Опитування про фонему Е на сайті Ізборник  


[Воспоминания о Тарасе Шевченко. — К.: Дніпро, 1988. — С. 421-423; 571.]

Попередня     Головна     Наступна





Ф. И. Каминский

ЕЩЕ ЩЕПОТКА НА МОГИЛУ ШЕВЧЕНКА



Несколько писем Т. Г. Шевченка к М. А. Максимовичу, помещенных в февральской книжке «Киевской старины» за нынешний год, с симпатичными пояснениями к ним неизвестного автора, дополнили и уяснили кое-что из скорбной жизни поэта. Его письма, поэтические его произведения, работы граверные далеко не все приведены в известность; многие из них разошлись по рукам при жизни и особливо по смерти его и глохнут в безызвестности, забытые нередко самими владельцами их. Долг каждого из нас собирать и приводить в известность все, что может относиться к характеристике и жизни поэта, как бы ни были незначительны те данные, которыми кто-либо располагает, ибо, только собирая по крохам, мы можем с течением времени подготовить достаточный материал для полной биографии и надлежащей оценки Т. Г. Шевченка. /422/

Те немногие и, может быть, очень незначительные данные, которые я намерен предложить здесь в виде материала для биографии Т. Г. Шевченка, стали известны мне совершенно случайно и приводят меня к мысли, что таким же путем, тем более при доброй воле, может быть найдено еще многое и гораздо более важное для уяснения светлого образа славного нашего поэта. Вот что я могу предложить почитателям его.

В фундаментальной библиотеке Лубенской мужской гимназии есть «Кобзарь» Шевченка, издание Симиренка 1860 г., печатанное в типографии Кулиша. В этом экземпляре, в трех местах известной поэмы — «Катерина» нельзя не заметить, что некоторые строки наклеены; если ж приподнять наклейки, то под ними видны точки. Ясно, что издание вышло с точками или пропусками в тех местах, а наклейки сделаны после. Когда, кем и по какому случаю? Но прежде ознакомимся с этими таинственными строками. Всех их счетом (30) и содержание их не представляет ровно ничего особенного, запретного.

Вот эти строки:

В главе 3-й, за словами: «А серденько одпочине, поки сльози ллються», следует:


Отаке-то лихо, бачите, дівчата,

Жартуючи кинув Катрусю москаль.

Недоля не бачить, з ким їй жартувати,

А люде хоч бачать, та людям не жаль:

«Нехай, — кажуть, — гине ледача дитина,

Коли не зуміла себе шанувать».

Шануйтеся ж, любі, в недобру годину

Щоб не довелося москаля шукать.


Поводом к недоразумению и цензурному запрещению приведенных строк послужило, кажется, слово «москаль». Но в смысле великорусской национальности это слово никогда не употреблялось и осталось с этим значением лишь в польском языке. В малорусском говоре оно употреблялось и употребляется как однозначущее слову «солдат» и в этом смысле употреблено и поэтом. Тем не менее из-за него, по очевидному недоразумению, выпущено целых восемь строк. Даже в пражском издании «Кобзаря», где приведены первые две из этих строк, стоит: «кинув Катрусю свою», а не «москаль», как в наклейке.

В главе 3-й, после слов: «що мені робити?» читаем в наклейках следующие заключительные стихи:


Сирота собака має свою долю,

Має добре слово в світі сирота;

Його б’ють і лають, закують в неволю,

Та ніхто про матір на сміх не спита.

А Йвася спитають, зараннє спитають,

Не дадуть до мови дитині дожить.

На кого собаки на улиці лають?

Хто голий, голодний під тином сидить?

Хто лобуря водить? Чорняві байстрята...

Одна його доля — чорні бровенята,

Та й тих люде заздрі не дають носить.


Трудно и теперь понять, что могло быть поводом к пропуску в печати этих вполне невинных строк. /423/Наконец 4-я глава начинается одиннадцатью следующими прелестными стихами:


Попід горою, яром, долом,

Мов ті діди високочолі,

Дуби з гетьманщини стоять;

У яру гребля, верби в ряд,

Ставок під кригою в неволі,

І ополонка — воду брать...

Мов покотьоло червоніє,

Крізь хмару сонце зайнялось,

Надувся вітер; як повіє —

Нема нічого, скрізь біліє...

Та тільки лісом загуло.


Высокопоэтическая картина природы и больше ничего.

Меня до крайности заинтересовало происхождение наклеек, текст которых приведен. Экземпляр «Кобзаря», в котором они находятся, подарен гимназии землевладельцем лубенского уезда Ф. И. Дейкуном-Мочаненко: к нему я и обратился за разъяснением. Даритель рассказал мне об них следующее.

Бывши в 1860 г. в Петербурге, я зашел в типографию Кулиша; чрез некоторое время быстро вошел туда Шевченко и торопливо спрашивал:

 — А что, готово? готово?

 — Готово, — отвечали ему и подали несколько листов с напечатанными стихами.

На вопрос мой: «Что это такое?» — покойный Каменецкий, заведывающий тогда типографией Кулиша, объяснил, что это непропущенные цензурою места из «Катерины», для наклейки в экземплярах, предназначенных для поднесения некоторым высокопоставленным лицам, между прочими, бывшему тогда министру народного просвещения Ковалевскому. Я выпросил и для себя такой листок и наклеил его в своем экземпляре.

Вот этот самый экземпляр и хранится в настоящее время в библиотеке Лубенской гимназии.











Ф. И. Каминский

ЕЩЕ ЩЕПОТКА НА МОГИЛУ ШЕВЧЕНКА

(С. 421 — 423)


Впервые опубликовано в ж. «Киевская старина» (1885. — № 3. — С. 519 — 530). Кроме записанного Ф. Каминским рассказа Ф. Дейкуна-Мочаненко о «Кобзаре» 1860 г. с печатными вставками на месте цензурных купюр, в статье было опубликовано также стихотворение «До сестри», будто бы принадлежащее Шевченко (в действительности оно написано Александрой Псел), письмо Шевченко к И. Мокрицкому от 24 февраля 1861 года (Т. 6. — С. 281) и свидетельство, выданное Шевченко 7 апреля 1860 года на право проживания в Петербурге. Печатается по первой публикации.

Каминский Федор Иванович (умер в 1891 г.) — учитель Лубенской гимназии.

Несколько писем Т. Г. Шевченка к М. А. Максимовичу... — Речь идет о статье «К биографии Т. Г. Шевченко» (Киевская старина. — 1885. — № 2, — С. 333 — 338). Адресата опубликованных здесь писем Шевченко мемуарист определил неточно. В действительности письмо от 10 февраля 1858 года адресовано М. С. Щепкину (Т. 6. — С. 200 — 203), письма от 22 ноября 1858, 25 марта 1859, 10 мая 1859 года адресованы М. В. Максимович (Т. 6. — С. 224 — 225, 228 — 231).

Дейкун-Мочаненко (Мовчаненко) Феодосий Иванович (умер в 1913 г.) — помещик с Полтавщины. В конце 50-х — в начале 60-х годов был членом украинской «громады» в Петербурге, встречался с Шевченко. Подаренный им Лубенской гимназии экземпляр «Кобзаря» 1860 года с вклеенными цензурными купюрами ныне хранится в ИЛ (ф. 1, № 534).

Каменецкий Даниил Семенович (1830 — 1881) — украинский фольклорист, этнограф и издатель. Познакомился с Шевченко в апреле 1858 года в Петербурге, принимал деятельное участие в подготовке изданий его произведений, сохранил много автографов Шевченко, составил опись его библиотеки.












Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчанин, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )




Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.