[Воспоминания о Тарасе Шевченко. — К.: Дніпро, 1988. — С. 360-363; 555-557.]

Попередня     Головна     Наступна





М. К. Чалый

ПОСЕЩЕНИЕ Т. Г. ШЕВЧЕНКОМ САХАРНОГО ЗАВОДА ЯХНЕНКА И СИМИРЕНКА



По возвращении из ссылки, Тарас Григорьевич весной 1859 года осуществил любимую свою мечту — посетил родные места. В конце мая он выехал из Петербурга и после продолжительного путешествия добрался до Переяслава. Отдохнувши после дороги у своего старого приятеля Козачковского, он по Днепру отправился в Прохоровку, на Михайлову Гору к М. А. Максимовичу. Прогостивши там несколько дней, поэт Днепром же поплыл в Городище, на сахарный завод Яхненка и Симиренка.

В то время дела фирмы Яхненка и Симиренка находились в самом цветущем состоянии. Заведение их своим обширным сахарным производством и громадной образцовой механической мастерской славилось чуть ли не по всей России.

В конце июня Шевченко заехал к одному из служащих в заведении Алексею Ивановичу Хропалю и, не застав его дома, отправился к Платону Федоровичу Симиренку, главному руководителю делами фирмы. Вернувшись домой, Хропаль, узнав о посещении его Шевченком, вслед за ним отправился к Симиренку. Через несколько минут поэт был со всеми свой. Но на этот раз посещение его ограничилось лишь несколькими часами.

Спустя несколько дней он снова приехал, уже с намерением пожить в Городище подольше. Устроился он в квартире Хропаля с большим комфортом. По вечерам туда приходили некоторые из /361/ служащих на заводе, люди солидно образованные. Поэт часто воодушевлялся, рассказывал веселые анекдоты, читал свои стихотворения, вписанные очень мелким почерком в небольшую переплетенную книжечку, которую он обыкновенно носил за голенищем. Такого художественного чтения никому из присутствующих не приходилось слышать ни прежде, ни после.

«Глубоко врезалось в мою память, — говорил А. И. Хропаль, — прочитанное им стихотворение «Сон»:


На панщині пшеницю жала,

Втомилася; не спочивать

Пішла в снопи, пошкандибала

Івана сина годувать.

Воно сповитеє кричало

V холодочку за снопом.

Розповила, нагодувала,

Попестила; і ніби сном,

Над сином сидя, задрімала.

І сниться їй той син Іван

І уродливий, і багатий,

Не одинокий, а жонатий —

На вольній, бачиться, бо й сам

Уже не панський, а на волі;

Та й на своїм веселім полі

Свою-таки пшеницю жнуть,

А діточки обід несуть.

Та й усміхнулася небога,

Проснулася — нема нічого...

На сина глянула, взяла

Його гарненько сповила

Та, щоб дожать до ланового,

Ще копу дожинать пішла.

Останню, може; бог поможе,

Той сон твій справдиться...


В самый разгар деятельности комиссий об освобождении крестьян это стихотворение потрясло всех нас, как бы электрическим током».

Обедал Тарас Григорьевич у Платона Федоровича. Ему оказывалось самое искреннее радушие. После обеда обыкновелно отправлялись осматривать завод со всеми его приспособлениями. Шевченко многому удивлялся, от многого приходил в восторг, по осмотре же училища он порывисто обнял К. М. Яхненка, поцеловал его и с чувством произнес:

 — Батьку! Що ти тут наробив! — И на глазах его показались слезы.

Однажды разговор зашел о том, что в продаже давно нет сочинений Кобзаря, на что поэт заметил, что издатели скупятся, а сам он для того не имеет средств. Тогда ему предложена была материальная поддержка.

Восхищаясь садом Хропаля, поэт выразил желание подобный «садочок» развести у себя, в своей будущей усадьбе, на берегу Днепра. Ему и в этом обещано содействие: на заводе имелись свои садовники, богатые школы фруктовых деревьев, разных декоративных растений и кустарников, а имея свой пароход на Днепре, Яхненко пообещал даже перевезть деревья в Канев. Одним словом, ему обещали устроить сад по его вкусу, без всяких с его стороны хлопот и расходов. /362/

Во время пребывания Шевченка на заводе А. И. Хропаль, делая свои распоряжения по работам, зашел к одному из служащих, в квартире которого постоянно останавливались приезжавшие в заведение чины полиции; там застал он пристава Добржинского, которому при разговоре, между прочим, сказал, что у него ночует Шевченко.

 — Який Шевченко? Може, академік?

 — Да, академик!

Пристав вскочил, как ужаленный.

 — От спасибі, що сказали. Я только что получил предписание от исправника наблюдать за ним. Теперь я знаю, где он находится. Вот и отличусь перед начальством, прибавил он вполголоса, как бы про себя.

В этот раз Тарас Григорьевич Шевченко пробыл в Городище трое суток. В последний вечер, при заходе солнца, он как бы чтото вспомнил и, обратившись к Хропалю, попросил дать ему лошадей, объяснив, что ему нужно поехать в Кирилловку, а потом в Корсунь к своему родственнику Варфоломею Шевченку. Лошади были поданы, и Алексей Иванович почти насильно навязал ему свой теплый бурнус, так как ночь, несмотря на июнь, предвиделась довольно прохладная, а Тарас Григорьевич был одет в легкое парусиновое пальто. На третий день лошади воротились с бурнусом...

По прибытии в Петербург, Тарас Григорьевич прежде всего занялся изготовлением к печати своего «Кобзаря». Главное управление по делам печати отнеслось к изданию сочинений Шевченка неблагосклонно, и дело могло бы затянуться надолго, если бы министр народного просвещения Ковалевский собственной властью не разрешил печатание.

Покончив таким образом с цензурой, Шевченко обратился за пособием в Городище:


«Щиро шануємий і многоуважаємий Олексій Іванович!

Мені оце прийшлось до скруту: сьогодні цензура випустила із своїх пазурів мої безталанні думи, та так, проклята, одчистила, що я ледве пізнав свої діточки, а іздатель... (Кожанчиков) половини не дає того, що я прошу і що мені притьмом треба. З таким моїм лихом я оце до вас з Платоном Федоровичем: вишліть мені, будьте ласкаві, 1100 карбованців, і я Вам з великою дякою пришлю к Новому року екземплярів книги на такую суму або через рік гроші з невеликим процентом. Зробіть як знаєте і як Вам бог на розум положе. Поклоніться од мене тричі Кондрату Михайловичу (Яхненку), Федору Степановичу і всім, і всім! Титарівну ж (дочь Хропаля) тричі поцілуйте за мене, нехай воно здорове росте та щасливе буде! Оставайтесь здорові! Нехай Вам Бог помагає на все добре! Не забувайте іскреннього вашого Т. Шевченка...»


П. Ф. Симиренко немедленно сделал распоряжение о высылке поэту потребного для издания книги пособия, при следующем письме:


«Милостивый Государь Тарас Григорьевич!

Большое спасибо Вам за Ваше письмо и еще большее за то, что Вы не забыли нас и обратились к нам по делу издания Ваших песней.

С этой почтой я послал письмо в Москву к С. Д. Пурлевскому и просил его выслать Вам 1100 рублей. По выходе книг прошу Вас /363/ отослать их на 1100 рублей в Москву Савве Дмитричу, а он пришлет нам их сюда — и мы с Вами расквитаемся.

Кондрат Михайлович действительно чувствует себя лучше после поездки в Воронеж. Сахарное дело у нас в разгаре и дела много, а все-таки я нашел минуту написать Вам. Мы все часто вспоминаем Ваше пребывание у нас и душевно желали бы еще пользоваться Вашим обществом. Мы с Вами мало знакомы, кой о чем хотелось поговорить с Вами, да не было случая. Вы своими поэтическими рассказами так увлекали меня, что я все забывал. Бог даст,увидимся и поговорим по правде, откровенно. Ведь Вы за правду не сердитесь; скажите мне хоть на первый случай, по правде: отчего Вы написали ко мне на одном языке, а Алексею Ивановичу — на другом? Если Вас не утомляет переписка такая не литературная, как моя, то я бы просил Вас написать мне когда-нибудь.

Желаю Вам того, что Вам может быть полезно, а в особенности здоровья: оно нужно для всех. Видите мой эгоизм.

Ваш покорнейший слуга Платон Симиренко.

11 декабря 1859 г.

Городищенский завод — богоспасаемый».


Когда Платон Федорович получил от автора с собственноручной подписью «Кобзаря» и увидел на обложке свою фамилию (коштом Симиренка), то был этим крайне недоволен, не желая, чтобы левая его рука знала о том, что делает правая, — черта, редкая в наше меркантильное время в кругу меценатствующих богачей.











М. К. Чалый

ПОСЕЩЕНИЕ Т. Г. ШЕВЧЕНКОМ САХАРНОГО ЗАВОДА ЯХНЕНКА И СИМИРЕНКА

(С. 360 — 363)


Впервые опубликовано в ж. «Киевская старина» (1889. — № 2. — С. 459 — 464). Печатается по первой публикации.

...добрался до Переяслава. — Шевченко гостил в Переяславе 13 июня 1859 года. От своего знакомого А. Козачковского он записал здесь несколько своих собственных (забытых за время ссылки) произведений. /556/

...отправился в Прохоровку... — На хуторе Михайлова Гора, у Максимовичей, Шевченко находился с 14 июня 1859 года на протяжении недели; 19 июня он нарисовал здесь портрет М. А. Максимовича, 22 июня — портрет его жены М. В. Максимович (Т. X. — № 43, 44).

...на сахарный завод Яхненка и Симиренка. — Построенное в 1848 году одно из крупнейших в то время не только на Украине, но и во всей империи предприятие, расположенное между Млиевом и Городищем. Объединяло сахарный завод, механическое производство (третье в России по объему продукции), заводской поселок. Принадлежало фирме «Братья Яхненко и Симиренко».

Яхненко Кондрат Михайлович (1790 — 1868) — бывший крепостной, впоследствии купец первой гильдии, основатель и совладелец промышленной фирмы.

Симиренко Платон Федорович (1821 — 1863) — один из руководителей промышленной фирмы. Сын бывшего крепостного Симиренко Федора Степановича (1791 — 1867), совладельца фирмы П. Симиренко одолжил Шевченко средства на издание «Кобзаря» 1860 года, переписывался с ним на протяжении 1859 — 1861 годов: известны четыре письма Шевченко к П. Симиренко, (Т. 6. — С. 240, 244, 246, 276) и одно письмо от него (Листи до Т. Г. Шевченка, с. 171).

Увлекшись идеями утопического социализма Ш. Фурье (с которыми он мог познакомиться, изучая сахароварение во Франции), П. Симиренко попытался основать в Городище фаланстер и даже построил для него здание на своем заводе (Україна. — 1927. — № 1 — 2. — С. 151). Его сын Л. П. Симиренко, впоследствии известный помолог-селекционер, обучаясь в Одессе, принимал участие в народовольческом кружке, за что был сослан в Сибирь.

Хропаль Алексей Иванович (1813 — 1886) — служащий фирмы «Братья Яхненко и Симиренко», зять Ф. Симиренко. Был знаком с Шевченко еще до ссылки.

Спустя несколько дней он снова приехал... — Во второй раз Шевченко был в Млиеве и Городище 8 июля 1859 года. Проживая на квартире у А. Хропаля, он подарил хозяину свой офорт «Приятели» (по картине И. Соколова).

...некоторые из служащих на заводе, люди солидно образованные. — При Городищенском сахарном заводе была большая больница, школа, где преподавали прогрессивные учителя с университетским образованием, существовал любительский театр (Клебановский П. Воспоминания о фирме братьев Яхненко — Симиренко // Киевская старина. — 1896. — № 1. — С. 104).

...прочитанное им стихотворение «Сон»... — В воспоминаниях М. Чалого оно приведено по тексту, вписанному Шевченко в свой дневник 13 июля 1858 года (Т. 5. — С. 244 — 245). Впервые это стихотворение напечатано в ж. «Русская беседа» (1859, № 3). В семье Симиренко были известны не только опубликованные, но и не предназначенные для печати стихотворения Шевченко. По свидетельству внучки П. Симиренко, у входа в теплицу в их саду было написано четверостишие:


О люди, люди небораки,

Нащо здалися вам царі?

Нащо здалися вам псарі?

Ви ж таки люди, не собаки, —


которое показывали детям (см.: Симиренко Тетяна, Сауляк Марія... Спогади про Л. П. Симиренка // Дніпро. — 1963. — № 4. — С. 129). Однако предположение мемуаристки, что эта надпись сделана самим Шевченко, опровергается тем, что стихотворение «О люди! люди небораки!» написано в Петербурге спустя более года после пребывания поэта у Симиренко, 3 ноября 1860 года.

...только что получил предписание от исправника наблюдать за ним. — Соответственно указанию III отделения киевский гражданский губернатор П. Гессе 15 июня 1859 г. разослал циркуляр об учреждении строгого надзора за Шевченко (Тарас Шевченко. Документи та матеріали до біографії, С. 322) всем земским исправникам и го-/557/родничим Киевской губернии, а те, в свою очередь, отдали соответствующее распоряжение подчиненным становым приставам.

...что ему нужно поехать в Кирилловку, а потом в Корсунь... — Очевидно, по делам, связанным с покупкой усадьбы близ села Пекари, во время обмера которой произошел инцидент, использованный исправником В. Табачниковым и приставом Ф. Добржинским как предлог для ареста поэта.

Главное управление по делам печати отнеслось к изданию сочинений Шевченка неблагосклонно... — Главное управление цензуры 25 июля 1859 г. разрешило переиздать (с некоторыми изъятиями) лишь напечатанные до ссылки произведения Шевченко. Представленная в цензуру рукопись «Поезія Тараса Шевченка. Том первий», в которую входили и новые стихотворения, была отклонена (Тарас Шевченко. Документи та матеріали до біографії, с. 330 — 331).

...если бы министр народного просвещения Ковалевский собственной властью не разрешил печатание. — Неточность в воспоминаниях. Речь идет, очевидно, о том, что Ковалевский Евграф Петрович (1790 — 1867), бывший министром просвещения в 1858 — 1861 годах, 5 февраля 1859 года дал разрешение цензурному ведомству рассмотреть вопрос о новом издании «Кобзаря» на общих основаниях (Тарас Шевченко. Документи та матеріали до біографії, с. 309).

...Шевченко обратился за помощью в Городище... — М. Чалый цитирует здесь (комментируя некоторые упомянутые Шевченко имена) письмо Шевченко к А. Хропалю от 26 ноября 1859 года из Петербурга (Т. 6. — С. 241). В тот же день с аналогичным письмом Шевченко обратился к П. Симиренко (Т. 6. — С. 240), ответ которого от 11 декабря 1859 года (Листи до Т. Г. Шевченка, с. 171) не совсем точно процитирован в воспоминаниях М. Чалого.

Титарівну... тричі поцілуйте за мене... — старшая дочь адресата Екатерина (род. в 1853 г.). Шевченко называет ее «титарівною», так как А. Хропаль был старостой местной церкви.

...был этим крайне недоволен... — Это подтверждается также письмом В. Г. Шевченко (март 1860 г.), в котором идет речь о резко неодобрительной реакции П. Симиренко (Листи до Т. Г. Шевченка, с. 180).











Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчанин, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )




Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.

Iзборник. Історія України IX-XVIII ст.