Опитування про фонему Е на сайті Ізборник  


[Григорій Сковорода. Повне зібрання творів: У 2-х т. — К., 1973. — Т. 1. — С. 263-281.]

Попередня     Головна     Наступна         Примітки





БЕСЂДА, НАРЕЧЕННАЯ ДВОЕ, О ТОМ, ЧТО БЛАЖЕННЫМ БЫТЬ ЛЕГКО

/ 1/411 /


Персоны: Михаил, Даніил, Израил, Фарра, Наеман


Фарра. О Наеман! Наеман! УтЂшь мене, друг мой...

Наеман. Кто тебе перепугал, брате Фарра? Дерзай! Мир тебЂ! Не бойся! Конечно, ты сидЂл в соньмищЂ оных: «Гроб отверст — гортань их...»

Фарра. ТЂ-то сирены наполнили мой слух и сердце жалостным и смущенным пЂніем. / 1/412 /

Михаил. Для чего ж ты себЂ ушей не закупорил воском так, как древній Уликс?

Фарра. Тайна сія мнЂ неизвЂстна. А знаю, что они мнЂ напЂли много чудес, обезкураживших сердце мое. Не чудо ли сіе? Есть-де во ЕвропЂ нЂкій пророк, святый Іеремій. Он нашел от трав сок, обновляющій ему и друзям его младость, яко орлюю юность. Выслушайте второе чудо. НЂкій доктор медыцыны питался хлЂбом точію и водою и жил без всяких болЂзней лЂт 300. На вот и третее! НЂкий калмык имЂет столь быстрыя очи, что яснЂе и далЂе видит, нежели кая-либо зрительна трубка. Вот чем мене плЂнили сладкогласны сирины! А мои очи день от дня слабЂют. Не чаю прожить ни 20 лЂт. Кто же мнЂ и кая страна обновит юность? ВЂк мой скончавается...

Михаил. О Фарра! Не тужи, друг мой. Мы замажем уши твои воском, медом и сотом: вЂчностью. С нами бог, разумЂйте, о невЂжи! И совЂт / 2/421 / ваш и слово разорится, яко с нами бог. Услышите господа сил, того освятите. «Той будет тебЂ во освященіе, аще будеши уповая на него». А иначе вся ваша крЂпость, о языцы осязающіе, языцы невЂрующіе, будет вам камень претыканія, и камень паденія, и падеж сокрушенія. «И сокрушатся, и приближатся, и яты будут человЂцы в твердынЂ своей суще». О друг мой Израилю! Блаженны есмы, яко богу угодная нам разумна суть.

Израиль. Взглянь на мене, Фарра. Почто ты плЂнился лестным твоих си́ринов пЂніем? Вот влекут тебЂ на камень претыканія и паденія. Почто, забыв господа, святиш тое, что нЂсть святое? «Той будет тебЂ во освященіе, аще будеши уповая на него». Друзья Іереміины состарЂют, паки безболЂзніе докторово прервется, а очи калмыковы потемнЂют. «Терпящіи же господа обновлят крЂпость, окрылатЂют, аки орлы, потЂкут и не утрудятся, пойдут и не взалчут». / 2/422 /

Даніил. Слушай, Фарра! РазумЂеш ли, что значит освятить?

Фарра. Ей-ей, не разумЂю! Научи мене! \264\

Даніил. Освятить значит основать и утвердить. Святое же значит незыблемое, неподвижное... Когда Исаіа вопіет: «Господа сил, того освятите», тогда значит, что он един есть свят, сирЂчь камень тверд, чтоб безопасно основать нам нашего щастія храмину, а не дерзали бы мы святить ни одной твари, яко клятву и пЂсок. «Всяка плоть — сЂно». Глагол же божій, сирЂчь основаніе, сила и дух — пребывает вовЂки. Адамант сам собою тверд есть, а мы, только почитая его таковым, дЂлаем твердым. И сіе-то есть: «будет тебЂ во освященіе, аще будеши уповая на него». СирЂчь: освятит тебЂ и утвердит щастія твой домик вЂчно и неподвижно, если, минув дрянь, весь пЂсок и сЂно почтеш единаго / 3/431 / его святым и твердым.

Фарра. Ай, друг мой Даніил! Не худо ты судил.

Даніил. Плюнь же, голубчик мой, на ВеремЂеву юность, на докторово тристалЂтіе и на калмыцкія глаза. Истинная дружба, правдивое щастье и прямая юность никогда не обветшает. Ах, все то не наше, что нас оставляет. Пускай будет при нас, поколь оставит нас. Но да знаем, что все сіе невЂрный нам друг. Один умирает в 30, а другой в 300 лЂт. Если умирать есть нещастье, так оба бЂдны. Не вели́ка в том отрада тюремнику, что иных в три часа, а его в 30 день вытащат на ешафот. Кое же то мнЂ и здравіе, коему концем слабость? Кая то мнЂ младость, раждающая мнЂ старость? Ах! Не называй сладостью, если раждает горесть. Не дЂлай долготою ничего, что прекращается. Не именуй щастіем ничего, что опровергается. От плодов и от конца его суди всякое дЂло. / 3/432 / Не люблю жизни, печатлЂемыя смертью, и сама она есть смерть. Конец дЂлам, будь судія!


Не то орел, что лЂтает,

Но то, что легко сЂдает.

Не то око, что яснЂет,

Но то, что не отемнЂет.


Вот тебЂ прямое око, как написано о другЂ божіем: «Не отемнЂстЂ очи его, ни истлЂста устнЂ его».

Фарра. О Наеман, Наеман! УтЂшь мене, друг мой!

Наеман. О любезная душа! Околдунил тебе глас сладкій, сиренскій глас, влекущій лотку твою на камни. Ей! О сих-то камнях глас сей Исаіи: «Приближатся, и сокрушатся, и падут». «Наполнятся домове шума, и почіют ту сирины». Но не бойся! Господь избавит тебе. Положит тебЂ во основаніе камень многоцЂнен, краеуголен. «Тогда спасешися и уразумЂеши, гдЂ еси был».

Фарра. Не дивись сему, что я околдунен, а скажи мнЂ, / 4/441 / гдЂ не слышится глас пустынных сих птиц? \265\


Си́рен лестный окіана!

Гласом его обаянна,

БЂдная душа на пути

Всегда желает уснути,

Не доплывши брега.


Се исполнилось на мнЂ, что я мальчиком пЂвал.

Наеман. Ая тебЂ взаимно от той же пЂсни воспою:


Распространи бодр вЂтрила

И ума твоего крыла,

Пловущи на бурном морЂ.

Возведи очеса горЂ,

Да потечешь путь прав.


Фарра. Протолкуй мнЂ, Наеман, что значит си́рин? Я слышал что си́рен значит пустынную птицу.

Наеман. Когда не разумЂеш, что есть си́рин, ниже уразумЂеш, что ли есть пустынная птица. Иное разумЂть имя, а иное дЂло разумЂть то, что именем означается. РазумЂеш имя сіе или скажу: звон сей — Христос. / 4/442 / Но, дай бог, чтоб ты знал, что сіе имя значит?

Фарра. Так протолкуй же мнЂ не имя, но дЂло.

Наеман. Си́рин есть сладкорЂчивый дурак, влекущій тебе к тому, чтоб ты основал щастіе твое на камни том, который не утверждает, но разбивает.

Фарра. Ражжуй как можно простЂе и вкуснЂе...

Наеман. Столько у вас славных и почтенных любомудрцев! ВсЂ сіи суть си́рины. Они-то соблазняют в жизни сей пловущих стариков и молодцов. Взглянь сердечным оком на житейское море. Взглянь на претыканіе и паденіе пловущих и на вопль их. Один возгнЂздиться хотел на капиталЂ, как Ноева голубица на холмЂ, и под старость сокрушился. Другой на плотоугодіи думал создать дом свой и в кончину лЂт постыдился. Иной основался на камнЂ милости исполинскія и был ему претыканіем. Ты думаеш, но и ревнуеш сЂсть на камень плотскія юности, плотского безболЂзнія и плотских очей твоих, и се ожидает тебе претыканіе, паденіе и сокрушеніе.

Фарра. Брось людскія бЂшенства, а скажи только, что значит / 5/451 / пребываніе си́ринов на морЂ? Зачем на водЂ?..

Наеман. ЗатЂм, что в суетЂ. Не хотят они в гавань и в лоно Авраамле, на матерую и твердую землю со Израилем, но с фараоном. Вот вам благолЂпная фигура и преподобный образ надежды и обманьчивости! Гаванью, или лоном, образуется упованіе, а морем и водою — лживость всякія плоти. Во евангеліи камень и пЂсок есть то же. На оном мудрый, а на сем домик себЂ строит муж безпутный. Ковчег и потоп \266\ не то же ли? Вода и елисейское желЂзо не то же ли? СороколЂтная пустыня и обЂтованная земля не то же ли? Что только преходит Израиль — все то море, вода, зыбкость — основаніе и упованіе юродивых мужей, как написано: «РЂка текущая — основаніе их»; «почіют ту си́рины»; «возволнуются и почити не возмогут; нЂсть радоватися нечестивым».

Фарра. Ты уже и много насказал и завел в любопытность. / 5/452 / Так скажи же мнЂ: для чего иные толкуют, что Исаины си́рины суть то пустынныя птицы, а возгнЂздиваются в пустом ВавилонЂ-градЂ?

Наеман. О младенец с бабіими твоими баснями! Ражжуй только зубом мужеским сей час по Сампсонову, найдеш в жостком нЂжное, а в пустом — пищу. Пустынныя птицы — раз†то не лжепророки, пустое поющіе? Пустый Вавилон — раз†то не сиренскій камень? Не все ли пустое, что суета? И не все ли то вода, что не твердое? Послушай, вот птица! «Ефрем, яко голуб безумный, не имый сердца». Учеников сих птиц называет Михèа дщерьми сири́нскими и, точно о Самаріи, кая таких птиц довольно у себе имЂла, вопіет: «Сотворит плач, аки зміев, и рыданіе, аки дщерей сиринских». К сим-то безумным птицам слЂдующій божій отзыв: «Приступите ко мнЂ, послушайте мене, погублшіи сердце, сущіи далече от правды». О сих же птицах нечистых Осіа поет вот что: «Яко же птицы небесныя, свергу я... Горе им, яко отскочиша от мене». Учеников же их называет чадами вод: «Яко лев, возревет господь, и ужаснутся чада вод». / 6/461 / Чада вод и дщери сири́нскія есть то же. У Исаіи называются отъятыми парящих птиц птенцами. Сіи ж сирены называются зміями и гадами. «Сотворит плач, аки зміéв...» «Полижут персть, аки зміеве...» «Послю, аки гады на землю».

Зачем туда? ЗатЂм, чтоб вся дни живота своего кушали грязь. Сіи-то суть ангелы лютые, псы, злые дЂлатели, облаки бездождные, водные, земные, духа не имуще...

Фарра. Полно! Полно! Поговори еще мнЂ о добрых птицах. Я уже и разумЂю, что, конечно, не худо поет оная птица: «Глас горлицы слышан в землЂ нашей».

Наеман. НЂсколько тебЂ благовЂствующих птиц выпущу из ковчега. Взглянь! «Кіи суть, иже, яко облацы, летят и, яко голубы со птенцы, ко мнЂ?» Как темна и тонка вода во облацЂх воздушных, так вода глубока — совЂт в сердцЂ мужей сих и их птенцов. И как голубины очи вышше волнованія сирèнских вод, так сердце их вышше всея тлЂни подъялось. / 6/462 / Взглянь еще на горній хор птиц прозорливых: «Подъях вас, яко на крилЂх орлих, и приведох вас к себЂ». «ИдЂ же труп, тамо соберутся орлы». Не орел ли то: «Ангел господень восхити Филиппа»? Не орел ли то: «Не обрЂтеся Енох в живых»? Не орел ли то: «Взят бысть Иліа вихром»? \267\ Вот орел парит: «ВЂм человЂка, прошедшаго небеса». Вот орел: «Ят Аввакума ангел господень за верх его». Вот орел: «Вознесу тя, господи, яко подъял мя еси». Взглянь же на сего любезнаго орла: «ВидЂхом славу его...» Куда-то они летят? Ах превзойшли они труп и тлЂнь. Устремили взор на того: «Вземлется от земли живот его». «Взятся великолЂпіе его превыше небес». Ах! Взглянь сюда!.. Не се ли оная благовЂстница с масличною вЂтвою из Ноева ковчега, мир нам приносящая, летит? И, летя, вот что, кажется, поет: — Дерзайте! Да не смущается сердце ваше потопом вод сиринских! Я вижу холм незыблемый, верхи гор, из-под потопных волн выникающих, провижу весьма издалеча землю и гавань. ВЂруйте в бога: там почіем. «Кто даст мнЂ крилЂ?..» «Очи ваши узрят землю издалеча». / 7/471 / А мнЂ любезна и горлица сія. Летит выспр, поющи: «Воспою нынЂ возлюбленному пЂснь». О Фарра! Фарра! Чувствуеш ли вкус во пророчіих музах? А иначе — бЂжи и приложися к галатам.

Фарра. ВЂриш ли, что для мене пріятнЂе пЂніе сирéнское.

Наеман. Ей, друже, вЂрю, что больше елея имЂет во умащеніи своем лстец, нежели в наказаніи своем отец, и что ложная позолотка есть блистательнЂе паче самаго злата, и что Иродова плясавица гораздо красивЂе, нежели Захаріина Елисавет. Но помни притчу: «Не славна изба углами, славна пирогами». «Не красна челобитна слогом, но законом». В самом сладчайшем ядЂ внутренній вред уничтожает сладость. Предревняя есть причта сія: Άπλου̃ς ‛ο μυ̃θος τη̃ς ’αληθετας — «У истины простая рЂчь».

Инако поют в костелЂ, а инако на маскарадЂ. СмЂшон, кто ищет красных слов в том, кого спрашивает о дорогЂ и кто лакирует чистое золото. На что пророчіим пЂсням блядословіе? Пусть покрывается им / 7/472 / сиренская лжа! А то, что они поют во фигурах, фигуры суть мЂшечки на золото и шелуха для зерна божія. Сіе-то есть иносказаніе и истинная оная ποίησις, сирЂчь твореніе, положить в плотскую пустош злато божіе и здЂлать духом из плоти, авось, либо-кто догадлив найдет в коробочкЂ прекрасное отроча еврейское, взятаго вышше вод сиренских человЂка. «Творяй ангелы своя духи (духами)». Вот истинные піиты, сирЂчь творцы и пророки, и сих-то писанія любил читать возлюбленный Давид: «В твореніих руку твоею поучахся».

Фарра. Однак мнЂ пріятны и ковчеговы птички. Мудренько поют. Выпусти еще хоть одну.

Михаил. Я тебЂ выпущу, обратись сюда, Фарра! Возведи, очеса. «Яко ластовица, тако возопію, и яко голуб, тако поучуся».

Фарра. Кой вздор? Громкія ластовицы в коих странах родятся? А у нас они то же, что свершки. Голуб глупяе \268\ курицы, как может любомудрствовать? Видишь ли, коль стропотныя музы пророческія? / 8/481 / Вот каких птиц насобрал в свой ковчег Ной! А мои сирены нЂжно, сладко, ясно, громко и самыми преславными модными словушками воспЂвают. Самыя морскія волны, кажется, что от их пЂнія поднимаются и пляшут, будьто от Орфеевой псалтыри, и нЂт толь глупаго скота и звЂря, даже и самаго нечувственнаго пня, и холма, чтоб их не разумЂл, чтоб не скакал и с воскликновеніем не восплескал в длани, и не дивно, что вселенную влекут за собою.

Михаил. Не бойся, Фарра. Израиль видит двое. А сіе-то есть жезл и власть ему здЂлать из яда ядь, из смерти жизнь, из обуяхости вкус, а из стропотнаго гладкое, и ничесо же его вредит. Он сеет камень, преходит море, вземлет змія и пьет мерру в сладость. Его желудок все варит в пользу, а зубы все стирают и вся поспЂшествуют во благое. Слушай, Израиль! Раскуси ему Езекіину мысль. Испій стропотну сію речь так, как написано о тебЂ: «От потока на пути піет...» О Израилю! Преходь поток, исходь на второе, сіе есть твое.

Израиль. «Господь даде мнЂ язык...» Ластовица и голуб значит / 8/482 / Израиля. Взглянь, Фарра, на стЂну и скажи, что ли видиш? Взглянь сюда!

Фарра. Вижу картинку, гдЂ написана птичка, поднявшаясь из морскаго брега и летящая на другой невидный брег.

Израиль. Сія есть израилская картина, нареченна символ. Ластовица, убЂгая зимы, летит чрез море от сЂвернаго брега на южный и, летя, вопіет: «НЂсть мнЂ мира здЂ». В сей-то символ ударяет Езекіина сердца луч сей: «Яко ластовица, тако возопію». Израиль вездЂ видит двое. Ластовицу осязает, а чрез нея, будьто чрез примЂту, ведущую к мЂти, провидит духом чистое, свЂтлое и божественное сердце, возлЂтающее вышше непостоянных вод к матерой и теплой тверди. Сіе-то есть стоять на стражЂ со Аввакумом, возводить очи и быть обсерватором на СіонЂ. НеобрЂзанный же сердцем видит одни примЂты без мЂты, Взглянь, Фарра, и на сей символ. Видиш окрылатЂвшую дЂву, простершую руки и крила и хотящую летЂть чрез пучину морскую к выникающим издалеча / 9/491 / холмам. А любЂзный ея над холмами из облака взаимно к ней летит уже, простирая к обятію руки своя. ЗдЂсь видиш и плавающій ковчег. Сія есть чистая жена, о коей написано: «Даны быша женЂ два крила орла великаго». Блаженныя сея жены потопом блевотин своих не мог потопить змій седмиглавный. Она-то вопіет: «Кто даст мнЂ крилЂ?..» Вот тебЂ ластовица: «Яко ластовица, тако возопію...» «Не в силЂ велицЂй, ни в крЂпости глас ея, но в дусЂ моем», — глаголет, господь вседержитель. «Радуйся зЂло, дщи Сіоня, проповЂдуй, дщи Іерусалимля!» Не ластовица ли Павел, проповЂдующій не в мудрости слова, и мірскаго витыйства, и \269\ сиренскаго блядословія, но в наученіи и силЂ духа святаго? А когда ластовица кричит, что для нея сЂверный брег опасен и что узнала она надежный южный брег, так не двое ли она видит? И не то же ли нам благовЂстит: «ВЂм человЂка», «О сем похвалюся». Не то же ли, что Давид: «И полещу и почію»? Не то же ли, что ангел: «Се благовЂствую вам радость велію». «НЂсть здЂ...» «Тамо его узрите...» «НЂсть мнЂ мира здЂ». / 9/492 / Сам Езекія, сказав: «яко ластовица» и протчая, всплош придает сіе: «ИщезостЂ бо очи мои», сирЂчь престал я то видЂть, что прежде видЂл. Я видЂл одну воду, одну плоть и кровь, и одну пустошь и суету, и сіе есть одно, и есть ничто же, посему я и слЂп был, видЂвшій то, что ничто же и одна точію тЂнь есть. НынЂ же глупое око мое ищезло и преобразилося во око вЂры, видящія в тЂлишкЂ моем обонпол непостоянныя плоти и крови, твердь и высоту господа моего, духа божія, содержащего своею горстію прах мой, и сіе есть второе и надежное, вторый человЂк — господь мой. «Иже избави мя и отъя болЂзнь души моея». ОтселЂ всЂ воскресшіи возблагословят тя, и я, ожившій, «яко ластовица, тако возопію» и яко Павел, тако поучуся. «От днесь бо дЂти сотворю, яже возвЂстят правду твою...» «ОтнынЂ ни единаго вЂмы по плоти. Аще же и разумЂхом по плоти Христа, но нынЂ к тому не разумЂем».

Посмотри же, Фарра, и на другой символ, в центр коего ударяет сія ж Езекіина рЂчь. Взглянь сюда!

Фарра. Вижу. На самом верхЂ камня, в срединЂ моря стоящаго, стоит кая-то птичка. Камень схож на сиренскі. / 10/501 /

Израиль. Как ему быть сиренским, когда глас символов есть таков: In constantia quiesco, сирЂчь: «На незыблемости почиваю».

Кая вЂрность на сиренском, волнами покрываемом? Сей есть каменный холм вЂчнаго, выникшій из-под вселенскаго потопа, на коем упокоился Ноев голуб, с таким благовЂстіем:


Inveni portum Jesum. Caro, munde, valete!

Sat me jactastis. Nunc mihi certa quies.

СирЂчь:

Прощай, стихійной потоп!

Я почію на холмах вЂчнаго, обрЂтши вЂтву блаженства.


Вот тебЂ Ноев голуб! Послушай гласа его: «ЛЂта вЂчная помянух и поучахся». «Постави на камени нози мои». «На камень вознесл мя еси». «Господь — утвержденіе мое и камень мой».

Вот еще голуб: «Со усердіем гоню, к намЂренному теку».

Аще како достигну во воскресеніе мертвых? «РазумЂхом по плоти Христа, но нынЂ к тому не разумЂем». / 10/502 / Пожалуй, \270\ посмотри мнЂ и на сына Іонина, сирЂчь голубинина. «Блажен еси, Симоне, сыне Іонин. Яко плоть и кровь не яви тебЂ (мене), но отец мой, иже на небесЂх... Ты еси камень (кифа), и на сем каменЂ утвержу всю церковь мою...»

Слыхал ли ты о Даніиловом каменЂ? Се он есть. Слышал ли замок апокалиптичный? Се он есть. Слышал ли рай? Вот он тебЂ! Слыхал ли о землЂ дивной, что от воды и посредЂ воды? Вот же тебЂ обЂтованная земля! Вспомни евангелскій маргарит. Вспомни обрЂтенную драхму. Вспомни свобожденіе, исцЂленіе, воскресеніе и протч., и протч., и протч. Все сіе и всЂ пророческія музы, как праволучныя стрЂлы молніины, в сей святый и един камень ударяя, путеводствуют. Видиш, Фарра, в кую гавань доплыла рЂчь Езекіина! Не дерзай же хулить птиц Ноевых. Они поют тихо, но глас тонок их, остр и высок. А сирены, как лебеди, возносят громко крик, но, по пословицЂ, «высоко полетЂла, да недалеко сЂла». / 11/511 /

Фарра. Право, я влюбился в ваши птички. Ковчег ваш подобен троянскому коню. Выпустите мнЂ еще хоть одну. Люблю, что поют двое: одно во уши, другое в разум, как написано: «Двое сія слышах». Теперь вижу, что не пустая древняя оная притча: «Глуп, кто двое нащитать не умЂет». ВидЂть кошельок — не знать, что в кошелькЂ, — сіе есть, видящи, не видЂть. Видно, нужно вездЂ видЂть двое. ВидЂть болван — не знать, что в болванЂ, есть не знать себе. Сирены поют воду, а ваши птицы — воду и гавань. Вода есть кошельок, а гавань есть имперіал. ТЂло есть вода и кожа, в которую одЂт истинный наш Адам.

Даніил. О Фарра! Начал ты издавать благоуханіе. «Сот искапают устнЂ твои, невЂсто». Вот сей-то сот закупорит тебЂ уши противу сирен.

Фарра. Выпусти, Даніил, еще хоть одну мнЂ райскую птицу.

Даніил. Изволь! Еще ты такой не видал. Лови ее! «Еродій на небеси позна время свое».

Фарра. Дичину ты выпустил. Я и имя ея впервое слышу. / 11/512 / Скажи мнЂ, кой сей род есть птицы еродій?

Даніил. У древних славян она еродій; у еллинов — пеларгос, у римлян — киконіа, у поляков — боцян, у малороссіан — гайстер, — схожа на журавля. Еродій А значит боголюбный, если слово еллинское. Но что в том нужды? Брось тЂнь, спЂши ко истинЂ. Оставь физыческія сказки беззубым младенцам. Все то бабіе — и баснь и пустош, что не ведет к гавани. СЂки скорЂе всю плоть по-израилски. Сержусь, что медлиш на скорлупЂ. Сокрушай и выдырай зерно силы божія.



А ’Έρος, значит желаніе, римски — Купидон, Ζεύς, Jupiter, или Дій. Отсюду слово Еродій то же, что Филофей. Прим. автора. \271\



Еродій знаменует вЂру во Христа, а яснЂе сказать, израилское око, видящее двое, — вот тебЂ гайстер. Будь здоров с ним! С небесе крастель...

Фарра. Конечно ж, есть причина, для чего взят он во образ сей.

Даніил. Конечно, троякая вина сему есть: 1-я — что гнЂздится на кирках; 2-я — что снЂдает зміи; 3-я — что в старости родителей кормит, хранит и носит. Кирка значит двор божій. «Коль возлюбл[ены] селенія твоя...» «Птица обрЂте себЂ храмину...» «Тамо птицы возгнЂзд[ятся]». «Еродіево жилище предводительствует». / 12/521 / Еродій всегда на вышших мЂстах — на шпицах и на куполах гнЂздится, будьто предводитель протчіим птицам. «Блаженны живущіи в дому твоем». Вот тебЂ еродій: «Едино просих от господа» и протч. Вот еродій: «ОбрЂте его Іисус в церкви». А сіи тебЂ раз†не предводительствующіе суть еродіи? «Взыдоша на горницу, идЂ же бяху пребывающе, Петр же, и Іяков, и Іоанн, и протчіе единодушно вкупЂ. И бысть внезапу с небесе шум.., и исполнишася вси духа свята, и начаша глаголати иными языки...» Вот что в сей птицЂ великое! «Позна время свое». Видно, что она познала двое — время и время. О, кто сей прекрасный еродій есть! — послушай его: «Се зима прейде, дождь (потоп) отъиде, отъиде себЂ, цвЂты явишася на землі» и протч. «Видиш ли, что знают и куда летят Ноевы птицы? Ко Авраамлю заливу и к гавани оной: «Господь пасет мя...»

На, вот тебЂ стадо и безтолковых гайстров: «Лице небесе умЂете разсуждати». «Горе вам, смЂющимся нынЂ

Фарра. А почему ты их назвал безтолковыми? Вить / 12/522 / их за прогностики — Христос не осуждает.

Даніил. Они чрез солнце разумЂют разумно непогоды, но не прозорливы узрЂть второе время, сирЂчь царствіе божіе. Надобно знать с Даніилом время одно и время второе. Из сих полувремен все составлено. «И бысть вечерь, и бысть утро — день един». Одно время есть плакать, а второе время смЂяться. Кто одно знает, а не двое, тот одну бЂду знает. Вот еще бЂдные гайстри! «Взалчут на вечерь...» «Возволнуются и почити не возмогут». О безумно вознЂздившихся сих гайстрах можно сказать:


Их твердь — одна вода,

В срединЂ их — бЂда.


СмЂяться нынЂ и веселиться здЂ значит не видать ничего, кромЂ тмы и стихійныя сЂни. «Горе вам, смЂющимся нынЂ». И когда Петр сказал: «Добро нам здЂ быти», тогда вдруг обличен: «Не вЂдый, еже глаголаше». Он раздЂлял Мойсея от Иліи, Илію от Христа, не познав еще истиннаго человЂка, \272\ кромЂ человЂчія плоти или стЂни. А когда проснулся, тогда здЂлался мудрым еродіем / 13/531 / и, познав двое, познал истиннаго, сверх человЂчія сЂни, человЂка, который есть един во всЂх и всегда. «Убуждшеся видЂша славу его». «ОбрЂтеся Иисус един». «Иже есть всяческая во всем». Простый еродій на одном небеси видит двойное время: стужу и теплоту, зиму и вéсну, покой и досаду, а тайный еродій, сирЂчь Израиль, сверх стихій и сверх самаго тонкаго воздуха, видит тончайшее второе естество, и тамо сей еродій гнЂздится. «Что мнЂ есть на небеси? И от тебе что восх[очу] на землЂ?» Сіе второе естество, аще в стихіах или кромЂ стихій, бог вЂсть. Однак Израиль познал оное.

Фарра. О Даніил! Ей, понравились мнЂ твои гайстры. Выпусти еще хоть одного!

Даніил. Раз†и тебЂ хочется быть гайстром?

Фарра. Велми хочется, но да не безтолковым же.

Даніил. И мудрый часто претыкается. «Толико время / 13/532 / с вами есмь, и не познал еси мене, Филиппе?» «Не можещи нынЂ по мнЂ ити». «Отвержешися мене трищи». Дай бог, чтобы ты был в ликЂ сих гайстров: «Сей есть живот вЂчный, да знают тебе, и его же послал еси...» Вот предводитель и царь их! Послушай его: «Дух господень на мнь...» «Нарещи лЂто господне пріятно и день...» Вот и сей не послЂдній: «Се нынЂ время благопріятно! Се нынЂ день спасенія! Вот коль нужно слово сіе! Γνω̃θι καιρόν. Nosce tempus — «Познай время». «Еродій позна время свое — горлица и ластовица... О, еродіево жилище! Блаженно еси! Не то ли оно? «По землЂ ходяще, обращеніе имамы на небесЂх». «Праведных душы в руцЂ божіей...» «Боже сердца моего! Душа моя в руку твоею». «Под сЂнь его возжелах и сЂдох...» «Авраам рад бы видЂть день мой, и видЂ, и возрадовася». «ОнЂма же отверзостЂся очи, и познаста его, и той невидим бысть има». / 14/541 / Да избавит же тебе господь от тЂх юродов.

«Еродіа позна время свое: горлица и ластовица... Людіе же мои сіи не познаша судеб господних». «Возлюбиша паче славу человЂческую, неже славу божію». «Ослепи очи их, да не видят, ни разумЂют!» — вопіет Исаіа, увидЂв славу Христа господня. А они хвалятся: «Да ямы и піем, утрЂ бо умрем». Умирайте! Умирайте! Яко нЂсть ваше разумЂти двое. Видите, о нощные враны, один только днешній вечер, одну только воду со сиренами. Сія-то мрачная слава ослЂпила вам очи, да не видите утреннія оныя славы: «Востани, слава моя! Востану рано». Для чего вы, о звЂри дубравные, в ложах своих легли, не дождав блаженнаго онаго второго дня: «Во утрій же видЂ Іоанн Іисуса. Се агнец божій! Сей есть, о нем же аз рЂх». Вы есте тма міру и волки не от числа оных. «Веніамин — волк, хищник, рано ясть еще...» Но вечер глотаю- \273\щіе все без останка на утро, да «останки нечестивых потреблятся».

Фарра. Я вовся не разумЂю, / 14/542 / что значит останок...

Даніил. О, дряхлый и косный Клеопо! Останок есть то же, что барыш, рост, приложеніе, прилагаемое прекрасным Іосифом в пустое вретище Веніаминово. И сего ли не разумЂешь? Не приложатся ж тебЂ лЂта живота...

Фарра. О, нынЂ разумЂю, и приложатся мнЂ, яко Езекіи.

Даніил. Останок есть лЂто господне пріятное (iubilaeus annus), день воздаянія, весна вЂчности, таящіяся под нашим сокрушеніем, будьто злато в сумах Веніаминовых, и воздающія Израилеви вмЂсто меди — злато, вмЂсто желЂза — серебро, вмЂсто дров — мЂдь, вмЂсто каменія — желЂзо, вмЂсто песочнаго фундамента — адамант, сапфир и анфракс. Чол ли ты во притчах: «ИсцЂленіе плотем и приложеніе костем». Плоть бренная твоя есть то здЂшній мир, и днешній вечер, и пЂсочный грунт, и море сиренское, и камни претыканія. Но там же, за твоею плотію, до твоей же плоти совокупилась гавань и лоно Авраамле: земля посредЂ воды, словом божіим держима, если ты не нощный еси, но излетЂвшій из ковчега вран, если ты ластовица или голубица, узнавшая / 15/551 / себе, сирЂчь видящая двое: мір и мір, тЂло и тЂло, человЂка и человЂка, — двое в одном и одно во двоих, нераздЂлно и неслитно же. Будьто яблонь и тЂнь ея, древо живое и древо мертвое, лукавое и доброе, лжа и истина, грЂх и разрешеніе. Кратко сказать: все, что осязаеш в наружности твоей, аще вЂруеши, все тое имЂеш во сла†и в тайности истое, твоею ж внЂшностію свидЂтелствуемое, душевным тЂлом духовное. В сей-то центр ударяет луч сердца наперсникова. «Всяк дух, иже исповЂдует Іисуса Христа, во плоти пришедша (плоти приложившагося), от бога есть». «ВЂмы же, яко егда явится, подобны ему будем, ибо узрим его, яко же есть». «И всяк имЂяй надежду сію на него, очищает себе, яко же он чист есть».

Вот тебЂ останок! Вот приложеніе костем твоим! Все тебЂ оставит, а сей останок никогда. «Вся преходят, любви же ни». «Господа сил, того освятите...» НынЂ разумЂеши ли надежду твою и лжу сиренскую? Вот тебЂ вмЂсто тристалЂтныя / 15/552 / вЂчная память и юность. Будь здоров! «В память вЂчную пребудет праведник». От шума сиренских вод не убоится. Сей есть живот вЂчный. НынЂ «обновится, яко орляя, юность твоя». Но не тЂх орлов, что паки старЂют и умирают, но оных, кои в познаніи самаго себе велми высоко вознеслися — вышше всЂх стихій и вышше самаго здЂшняго солнца, яко и оно есть суета же и ветошь, ко оному пресвЂтлЂйшему моему солнушку. «Ты же тойжде еси...» «ОдЂяйся свЂтом солнечным, яко ризою». Глаголяй к нам сія: «Подъях вас, яко \274\ на крилЂх орлих, и приведох вас к себЂ. И видЂхом в трупЂ нашем славу его, во л†сем сот вЂчности его, во тьмЂ сей свЂт невечерній его, в водЂ сей нашей твердь гавани его». Труп есть всяк бренный человЂк, и библіа есть человЂк и труп. Найшов в нашем трупЂ свЂт и сот, находим послЂ того сію ж пищу и в библіи, да исполнится сіе: «ИдЂ же труп, тамо соберутся орлы». Высоку сей труп обЂщает трапезу, высоко и мы возлетЂли, гдЂ царствует вЂчная сладость и вЂчная юность. / 16/561 /











ВРАТА ГОСПОДНЯ В НОВУЮ СТРАНУ, В ПРЕДЂЛЫ ВЂЧНОСТИ

Там испытаем: легко ли быть блаженным?


Фарра. Тфу!.. Оправдилась притча: «На конЂ Ђздя, коня ищет». Я думал что вельми трудно быть блаженным... По землЂ, по морю, по горних и преисподних шатался за щастіем. А оно у мене за пазухою... Дома... Древняя притча: Ita fugias, ut ne praeter casam — «От лиха убЂгай, да хаты не минай»,

Наеман. О, Фарра! Не только дома, но в сердцЂ твоем и в душЂ твоей царствіе божіе и глагол его. Сей есть камень, а протчее все тлЂнь, ложь, лужа... «Вся преходят...»

Но кто тебЂ насЂял лукавое сЂмя сіе, будьто трудно быть блаженным? Не враги ли сирены? О глагол потопный и язык льстивый! / 16/562 /

Фарра. Ей-ей, они! От их-то гортани глас сей: «Халепа та кала». Τό Κάλλος χαλεπόν ’εςτι — «Трудна доброта...»

Наеман. О, да прильпнет язык их к гортанЂ их! «НЂмы да будут устнЂ льстивыя!» Изблюй онаго духа лжы вон. А положи в сердцЂ сей многоцЂнный во основаніе камень: «Халепа та кака» — «Трудно быть злобным». Что может обезкуражить и потопить сладко-теплый огнь параклитов, если не оная зміина, сиренская блевотина? Отсюду-то в душЂ мраз и скрежет, косность и уныніе во обрЂтеніи царствія божія. Отсюду ни тепл еси, ни хладен, имам тя изблевати... О, гряди, господи Іисусе! Ей, гряду скоро, аминь... НынЂ не обынуяся сказую: — Се господь мой пришел! Се солнце возсіяло и новая весна! Да расточатся и ижденутся со блевотинами своими душы нечестивых от предЂлов весны вЂчныя! Не / 17/571 / входит туда неправда. Нам же даны ключи: «Халепа та кака». Не тмами ли тем тяжелЂе олова беззаконіе? Что же ли есть легчае любви божія? «Крила ея крила огня». Напиши красками на ногтЂ адамантовом славу сію: «Сродное, нужное, латвое есть то же». Что же есть нужнЂе царствія божія? \275\ В заплутанных думах и в затмЂнных рЂчах гнЂздится лжа и притвор, а в трудных дЂлах водворяется обман и суета. Но латвость в нужности, а нужность в сродности, сродность же обитает в царствіи божіи. Что нужнЂе для душевнаго человЂка, как дыханіе? И се вездЂ туне воздух! Что потребнЂе для духовнаго, как бог? И се вся исполняет! Аще же что кому не удобное — напиши, что ненадобное. О глубина премудрыя благости, сотворшія нужное нетрудным, а трудное ненужным. / 17/572 / Тако мой господь сказал мнЂ: «Дух сладкій, дух мирный, дух пророческій и не печатлЂю словес, да оправдится премудрость его от чад его».

Израиль. О Наеман, Наеман! Дышеш духом Параклитовым, с высоты силою его облеченный. И что есть дух-утЂшитель, если не чистое сердце, от мрака грЂховнаго воззванное? Аки в солнцЂ солнушко, зЂница его, во вкус и прозорливость сіяющее, сей есть живый Силоам и родная Софія, видящая двое и глаголющая странное.

Наеман. ТЂм же, о Израилю, идуще новым святаго духа путем, ищите и обрящете! Се вся полезная суть возможна и возможная — полезна.

Фарра. МнЂ бы хотелось быть оным папою и сочетать во одной ипостаси первосвященство и царство.

Михаил. О славолюбный Зара! Куда тебе дух воскриляет? Но притом приснопамятно будь сіе: / 18/581 / «Кто яко бог

Фарра. Раз†же бог не хощет, чтоб мы были богом?

Михаил. О Фарра! Что радостнЂе святому духу, как тое, чтоб нам всем стать богом?

Фарра. О Михаил! Се ты странное воспЂл!

Михаил. Если оно святому духу пріятное, тогда воистину странное и преславное. Он един есть любопытная оселка, показующая чистое злато, нареченна римски — index. И в сію-то мЂть ударяет сіе Павлово слово: «Докімазете панта...» — «Вся испытайте, благая же пріемлите». Аще же гнушается оный голуб, тогда оно бывает мірское, модное, и в таком смыслЂ общее, в каком разумЂет Петр святый, глаголя сіе: «Господи, николи же ядох скверно». Скверно — в римском же лежит — commune, / 18/582 / еллински — коінон, разумЂй — coenum, сирЂчь блато, грязь, мерзкое, мірское...

Фарра. Вить же славы искать дух святый не запрещает?

Михаил. «Слава в студЂ их...» Видиш, что студная слава запрещается. За добрую же славу лучше желает Павел умрЂть, нежели ее испразнить. Оноя слава есть тЂнь, а сія Финикс. Оную хватают псы на водЂ сиренской, сію же пріемлют чада божія во Авраамлей гавани. Суетна слава, тщетная прибыль, сласть ядовита, се три суть, суть адскія горячки и ехиднины дщери нечестивому сердцу во опаленіе. Но сущая слава, истинная прибыль, сласть не притворна — се сіи суть \276\ духа святаго невЂсты, во обятіях своих чистую душу услаждающія.

Фарра. Угадал ли я, что по правилу израилскому пустая слава есть труднЂе истинныя?

Михаил. Тфу! Как же не труднЂе псу схватить тЂнь, нежели истинный кус? Вот пред тобою яблонь. Схвати мнЂ и подай тЂнь. Но самое тЂло ея вдруг обнять можеш.

Фарра. / 19/591 / Не только, но и плод сорву. Се тебЂ с нея прекрасное яблоко! Благовонное! Дарую тебЂ. В нем обрящешь столько яблочных вертоградов, сколько во всевселеннЂй коперниканских міров. Вот тебЂ от мене награда за твое доброе слово!

Михаил. Если бы ты мнЂ всевселенну дарил по плоти, я бы отказался. И малыя сторонки моея матери Малороссіи, и одной ея горы не взял бы. ГдЂ мнЂ ее дЂвать? ТЂлишко мое есть маленькая кучка, но и та мнЂ скучна. Что есть плоть, если не гора? Что гора, если не горесть? «Кто яко бог?» Что сладчае и легчае и вмЂстнЂе, как дух? Сердце мое вкущает его без грусти, пьет без омерзенія, вмЂщает без труда, носит без досады. Душа моя в духа, а дух в сердце мое преобразился. Боже сердца моего! О часть моя всесладчайшая! Ты един мнЂ явил двое: сЂнь и безвЂстную тайну. Ты еси тайна моя, вся же плоть есть сЂнь и закров твой. Всяка плоть есть риза / 19/592 / твоя, сЂно и пепел; ты же тЂло, зéрно, фиміам, стакти и касіа, пречистый, нетлЂнный, вЂчный. Все тебЂ подобно и ты всему, но ничто же есть тобою, и ты ничем же, кромЂ тебе. Ничто же, яко же ты. «Кто яко бог?»

О Фарра! Что плачеши? Чего ищешь в папст†— духа или плоти? Дух сего Христа божія вдруг, как молнію, пріять можешь. Но престолы, палаты, колесницы, сребро и злато... — все сіе есть плоть, гора, труд и горесть. Не прикасайся сему. Восходящее, высокое в нем и божественное — оное да будет твое. Сіе-то есть истинное единство, и тождество, и легкость, и нужность быть причастником не плоти, но духа. Протчее же все есть тЂнь, вода и бЂда... Хочеш ли быть Христом? К чему ж тебЂ свышше соткан его кафтан? К чему плоть его? ИмЂешь собственную. Возми ты от странника сего то, что сам тебЂ подносит. Вот оно: «Дуну — пріимите дух свят». Сим образом будешь едино и тожде с ним, яко же он со отцем твоим. Неужели / 20/601 / ты кафтан и плоть дЂлаешь Христом? И хватая на потокЂ тЂнь, умножаешь число не чад божіих, но оных псов: «Отъяти хлЂб чадом и поврещи псом». Ах! Блюдись от сих псов, от злых дЂлателей. Не дЂлай благим зла, а плоти богом. Уклонися от зла и сотвори благо, и будешь в числЂ чад оных: «Елицы же пріяша его, даде им область чады б[ожіи] б[ыти]». Хочешь ли быть царем? На что ж тебЂ елей, вЂнец, скиптр, гвардія? Сія есть тЂнь и мас- \277\ка. Достань же себЂ свышше сердце царское. Сим образом будешь едино с царем твоим. Дух правды, он-то есть сердце царево. Правда утверждает престолы сильных и обладает народами. И что сильнЂе ея? Кто яко правда? Сей есть истинный царь и господь — твердь и крЂпость, елей и милость. Сей дух да царствует в тебЂ! И милостію вышняго не подвижишся. На вот тебЂ царя без маски: «Царь уповает на господа»; «Помаза нас бог духом»; «Дух господень на мнЂ». / 20/602 / Хочеш ли быть Павлом Фивейским? Антоніем Египетским или Савою Освященным? ЛицемЂре! К чему же тебЂ финикова епанча Павлова? К чему Антоніевска борода, а Савин монастырь, капишон Пахоміев?.. Сей есть один только монашескій маскарад. Кая жь польза сею маскою сокрывать тебЂ мірское твое сердце? Да явишися человЂком! Уклонися от зла. Оставь тЂнь. Стяжи себЂ мужей оных сердце. В то время вдруг, как молніа, преобразишся во всЂх их. БЂгай молвы, обьемли уединеніе, люби нищету, цЂлуй цЂломудренность, дружись со терпеливостью, водворися со смиреніем, ревнуй по господЂ вседержителЂ. Вот тебЂ лучи божественнаго сердца их! Сіе иго велми благо и легко есть. А наживать странный и маскарадный га́бит, забродить в Нитрійскія горы, жить между воющими волками и зміями — сіе не бремя ли есть? Ей! Неудобоносимое тЂм, что глупое и ненужное. Скажу: / 211 / «Халепа́ та кака́».

Фарра. А Елиссей? Не просит ли епанчи от Иліи?

Михаил. Епанча оная нЂсть мертвых, но живущих во предЂлах вЂчности. В ней все новое вмЂсто ветоши. Чол ли ты у Исаіи — одежду веселія? Вот она: «Под сЂнію руки моея покрыю тя». Не Елиссей ли просит: «Да будет дух, иже в тебЂ, сугуб во мнЂ». Как же дал бы он просящему вмЂсто хлЂба камень? Сей есть дух вЂры, дух сугуб, дух, открывающій двое, дух, раздЂляющій іорданскія струи, дух, богоявляющій сверх сиренских вод плавающее и выникшее желЂзо. Оно-то есть изподпотопный холм, обитель вЂрныя голубицы, гавань, лоно и кифа Авраамля, спасеніе от потопа. «Да возрадуется душа моя во господЂ. Облече бо мя в ризу спасенія». Вот от потопа епанча! Самый ковчег есть то нерукотворенная скиніа, златотканными вЂтрилами от дождевных тучей покрывающая лучше, нежели мантель. / 212 / На сію-то скинію тонко издалеча взирает Иліина шинель, или бурка, оттворившая іорданскую сушу и спасшая Елиссея от омоченія. ЖелЂзо же тайно блистает на твердь, на твердую, матерую землю и сушу, а суша тихо возводит нас на аввакумовскій оный Сіон, сирЂчь обсерваторіум (терем). «На стражЂ моей стану и взыйду на камень». Вот тебЂ одежда и надежда! Носи здоровь! Она есть дух сугуб, видящій двое. А Иліину бурку гдЂ тебЂ взять? «Халепа та кака». \278\

Фарра. Велми благодарю тебЂ за сію ризу. А без нея чем бы я был в буркЂ? Вот чем: лицемЂр, лже-Иліа, пророчій идол. Что же? Ковчег преисполнен есть всякія животины. ХотЂлось бы мнЂ быть хорошенькою в нем коею-то птицею. Как думаешь?

Михаил. Ковчег — есть он церковь израилская. Люби ее и молись, аще до́брЂ просиши, пріймеши. / 221 / Проси во имя Христово: все вдруг получиш. Не забывай никогда сего: «Халепа та кака».

Израиль. Слушай, Фарра! Не желаешь ли быть кабаном?

Фарра. Пропадай он! Я и велблюдом быть не хочу. Еленем быть я бы хотЂл, а лучше птицею.


Чиста птица голубица таков дух имЂет,

Буде мЂсто, гдЂ не чисто, тамо не почіет.

Раз†травы и дубравы и сЂнь есть от зноя,

Там пріятно и прохладно мЂсто ей покоя.


Так и дух святый не почивает раз†в чистом сердцЂ, при водЂ тихой и прозрачнЂй, живой и тайнЂй? «Вода глубока — совЂт в сердиЂ мужа...» О мире наш! Мужу и лоно! Христе Іисусе! Явися людем твоим во водах сиренских обуреваемым. Но растолкуй мнЂ, о Израилю, кое то есть сердце и дух, преображающій естество наше во вепров?

Израиль. Пес хватает тЂнь, а сердце, долняя мудрствующее, есть вепр. Не мыслит горняя раз†точію о брашнЂ и чревЂ, сердце хамское любомудрствует. / 222 / Если имЂеш израильское око — оглянься на предЂлы гергесенскія. Вот тебЂ великое стадо свинное! Проводишь ли, что, минуя брег, всЂ утопли во водах? Что есть брег, если не господь мой? Сами просят, да прейдет проч от предЂл их. Блато и воду сиренскую возлюбили паче славы божія. Грязь любить — есть то быть вепром. Ганяться за нею — есть то быть псом. Вкушать ея — есть то быть зміем. Хвалить ее — есть то воспЂвать лестныя сиренскія пЂсенки. Любомудрствовать о ней — есть то мучиться легеоном бЂсов. Не земля ли раждает и звЂри, и скоты, и гады, и мухи? Так-то и сердце земное преображает нас в разныя нечистыя звЂри, скоты и птицы. Чадами же божіими творит чистое сердце, вышше всей тлЂни возлетЂвшее. Сердце златожаждное, любящее мудрствовать об одних кошельках, мЂшках и чемоданах, есть сушій велблюд, любящій пить мутную воду и за вюками не могущій пролЂзти сквозь тЂсную дверь в предЂлы вЂчности. Сердце есть корень и существо. Всяк есть тЂм, чіе есть сердце в нем. Волчее сердце есть родный волк, хотя лице и не волчее. Если перейшла в нея сила, тогда сталь точным магнитом стала. Но рута рутой / 231 / перестала быть, как только с нея спирт и силу \279\ вывесть. Сіе есть сердце и существо травы. Афедрон со всяким своим лицем есть афедрон. Но храм божій всегда есть вмЂстилищем святынЂ, хотя вид имеет блудных домов. Женская плоть не мЂшает быть мужем мужескому сердцу. Сердце, востекающее с Давидом на горняя, оставляющее велблюдам и сиренам со чадами их мутныя и морскія воды, жаждущее давидовскія, утолившія самарянкЂ жажду, оныя воды: «Кто мя напоит водою...» «Господи, дажд ми сію воду...» Таково сердце не олень ли есть? Даром что рогов не имЂт. Роги и кожа оленья есть плоть и тЂнь. НадЂнь кожу его с рогами, без сердца его и будешь чучела его. СмЂшна пустошь — не только «халепа та кака». Сердце, трудолюбствующее с мужем Руфиным Воозом на гумнЂ библейном, очищающее от половы вЂчное зерно святаго духа на хлЂб, сердце израилское укрЂпляющій, скажи, не вол ли есть млатящій? В любезной моей Унгаріи волами молотят. И что ж воспящает ЛукЂ быть волом? / 232 / Не думай, будьто до плотских волов вздорная сія истина касается: «Волу молотящу да не заград[и] уст». Сердце, воцарившееся над звЂрскими бЂшенствами и над волею своею, растерзающее всякую власть и славу, востающую на бога, дерзающее в нищетЂ, в гоненіях, в болЂзнях, во смерти, — не сей ли есть скимен львов Іуда от тЂх: «Ярятся, аки львове». «БЂгает нечестивый никому же гонящу, праведник же дерзает, аки лев». Что ж мешает Марку быть львом? К таким-то богосердечным скимнам, аки лев, тако возревет господь: «Востани и измлати их, дщи Сіоня, яко роги твоя положу (осную́) желЂзны, и пазнокти твоя положу мЂдяны, и истончиши люди...» Вот рев львинаго щенка, от тридневнаго сна воскрешающій, как написано: «Возлег, почи; что воздвигнет его? Сердце, выспр сверкающее, как молнія, постигающее и низвергающее всякія пернатыя мечты замысловатыя стихійныя думы — не сокол ли есть?». Послушай сокольяго виска: «Аще вознесешися, яко же орел, и оттуду свергу тя», — глаголет господь. Сердце, парящее на пространство высоты небесныя, люблящее / 241 / свЂт и вперяющее зЂницу очей во блеск полуденных лучей, в самое солнца солнушко оное: «В солнцЂ положи селеніе свое». Не благородный ли есть орел с наперсником? Ей, не от рода он подлецов сих: «Не вЂм орла, паряща по воздуху, глупца, высокомудрствующа по стихіам». «Аще вознесеш[ся], яко орел, и оттуду свергу тя...»

А не горлица ли есть сердце, люблящее господа, по нему единому ревнующее, святыя надежды гнЂздо в нем обрЂтшее? Послушай гласа ея: «Ревнуя, поревновах по господЂ б[огЂ]». «Жив господь мой, жива и душа моя». А тот глас не ея ли есть? «Истаяла мя ревность моя...» «ВидЂх не разумЂвающія и истаях». На, вот тебЂ лик или хор горлиц! «Се вся оставихом и вслЂд тебе идохом». Знай, что библіа есть вдова, горлица, \280\ ревнующая и воздыхающая во пустынЂ о едином оном мужЂ: «Бог любви есть...» У сея-то вдовицы не оскудЂвает чванец елея, сирЂчь милости, любви и сладости, если посЂтит ее кто, духа пророческаго дары имущій. Кто благ или кто мил, кромЂ бога? Сей един есть / 242 / не оскудЂвающій... «Вся преходят, любви же ни». Взглянь мнЂ, пожалуй, на Магдалену. Библіи сердце есть сердцем горлицы сея. При елейной лампадЂ не спит, тужит и воздыхает. О чем? Что безсмертнаго жениха умертвили, что в библейной его лампадЂ ничего милаго и свЂтлаго и найшли нощные враны сіи, кромЂ трупа гнилаго сего: «Воззрят на нь, его же проподоша, что, кромЂ риз его, не нашли в ризах его ни смирны, ни стакты, ни кассіи, сирЂчь одЂющагося оными ризами. Плачет пустынолюбная горлица сія о буйных дЂвах со Іереміею, воспЂвая жалостную пЂсеньку оную: «Очи мои излиястЂ воду, яко оскудеша добрыя дЂвы». Блаженны мы, о Фарра, яко глас горлицы слышан в маленькой земелькЂ нашей. Ах, сколько тогда горлиц было, когда говорил Павел: «Обручих вас единому мужу чистую дЂву» и протчая. О обуялыя и бЂдныя горлицы со чванцем своим оныя! «Идите ко продающим...» и протч. Без милости милаго, а без твоего же преподобія нигдЂ не обращеши онаго преподобнаго мужа: «Удиви, господь, преподобнаго своего». / 251 / НапослЂдок, не голуб ли тебЂ есть сердце, видящее двое? Сердце, узрЂвшее сверх непостоянности потопных вод исаіевскую твердь, брег и гавань оную: «Царя со славою узрите, и очи ваши узрят землю издалеча». Сіе чистое сердце, верх всея дряни возлетЂвшее, есть голуб чистый, есть дух святый, дух вЂдЂнія, дух благочестія, дух премудрости, дух совЂта, дух нетлЂнныя славы, дух и камень вЂры. Вот почему Христос нерукосЂчною и адамантовою гаванью нарицает святаго Петра! По сердцу его...

Фарра. О сердце!.. Что ж ты стал! Ступай далЂе!

Израиль. Израиль далЂе сей гавани не ходит. Се ему дом, гнЂздо и кущи, водруженныя не на пЂскЂ, но на кифЂ. Конец потопу: радуга и мир есть кифа, на ней он возсЂл. Inveni portum kepham. Caro, munde, valete! Sat me jactastis. Nunc mihi sancta quies — «Прощай, стихійный потоп! — вЂщает Ноева голубица. — Я почію на холмах святых, обрЂтши оливныя кущи». / 252 /

Фарра. О сердце голубиное! И сердечный голуб! Сей есть истинный Іона, адом изблеван во третій день на брег гор Кавказких. Сей голуб есть истинный Americus Columbus, обрЂтший новую землю. Не хочется и мнЂ отсюду итить. О Наеман, Наеман! Дай, ну, станем и мы со Израилем в сей гаванЂ. Оснуем себЂ кущи на сей кифЂ. А-а, любезный мой Аввакум! Се нынЂ разумЂю пЂсенку твою: «На стражЂ моей стану и взыйду на камень». Сюда-то взирало твое пророчее \281\ око? Сію-то кифу издали наблюдала бодрая стража твоя? Сюда-то пЂсня твоя и нас манила? Блаженно око твое, прозорливЂе труб звЂздозорных! Блаженны поющія нам уста твоя! Блажен и Сіон твой, или зоротерем, пирамида и столп твой, из коего высоты простиралися лучи очей голубиных. Не отемнЂют очи твои, не истлЂют уста твоя и не падет столп твой во вЂки вЂков. Прощайте навЂки, дурномудрыя дЂвы, сладкогласные / 261 / сирены с вашими тлЂнными очима, с вашею старЂющеюся младостью, с младенческим вашим долголЂтіем и с вашею, рыданія исполненною гаванью. Пойте ваши пЂсни людем вашего рода. Не прикасается Израиль гергесеям. Свои ему поют пророки. Сам господь ему, яко лев, возревет и, яко вихр духа, возсвищет в крилЂх своих, и ужаснутся чада вод... Радуйся, кефо моя, Петре мой, гавань моя! Гавань вЂры, любви и надежды! ВЂм тя, яко не плоть и кровь, но свышше рожден еси. Ты мнЂ отверзаеши врата во блаженное царство свЂтлыя страны. Пятнадесятое лЂто плаваю по морю сему и се достигох ко пристанищу тихому, в землю святую, юже мнЂ открыл господь бог мой! Радуйся, градомати! ЦЂлую тя, престоле любезныя страны, не имущія на путех своих бЂдности и сокрушенія, печали и воздыханія. Се тебЂ приношу благій дар от твоих же вертоградов — кошницу гроздія, и смоквей, и орЂхов со хлЂбом пасхи, во свидЂтельство, яко путем / 262 / праотцев моих внійдох во обЂтованную землю. \282\











Попередня     Головна     Наступна         Примітки


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчанин, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )




Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.