Роменъ вЂдати. Полковникъ же Васюта, зЂло желаяй гетманства, отступивъ от Сомка и оклеветалъ его в Москву, зачимъ оба вь подозрЂніи стали. И тогдажъ Бруховецкій як постарался о том и до государя писалъ, прося, чтобъ черная рада была, — се же уповая на запорожцовъ, з собою пришедшихъ, которыи, въ радЂ взбунтовавшись, могутъ Сомка и Васюту убить, — такъ, за прибытиемъ для того къ НЂжину съ Москвы околничого князя Гагина съ столникомъ Кирилломъ Осиповичемъ Хлопповимъ, поспЂшавъ напредъ до нихъ и доброхотнихъ себЂ здЂлавъ, еще чрезъ запорожцовъ своихъ не толко козаковъ, но и мужиковъ з городовъ туда собравъ, будто на разграбленіе НЂжина. Да туда жъ и Сомко съ своими прибывши и отдавши подобающую честь князю Гагину, поручилъ себе и подручную себЂ старшину и чернь въ милость государеву, съ обЂщаниемъ от себе и впредь вЂрной службы, и перестерЂгалъ князя в бунтахъ, на рочной радЂ бывать обиклихъ. Но князь, от Бруховецкого удоволствованный, и ктому на доволное число войска великороссійского уповая, на то не смотрЂлъ; поставивъ же наметъ государевъ посредЂ собора, повелЂлъ жолнЂрамъ вооруженнимъ кругомъ статъ, а старшинамъ и чернЂ безъоружнимъ туда прийти. Где началась граммота монаршая читатся, то заразъ запорожцы з другими крикъ и потомъ бой съ козаками, Сомка гетманомъ називающими, учинили и, бунчукъ Сомковъ зломавши, чуть его самого не вбили, естли бы чрезъ царскій наметъ не утеклъ. От черни же и знатнихъ козаковъ многочисленныхъ побили, и самого князя потрутивши, насилно Бруховецкого на столець возвели. Когда же Сомко похвалился о такомъ насілии до самого государя, *) тогда князь, оскорбившися и велЂвши Бруховецкому бунчукъ и булаву до /261/ намета принесть, приказалъ и Сомку съ Васютою и съ товарищи ихъ явитись, которыи какъ скоро пришли, тотъ часъ конЂ и оружье и одежду от онихъ поотбирано, а самихъ съ людми ихъ за караулъ взято. Бруховецкому же, присягшому на вЂрность, князь самъ вторично клейноти вручилъ, и тамъ же Сомковъ обозъ запорожская голота, съ подобними имъ, расхитили и по городахъ несказанное грабителство и бЂду, з наущения Бруховецкого, чинили обивателямъ; чего ради многие знатные люди, оставя доми со всЂми пожитками въ расхищение имъ, и въ рубища одягшись, страха ради смерти, гдЂ кто моглъ укривалися.



*) ЗдЂсь, вЂроятно, пропущено слово „писать“.



Въ томъ же году онъ Бруховедкій къ прежнему безчинию приложилъ еще: взявши бо Сомка и Васюту подъ свой караулъ и ктому полковниковъ чернЂговского и лубенского, велЂлъ головы имъ поутинать въ БорознЂ городЂ, не смотря на Сомка, что онъ и лицемъ и возрастомъ хорошъ былъ, паче же завидя злобно, что онъ же былъ воинъ изрядный и въ исполненіи указовъ его царского величества охотный и вЂрный государевъ слуга (котораго и самъ палачъ татаринъ, смотря на его Сомкову уроду, рубать его отрЂкался). Иныхъ же полковниковъ съ клеветою на нихъ въ Москву отослалъ, а прочимъ знатнимъ козакамъ приказалъ, чтобъ шубы и жупаны пЂхотЂ запорожской давалы, и къ новопоставленнымъ от себе полковникамъ по сотнЂ *) запорожниковъ придавъ, велЂлъ ихъ всЂхъ изобилно кормить и одЂвать, которые, расположившись по УкраинЂ, неисчетные бЂды и озлобления людямъ бЂднымъ дЂлали.



*) Въ рукописи прежде стояло: „по сотцу“, но потомъ другою рукою переправлено на „по отцу“.



Тогожъ года присланъ былъ от царского величества дякъ Бачмаковъ новихъ ради съ козаками статей поставленія; но /262/ послыхавъ, яко король полскій съ многою воинскою силою идетъ на Украину, безъ дЂла къ Моск†возвратился.

Того жъ года Бруховецкій гетманъ, въ ПереяславлЂ оставшееся имЂние Сомково забравъ, ходилъ под Кременчукъ и оный спалилъ, но крЂпости съ козаками ему противними не могши взять, отойшолъ въ Гадячъ.

И вскорЂ гетманъ чигринскій Тетера съ ГулянЂцкимъ и съ Богуномъ, наказнимъ гетманомъ поднЂстранскимъ, и Чернецкий, воевода рускій, съ войсками за королемъ полскимъ от ЗаднЂпра путь воспріяли на Ичню подъ Глуховъ, наклоняя вездЂ под себе городы, якие могли, или раззоряя, какъ-то и Салтиковъ-ДЂвицЂ жителей однихъ вирубали, другихъ въ плЂнъ отдали татарамъ; Остра же, НЂжина и Батурина не добули.

1664. И въ 1664 годЂ Янъ КазимЂръ, король полскій, прибивши под Глуховъ зимою, чрезъ пять недель тамъ затворившихся съ Животовскимъ, судіею генералнимъ, козаковъ крЂпко подкопами и гранатами доставалъ; по козаки, противясь и на одпоръ исходя, многочисленныхъ ляховъ и нЂмцовъ ихъ убивали. Когда жъ чрезъ татаръ, бЂгавшихъ въ московскіе городы, вЂсть получена о собрании войскъ государевихъ съ княземъ Яковомъ Кудковичемъ Черкаскимъ въ Брянску, съ княземъ Курякинимъ въ ПутивлЂ, съ княземъ Ромодановскимъ въ БатуринЂ, съ которымъ гетманъ Бруховецкій, — пришедшій въ ту пору самъ до Королевця и тамъ скарбу королевского немало себЂ доставшій, — согласясь, маршировали прязю на обозъ королевскій: тогда, устрашившись, заразъ татаре прочъ з СЂвера, потомъ и король съ под Глухова и уступили съ великимъ войска урономъ, на котораго тотъчасъ козаки з города устремително наскакивая, осталцовъ поляковъ били и людей разграбляли. Тогда жъ въ Пи-/263/роговцЂ над Десною князь Ромодановскій и гетманъ, войско полское постигши, многократно битву дЂлали, и естлибъ из Бранска и Путивля наспЂли туда войска, то бъ короля, удержавши, пока Десна пошла, которая уже роставала, живого съ войскомъ и съ запасами взяли. Однако же онъ в маломъ числЂ и без ползи возвратился, толко народъ возмутилъ; а ктому Бруховецкій городы, королю не могшие противится, погубилъ.

Того жъ 1664 року СЂрко, кошовій запорожский, Чигирина доставалъ, знать по требованію Виговского, от которого отступивши съ множествомъ голоты, нЂкоторый Сулимка Лисянку и Ставище себЂ покорилъ и под БЂлую-Церковъ пойшолъ яко бы къ Виговскому, где первЂе Чернецкій, возимЂвши на Виговского причину, Сулимку разбилъ, потомъ полковникъ Маховскій и Виговского велЂлъ растрЂлять. Итакъ гетманъ запорожскій и воевода руский и сенаторъ коронный за невинную кровъ и за несодержание к монархЂ россійскому присяги пропаль безчестно.

Опосля в томъ же году от Чернецкаго, воеводы рускаго, СЂрко кошовый, в БужинЂ осаженій, въ самий день Пасхи выпершись из замку и ляховъ многихъ поколовши, съ войскомъ цЂлимъ в степи пошолъ, а Чернецкій, Бужинъ и Субботовъ спаливши, тЂла Богдана Хмелницкого и сына его Тимоша из гробовъ вибросилъ.

Тогда жъ Тетера, чтобъ гетманства не втерять, оклеветалъ своего шурина, бывшаго гетмана, Юрія Хмелницкого и метрополита кіевскаго Іосифа Тукалского и ГулянЂцкого къ королю, которыхъ тогдажъ на заточение въ другій (sic!) городъ Малборгъ заслано.

Да тогдажъ 1664 года гетманъ Бруховецкий ходилъ къ Черкасамъ, котораго опасаясь гетманъ Тетера и не повЂряясь /264/ чигринцамъ, скарбы войсковые, Хмелницкимъ собранные, и клейноти съ пожитками забравъ, въ Браславле переселился, но и тамъ видя козатство за измЂну противъ государя ему непокорное, собрався со всЂмъ, пошолъ в Полшу: осталные же имения его в ЧигринЂ СЂрко забралъ. Да и тое, что въ Полшу отвезъ Тетера, все ляхи поотбирали, чего ради онъ, в нищету пришедши, въ Волощину побЂглъ. А пока Тетера не удалился з Браславля, Бруховецкій къ Чигрину пошолъ; но Чернецкій передомъ туда нЂсколко хоруговъ войска послалъ, которые з чигринцами Бруховецкому силно не давалися, и въ тое время еще Тетера, затягши орду въ оборону Чигрина, Бруховецкого и СЂрка прогналъ прочъ.

Та тогда жъ Чернецкій со всЂмъ войскомъ короннымъ былъ под Каневомъ и под БЂлою-Церквою и Стебловъ татарамъ на яссиръ отдалъ, а Ставища не дались, где Чернецкого и застрелено. СЂрко жъ съ козаками, миная ляховъ и татаръ, въ БЂлгородчину *) и села ханскіе повоевавши, когда возвратился, тогда Маховскій съ ляхами и ордою колмиковъ и козаковъ его побилъ, однакъ СЂрко съ останкомъ на Украину вишолъ.



*) ВЂроятно, пропущено: „пошедши“.



1665. Еще гетманъ Бруховецкій, 1000 колмиковъ затягъ, съ козаками под БЂлую-Церковъ ходилъ року 1665, съ которими Яблонский, послЂ Чернецкого рейментаръ, многократную войну дЂлалъ, послЂди же, уронивъ много знатныхъ товарищей, въ Полшу помаршировалъ.

Тогожъ 1665 года отозвался гетманомъ Опара и на королевскую руку много орды затяглъ; но орда, Петра Дорошенка, асаула Тетериного, на гетманст†постановивши, Опару съ его старшиною до короля отослали, которыхъ тамъ смертно казнено. /265/

Тогожъ 1665 года гетманъ Бруховецкій съ генералною старшиною и полковниками ездили въ Москву, где его честию боярства почтено и жену ему дано с царского верха; но и полковникамъ дворянство давано, токмо писара генералного Шійкевича для нЂкотораго съ гетманомъ заводу въ СибЂръ сослано.

Того жъ года своеволецъ Децикъ назвался гетманомъ, все ПолЂс’е опустошилъ, но, пойманный, въ тюрмЂ нЂжинской умеръ.

Того жъ року вышеупомянутый Петро Дорошенко началъ заднЂстрскіе полки под державу королевскую преклонять, иные насилно, въ томъ числЂ и Браславле городъ, чверть года от него боронившійся, съ командоромъ своимъ Дроздомъ здался, котораго, потомъ склонившагося, Дорошенко велЂлъ въ ЧигринЂ убить; а иные оборонною рукою уступили чрезъ ДнЂпръ до Бруховецкого. И с тЂхъ поръ стали быть по обЂимъ сторонамъ ДнЂпра два гетмана: единъ под его царскимъ величествомъ, а другий под королемъ полскимъ.

1666. Въ 1666 году Дорошенко, посовЂтовавъ под Лисянкою съ старшиною своею, випросили себЂ у короля полскаго подтвердителную прежнихъ статей о волностяхъ козацкихъ граммоту.

Того жъ 1668 года, по Рождест†христовомъ, гетманъ Иванъ Бруховецкій з Москвы за собою привелъ воеводъ великороссійскіхъ во всЂ началнЂйшіе городы малороссійскіе, именно: в Гадячъ, въ Полтаву, въ Миргородъ, въ ЛубнЂ, въ Стародубъ, въ Новъгородъ, въ Глуховъ, въ Батуринъ и прочіе (кромЂ давнЂйшихъ — киевского, чернЂговского, переясловского и нЂжинского); от тЂх же новихъ воеводъ посланны и въ меншіе мЂста прикащики и одредЂлены цЂловалники или зборщики для збору торговихъ и ярманковихъ пош-/266/линъ от всЂхъ; особенно же на гражданъ и посполитыхъ людей наложены подати от плуга и от коня; а по веснЂ присланные из Москви спищики всЂхъ людей градскихъ и селскихъ, можныхъ и нищетныхъ, и синовъ ихъ, и промислы, и грунта, и всякія угодия переписали и от всего того дань уставили.

И того жъ года сталъ мятежъ на воеводъ за незностные зборы и здирства ихъ и напасти и перепісЂ, и въ началЂ переяславцы насланнаго имъ полковника Дацка въ Богушковой-слободкЂ убилы и имЂли переяславскій замокъ взять, естлибы не билъ предостереженъ воевода; однакъ, городъ спаливши и под Дорошенка поддавшись, вступили въ Золотоношу, которыхъ князь Щербатовъ съ войскомъ великороссійскимъ и малороссійскимъ долго доставалъ, но Дорошенко, съ ордою нашедши, оборонилъ ихъ. Да тогда жъ орда оная, пошедши по-за НЂжинъ и Прилуку, всЂ села забрали. С тоею жъ ордою Дорошенко на Маговского, который людей, на вЂнтерквартирахъ стоя, озлоблялъ, — напавши въ БраиловЂ, живо его и жолнЂровъ всЂхъ татарамъ отдалъ; и из сей причини козаки от короля паки отступилы.

1667. Въ року 1667 присланъ былъ от царского воличества Косоговъ на Запорожье для охранения запорожцовъ от татаръ; о чемъ они вознегодовавши, ссорились, а для того Косоговъ, отписався къ государю и получивъ указъ, оттуда уступилъ. Запорожцы же, недоволни тЂмъ, еще малороссіанъ за воеводы и за подати возбуждали къ бунтамъ.

Того жъ года гетманъ Дорошенко съ ордою Яна Собецкого, гетмана коронного, идущаго на Украину, облеглъ въ Подгайцахъ тЂсно. Но когда татаре извЂстились о СЂрку, гостящемъ въ Криму, принуждены сами и Дорошенко з Собецкимъ примирится. Ханъ же, хотя съ ордами своими /267/ козаковъ, въ ПерекопЂ поткавши, знатно побилъ, однакъ козаки онаго прогнали въ бЂгство, и орда, его оставя, принуждена съ женами и дЂтми въ горы бЂжать. И тако козаки болше неделЂ Кримъ пустошили и до коша съ добичъю вернулись.

Того жъ года Юрия Хмелницкого и митрополита киевскаго и ГулянЂцкого з Майбурга отпущено, которыхъ потомъ знову имЂли побрать ляхи и уже погубить, но они с Полши на Украину бЂжали.

Да того жъ года комисія о мирЂ с поляками под Смоленскомъ окончилася и публЂковано въ МосквЂ, а от ляховъ, з причини той комісіи, вънесены въ Украину возмутителные вЂсти, и на Запорожье слухъ зашолъ о отдачЂ якобы полякамъ козаковъ въ прежнее владЂние. И то посиланы были канцеляристи Мокріевичъ да Рубановичъ въ Москву съ жалобою на воеводъ и зборщиковъ въ обидахъ малороссійскихъ, которые, бездЂлно возвратившись, донесли гетману, что какъ шляхту и посполитыхъ, въ Лит†завоеванныхъ, из всего государства собирая, ляхамъ великороссіяне отдаютъ при Беневскомъ, великомъ лядскомъ послЂ въ МосквЂ, такъ и козаки уже уничтожены и отдани будутъ имъ. А под то жъ время и граммота высокомонаршая къ гетману принесена о имЂющихъ прійти въ Украину на зимовую квартиру десяти тисячей войска великороссійскаго, з чего козаки поразумЂвая, что войско оное для отдачи ляхамъ Украины прійдетъ, разсуждая же и сие, яко удобно могутъ воеводи съ людми своими, указъ получивши, з городовъ виступить, а на свое мЂсто ляховъ въпустить, которіи бы безъ всякаго труда Украину заобладали, а особливо Дорошенко, нарЂкая Бруховецкому, укорялъ чрезъ писма, что уволненный-де народъ, от полской работы чрезъ мужество и кровъ свою свободівшійся /268/ и волею Моск†поклонившійся, пустилъ еще ради тяжшаго порабощенія воеводамъ быть, и подати от всякой душЂ из всЂхъ имЂний и промисловъ взимать, и на воеводъ людямъ работать, до которыхъ-де ни гетманъ, ни полковники, ни вси началники козацкіе не имЂютъ въ волностяхъ ихъ никакова дЂла, — из тЂхъ всЂхъ причинъ и из наговора Дорошенкова, такожъ и и з возмущения запорожцовъ, за отездомъ по Богоявленіи господнемъ *) 1668 року старшины и полковниковъ, которые из гултяйства запорожского поставлены и, яко своеволцы, всегда мислили о грабытелствЂ, усовЂтовали съ гетманомъ Бруховецкимъ воеводъ, от него жъ самого въведенныхъ, убывать. И тотъ часъ старшина въ полкахъ своихъ воеводъ — однихъ, взявъ, въ свояси отослали, а другихъ противнихъ умертвили, толко въ НЂжинЂ, въ ЧернЂго†да въ ПереяславлЂ по крЂпостяхъ одержались, хотя городы и разорены. Сверхъ того Бруховецкій вЂроломный послалъ Степана Гречаного въ Кримъ, призивая хана на Великую Россію воевать, Григорія же ГамалЂю и канцеляриста Кашпоровича къ турскому царю, поддаваяся ему съ Украиною, неизвЂстенъ окаянный, что никого въ войску приязного ему нЂтъ, кромЂ запорожцовъ. И в ту пору, видя измЂну, князь Ромодановскій часть козаковъ въ Котел†осадилъ под весну уже.



*) Въ подлинникЂ ошибочно: „по благословеніи господнемъ“.



И тогда жъ въ 1668 году козаки почти всЂ рейменту Бруховецкого, за непорядокъ его, непостоянство и безумный замислъ, и за убийство многихъ знатныхъ персонъ, въ томъ числЂ за спалення въ малой причинЂ полковницы гадяцкой Острой. — возгнушалися онимъ, и согласясь тайно з СЂркомъ, послали по Дорошенка на малороссійское гетманство, который съ рейментомъ своимъ какъ пришолъ под Опошное, где /269/ и орда, Гречанимъ приведенная, взаимную съ Бруховецкимъ учинили присягу, такъ онъ, тЂмъ уведшися, безъопасно пошолъ под Котелву на князя Ромодановского, но Дорошенко упредилъ и путь воспятилъ; где тотъ часъ Бруховецкого табуръ его жъ козаки разграбили, а самого, къ Дорошенку приведеннаго, тамъ же чернь без пощадЂния боемъ умертвили. Тако Богъ отмстилъ клятвопреступленіе его и неповинную кровъ многихъ, которыхъ онъ, наступая на гетманство и опосля погубивъ, чини ихъ и пожитки голотЂ запорожской раздалъ и на нихъ уповалъ. Но по его смерти и запорожцы многіе поубиваны, а жена его со всЂмъ имуществомъ в Чигринъ отослана. Когда же Дорошенко обЂихъ сторонъ гетманомъ учиненъ былъ, пошолъ со всЂмъ войскомъ козацкимъ и татарскимъ на князя Ромодановского и, оного от Котелвы отгнавъ, ходилъ под Путивль, где какъ пришла къ нему вЂсть з Чигрина о безчиніи жены его, такъ онъ, Дамяну МногогрЂшному войска вручивъ, повелЂлъ воеводъ до послЂдняго изгонити, не вЂдая, что МногогрЂшный великороссіянамъ доброжелателенъ есть, — отошолъ въ Чигринъ, за нимъ же и орди отошли въ Кримъ.

Того жъ року по Рождест†богородичномъ князь Ромодановскій на защищение воеводамъ пошолъ къ НЂжину, которому нЂжинцы и уступили; но онъ повелЂлъ городъ Ромны людямъ своимъ разграбиты и спалити.

Тогда же Дорошенко войско собралъ въ Сокирной, въ соединении съ которымъ не хотя запорожцы быты, приклонились къ хану кримскому и особливаго гетмана себЂ по ханскому совЂту учинили СуховЂя, бывшаго запорожскаго писаря, къ которому орди придалъ ханъ, и к тЂжь ордамъ Дорошенко брата своего Григорія послалъ въ товарищахъ съ СуховЂемъ ити на ЗаднЂпре, до которыхъ в ту пору и /270/ Стефанъ Гречаный з Гадяча тайно убЂглъ; но гадячане его матерь и жену, на возъ простый посаженныхъ, за городъ вигнавши, татарамъ отдали.

А между тЂмъ, когда Демянъ МногогрЂшный съ княземъ Ромодановскимъ примирился, тотъ часъ князь противъ войскъ татарскихъ сына своего, князя АндрЂя, на подездъ виправилъ, которого татаре, в ГайворонЂ разбивши, живого взяли, и едва самъ отецъ его, обороняясь, Путивля достигъ.

1669. По отходЂ СуховЂя и татаръ въ року 1669, МногогрЂшный, безояасно въ согласіе съ Великою Россіею вступая, хотя былъ наказнимъ гетманомъ Дорошенковимъ, однакожъ какъ собралъ компанЂю платную и полковниковъ к присягЂ себЂ привелъ, такъ и учиненъ совершеннымъ гетманомъ, и ординовали съ общества посланниковъ къ его царскому величеству, просячи милости и подтверждения на гетманст†МногогрЂшнаго, что и получили немедленно.

И того жъ 1669 року, по генералному въ Глухо†совЂту, просили всЂ у его царского величества о новопоставленіи статей Богдана Хмелницкого, и вовновъ составленіи и розиску на бывшихъ воеводъ въ обидахъ и здирствахъ, ими починенныхъ. И присланъ князь Ромодановский съ грамотою милостиво монаршою въ такой силЂ, что великій государъ царъ всЂ измЂни, чрезъ Виговского и Юрія Хмелницкого и Бруховецкого бывшіе, не толко прощаетъ, но и въ забвение пущаетъ и содержать козаковъ въ своемъ высокомонаршемъ призрЂніи и милости обЂщаетъ. И с того времени запрещено быть воеводамъ въ прочихъ городахъ кромЂ Кіева, ЧернЂгова, Переяславля и НЂжина, и тЂмъ въ дЂла малороссійскіе не вступать и до посполитыхъ людей отнюдъ не касатся, но гетману всЂми и посполствомъ править и, вЂдая над собою токмо самаго государя, служить /271/ вЂрно; и потому малороссіяне всЂ начали под высокодержавною его величества рукою жить уже въ тишинЂ и свободЂ.

Въ то время Дорошенко, видя себе з малороссійскаго гетманства хитростию МногогрЂшнаго отдалена, послалъ Портянку съ товарищи, а потомъ судю БЂлогруда къ царю турецкому, поддаваясь съ Украиною и прося о санжаки, которые и присланы при чаусЂ, угрожая, дабы не измЂнилъ; при которомъ *) онъ еще и пЂхоти платной 6000 и конницЂ немало безъ вЂдома старшини своей поедналъ.



*) Въ подлинникЂ описка: „при которой“.



Тогожъ года запорожцы з сЂчовимъ гетманомъ СуховЂемъ и з ордою на Дорошенка пришли, на котораго и полки украинскіе, извЂстясь, что поддался Турчину и санджаки виправилъ, повставши з запорожцами, над рЂкою Россю в селЂ КонончЂ осадили его. Но когда татаре, по приказу чаусову, отошли въ Кримъ, тогда СуховЂй, здавъ свое гетманство Михайлу Ханенку, полковнику уманскому, пошолъ въ Умань, за которымъ и Дорошенко съ ордого бЂлагородскою при чаусЂ пошолъ; но уманцЂ, примирившись з Дорошенкомъ и не пустивши его въ городъ, обЂщались въ Чигринъ сами явится.

Того жъ времени Дорошенко посилалъ орди на ЗаднЂпре малороссійское къ ЛохвицЂ для яссиру, ибо Малая Россія уже въ постоянст†къ его царскому величеству, под правлениемъ гетмана МногогрЂшнаго, пребывала. По семъ Ханенко з СуховЂемъ и з Юріемъ Хмелницкимъ, поднявъ орду кримскую и запорожцовъ и наступивши на Дорошенка и на орду бЂлогородскую, въ Стебле†взяли были бъ его, естлибъ СЂрко съ козаками и бЂлогородцами не отратовалъ. И тогда кримцы принуждены бЂжать и СуховЂй; Юрія же бЂлогородцы татаре, поймавъ, отослали в БЂлгородъ, а оттуда, по /273/ наущенію Дорошенкову, в Царъградъ, где посажено его въ ЕдикулЂ. Тогда жъ Дорошенко, расположивши орду на вЂнтерквартирахъ, хотЂлъ съ ними ити на МногогрЂшного; но орда, постоявши время, всякъ з своей квартеры людей побрали и прочъ пошли, о чемъ хотя Дорошенко и писалъ до Турка, но тамъ въ шутку сіе вмЂнено.

1670. Въ року 1670-мъ послалъ Дорошенко своего резидента къ цару турецкому; и того жъ года Кіяшко, от Дорошенка посланный, собралъ къ себЂ гултайство, череды вездЂ займалъ и людей раззорялъ.

Того жъ 1670 року пронеслось от Романа Ракушки, протопопа браславского, бывшого въ ЦарградЂ, что якобы патриархъ соборно проклиналъ гетмана МногогрЂшного, знать по Дорошенковому у Порти турецкой прошенію, за подступъ въ гетманствЂ; и когда МногогрЂшный, з горницы идучи, зашибся, то нЂкоторые думали, что то по оному проклятию.

Того жъ року Ханенко кошовимъ въ СЂчи запорожской сталъ и соглашался съ королемъ полскимъ Вишневецкимъ; но от Дорошенка требовалъ король пословъ на комисію до Острога, токмо никто не поехалъ, для его Дорошенкового непотребнаго требования о присилкЂ въ закладЂ сенаторовъ.

1671. Знову Дорошенко затяглъ орду силистрийскую ити на МногогрЂшнаго въ року 1671-мъ, которая понеже починила обыди людямъ, до Полши надлежащимъ, того для от гетмановъ полскихъ призваны были Ханенко з СЂчи да СЂрко, но уже не застали орди, бо оную прогнали сами поляки прочъ. Тогда король полскій Михаилъ прислалъ войску запорожскому под Кагамликъ клейноти войсковіе, которые вибранному тамже зобща гетману Ханенскому (sic!) даны съ позволеніемъ ему и войску по пунктахъ Гадяцкихъ землею какъ своею по Случъ владЂти, и потому гетманы полскіи войско, тамъ оставленное, /273/ такъ же въ замкахъ могилевскомъ, браславскомъ и въ другихъ бывшее, *) подъ рейментъ ему Ханенку вручили. Зимою же, по Богоявленіи господнемъ, Дорошенко, съ ордою и зъ войскомъ своимъ на Украину нападши, посади пожегл, но по отходЂ, полкъ пЂхоти въ УманЂ уманцы з города вигнавши и полковника ихъ Жеребила з старшиною побивши, Ханенку поклонилися.



*) Въ подлинникЂ ошибочно стоитъ: „бывшихъ“.



1672. Тогда жъ о средопостЂ въ 1672-мъ году старшина генералная, съ писаремъ Карпомъ Макриевичомъ согласясь, Дамияна МногогрЂшнаго гетмана въ замкЂ Батуринскомъ ночю на постелЂ взяли и, на возъ зложивши под шкурою, повезли чили послали на Москву; свойственные же его полковники наутрЂе разбЂглись, а иныхъ въ Москву жъ з’ братами и женою его МногогрЂшнаго на вЂчное житіе побрано. Сей гетманъ Украину малороссійскую всю смирилъ под руку его царскаго величества, и за преступленія Бруховецкаго и прежныхъ гетмановъ прощение и амнЂстию испросилъ, такожъ статямъ старого Хмелницкого подтвержденіе и новыхъ — дабы не быть воеводамъ — постановленіе учинилъ.

Тогожъ года, на непрестанное Дорошенково желаніе помочи от Турка, самъ турецкій царъ или султанъ пришелъ под Камянець Подолскій, куда приспЂли и ханъ съ Дорошенкомъ. И по двохъ неделяхъ граждане, безъ войска бывшіе, Камянець Турчину отдали августа 18 дня, гдЂ, для въезду султанова, очищая мЂсто, из гробовъ людей мертвыхъ вибирано и внЂ города вивожено, а по улицамъ, гдЂ было болото, из иконъ церковныхъ мости дЂлано въ присутствіи Дорошенка властолюбца; и тамже из костеловъ и церквей мечети пороблено и крести и звоны низвержено, толко три церквы /274/ себЂ русь випросили, а армени одну. И оттуда царъ турецкій везира и хана и Дорошенка съ войскомъ посилалъ городы розорять, а людей въ полонь брать; лвовяне же откупилися. И тогда из Украины полской жолнЂре всЂ, при Ханенку бывшіе, до короля помаршировали; но наказного Ханенкового тогда уловивши, Дорошенко убилъ. А цар турецкій въ КамянцЂ, в МежибожЂ, въ Бару и въ другихъ городахъ началниковъ турецкихъ оставивъ и взявъ отъ короля дань и всю Подолскую землю, примирился съ королемъ. Однакъ бЂлоцерковскій коммендантъ, не смотря на прімиріе, въ замокъ турковъ не пустилъ.

По указу его царского величества АлексЂя Михайловича, с’ехавшись все войско запорожское въ Козацкую Дуброву, между Путивлемъ и Конотопомъ, волными голосами избрали гетмана Ивана Самуйловича, поповича, въ юнЂ мЂсяцЂ, року 1672, въ присутствіи князя Григорія Григориевича Ромодановского и думного дворянина Ивана Ивановича Ржевского и дяка Афанасия Ташликова, и присягли на вЂрность съ гетманомъ его царскому величеству и благороднымъ царевичамъ Θеодору АлексЂевичу, Иоанну АлексЂевичу и прочимъ дЂтямъ государевимъ быть въ вЂчномъ подданст†по прежнымъ правамъ и волностямъ и жалованнымъ монаршимъ граммотамъ и по Глуховскимъ статямъ. А до поставленія гетмана вся старшина генералная: обозный Петръ ЗабЂла, судіи два — Иванъ Самуйловичъ да Иванъ Домонтовичъ, писарь Карпъ Мокриевичъ и полковники зъ старшиною и черню просили его царского величества о обявленіи себЂ мирныхъ договоровъ между послами от царского величества, княземъ Юріемъ АлексЂевичемъ Долгорукимъ, и от королевской стороны, Яномъ GнЂнскилъ, поставленныхъ под Смоленскомъ, понеже ляхи произносили вЂсти, будто по силЂ той комісіи Малая Россія от-/275/дана будетъ ляхамъ, и ляхи съ Кіева мощи святыхъ развезуть, козаки же еще за забранные войною въ ПолшЂ господские и костелные скарбы награждатимутъ и прочая; и потому ляхи, будто по знаемости, перестерЂгали козаковъ, яко на тую комісию противъ давнаго обичая недопущенныхъ и начемъ миръ сталъ — незнающихъ, завременно совЂтуя, пока не отданы .. .. .. ., *) гетманъ Бруховецкій при другихъ войсковихъ обидахъ измЂнилъ.



*) ЗдЂсь въ рукописи небольшой пропускъ. За неимЂніемъ другихъ списковъ, мы принуждены возстановить пропущенное по тексту лЂтописи Грабянки, съ которою „Кр. Описаніе Малороссіи“ имЂетъ весьма близкое сходство: „доколь не отдани будутъ королевЂ, поклонилися ему; чего гетманъ Бруховецкій не усмотрЂвши, при прочіихъ войска запорожскою обидахъ, измЂнити Е. Ц. В. принужденъ былъ.



И на тое от царскаго величества полученъ отвЂтъ милостівій, что хотя такъ и договорено было от пословъ обосторонныхъ, а прочее отложено на сездъ до року 1674; но, за нарушение от короля многихъ статей, его царское величество Кіева нынЂ и ныкогда не уступитъ и всЂхъ полковниковъ малороссійскихъ съ войскомъ под своею высокодержавною и наслЂдниковъ своихъ обороною обЂщаетъ содержать во вЂки по правамъ и волностямъ козацкимъ и по Глуховскимъ статямъ. И по сему Самуйловичъ, на гетманст†утвердившись, вЂрно и радително поступалъ и прочіихъ своеволцовъ на обЂихъ сторонахъ ДнЂпра смиривъ и мысли ихъ на вЂрность къ государю преклонилъ. Но по недолгомъ времени и на Самуйловича гетмана повстали донощики: Рославець, полковникъ стародубовский, да Семенъ Адамовичъ, протопопъ нЂжинскій, бывшій в великой милости государевой; которіи, когда ничего на гетмана не доказали, присланы къ нему оба на судъ войсковій и осуждены были на смерть, по растріженіи онаго протопопа; но гетманъ, милосердуя, послалъ ихъ на СибЂръ. Винился /276/ же протопопъ под боемъ, что съ помянутимъ полковникомъ стародубовскимъ, да з Думитрашкомъ, полковникомъ переясловскимъ, да съ Лазаремъ прилуцкимъ и съ прочіими чинами, чигали на здоровъе гетманское, от которыхъ всЂхъ пожитки и маетности поотбираны, а самыхъ ихъ въ турмахъ заключено было.

1673. Прежный СЂрко, кошовій запорожскій, съ козаками и колмиками, первЂе въ Криму, а потомъ въ БЂлъгородъщинЂ велікіе шкоды починили.

1674. Въ року 1674 князь Грігорій Ромодановскій и Петръ Шкуратовъ да гетманъ Самуйловичъ, съ войсками пошедши на Дорошенка, тотъ часъ Черкаси городъ, чрезъ Івана Гулака, обозного генералного Дорошенкового, генваря 1 дня, потомъ Каневъ, чрезъ Якова Лизогуба — смирившіеся, взяли. И для того Дорошенко на оборону Корсуна послалъ сЂмъ полковъ съ полковниками: корсунскимъ Михайломъ Соловьемъ, торговицкимъ Ефимомъ, уманскимъ Григоріемъ БЂлогрудомъ, браславскимъ Грігоріемъ Дорошенкомъ, подолскимъ и могилевскімъ Остапомъ Гоголемъ, калницкимъ Андреемъ, паволоцкимъ Андреемъ Дорошенкомъ и съ командиромъ ихъ Грігоріемъ ГамалЂею; а самъ, затворившясь въ ЧигринЂ, послалъ по орду. Тогда жъ орда, идучи къ Дорошенку чрезъ Рашковъ, понеже починила разные насілія, того ради от мЂщанъ з города прогнана и еще принуждена имъ 6000 золотихъ заплатить. Тая жъ орда съ Григоріемъ Дорошенкомъ, под Богославлемъ ударивши первЂе на людей московскихъ и гетманскихъ, сами едва въ Лисянку збЂгли, которыхъ лисянцы вибывши, и старшину татарскую съ Григоріемъ Дорошенкомъ Самуйловичу видали, а другій братъ Дорошенковъ съ компаніею утекъ. И тогда жъ почитай всЂ полки заднЂпрскіе, кромЂ Чигрина и Паволочи, чрезъ Якова УлЂзка, судію генералного Дорошенкового, да Соловья, полковника /277/ корсунского, на имя еге царского величества Самуйловичу поклонилися.

Да тогда жъ Ханенко, по смерти короля Вишневецкого, булаву и бунчукъ и войско все съ гетманствомъ Самуйловичу отдалъ, и велено ему жить въ ШевЂ.

Потомъ князь Ромодановскій Андрею Цею а гетманъ Самуйловичъ Івану Лисенку по части войска в команду давши, пошли къ Переяславлю, где пріехалъ помянутій УлЂзко и Соловей съ товаріщи. По совЂту съ малороссійскою старшиною при князЂ Ромодановскомъ подтвердили Самуйловича на обЂ стороны ДнЂпра даже до ДнЂстра еднимъ гетманомъ. Тогда жъ и Дорошенко присилалъ на раду въ Переяславль Ивана Мазепу, хотячи якобы и самъ прибыть на согласіе, и просилъ отложить раду до лЂта, обЂщаясь поддатся.

Опосля же въ априлЂ онъ Дорошенко съ тремя салтанами орди, съ сердюками, компаніею и чемерисами ближшіе городи добувши, попалилъ, а залоги Самуйловичеви и людей з женами и дЂтми ордЂ поотдавалъ.

Тогда жъ въ маи Самуйловичъ гетманъ командировалъ съ 20,000 войска Думитрашка, полковника переяславскаго, съ двумя полками великороссійскіми и съ пятнадцятма арматами подъ СмЂлую, где, когда новый салтанъ съ 20,000-ми орди и съ АндрЂемъ Дорошенкомъ многолюднимъ под Орловцемъ тайно на полки гадяцкій, уманскій и торговицкій напали, Думитрашко, почувши о стрелбЂ и туда жъ приспЂвши, татаръ и Дорошенка над Ташликомъ такъ поразили, что трупомъ на четире милЂ поле услали, а прочиихъ живихъ побрали.

И того жъ 1674 года князь Ромодановскій и гетманъ Самойловичъ, съ великими войсками потягши под Чигринъ и облегши Дорошенка, чрезъ нЂсколко недель доставали; но, /278/ послихавъ о маршЂ самого турецкого цесаря, Дорошенковимъ чрезъ Гоголя прошеніемъ вторично подвигненного, виправили Думитрашка съ войскомъ въ помочъ МурашцЂ въ Ладижинъ, от турковъ уже осаженному; Дмитрашко же, получивъ вЂсть о взятіи турками СтЂни, Бара, Подгайцова, Межибожа и УманЂ и о приходЂ хана, оставилъ Мурашку и отойшолъ къ Каневу. Ибо и князь и гетманъ от Чигрина рейтеровалися къ Черкасамъ, которыхъ ханъ, не заставши, гналъ съ Дорошенкомъ до ДнЂпра, но не во время, понеже россійскіе войска всЂ въ одни сутки чрезъ ДнЂпръ перейшли.

И тогда, по отшествіи силныхъ россійскихъ войскъ, не давшихъ никакому городу помочи, но оные татарамъ на ловъ и все ЗаднЂпре въ страсЂ оставившихъ, — люди, оставя церкви и припаси военные и домы съ пожитками, всЂ куда луча бЂжали; въ томъ числЂ и Лисянка городъ не толко великолюдній, но и крЂпкій (которій прежде сего разнымъ великимъ и сылнимъ неприятелямъ своимъ отпоръ давалъ, напримЂръ Констанского Волошина съ 6,000-мъ войскомъ его избилъ, тако жъ Чернецкому и ТетерЂ съ многими войсками ихъ и татарами и СуховЂю съ великими ордами, нападавшимъ и добувавшимъ его, крЂпко противился и не дался в ту пору), увидЂвши князя и гетмана за ДнЂпръ со всею силою уступившихъ и жаль страхомъ покривая, збЂжалъ весь. И тогда ханъ съ Дорошенкомъ, разоривши безлюдные городы, безопасно и радостно ввошолъ въ онія знатный городъ Лисянку, на который иногда и посмотрЂть не могли татаре.

Прежде же сего Мурашка съ 5,000 козаковъ, от гетмана Самуйловича для защищения Ладижина ему врученныхъ. вейзЂра, съ турками его добувающаго, силно от него обороняясь, на одинадцяти битвахъ знатно побЂдилъ. А какъ приспЂлъ туда и самъ салтанъ, то, чрезъ намову и присягу До-/279/рошенкову и Гоголеву, ладижинцы от Мурашки здрадливо отступили. Но видя салтанъ ихъ безъ Мурашки смирившихся, не посмотрЂвъ на присягу Дорошенкову и примиріе, напалъ на нихъ жестоко и порубалъ и городъ съ женами и дЂтми спалилъ; Мурашко же съ войскомъ въ замку, чрезъ д†неделЂ бючісь съ турками и убивая ихъ, наконецъ от турковъ и безводдя изнемогши, однако живо не давшись, одни на другихъ смертию полегли.

Того жъ года и времени Турчинъ какъ послалъ до УманЂ дванадцять пашей, взивая къ примирению, такъ уманцы, не повЂряясь ему, уповая же на безчисленный у себе з городовъ и селъ в забЂгахъ бывшій народъ, побили онихъ пашей и многое время отпоръ туркамъ давали; но опосля подкопами взяти суть, однако еще такъ противились, что и по улицамъ съ турками ручнимъ боемъ бились. Тамъ было съ ужасомъ Дорошенку съ войскомъ его смотрЂть на кровъ християнскую, улицами текущую! Там же турки, отъ побитыхъ християнъ голови отрЂзивая, за всякую у паши по червонцу брали, съ которыхъ кожи ободравши и соломою тЂ кожи напхавши и осушивши, къ Ладижину до цесаря своего отвозили. Тогда жъ Турчинъ изъ поддавшихся себЂ городовъ дань бралъ синами и дочерми и всЂхъ побЂсурманилъ.

По взятіи же Умани Турчинъ въ свою землю пошолъ, оставивъ при Дорошенку орду, съ которою онъ проходя Украину, его царскому величеству поддавшихся вигублялъ, и имЂния остатніе у людей за платежъ татарамъ вимучивъ, пЂхотЂ своей велЂлъ на шляхахъ купцовъ разграбляти.

1675. ЗаднЂпряне же свой край пусто оставляя, под гетмана Самуйловича переходить въ Малую Россію начали.

Того жъ года пЂхота Дорошенкова новому полскому королю Яну Собецкому поддалася. И тогда жъ орда Дорошен-/280/ку на помощъ, дабы и онъ съ королемъ не примирился, пришла; ибо король уже з Бару, з Рашкова и з Могилева турковъ вибилъ и еще желалъ себЂ прибавить Украины, но на коронацію въ Краковъ отошолъ.

Того жъ 1675 года князь Ромодановскій и гетманъ Самуйловичъ посилали под Чигринъ подездъ, а сами Корсунъ съ полковникомъ и съ людми перегнали в Россію; тотъ городъ опосля ляхи съ церквами сожгли.

Того жъ року Дорошенко съ запорожцами и кошовимъ СЂркомъ присяглъ на подданство его царскому величеству и въ знаменіе того послалъ тестемъ своимъ на Москву янчари турецкіе, а хотячи гетманства малороссіиского, подводилъ на бунти запорожцовъ дарами и малороссійцовъ, дабы чорною радою избрали гетмана; послЂди же уразумЂвъ, что гетманомъ въ Малой Россіи не будетъ, знову къ ордЂ и Турчину посилалъ. Но Турчинъ, за янчаровъ разгнЂванный, отрЂкалъ помочи датъ; сего для онъ, толко въ полторы тысячи своеволной пЂхоти остався, на всЂ стороны приязнію сталъ манить.

1676. И видячи его царское величество Дорошенково коварство покрываемое, въ 1676 году послалъ паки под Чигринъ великороссійскіе и малороссійскіе войска и шляхту смоленскую съ княземъ Ромодановскимъ и съ гетманомъ Самуйловичемъ; от которыхъ виправленный съ 20,000 подъездъ когда облегли Чигиринъ такъ, что и одного человЂка ниоткуда въ городъ не пущено, тогда Дорошенко, збоявся, утрактовалъ съ княземъ и съ гетманомъ, дабы присягли, что его животомъ даруютъ, и потому з города съ собою платное (войско?) виведши, здалъ гетману Самуйловичу гетманство съ клейнотами и городъ съ амунЂціею отдалъ, куда ввошло войско великороссійское и малороссійское съ полковникомъ чернЂговскімъ Василіемъ Борковскимъ; Дорошенку же велено жить въ Со-/281/сницЂ. И тако съ неоплаканнымъ падежемъ и разорениемъ Украины и страхомъ всей ПолшЂ бившее гетманство его вовся окончалося.

Того жъ 1676 года государь царь и велікій князь АлексЂй Михайловичъ, самодоржецъ всероссійскій, преставился, а государь царь Θеодоръ АлексЂевичъ воспріялъ царство.

Того жъ года от короля полского ЕвстафЂй Гоголь, полковникъ подолскій, гетманомъ козацкимъ учиненъ, и дано ему съ войскомъ станцію въ ДимерЂ на ПолЂсю и въ ЛитвЂ, а барму и плату з скарбу королевского.

1677. ИмЂя же салтанъ турецкій Подолле и Украину, а видя, что россіяне Чигринъ и Дорошенка взяли, также и людей со всею старшиною безчисленныхъ, за ДнЂпръ перезвавши, на пустихъ земляхъ посадили, — въ року 1677-мъ випустилъ умислно из заключенія на Украину Юрія Хмелницкого ради возмущения и войскъ собиранія, и далъ ему титулъ князя Рускаго и Гетмана Запорожского, и повелЂлъ ему жъ при войскахъ съ Ибрагимъ-пашою и съ ханомъ кримскимъ первЂе под Чигринъ ступать, потомъ подъ Кіевъ.

И в послЂдныхъ юня числахъ Юрій Хмелніцкій при войскахъ турецкіхъ и татарскихъ, под Чигринъ подступивши, всякими военными способами и силою онаго доставили не престая тры неделы; но из города великороссіяне и козаки крЂпко обороняясь и на випоръ випадая, многіе тысячи турковъ убивали. Когда же еще извЂстилисъ турки о маршированіи туда войскъ съ княземъ Ромодановскимъ и съ гетманомъ Самойловичемъ, то прилЂжнЂе на город днемъ и ночью наступали. Но князь и гетманъ, пришедъ къ ДнЂпру, тайно предпослали пЂхоти 1,500 и москви полкъ, которіи, пробившись сквозь орди, пришли въ город; сами же, воспящения ради от татаръ, на ДнЂпрЂ чрезъ козаковъ, суднами перевезшися, на /282/ другой сторонЂ шанцы подЂлали, которыхъ и все войско собравшись, з арматъ хана и турковъ от берега ДнЂпрового отбивали два дни, шанцовъ прибавляя, где и синъ ханскій убитъ. И видя Турчинъ многочисленніе войска россійскіе, а извЂстясь, что и князь ГалЂцинъ съ войсками жъ близъ ДнЂпра въ Пивахъ сталъ, Чигрина жъ, чрезъ четире неделЂ людми своими добувая, (которыхъ козаки рукопашъ уже отбивали) не достали и четыре подкопи потеряли, — убоявся, отступилъ прочъ августа 19.

И тогда жъ россіяне городъ Чигринъ и крЂпость подчинили и шанцы заровняли, а въ Черкасахъ, МедведовкЂ, ЖаботинЂ, Мошнахъ, ДрабовкЂ, *) Турчиномъ было завладЂнныхъ, свои залоги учредивши и въ ЧигринЂ Григорія Карповича Коровку полковникомъ оставя съ войскомъ да Ивана Івановича Ржевского, съ его командою, — тамошню старшину и козаковъ, не довЂряя имъ, въ Малую Россію на житье побрали.

Того жъ времени салтанъ турецкій пашей, съ под Чигрина утекшихъ, велЂлъ побить, а ханъ въ Черкаскую землю вступилъ, на которого мЂсто иного хана въ Кримъ опредЂлено. Юрію же велено знову под Чигринъ и под Кіевъ готовитись.



*) Считаемъ не лишнимъ замЂтить, что въ рукописи на поляхъ противъ этого слова написано другою рукой: „Зри городъ Дубровку“.



1678. И потому на всеЂдной 1678 року орди, ставши кошемъ на РасавЂ, въ переяславской сотнЂ многіе шкоды в людяхъ дЂлали.

Того жъ 1678 року гетманъ Самуйловичъ, для плати войску пЂхотному и конному, от Дорошенка и уже от Гоголя передавшемусь, аренди на горЂлку уставилъ.

Тогда жъ государскіе великороссійскіе войска, съ коман- /283/диромъ царевичемъ Касимовскимъ да съ княземъ Ромодановскимъ, и малороссійскіе съ гетманомъ мая 10 пошли на Бужінскій перевозъ, намЂревая къ Чигрину. Ибо Турчинъ, жалЂя прошлогоднаго въ войску убитка и безчестія, виправилъ уже болшіе войска турецкіе и татарскіе с вейзЂромъ Мустафою под Чигринъ, которіи, пришедши, июля 8 доставали Чигрина многократними приступами и стрелбою и гранатами и подкопами и всякими промысли долго. Однако жъ и войско, под командою Ржевского и Коровки, мужественно непріятеля от стЂнъ градскихъ стрЂляя, отбивали и, из города вибЂгая, вь шанцахъ яничаровъ били и живыхъ ловили. Войска жъ государскіе, въ БужинЂ дождавшись князя Булата съ колмиками и донскими козаками, когда двигнулись далЂе, то на перепра†ЯтисЂ рекЂ съ Капланъ-пашею делій день войну страшную имЂли до ночи. Рано же переправившись, силно еще под горою (с которой турки пушками на нихъ стрЂляли) принуждены бится до ночи жъ, а ноч’ю виправили Василя ДунЂна Бурковскоію, полковника чернЂговского, къ Чигрину, придавъ и великороссіянъ немалое число, которые, не дошедши верха гори и смутившись, стрелбою жъ своею возбудили турковъ такъ, что стали на обозъ козацкій з арматъ паки жестоко палить, и чрезъ цЂлій день баталЂю отправляя, еще мусЂли заночевать; но въ субботу, пошедши стройно, турковъ з гори збили и арматъ 27 взяли. Однакъ турки, оглянувшись, что погони за ними нЂтъ на полЂ, ажъ до обозу москву и и козаковъ, рубая, гнали; токмо единъ полковникъ великороссійскій якъ окидався рогатками и удержався, такъ до него и всЂ войска з обозу притягши, весь день той съ турками воевались, которые, убоявся великихъ силъ государевихъ обоего народа, за Тясминъ перешли. Войска же государеви, приступивши къ Чигрину, над боромъ около озера цЂлую не-/284/делю праздно стояли, чимъ ободрившись, турки начали Чигрина крЂпчае доставать. И когда гетманъ вослалъ въ городъ свЂжое войско, не приобиклое къ штурмамъ, по отходЂ въ обозъ приобиклихъ, — а такъ подкопъ, въ замку дЂру вирвавши въ пятницю, убилъ первЂе Ржевского командира. А потомъ августа 10-го въ неделю о полудни, когда тое жъ войско, попившись, поснуло, тогда въ городъ на учинившуюся подкопами прорву не бросилися бить на дирахъ тотъчасъ турковъ и землею въ мЂхахъ за-тикать по-прежнему дири, но всЂ утскать начали и, на мосту обломвшись, топилися въ водЂ и на греблЂ въ бЂгу давилися: где пропало на нЂсколко тысячъ козаковъ, токмо пЂхота под горою а москва въ замку боронилися до ночи; турки же осталныхъ въ городЂ и за городомъ вездЂ нещадно рубали. И въ ту пору ночю сердюки, оборонивши на греблЂ переходъ москвЂ, понабивали въ замкЂ полніе армати порохомъ, и замокъ запаливши, тудажъ на греблю на проломъ чрезъ турецкое войско, уже Тясминъ перешедшее, пробилися; бо и турки въ ту пору въ ужасЂ были, когда запаленны порохи и армати, порвавши з собою вгору арматные запасы съ великимъ трЂскомъ, весь воздухъ тЂмъ освЂтивши, високо подносити и з висоти на обози пущати начали.

Въ понедЂлокъ же, до схода солнца, войско великороссійское и малороссійское къ ДнЂпру рушило, при великомъ от неприятеля наступленіи, и толко д†милЂ за два дни вошли и въ вовторникъ при ДнЂпрЂ окопалися, за которыми тотъчасъ прійшовши, вейзЂр и ханъ (и) Хмелниченко цЂлую неделю ихъ доставали, хотячи обозъ съ вождами взять. Но тамъ наставлениемъ гетманскимъ такую баталію съ турками свели, якая въ сей вЂкъ нЂгде не случается, и подъ самимъ вейзЂромъ, прі убЂйст†безчисленныхъ турковъ, коней двохъ убили; где, кромЂ стрелби, и рукопашъ козаки съ ними билися, /285/ чего для они принуждены от войскъ россійскихъ назадъ съ ненаградимимъ убиткомъ уступить до Чигрина, оттуда же и далЂе какъ найскорЂе во свояси чуть у третей части войскъ бЂсурманскихъ ушли. Тамъ козаки на випорЂ, набравши верблюдовъ съ болванами и наметовъ въ таборЂ порожныхъ, уразумЂли, что Турчинъ такъ дЂлалъ ради показания великости войска обманою, дабы россіяне всуе порохъ и нулЂ на праздные полатки и болваны вистриляли. Однакъ Юрій Хмелниченко, видя, что турки, повергая вещи многіе на пути, спЂшно пошли, випросилъ часть легкихъ людей турковъ и татаръ, тогда жъ съ ними да съ нЂкоторымъ Яненкомъ Каневъ съ людми спалилъ, прочіи же городы страха ради турецкаго поддались ему едва не всЂ. И тогда Юрась Хмелниченко зъ турецкой ласки писался Княземъ Рускимъ и Гетманомъ Запорожскимъ.

1679. Помянутій Яненко, озвавшися гетманомъ 1679 року, вивелъ орди бЂлогородскіе, съ которими под Козелцемъ и под Носовкою села вибирали.

Того жъ 1679 року Юрась Хмелниченко з четирма салтанами кримской орди виходилъ разорять Малую Россію, но онихъ снЂги тогда великие воспятили и толко загони іхъ по Лукомле да по Яблуновъ сягли, и тогда, послыхавши про войска готовіе россійскіе, от ИрклЂева и от Миргорода съ потеряніемъ многихъ коней и татаръ побЂгли.

Того жъ года Самойловичъ виправилъ сына своего Семена за ДнЂпръ, пред которымъ Яненко съ Корсуна бЂжалъ, а онъ гетманичъ Корсунъ, Мошны, Драбовку. *) Черкаси и Жаботинъ съ людми въ Малую Россію перегналъ.



*) Противъ этого слова на поляхъ рукописи позднЂйшими чернилами приписано: „Зри городъ Драбовку у якои ..кимъ былъ.“ /286/



Того жъ року войска великороссійские и малороссійскіе под Киевомъ были. Турки Казикерменъ и Тавань змуровали, а россійские войска съ кошовимъ Иваномъ СЂркомъ разорять тЂхъ городовъ ходили. Тогда жъ запорожцы въ луги ДнЂпровие от турковъ ховались.

1680. Въ началЂ 1680 року ханъ съ ордами около Мерли и въ слободахъ великороссійскихъ на 30 миль загонами людей плЂнили.

1681. Року 1681 войска многіе великороссійскіе съ княземъ ГалЂциномъ и Ромодановскимъ под Путивлемъ были, поглядая на Турка, до которыхъ и гетманъ Самойловичъ ездилъ з старшиною и совЂтовали о примиреніи съ ними.

1682. ПослЂ сего турки какъ ограничили сами Подолле за рЂку Стрій, под городъ Чертковъ и Трембовле мЂдными столбами, такъ король Собецкій, разоривши миръ с ними, ходилъ под Видень въ 1683-мъ году въ помощъ цесарю християнскому, где, въ присутствіи и козацкого охотного войска, везира с всею его силою побЂдилъ и прогналъ и обозъ взялъ съ амунЂціею съ неисчетною добичю, хотя и не в присутствіи самого цесаря римскаго, тогда для собиранія войскъ з Видня удалившагося; откуда и козаки съ користю и жалованемъ возвратилися.

1684. От того короля Собецкого въ року 1684-мъ поставленъ былъ гетманомъ запорожскімъ КунЂцкій в НемеровЂ, который по всЂхъ городахъ полковихъ поставилъ полковниковъ, а въ иныхъ сотныковъ и, къ козакамъ людей посполитыхъ набравъ под хоругви, ходилъ въ БЂлагородчину да около ТягинЂ посадъ сжеглъ и многіи обыды подЂлалъ. Но когда сынъ ханскій на него наступилъ, онъ с войска бЂжалъ. Войско же и без него гетмана от татаръ отбившись и /287/ въ цЂлости повернувшись, того своего гетмана КунЂцкого убили.

1685. Опосля Могилу, запорожского козака, гетманомъ здЂлано, который по городахъ около Камянца Подолского турковъ вигнавъ, козаками городы осадилъ. ПослЂ того на затягъ до цесара многіи козаки изъ обосторонной Украины ходили въ Цесарскую землю, и розбилъ цесарь с Текелеемъ, воеводою венгерскимъ, пашей турскихъ. Въ ту пору Волоская земля до остатку чрезъ татаръ и козаковъ и ляховъ опустЂла.

Того жъ 1685 года, за вЂдомомъ и волею высокомонаршою, гетманъ Самуйловичъ отехалъ границю от Гомля по Сожъ рЂку до самого Рославля и поставилъ по городамъ свои залоги, — тЂ землЂ къ стародубовскому полку опредЂлилъ.

Между симъ нЂкоторый Драгиничъ за ДнЂпромъ гетмановалъ собою, а когда — неизвЂстно.

1686. Року 1686 Янъ Собецкій, король полскій, съ ихъ царскимъ величествомъ вЂчный миръ учинивъ при бояринЂ Шереметъе†въ Яворо†съ присягою. чтобъ Смоленска не упоминатся вЂчно, что и цесаръ подтвердилъ, токмо бы всЂми силами ишли на Кримъ, не допущая татарамъ цесаря и ляховъ воевать. И тотчасъ Косоговъ съ людми ратними пошолъ и ниже СЂчи зимовалъ.

1687. И въ 1687-мъ году князь Васілий Васильевичъ Галицінъ съ войсками под Перекопъ ходилъ, где и гетманъ Самойловичъ въ 60,000-хъ самихъ лучшихъ козаковъ и компаніи былъ. А понеже татаре трави попалили, принуждены войска от Конской рЂчки вернутся, от голода бо и конЂ и люди умирать начали. Дошедши же Коломака, генералная старшина и полковники сами своего гетмана Ивана Самуйловича взяли и князю Галицину под караулъ отдали юня 23-го. /288/

Того жъ мЂсяця юня 25-го 1687 року поставленъ гетманомъ Іванъ Мазепа, и вскорЂ послалъ по Григорія гетманича, за ДнЂпромъ съ войсками над татарами побЂду носящаго, которого непротивного взято и въ СЂвску к плахЂ голову ему отсЂчено, а брата Якова, зятя Швиковского, генерала смоленского, на СибЂръ заслано, по Мазепиному во всемъ томъ дЂйствіи.

Того жъ года чернь и мужики пановъ своихъ, паче же арендаровъ, грабовали, а нЂкоторыхъ и мучили, допитуясь денегъ, пока онихъ бунтовщиковъ усмирено.

1688. Року 1688 городъ Самару великороссіяне и козаки устроили. Тогожъ року цесарь, разбивши турецкое войско, взялъ БЂлгородъ сербскій и иные городи, а козаки весь Очаковскій посадъ сожгли и людей забрали.

1689. Въ року 1689 повторно на кримъ князь Васілій Васіліевичъ Голицинъ и гетманъ Мазепа и боярини: Шейнъ, Долгоруковъ, ЗмЂевъ, Шереметевъ и Шепелевъ, съ обоенародними войсками пошедши, под Самарю въ априлЂ стали. Где опочивши и устроившись, под Перекопъ 20-го мая, въ день святія Тройцы приспЂли, хотя не без частаго въ маршЂ от татаръ нападения, которыи одиножди и въ обозъ вскочивши, сумскому и ахтирскому полкамъ ушкодили были, но от сердюковъ гетманскихъ тотъ часъ прогнаны. ПослЂди же, вдавшися до хитростей, когда войска начали под Перекопъ шанцами приступати, они, мира иская, поступили князю Голицину искуп и ложными червонцами, въ бурдюги насипанными, его обманули, сверху толко добрими прикривши. И тако все войско, хотя съ трудомъ, однакъ охотно, ради користи и славы, Криму достигшее, принуждено от стЂнъ градскихъ съ жалемъ и руганіемъ на гетмана отступить, который /289/мусЂвъ пред войско виехать и, его невинность показівая, лагодно ихъ укротить.

ПослЂ того отошолъ Мазепа съ полковниками на Москву и у ихъ царского величества Іоанна АлексЂевича и Петра АлексЂевича великую милость получивъ, медлЂвъ тамъ от 20 юля до 1-го октоврія, под которое время бояръ за измЂну казнено и Голицина на СибЂръ сослано.

1690. Въ року 1690-мъ войско козацкое ходило под Очаковъ, где жилля попалили и обиды татарамъ подЂлали.

Того жъ года саранча великая была въ Малой Россіи. Того жъ времени до Самари подки козацкіе для стражи очередно на чверть года ходили.

Патриархъ московскій Иоакимъ преставися, а Адріянъ насталъ.

По заднЂпрскомъ гетманЂ МогилЂ король Собецкій устроилъ гетманомъ Самуся, — а въ которомъ году — неизвЂстно, — и далъ ему привилеи и клейноти, плату же войску из скарбу папЂжского, и резидовалъ Самусь в ВЂнницЂ на ПоднЂстру. Въ тЂхъ городахъ многіи, прибравши къ себЂ охотныхъ козаковъ запорожцовъ или городовихъ и подЂлавшись ватагами то полководцами, безъ указу, своею охотою, ради защищенія християнъ от нападенія бЂсурманского и для оборони границъ, по дикихъ степахъ на обЂихъ сторонахъ ДнЂпра татаръ съ людми, въ ПолшЂ и Россіи набранными, поворочающихъ разбивали, отбивая конЂ ихъ и оружье себЂ, а христянъ плЂненныхъ въ землЂ ихъ и въ отчества отпущали и проводили; ездячи же на тЂхъ пустоширокихъ степахъ, иногда звЂриннымъ мясомъ кормилися, а иногда толокна толко да сухарей толченыхъ в сутки разъ вкушали, съ великимъ от татаръ опасеніемъ, не имЂя ни дороги, ни слЂда и конямъ ржати не допущая, и без огня, будто звЂры, по тернахъ и /290/ комишахъ кормилися и пути свои, порознившися, теряли, но паки познавая оніе въ день по слонцу и крязкахъ земныхъ и могилахъ, ночью же по звЂздахъ, вЂтрахъ и рЂчкахъ, сходилися и, тако висмотрЂвши татаръ, нечаянно малимъ людомъ великія ихъ купы разбивали и живыхъ въ Москву или въ Полшу (кому куда способнЂе) отвозили, получая за то милость монаршую. И из тЂхъ запорожскихъ ватагъ Семенъ ПалЂй, родимецъ борозенскій, оженився за ДнЂпромъ въ Фасто†и держа при себЂ войско охотное, не токмо не допущалъ ордЂ Полщу и Россію воевать, но и самъ ходя и посилая жолнЂровъ на Бужаки и БЂлагородчину, села татарскіе и Очаковъ разорялъ, и где нападали на него татаре, онъ мужественно ихъ побЂждалъ съ великою християнскою ползою; одиножди же самого ими командующаго салтана взялъ, и тогда татаре, примиряяся с нимъ, знатными дарами обсилали его. Утишив же ЗаднЂпре, ожился былъ какъ удЂлный панъ, и располагая войско свое по ПолЂс’ю, десятины с пасЂкъ и индукту почитай со всей оной Украины, даже до ДнЂстра и Случи, на себе в’зималъ. Потомъ ляхи, запомнЂвши ПалЂевихъ благодЂяній, обманою взяли были его и въ Малборгъ заслали. Но онъ и оттуда, на подведеннаго коня всЂвши, къ своимъ въ кайданахъ прибЂглъ; за чимъ гетманъ коронный виправилъ на него гусарское войско съ пЂхотою нЂмецкою и полскою под Фастовъ при арматЂ съ гранатами. Но ПалЂй какъ сокрилъ войско свое въ лЂсахъ, самъ затворился въ городЂ, и какъ подступили к нему поляки, такъ войско оное з поля на лядскій обозъ, а ПалЂй з города на шанцЂ ихъ ударивши, принудилъ ихъ же миръ з собою учинить и съ стидомъ прочъ пойти. Хотя же опослЂ и зналъ на себе от ляховъ тайную вражду, но имЂя от ихъ царскаго величества и от короля милость, жилъ при доволствіяхъ, /291/ какъ бы гетманъ, будучи токмо полковникомъ, — тогда бо Самусь гетманомъ тамъ былъ.

Еще потомъ на ПалЂя и друговъ его полковниковъ ординовали ляхи рейментара Рустича съ великимъ войскомъ, въ которомъ и высокородныи панове были ради отбиранія своихъ маетностей. Тогда Самусь, в’мЂсто ПалЂя, на войну но пошовшаго, съ войскомъ его ПалЂевимъ и съ полковниками Абазиномъ и Искрою и иними пошедши, под Бердичевомъ онихъ ляховъ збилъ и в замокъ МанджалЂевскій вгналъ, где принужденъ Рустичъ, оставя свое войско козакамъ на зарЂзъ и весь обозъ на жакъ, з муру спустится и съ недоумЂніемъ о животЂ прочъ бЂжать.

По тЂхъ всЂхъ возмущенияхъ жили полковники заднЂпрскіе и ПалЂй въ тишинЂ, признавая Мазепу за вишшаго гетмана. Но Мазепа, съ наущения поляковъ, на ПалЂя, по многихъ дому его от себе обидахъ, вимислилъ измЂну и взялъ его под караулъ, потомъ на СибЂръ въ ссилку заслалъ.

Тогда же и Самусь (токмо въ которомъ году — неизвЂстно), здавши МазепЂ, гетману малороссійскому, заднЂпрское гетманство и булаву и бунчукъ и привілей королевскій, опослЂ доволенъ былъ и полковниствомъ богуславскимъ.

1692. Между тЂмъ въ року 1692-мъ зимою орди кримскіе и бЂлгородскіе около Домонтова людей плЂнили, но послихавъ про войска козацкіе, съ гетманомъ готовые возвратилися; за которими гонилъ за ДнЂпръ асаулъ генералный ГамалЂя съ комонникомъ, но не постиглъ. Однако жъ войско городовое и компания, знову под Очаковъ пошедши, посади сожгли и з яссіромъ пришли.

Того жъ 1692 року канцеляристъ Мазепинъ Петрикъ, на Запорожье а оттуда въ Кримъ избЂгши, и съ ордою по веснЂ Полтавщину началъ пустошить и городи под власть /292/ свою покорять. Но когда Мазепа съ полками противъ ордъ и Петрика вишолъ, тотъ часъ они въ Кримъ уступили.

1693. Но и знову зимою 1693 року сынъ ханскій и Петрикъ съ ордами под Полтаву приходили, и мало нЂчто тамъ и въ слободахъ обидъ подЂлавши, возвратились. Въ томъ году архіепископъ чернЂговскій Лазар Барановичъ преставися.

1694. Року 1694 о масляной, нечаянно нападши, орди около Переясловля по селахъ великіе обиди починили. Сего ради полковники — кіевскій Коровка, переясловскій Іванъ Мировичъ съ полками своими и компанія съ ПалЂемъ (который еще тогда не взятъ былъ) пошедши, Очаковъ спустошили, и нЂсколко хоруговъ турецкого войска избивши, на триста человЂкъ живихъ съ хоругвами въ Батуринъ пригнали.

Того жъ 1694 года гетманъ Мазепа командировалъ полковника чернЂговского Якова Лизогуба въ 20,000 войска на Буджаки, где они села татарскіе попустошивши, съ яссиремъ доволнымъ и съ конми добутыми возвратилися въ цЂлости.

Тогда жъ, по отлучкЂ татаръ з турками воевать на цесаря, въ лЂтЂ запорожцы, под Перекопъ пошедши, на Гниломъ морЂ вежы достали и осмъ арматъ и яссіру и прочихъ добичей; потомъ, съ Неруди-салтаномъ нЂсколко боевъ отправивши, до коша цЂлы возвратились.

1695. Великій государъ царъ и велікій князь Петръ АлексЂевичъ, самодержецъ всероссійскій, съ войскомъ землею и рЂкою Дономъ ходилъ въ 1695-мъ году, под Азовъ подступая, но оного тогда не взялъ, токмо каланчу, въ которой войско на зиму оставивъ и въ Черкаскомъ припаси изложивъ, возвратился к МосквЂ.

Да того жъ 1695 года Борисъ Петровичъ Шереметевъ съ разными великороссійскими и слободскими полками, также /293/ и Мазепа со всЂми полками городовими и охотними и низовими козаками, четиры турецкіе городы каменные над ДнЂпромъ в спасовъ мясопустъ взяли и началниковъ и янчаровъ съ людми и женами и дЂтми и съ богатствомъ въ Великую и Малую Россію забрали, а Казикерменъ и Муберекъ до фундамента разорили, токмо на Таванскомъ островЂ, крЂпость или Муштритъ мурованный оставя и землянимъ валомъ разширивши, войска туда обоего народа и запорожцовъ в’вели.

1696. Тогда долгая велми и снЂжная зима была. Зимою жъ въ февралЂ 1696 году ханъ, хотя за Казикерменъ и другіе городи отмстить, съ Петрикомъ на Малую Россію наступилъ и началъ пустошить Полтавщину и Миргородчину, дошолъ Говтвы, где над Псломъ на полкъ гадяцкій напалъ былъ жестоко и без шкоды. Но полковникъ гадяцкій Бороховичъ, армати и обозъ къ Говт†спЂшно припровадивъ, стбился от нихъ, которому тамже Даніилъ Апостолъ миргородскій и Павелъ Герцикъ полтавскій полковники давши помочи, всЂхъ татаръ разбили; зачимъ они когда порознились и уходили прочъ, извЂстясь, что еще и гетманъ самъ къ ЛохвицЂ приспЂлъ и Шереметевъ от БЂлагорода двигнулся, котораго дивізіи колмиковъ под Сорочинцами и сами видЂли: тогда бЂлгородскіе татаре на ДнЂпрЂ, а кримскіе на ВорсклЂ (ибо уже роставали рЂки) многочисленніе потонули. В ту пору татаре на Говт†Вечурку, знатнаго ватага охотного, поймавши, безчеловЂчно мучили, и у живого сердце винявъ, спалили.

Тогда жъ, по отшествіи татаръ, Мазепа всЂхъ казикерменскихъ турковъ, чрезъ полковниковъ Михайла Бороховича гадяцкого, да Ивана Мировича переясловского, да Константия Макиевского киевского, послалъ въ Москву, которые пол-/294/ковники, великую милость и жалованье от ихъ царского величества получивши, въ доми отпущены.

И того жъ 1696 года, по смерти блаженной и вЂчнодостойной памяти его величества государя царя Иоанна АлексЂевича, виправился повторно под Азовъ его царское величество государъ Петръ АлексЂевичъ съ множайшими воисками и запасомъ стройно, куда повелЂлъ и малороссійского войска 15,000 ступать, которое тотъ часъ гетманъ виправилъ, опредЂлилъ над ними командира чернЂговского полковника Якова Лизогуба и съ нимъ полковниковъ: гадяцкого Михайла Бороховича, прилуцкого Димитрия Горленка и лубенского Леона СвЂчку, компаніи Федковъ и сердюцкій Кожуховского полки, которіе туда въ петровъ постъ приспЂвшіе, поставлены за Азовомъ внизъ Дона от моря и кубанской орди и отняли тЂмъ коммунЂкацію полевимъ татарамъ съ азовскими сидЂлцами въ совЂтахъ и въ посилкахъ запасовъ; а его величество, ставъ судномъ на устЂ Дона, не допустилъ къ Азову турковъ, кораблями пришедшихъ з моря. Что видя, татаре всЂми силами нападали на козацкій обозъ, желая хотя на коняхъ взять турковъ з суденъ ихъ до Азова для помощи; но не могли того доказать. На послЂдокъ же, что турки азовскіи, водою ночю проездя, давали о себЂ знать ордЂ, а орда съ поля туркамъ корабелнымъ, — и того козаки досмотрЂвшись, стражъ надъ рЂкою утвердили. Однакъ, когда изъ города турки випоромъ а ис поля орда на козацкій обозъ шкодливо нападать стали, тогда козаки, нЂмецкихъ подкоповъ и штурмовъ не дожидаясь, сами дерзновенною охотою чрезъ валъ азовскій съ турками великій бой вщинали и цЂлый день въ огнЂ страшномъ (на) неприятеля валячися, прислугу свою государю являли тамъ, з’ оружжя палячи *) непохибно и с конями на стЂну скачучи,



*) Въ рукоп. собственно: „жалячи,“ но это, кажется, описка. /295/



не токмо турковъ стрелбою, но и зручъ ламали и убивали, хоругви ихъ хватали и, канатами водними за палЂ градскіе закідая, з валу оные ворочали, и въ городъ диру дЂлали, и на диру тую одни пред другими въ городъ ввалитись тащились *) и заохочивали себе.



*) Должно быть: „тщилися“.



А такъ турки, не могучи козаковъ оружиемъ отбить, мЂшками съ порохомъ, приправляя огонь, за стЂны кидали и козаковъ обжигали; потомъ ровъ глубокій въ городЂ близъ штурму ископали на упадъ козакамъ. Но ни мЂшки, ни ровъ не помогли туркамъ: козаки бо, когда турецкій блякавзъ 17 юля подкопали, и оного ночю доставши, четире армати тамъ и прочего взяли, тогда турки рано, увидЂвши сіе, также и тое, что еще они жъ смЂлЂе собираются въ великіе партіи и, не щадя себе, силно нападать на городъ начинаютъ, предъ очима его царского величества, дня 18 юля замахали шапками и, хоругви наклонивши, стали на миръ взивать и милости у государя просить, что и получили. И въ 19-мъ числЂ въ неделю азовцы боярину и воеводЂ АлексЂю Семеновичу Шеину, при бывшемъ тамъ государЂ, городъ съ амунЂціею и всЂмъ отдали, сами же съ женами и дЂтми отпущены свободно на низъ Дономъ до Кагамлика въ 18 боярахъ.

Да тогда жъ въ 1696 году его царское величество, от Азова возвратившись, указалъ гетману МазепЂ въ Рибное къ себЂ Ђхать. Гетманъ бо и Шеремет’евъ зъ войсками на КоломакЂ ради хана, съ ордами возбраняющаго войскамъ государевимъ ити въ Кримъ, стояли и подездъ чинили (где одинъ подездъ съ вождомъ Плякою от орди взятъ), ожидая азовской викторіи; и потому онъ Мазепа ездилъ въ Рибное и, милостиво у государя принятый, по нЂсколко дняхъ съ жалованьемъ отпущенный. /296/

1697. Везіръ турецкій, прошлого лЂта бывшій на корабляхъ под Азовомъ, командировалъ войско свое до Асламъ-города для осади, предваряя тамъ войско россійское, а самъ кораблями подъ Тавань подступилъ. Тогда бояринъ князь Яковъ Θеодоровичъ Долгорукій и гетманъ Іванъ Мазепа, хотя приплили ДнЂпромъ тудажъ на фуркатахъ съ войсками, намЂревая Казикерменъ и другіе городи построить и до Очакова тянуть, однакъ, разсудивши, что турки къ суднамъ морскимъ заобикли суть, которые тамъ и множилисъ, а войска россійскіе и до водной битви не обучены и въ хлЂбномъ запасЂ оскудЂли, — усовЂтовали возвратится въ отчество свое; однакожъ городи оные частю великороссійскаго и малороссійскаго войска и запорожцами, оставя имъ свои запаси, засадили.

И тогожъ времени 1697 года, по отходЂ гетмана Мазепи съ княземъ Долгорукимъ, турки великіе штурми до ТаванЂ и Казикермена дЂлали. Ибо везиръ, въ отмщеніе прошлолЂтной Азова потери, всЂми силами и хитростьми тщился сіе осталное войско россійское достать и збитъ; но, многое число турковъ и 6000 гранатъ и нЂсколко подкоповъ въ ТаванЂ потерявши, и къ добуванью оной своими сверхъ салтанской плати денгами турковъ заохочуя, когда не моглъ достать и, увидЂвъ велікій уронъ войска своего, наговаривалъ облеженцовъ къ здачЂ города, лукаво представляя имъ, что „вашъ-де гетманъ на погибель тутъ оставилъ васъ, и уже вашъ-де порохъ наши гранати спалили и викидали, а ми-де васъ куда потребно вамъ отвеземъ и на всякого по пять талярей дамо“. Но когда козаки на тое отнюдъ не склонились, тогда Турчинъ принужденъ з стидомъ восвояси ретироватся, а козаки, отъ неисповЂдимо нуждной осади уволнившись, Богу благодарение воздали и приписали тое высокомонаршому щастію. /297/

1698. Князь Долгорукій да гетманъ Мазепа, по веснЂ въ року 1698, пошедши съ войсками, Казикерменъ и Тавань подкрЂпили и, учинивъ нЂсколко боевъ съ татарами, возвратилися.

Тогожъ года въ ЧернЂго†архиепископъ Иоанъ Максимовичъ поставленъ.

Въ томъ же 1698 году, возвратившись его царское величество з нЂмецкихъ земель, повелЂлъ гетману МазепЂ въ ВоронЂжъ къ себЂ приехать, где судна морскіе на Дону рЂкЂ готовили, и оттуда съ многою милостію гетманъ отпущенъ.

Въ томъ же року велікая дорожнета была въ хлЂбЂ.

1699. Въ 1699 году съ великимъ государемъ царемъ его величествомъ Петромъ АлексЂевичемъ турки на тридцать лЂтъ, а съ цесаремъ и другими христіянскіми монархами на двадцать лЂтъ примирилися.

1700. Въ 1700 року войска козацкіе, покоя ради, никуда не ходили, на войну жъ съ Шведомъ толко заводилися.

1701. Государь царь Петръ АлексЂевичъ ходилъ под Ругодевъ шведскій въ 1701 року, где Искра, полковникъ полтавскій, а болшъ Обидовскій столникъ, полковникъ нЂжинскій, племенникъ гетманскій, надъ войскомъ малороссійскимъ наказнимъ гетманомъ былъ. Но тамъ Шведъ, россійское войско побЂдивши и тЂмъ щастіемъ разгордЂвшись, *) сію войну пренебреглъ да въ Полшу отошолъ, а его царское величество потомъ весь берегъ Балтійскаго моря съ провинциями и крЂпкими портовими городами къ государству россійскому завоевалъ.



*) Въ рукописи ошибочно стоитъ „раздЂлившись“. Исправляемъ по лЂтописи Грабянки. /298/



Тогожъ 1701 року полкъ гадяцкій весь съ полковникомъ Бороховичемъ и съ запорожцами ходили до Пскова для отпору шведовъ, оттуда же съ Репниномъ под Ригу. И въ томъ же одномъ году Мазепа съ всЂми войсками и съ арматами пошолъ былъ къ Пскову и мости по тракту велЂлъ моститъ, но, по указу государеву, командировалъ туда въ 20,000 полковника Данила Апостола, (а) самъ съ арматами вернулся с под Могилева. И въ тое жъ время полковникъ Апостолъ съ под Пскова съ Шереметовимъ сыномъ Михайломъ Борисовичомъ подъ Юрнарвадевъ ЛЂвонскій ходили и войско шведское разбили. Тамъ убитъ полковникъ охочекомонній Пашковскій.

1702. Въ року же 1702 стародубовскій полковникъ Михайло Миклашевскій, съ полказти малороссійскіми от Мазепи под Биховъ посланный, совокупився тамъ съ полскимъ рейментаромъ Халицкимъ, достали, хотя и не без шкоды своихъ, города, въ который вошли поляки, а БЂлциневичъ, тамъ бывшій, партизантъ шведскій, съ своими людми изійшолъ къ войску козацкому и припроваженъ до Батурина къ Мазепиной резиденціи; но въ другій разъ, по прошенію литовскихъ пановъ, посиланъ былъ туда от Мазепи Радичъ съ войскомъ противъ шведовъ.

1703. Ради збунтовавшися башкирцовъ въ року 1703, Кичкаровскій, судія полковій лубенскій, съ козаками на Волгу посиланъ на помочъ Шереметьеву.

1704. Гетманъ Мазепа съ войсками 1704 года на ПерепятисЂ и под Любаремъ до осени стоялъ, понеже тогда Шведъ, вступивши въ Полшу, короля полского Августа Втораго з королевства згонилъ, шляхту, людей и костела грабилъ, особливо в Лво†и въ Соколю. Да тогдажъ король шведскій, детронЂзовавши Августа, короновалъ СтанЂслава ЛЂщинского. /299/

1705. Въ 1705 году билъ Мазепа съ войсками жъ въ Замостю и, расноложивъ войска по ПолшЂ на зимовихъ квартирахъ, посилалъ чернЂговского полковника съ полкомъ его и съ гадяцкимъ и Танского съ компаніею на границу цесарскую въ СпЂское воеводство, где спЂского воеводу убили и полкъ его разбили.

Тогда жъ зимою Мазепа з Бродовъ ходилъ къ МЂнску.

1706. Полковника стародубовского Михайла Миклашевского 1706 года шведи убили въ НесвЂжу, а полковника съ полкомъ въ неволю взяли въ Ляховичахъ.

1707. Року 1707 киевопечерскую крЂпость самъ государъ царь Петръ АлексЂевичъ заложилъ руками своими, где и Мазепа съ воискомъ былъ.

А въ року 1708 Мазепа гетманъ змЂнилъ его величеству государю всероссійскому и къ шведекому королю присталъ.

И въ томъ же року въ ноемріи мЂсяцЂ, тотчасъ, по указу его царского величества, Иванъ Іличъ Скоропадскій, полковникъ по Миклашевскомъ бывшій стародубовскій, от козаковъ по давному волними голосами обикновенію на гетманство избранъ въ ГлуховЂ, въ присутствіи такъ самаго государя со всЂми минЂстрами, который его при селЂ БорщеговкЂ Скоропадского на гетманст†утвердити и клейноты войсковые ему вручити самъ изволилъ. Наперед сего под ЛЂснымъ шведского генерала Левенгаупта зъ дивизіею его разбито чрез князя Меншикова (и козаковъ малороссійскихъ *).



*) Эти слова прибавлены изъ Юзефовичевскаго списка ЛЂтоп. Самовидца, въ которомъ, какъ извЂстно, эта лЂтопись дополнена буквальной выпиской изъ „Кр. Опис. Малороссіи“ о событіяхъ съ 1702 по 1734 гг.



Въ томъ же 1708 году Мазепа, прежде измЂны своей, доносившихъ его царскому величеству о измЂнничемъ его намЂреніи, Василя Кочубея, судію генералного, да свояка /300/ Кочубейскаго Искру, полковника полтавскаго, подъ БЂлою-Церквою при селЂ БорщаговкЂ, *) противу совЂсти своея, за ложное будто доношеніе ихъ и посяжку, погубилъ, которыхъ тЂла погребены въ Кіевопечерскомъ монастірЂ.

По змЂнЂ Мазепиной въ 1708 году тотъчасъ князь Александръ Меншиковъ (з войскомъ **) добули Батурина, съ партизантами Мазепиними затворившагося, и оній зруйновали; Мазепу же, яко клятвопреступника, архіереи въ Глухо†публичною церемоніею проклинали.

Шведскій король Карлъ 12, чрезъ Мазепу впроваженный въ Малую Россію, зимовалъ в РомнЂ съ Мазепою до святъ рождественскихъ и по святахъ въ Гадячомъ на 1709 годъ. Тогдажъ, предъ Рождествомъ Христовимъ, по виходЂ Шведа съ Мазепою съ Ромна въ Гадячъ, донцы и великороссіяне Роменъ зграбовали без указу.

Тогожъ года Шведа вездЂ на квартирахъ малороссіяне били тайно и явно, а иныхъ жывыхъ къ государю отвозили.

Тогда полковникъ миргородскій Даніилъ Апостолъ, страхомъ и лестию от Мазепи уведенный, послЂдовалъ ему дочасно, (а какъ ***) получилъ свободное и удобное себЂ время, тотъчасъ, от Мазепи тайно на пути отлучившись и отцуравшись его, в сторону государеву къ великороссійскому войску прибЂглъ (до Лебедина ****), за что и милость монаршую одержалъ и при своемъ рангу и маетностяхъ остался и на тогожъ Мазепу съ прочими государю вЂрними воевалъ *****); тое жъ здЂлалъ и Іванъ Сулима.



*) ПослЂднихъ двухъ словъ нЂтъ въ Юзефович. сп. ЛЂт. Самовидца.

**) Прибавлено изъ Юзефовичевскаго списка лЂтоп. Самовидца.

***) Прибавлено оттуда же.

****) Прибавлено оттуда же.

*****) Въ сп. г. Юзефовича: „и на того жъ Мазепу з протчіимъ вЂрнымъ государевимъ войскомъ воевалъ“. /301/



1709. Року же 1709, юля 27 дня, подъ Полтавою его царское величество съ войсками великороссійскіми и малороссійскіми шведского короля Карла и войско его на баталіи поразилъ, побЂдилъ и прогналъ а с нимъ и Мазепу за ДнЂпръ, обозъ же весь съ амунЂціею взялъ, и генераловъ и министровъ королевскихъ съ войскомъ осталнымъ живыхъ въ полонь побралъ под Переволочною; прочіи же въ ДнЂпрЂ потопились. И тогда король шведскій, забЂгши утекомъ въ Бендери, турецкій городъ, медлЂлъ тамъ бездЂлно съ полтора года, пока въ свою землю пошолъ з стидомъ и съ потеряніемъ всего войска своего. Мазепа же вЂроломецъ, въ Бендерахъ умерши, пропалъ.

Того жъ 1709 року напередъ указомъ государевимъ ПалЂя з СЂбЂра сискано и милость къ нему показано, который удостоился видЂть побЂду над шведами под Полтавою и самъ тамже на конЂ, хотя уже поддерживанный, ездилъ, побуждая войско, дабы непріятелю сламанному не дали ободритись, *) пока весма ослабЂютъ и сдадутся.



*) Въ сп. г. Юзефовича: „обозрЂтись“.



Тогда жъ его царское величество з своими министрами, послЂ оной Богомъ данной надъ непріятелемъ викторіи полтавской, былъ въ Кіе†и торжествовалъ.

Какъ не стало Мазепи, то Филиппъ Орликъ, писаръ генералный, въ Бендерахъ от короля шведского и запорожцовъ учиненъ гетманомъ, который писмами своими лестними не токмо полки малороссійскіе, но и слободскіе къ измЂнЂ до себе подводилъ, и заднЂпрскіе полки, ово прелщая, ово на оные войною и разорениемъ нападая съ татарами и запорожцами, себЂ покорялъ, и долго Украиною колотилъ, пока, ничого не успЂвши, какъ состоялъ между Россіею и Турчиномъ, /302/ послЂдователно же и татарми, миръ, рушилъ прочъ въ нЂмецкіе краи за королемъ шведскимъ.

Тогожъ года въ Гадячомъ, на мЂсто Трощинского, поставленъ полковникъ Іванъ Чернишъ.

1710. Моровая язва великая, первЂе въ КіевЂ, а посля и въ прочихъ малороссійскихъ городахъ была 1710 р.

Тогожъ року саранча великая лЂтала от моря на полуночъ и трави и пашнЂ въ УкраинЂ поила.

Тогожъ 1710 року, юня втораго, Ригу, а септеврия 25 дня Дерптъ и Перновъ и фортецу Ревель у шведовъ войною взялъ его царское величество

1711. Его царское величество въ 1711 року съ войсками великороссійскими и малороссійскими ходилъ на Турка под Прутъ, а гетманъ Скоропадскій до Самари чили до Каменнаго Затону. Тогожъ года предъ прутовскою войною ханъ Девлетъ Герей съ ордою и запорожцами подъ Немеровомъ въ слободахъ были.

Тогожъ года 1711 съ турками примирие учинено над Прутомъ, чего ради козаки по указу Самаръ и Камяный Затонъ разорили.

1712. Въ року 1712 какъ сталъ Борисъ Петровичъ Шереметьевъ съ дивизіею своею на вЂнтер-квартирахъ въ Малой Россіи, с позволенія гетмана Скоропадского, такъ и по всякій годъ начала армия великороссійская въ Малороссіи имЂть зимніе квартири и сустентацію на себе и коней от обивателей получать.

1713. Антоній Стаховскій архиепископъ въ ЧернЂго†поставленъ.

1714. Димитрій Горленко, бывшій полковникъ прилуцкій, да зять его Бутовичъ, да писаръ Орликовъ Іванъ Макси-/303/мовичъ (и Михайло Ломиковскій, да Антоновичъ *) канцеляристъ въ року 1714 от пословъ государевихъ, Петра Андреевича Толстого да Петра Павловича ШафЂрова, у Турчина въ неволЂ бывшихъ, обнадеженыи писмено милостію монаршою и животомъ, волно прішли въ Кіевъ и, бывши въ Глухо†у Скоропадского гетмана съ повинною въ томъ, что они слЂдовали за измЂнникомъ Мазепою, побраны въ Москву на житье свободное, где и поденные денги имъ з казни государевой на кормъ видаваны.

Упомянутые посли государеви ШафЂровъ, Толстой и Шереметьевъ (которій на пути умеръ) и Бестужевъ з Царграда вернулися.

1715. А въ року 1715 гетманъ Скоропадскій съ полками реймента своего въ лЂтЂ на осЂнь уже стоялъ под Киевомъ.

ГамалЂя и Кандиба з Москви отпущены, а протопопъ Лисовскій сотникомъ въ НовгородЂ учиненъ.

Тогожъ 1715 р. октоврія 12 д. родился его царскому величеству из царевича внукъ Петръ АлексЂевичъ.

1716. **) Въ року же 1716 посиланъ Иванъ Сулима, хоружій генералный, подъ Царицинъ робить линЂи от стороны Кубанской орди.

Его царское величество изволилъ въ 1716 году безопасно въ своей царской персонЂ пойти въ чужіе земли для визитаціи онихъ и осмотрения въ нихъ порядковъ и манифактуръ и регулъ иноземческихъ, и въ 1717 году въ лЂтЂ гостилъ у короля французкого въ ПарижЂ.



*) Эти слова, пропущенныя въ рукописи, взяты изъ Юзефович. сп. лЂт. Самов.

**) Въ сп. г. Юзефовича этотъ годъ начинается слЂдующимъ извЂстіемъ, не находящимся въ „Кр. Опис. Мал.“. „Гетманъ Скоропадскій з войскомъ зимоваль въ Гадячомъ для того, что Орликъ з татарами виходилъ на Украину і з запорожцами и разорялъ людей“. /304/



1718. Возвратясь же з Франціи, его царское величество государъ Петръ АлексЂевичъ въ 1718 году билъ въ Моск†со всЂмъ дворомъ его монаршимъ, когда сужено Лопухина и другихъ казнено за измЂну, куда и гетманъ Скоропадскій съ полковникомъ чернЂговскимъ Павломъ Полуботкомъ, да съ лубенскимъ полковникомъ же Андреемъ Марковичемъ и съ писаромъ войсковимъ генералнымъ Семеномъ Савичемъ и прочими ездилъ до государя, а зъ Москви онъ же гетманъ зъ старшиною ездилъ за государемъ до Санктъ-Петербурга для повидания строения онаго, — и съ милостію монаршою отпущены.

Тогожъ 1718 года государь царевичъ АлексЂй Петровичъ преставился, при битности тогда гетмана съ старшиною. Да тогожъ одного года другій государъ царевичъ Петръ Петровичъ малолЂтный преставился.

Тогдажъ гетманъ Скоропадскій съ министромъ Петромъ Андреевичемъ (Толстымъ) посватался.

И тогожъ года въ осЂнь пріездилъ въ Глуховъ секретаръ Михайло ШафЂровъ и другій да Иванъ Петровичъ Толстій на сватбу, зъ братомъ своимъ Петромъ Петровичемъ Толстимъ, который тогда женился на гетманской дочерЂ УліанЂ; на веселлЂ же томъ въ Глухо†были, кромЂ полковниковъ рейменту гетманского, генералъ-маіоръ де-Вейзбахъ и графъ Контакузинъ съ товаріщи.

Того жъ 1718 року ездилъ епископъ переясловскій Кірилъ Шумянскій и прочіи духовніи персоны зъ Кіева въ Москву для подписаныя духовнаго Регламента; ибо тогда его царское величество, з поворотомъ з Франціи, при учрежденіи иныхъ государствонныхъ коллегій, и святЂйшій правителствующій духовный синодъ устроилъ и упривиліовалъ,

Оного жъ року митрополитъ кіевскій Иоасафъ Кроковскій, позванный въ Санктъ-Петербургъ, умеръ въ ТверЂ. /305/1719. СвЂтлЂйшій князь Александръ Меншиковъ въ 1719 году былъ на УкраинЂ и въ слободахъ со всЂмъ домомъ своимъ, до котораго первЂе въ Шептаки за Десну зимою, а потомъ въ Гадячъ по Воскресеніи господнемъ ездилъ гетманъ Скоропадскій, со всЂми старшиною генералною и полковниками, и трактовали о порядочной сустентаціи драгунъ въ Гадячомъ. Да онъ же князь Меншиковъ потомъ и въ Глухо†у гетмана гостилъ.

Тогожъ 1719 года князь Меншиковъ заехалъ межею до Почепа, маетности своей, прежде того от гетмана Скоропадского ему наданной, д†сотнЂ: мглинскую и бокланскую и часть стародубовской, и за тое великую ссору и тяжбу гетманъ съ княземъ имЂлъ, а особливо за завладЂніе почепскихъ козаковъ вь подданство.

1720. Гетманъ Скоропадскій, съ нЂкоторыми старшиною генералною и съ бунчуковимъ товариствомъ, многолюдно проезжжался из Глухова до НЂжина къ зятю своему Петру Петровичу Толстому, полковнику нЂжинскому, такожъ въ Прилуку и въ другіе мЂста по маетностямъ своимъ, 1720 року въ лЂтЂ.

1721. Въ НештатЂ, при границЂ шведской, въ року 1721 августа послЂдныхъ чиселъ, учиненъ съ шведами миръ на приговореныхъ из обЂихъ сторонъ пунктахъ, россійскому государству много полезныхъ, которые и випечатаны тогда жъ, а въ оній миръ въключены и поляки; толко козаки, которые оружию шведскому послЂдовали, изъ амнЂстіи виключены.

Тогожъ 1721 р. его величество государь царъ Петръ АлексЂевичъ конферованную себЂ от всего правителствующаго сената (и святЂйшого правителствующаго синода *),



*) Прибавлено изъ Юзефович. сп.



именемъ /306/ всего государства, титлу „Петра Великаго, імператора всероссійскаго и отца отчества“ прінялъ и былъ въ МосквЂ, торжествуя о мирЂ.

Въ томъ же 1721 году ранЂе, по указу, посиланы были не однимъ трактомъ Полуботокъ, полковникъ чернЂговскій, въ командирахъ, да Марковичъ, полковникъ лубенскій, да Иванъ Сулима, хоружій генералный, съ 12,000 войска козацкого, до Ладоги на работу канала для обходу суднами озера Ладожскаго канатами къ Петербургу, где не доходя, на пути Сулима умеръ, котораго тЂло привезено до Переяславля въ Сулиловку.

1722. И въ 1722 году гетманъ Скоропадскій, съ нЂкоторими старшиною и полковниками и бунчуковими товарищи, ездилъ въ Москву, поздравляя государя полученнымъ щастливымъ миромъ и воспріятою титлою.

Тамже въ МосквЂ, какъ господа великороссійскіе и всЂ чины, такъ и гетманъ з старшиною и всЂми подкомандними своими присягу чинили на содержаніе устава его императорскаго величества „О правдЂ волЂ монаршой“, свободной кого хотя по себЂ наслЂдникомъ скипетра россійскаго опредЂлить, о чемъ и въ полкахъ малороссійскихъ вездЂ присяга была тогожъ времени.

Тогожъ 1722 года въ Моск†принесено от его императорскаго величества Петра Великаго, за собственною его величества рукою, писмо къ гетману Скоропадскому о состоявшемся опредЂленіи быть при немъ Скоропадскомъ въ Глухо†Коллегіи Малороссійской и президовать брегадиру Стефану Веляминову да шести офицерамъ гарнизоннымъ погодно, а то для верхней аппеляціи да для зборовъ денежныхъ и хлЂбныхъ въ казну государеву; о чемъ и манЂфести печатные въ Малую Россію прысланы. /307/

Тогдажъ на МосквЂ, по жалобЂ гетманской на князя Меншикова, указалъ его императорское величество лишнюю, имъ княземъ Меншиковимъ занятую къ Почепу, землю привратить къ полку стародубовскому, толко владЂть бы ему Меншикову Почепомъ такъ, какъ гетманы владЂли, да и козаковъ сотнЂ почепской тогда жъ онъ князь уступилъ.

Тогдажъ на каналную работу къ ЛадозЂ другой разъ ходилъ полковникъ полтавскій Иванъ Чернякъ съ козаками — самъ чрезъ Москву трактомъ, а прочое войско другими трактами.

Тогожъ одного року его императорское величество водою з Москвы пошолъ къ АстраханЂ, а оттуда за море къ Терку на татаръ горнихъ каракалпацкихъ и прочіихъ, где при Сулакъ-рЂчкЂ крЂпость Святаго Креста заложилъ, которую потомъ устроено. Оттуда же ходилъ къ ДербенЂ персидскаго владЂнія, покоряя вездЂ владЂлцовъ тамошныхъ, куда по указу и малороссійского войска 10,000 съ командиромъ Даніиломъ Павловичемъ Апостоломъ, полковникомъ миргородскімъ, да съ полковниками прилуцкимъ Игнатомъ Gалаgаномъ и киевскимъ Антономъ Танскимъ ходили.

Да тогожъ 1722 года гетманъ Иванъ Иличъ Скоропадскій, повернувся въ петровъ постъ з Москви до Глухова, юля 8, умеръ въ покои, при вЂрности его императорскому величеству, и погребенъ 5 дня тогожъ юля въ ГамалЂевскомъ дЂвичемъ монастирЂ, от его жъ Скоропадского, паче же от жены его Анастасіи Марковни, каменно построенномъ.

По смерти помянутаго гетмана Скоропадскаго, тогдажъ указомъ з сената повелено Павлу Полуботку з старшиною генералною править въ мЂсто гетмана.

И тогожъ юля 20 дня прибилъ въ Глуховъ Степанъ Веляминовичъ и, учинивъ Коллегію, началъ денежные и хлЂб-/308/ные зборы збиратъ въ Малой Россіи от всЂхъ и из всего необходно, з которыхъ зборовъ многіе, а найпаче з старшины и козаковъ, по прошенію Полуботка, полковника чернЂговского, з старшиною генералною за гетмана правящаго, а по силЂ пунктовъ Хмелницкого, и отставлены были з сената (указомъ), но паки, за возвращеніемъ его императорскаго величества з Деребентского походу, по представленію Веляминова, наложены, и къ тому учреждены были зборщики з малороссіянъ, которые по инструкціямъ колежскимъ от всЂхъ и из всЂхъ угодій и из промисловъ денги и хлЂбъ збирали в казну государеву.

Тогожъ 1722 года, на мЂсто митрополита покойного Кроковского, присланъ в Кіевъ архиепископъ Варлаамъ Ванатовичъ, что былъ въ Тихвинскомъ великоновагородскомъ монастирЂ архимандритъ *), а въ ЧернЂго†— Родіонъ Жураковскій епископомъ, что былъ въ Кіевопечерскомъ монастирЂ архимандритъ.



*) ПослЂдняго предложенія нЂтъ въ сп. г. Юзефовича.



1723. Полковникъ чернЂговскій Павелъ Полуботокъ и съ нимъ судія Иванъ Чорнишъ да писаръ Семенъ Савичъ, войсковіе генералные члены, 1728 года въ юнЂ мЂсяцЂ, по указу его императорскаго величества, поехали въ Санктъ-Петербургъ до его величества, намЂревая по давнымъ статямъ, привилегиямъ и грамотамъ высокомонаршимъ, на волности козацкіе даннымъ, просить у его императорскаго величества милости, а паче о избраніи волными голосами гетмана.

Тогожъ 1723 года подъ осЂнь ходили 12,000 войска россійскаго з старшиною и бунчуковимъ товариствомъ на Коломакъ, при князЂ МихайлЂ МихайловичЂ ГолицинЂ тамъже бывшомъ, а командиромъ козацкимъ былъ полковникъ миргородскій Апостолъ. /309/

Тогожъ года зимою дерзновенными запросами полковникъ чернЂговскій Полуботокъ съ товарищи въ Санктъ-ПетербургЂ прогнЂвали его императорское величество и за то взяты тамъ подъ арестъ, а въ Малой Россіи доми ихъ, также и оставшихся послЂдныхъ, асаула генералного Василія Жураковского да бунчужного Якова Лизогуба, — отписано на его величество и пожитки попечатано, а самихъ ихъ взято тудажъ въ Петербургь. И въ то время полковники великороссійскіи въ полкахъ малороссійскихъ — въ стародубовскомъ Леонтій Кокошникъ, а въ чернЂговскомъ Михайло Богдановъ — поставлены.

По взятіи же Жураховского и Лизогуба въ Санктъ-Петербургъ, опредЂлены от Александра Ивановича Румянцова правителями Иванъ Левенецъ, бывшій полковникъ полтавскіи, да Иванъ Самуйловичъ, сотникъ глуховскій, да Θеодоръ Потребичъ-Гречаный; и тогдажъ нЂкоторіи от старшинъ полковихъ и сотниковъ побраны под арестъ до Глухова, где сидЂли годъ съ залишкомъ.

Въ томъ же 1723 году з весни другимъ разомъ 10,000 войска малороссійскаго, съ командиромъ Андреемъ Марковичемъ, полковникомъ лубенскимъ, на Сулакъ пошли и тамъ на той рекЂ плотину здЂлали и фортецу укрЂпили.

1724. По высочайшему его императорскаго величества Петра Великаго, самодержца всероссійскаго, соизволенію, въ року 1724 мая 7, супруга его императорскаго величества, всликая государиня императрица Екатерина АлексЂевна, коронована въ МосквЂ.

Тогожъ года 1724 Павелъ Полуботокъ въ крЂпости санктъ-петербурской, опослЂ же Карпичъ, наказный полковникъ переяславскій, а потомъ Димитрій Володковскій, реентъ войсковой генералной канцеляріи, померли тамъ же въ Санктъ-ПетербургЂ. /310/

Тогожъ 1724 года въ третый разъ 10,000 войска малороссійскаго, на Сулакъ виправленного, ходило съ командиромъ Михайломъ Милорадовичемъ, полковникомъ гадяцкимъ, на перемЂнку прошлогодной команды Андрея Марковича полковника.

1725. Его императорское величество Петръ Первый, императоръ и самодержецъ всероссійскій, въ року 1725 генваря 28 дня преставился, а державу всероссійскую великая государиня императрица Екатерина АлексЂевна воспріять изволила. Въ томъ же 1725 году, тотчасъ по смерти блаженныя и вЂчнодостойныя памяти его императорскаго величества Петра Великаго, арестанти петербурскіе Даніилъ Апостолъ, полковникъ миргородскій (который послЂ Коломацкого похода въ прошломъ 1724 году позванъ въ Санктъ-Петербургъ и тамъ взятъ подъ арестъ), Иванъ Чернишъ судія, Семенъ Савичъ писаръ, Василій Жураковскій асаулъ и Яковъ Лизогубъ, бунчучный генералный, съ товарищи отпущены на волю, но Семенъ Савичъ послЂ того в’скорЂ и умеръ тамъже въ ПетербургЂ на волЂ; и онимъ всЂмъ бывшимъ арестантамъ возвращены всЂ пожитки и маетносты; полковникъ же миргородскій Даніилъ Апостолъ тотчасъ и въ домъ на свое полковничество по-прежнему отпущенъ, а прочіе еще удержаны до указу.

Да въ томъ же 1725 году з весны командированы бунчуковіе товарищи въ Гилянскій походъ за Дербень и съ ними козаковъ рядовихъ 2,000, съ наказнимъ Михайломъ Огроновичомъ, обознымъ полковымъ прилуцкимъ, а между бунчуковымъ товариствомъ командиръ былъ Кандиба, бывшій полковникъ корсунскій, прежде же сего Семенъ Лизогубъ, котораго съ Андреемъ Горленкомъ изъ пути, по плутовскому нЂкотораго чернца ЗмЂевского доношенію, взято было въ /311/ Петербургъ, но вскорЂ до домовъ отпущено. МедлЂли жъ въ томъ походЂ бунчуковые при КандибЂ иныи до трохъ, иныи до пяти годъ.

1726. Въ 1726 году указъ былъ ея велічества государины імператрицы и самодержицы всероссійской Екатерины АлексЂевны: или въ походъ Сулацкій висилать козаковъ, или платежемъ за всякаго козака сколко пристойно отбуть похода мЂсто. И не согласясь полковники — иныи от козака по три рубли, иныи по четири, иніи по два рубли дать с полковъ, противъ опредЂленія на всякій полкъ съ генералной войсковой канцеляріи числа козаковъ, поступились; иніи же козаковъ самихъ указное число виправить въ походъ усовЂтовали, а денгами от похода за стидъ откуповатся не похотЂли. Однако, по доношенію о томъ въ сенатъ, велено денгами з полковъ малороссійскихъ за козаковъ, чтобъ онихъ не посилать въ походъ, взять, и взято въ Коллегію Малороссійскую именно отъ всякаго козака по 4 рубли.

1727. Государиня імператрица Екатерина АлексЂевна въ 1727 году мая 7 дня преставилася. и тогожъ времени внукъ блаженныя и вЂчнодостойныя памяти імператора Петра Великаго, велікій князь Петръ АлексЂевичъ на престолъ всероссійской імперіи вступилъ и повелЂлъ милостивЂйше Коллегію Малороссійскую знять и збори, по доношенію Велиамина, оной Коллегіи бывшаго президента, наложеніе, отставить, а по прежнимъ волностямъ войску малороссійскому гетмана волными голосами (безъ котораго Украина была полшеста года) избрать.

Тогожъ року напередъ, по взятіи старого Толстого съ товарищи за караулъ и въ ссилку, велено и сыну его, полковнику нЂжинскому, сехать з Малой Россіи на житло въ /312/ Великую Россію, а на мЂсто его опосля присланъ въ нЂжинскій полкъ Иванъ Семеновичъ Хрущовъ на полковничество.

И въ томъ же 1727 году, осЂнню, по указу его імператорскаго величества Петра Втораго, съехавшись полковники и старшина малороссійскіе и чернь, также и бунчуковіи, въ Глуховъ, где въ собраніи были и архиереи кіевскій и чернЂговскій съ прочіимъ духовенствомъ, въ присутствіи государева министра Θеодора Васілиевича Наумова, з Москви для елекціи гетманской присланного, волними голосами Даніла Павловича Апостола, полковника миргородского, въ гетмана избрали октоврыя 1 дня, и дали ему тамъже от министра войсковіе клейноти: булаву, хоруговъ, бунчукъ и печать, а Коллегія Малороссійская прочъ отступила *).



*) Въ сп. г. Юзефовича: „пріостановлена“.



И тогдажъ сину гетманскому, Павлу Апостолу, на мЂстЂ отческомъ дано полковничество миргородское, а меншій сынъ гетманскій, Петръ Апостолъ, въ ПетербургЂ былъ при дворцЂ государевомъ, котораго тогдажъ, по отставкЂ от полковничества Андрея Марковича, въ кандидатахъ на полковничество лубенскіи полчане просили, но не заразъ получили.

Тогожъ часа и Васілия Васілиевича Кочубея, въ Глухо†между бунчуковимъ товариствомъ бывшаго, устроили полтавскимъ полковникомъ.

Тогожъ 1727 года князя Меншикова, который уже високими титлами даже до генералЂссимуса почтенъ былъ, и, по обрученіи дочеры своей Маріи въ невЂсту его імператорскому величеству, тестемъ государевимъ былъ и возгордЂлся надъ всЂми зЂло, — взято под караулъ, и честь всю и кавалеріи и пожитки движимые и недвіжіміе от него отобравши, послано его до Аренбурга, а потомъ далЂе на житло, где /313/ и умеръ, о котораго указовъ неслушаніи, и чтобъ не возношено имя обрученной, тогдажъ, под елекцію гетманскую, присланы были его императорскаго величества укази въ Малую Россію.

1728. Въ наставшій 1728 годъ его величество Петръ Вторый, імператоръ и самодержецъ всероссійскій, коронованъ въ МосквЂ, куда для того ездилъ и гетманъ новоизбранный, Данило Апостолъ, где даны ему на его прошеніе рЂшителные статЂ и грамоту на гетманство и, отпущенный онъ съ милостивимъ жалованьемъ государевимъ, повернулся въ Глуховъ, октоврыя 1 дня.

1729. Въ 1729 году прісланны подскарбіи, одинъ малороссійскій, Андрей Марковичъ, бывшій полковникъ лубенскій, а другій великороссійскій, Иванъ Мякининъ, для зборовъ указныхъ, которые збори гораздо уменшены противъ коллежскихъ зборовъ.

Тогожъ года опредЂлены указомъ імператорскимъ къ гетману и старшина генералная из кандидатовъ: обозный Яковъ Лизогубъ, бывшій бунчучный; генералныи судіи — первій Кандиба, бывшій полковникъ корсунскій, вторій Михайло ЗабЂла, бывшій сотникъ борзенскій; писаръ Михайло Турковскій, бывшій господаръ гадяцкій; асаулы: 1-й Иванъ Мануйловичъ, бывшій глуховскій, 2-й Θеодоръ Лисенко, бывшій березінскій сотники; хоружій Якимъ Горленко, бунчуковій Иванъ Владиславовъ Бороздна — оба з бунчуковихъ товарищей; и данны имъ на ранги ихъ маетности по чотиреста, по триста и по двЂстЂ дворовъ, сверхъ давныхъ ихъ собственныхъ деревень; также и Марковичу, подскарбію генералному, дано триста дворовъ. /314/

Тогда жъ опредЂленъ гадяцкимъ полковникомъ, на мЂсто умершаго сербина Гаврила Милорадовича, Грігорій Gрабянка, бывшій судія полку того, а въ Стародубъ, по отставкЂ великороссіянина Іліи Пашкова, который послЂ Кокошкина полковниковалъ, присланъ из отставныхъ майоръ полковникъ Дуровъ, который зловимишленными хитростми великія обыди и похищенія въ томъ полку дЂлалъ, за что его, съ послЂдующими ему похитителми, и осужено вь Глухо†опослЂ.

Въ томъ 1729 году, по вишпомянутымъ рЂшителнымъ 1728 года пунктамъ, для переводу на рускій язикъ правъ малороссійскихъ и для своду из трох правъ въ одно, опредЂлены духовнаго и мирскаго чина къ тому угодные персоны, въ томъ числЂ сперва были архимандриты, игумены и соборные печерскіе старцы и знатные из старшинъ мирскіе лица не малимъ числомъ, а послЂ въ слЂдующихъ годахъ осталися самые толко въ томъ дЂйствителные из мирскихъ чиновъ и нЂкоторые протопопы — всЂхъ человЂкъ с пятнадцать.

1730. Его императорское величество Петръ Вторый въ 1730 году, генваря 29 дня, прежде веселлья, которое имЂло быть его величеству съ обрученною его невЂстою, князя АлексЂя Долгорукого дочерью Екатериною, въ Моск†из оспи умерлъ, въ приездЂ на тотъ часъ туда и гетмана Апостола з старшиною: и тако, за пресЂчениемъ высокомонаршой фамиліи мужеска пола, не без страха было въ имперіи россійской.

Божіимъ свише милосердиемъ и всеправящимъ его смотрениемъ состоялося на томъ, что ея величество государиня царевна и великая княгиня Анна Іоановна, герцогиня курлянская вдовствующая, на престолъ монархіи россійской наслЂдственно вступить изволила, и коронована въ Моск†/315/ тогожъ априля 23 дня (при якой коронаціи и гетманъ Апостолъ присутствовалъ *).



*) Прибавлено изъ сп. г. Юзефовича.



Тогожъ года Варлаамъ Ванатовичъ, архиепископъ кіевскій, взятъ въ Москву въ святЂйшій сынодъ и за преступленіе его, въ которомъ изобличенъ, лишенъ архиерейскаго и ерейскаго сана и посланъ въ ссилку.

Тогожъ года пчелная и табачная десятина, и ваговое, мостовое, и погребелное, и з перевозовъ збори милостивЂйшею монаршою грамотою отставлены въ Малой Россіи, такъ чтобъ того въ скарбъ войсковій не взимать.

Тогожъ 1730 года, грамотою ея иператорскаго величества, пожалованъ въ полковники лубенскіе гетманскій сынъ Петръ Даниловичъ Апостолъ.

Тогожъ года Димитрій Горленко з Москви въ отечество свое къ женЂ до Прилуки по 18 лЂтехъ отпущенъ.

1731. Въ року 1731, по указу ея імператорскаго величества, ездилъ въ Москву знову гетманъ Данило Павловичъ Апостолъ и пожалованъ кавалеріею ордина святаго Александра Невского.

Тогожъ года по веснЂ, за возвращениемъ гетманскимъ з Москви въ Глуховъ, виправленные на низъ под Берестовую, съ командиромъ Антоніемъ Танскимъ, полковникомъ кіевскимъ, козаковъ 20,000, а мужиковъ свободныхъ и державскихъ 10,000 ходили робити линЂи от границЂ татарской, не безъ уступки за лЂнЂю землЂ малороссійской; да тамъ же и городи или крЂпости новіе на имя тезоименитыхъ ея величества государины императрицы Анны, такожъ сестрицъ ея величества, государынь царевенъ Екатерины и Параскевіи, и иные подЂланы.

Да въ томъ же году под осЂнь, по нЂкоторымъ вЂдомостямъ о виходЂ кримскихъ татаръ, прішолъ указъ монар-/316/шій ступать войскамъ козацкимъ воинскимъ походомъ оружейно туда жъ къ границЂ, где линЂя дЂлалась, и потому ходили полки малороссійскіе всЂ порознь, из которыхъ иные были на мЂстЂ указномъ от генерала Вейзбаха по ордеру и стояли съ отводомъ карауловъ и прочая, какъ то: полки полтавскій, лубенскій — под Нехворощею, миргородскій и гадяцкій — тамъжк недалеко; иные же полки неприспЂли и возвратилися восвояси, по указу, понеже татаре не на малороссійскій край, но кудась инде (на Кубань *) тогда виходили.



*) Прибавлено изъ сп. г. Юзефовича.



Въ томъ же году 1731 въ октовріи архиепископъ Рафаилъ Заборовскій пріехалъ въ Кіевъ на мЂсто вишпомянутаго Ванатовича.

Тогожъ года обще опредЂлено взимать по окладу изъ рядовыхъ козаковъ и з свободныхъ мужиковъ денги на годовое жалованье старшинамъ, на ранги свои маетностей не имЂючимъ, и служителямъ полкевимъ и сотеннымъ.

Тогожъ года царица Евдокія Θеодоровна, блаженныя и вЂчнодостойныя памяти Петра Великаго, императора и самодержца всероссійскаго, бывшая супруга, августа 27 дня, а царевна блаженныя памяти Параскевия Иоановна октоврыя 9-го преставилися.

1732. Для робленія начатой линЂи въ року 1732 посилано козаковъ 20,000, а мужиковъ 10,000, съ командиромъ Gалаgаномъ, подковникомъ прилуцкимъ, надъ ОрЂлью.

1733. Король полскій Августъ Вторый въ 1733 году умерлъ, и того ради, къ воспященію умисла короля СтанЂслава ЛЂщинского (французкому королю тестя) и къ усмиренію многихъ поляковъ — партизантовъ, а къ возведению на /317/ тронъ Августового сына, Фридерика, командированы от ея величества государини императрицы войска великороссійскіе и малороссійскіе въ Полщу, где оные войска и зимовалы на 1734 годъ и далЂй; а надъ малороссійскимъ войскомъ и над бунчуковими былъ въ томъ походЂ главнымъ командиромъ обозный генералный Яковъ Ефимовичъ Лизогубъ.

Тогда жъ въ 1733 году на лЂнЂйную работу *) ходилъ полковникъ лубенскій Петръ Даниловичъ Апостолъ командиромъ над 10,000 козаковъ, а посполитыхъ 10,000 толко же, къ ОрелЂ.



*) Въ сп. г. Юзефовича: „Тогожъ року в третій разъ на линЂйную работу“...



Того жъ 1733 года, априля 28 дня, гетманъ и кавалеръ Даніилъ Павловичъ Апостолъ заболЂзновалъ на паралЂжъ.

Да тогда жъ зимою еще пошли многіе полки великороссійскіе и малороссійскіе, съ полковникомъ прилуцкимъ Gалаgаномъ, при князЂ АлексЂи ИвановичЂ ПІаховскомъ, въ полскую сторону для разоренія маетностей партизантовъ или конфедератовъ короля СтанЂслава, и имЂли съ ляхами баталію, и побЂдили ихъ; тамъ Gалаgанъ мужественно показался.

Тогда жъ генералъ полный и кавалеръ θонъ-Лессій, ея императорскаго величества войсками въ ПолшЂ командующій, (при которомъ над малороссійскими полками наказнымъ гетманомъ командированъ былъ обозный генералній Лизогубъ), производилъ тамъ разные акціи.

Да тогда жъ генералъ фелдмаршалъ и кавалеръ графъ θонъ-Минихъ доставалъ Gданска (куда въ защиту уходилъ Лещинскій) и взялъ тотъ городъ крЂпкій благополучно. /318/

1734. Въ року же наставшемъ 1734, генваря 17 дня, гетманъ и кавалеръ Даніилъ Апостолъ въ Глухо†умеръ въ покои, при вЂрности ея императорскому величеству, котораго тЂло проважено было до Сорочинець и тамъ въ новосооруженной от него жъ каменной церк†погребено архиепископомъ киевскимъ Рафаиломъ Заборовскимъ съ церемоніею преизрядного февруарыя 5 дня.

Тогда жъ вскорЂ, въ великій постъ, поехалъ сынъ его меншій Петръ Апостолъ, полковникъ лубенскій, въ Санктъпетербургъ от овдовЂлой матки своей гетманши просить милости и обороны на домъ весь ихъ и кавалерію отческую туда жъ въ отдачу ея императорскому величеству повезлъ, гдЂ, за вЂрніе и долговременные покойного гетмана службы, и получилъ таковую ея императорскаго величества высокомонаршую милость, что всЂ вислуженные имъ покойнимъ гетманомъ маетности и угодія подтвержденно жалованною грамотою во вЂчное роду его владЂние, и самой овдовЂлой гетманшЂ повелено из доходовъ малороссійскихъ, з скарбу войскового видавать по смерть ея по три тисячи рублевъ денегъ ежегодно.

Да того жъ 1734 года, февраля въ послЂдныхъ числахъ, по указу ея императорскаго величества, возвратился з похода полского князь АлексЂй Ивановичъ Шаховскій і принялъ правленіе малороссійское до далшаго указу и опредЂленія новаго гетмана.

И тогда жъ въ генварЂ *) присланы печатные ея величества грамоти высокомонаршіе съ милостивымъ обнадеживаниемъ въ Малой Россіи о имЂющемъ быть гетманЂ /319/ во всемъ по пунктамъ гетмана Богдана Хмелницкого; а до ізбранія его, пока кто к оному знатному уряду достойній **) сищется, опредЂлено править Малую Россію шести персонамъ: тромъ великороссійскимъ, а тромъ малороссійскимъ, — въ томъ числЂ во первихъ и князю Шаховскому да обозному генералному господину Якову Лизогубу съ прочіими.



Конецъ урядамъ за битія гетмановъ.






*) Въ спискЂ г. Юзефовича: „А напередъ з Полщи его прибытія въ генварЂ“....

**) Тамъ же: „добрый и вЂрній“.






[Краткое описание Малороссии // Летопись Самовидца по новооткрытым спискам / Под ред. О. И. Левицкого. — К., 1878. — с. 211-319.]











Див. також:

Ю. Мицик. Невідома редакція Короткого опису Малоросії.















© Сканування та обробка: Максим, «Ізборник» (http://litopys.kiev.ua)
11.XI.2004






Попередня     Головна     Наступна         Передмова


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчани, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.