Опитування про фонему Е на сайті Ізборник  


[Григорій Сковорода. Повне зібрання творів: У 2-х т. — К., 1973. — Т. 1. — С. 357-410.]

Попередня     Головна     Наступна         Примітки





КОЛЬЦО


/ 11 /



Милостивый государь! / 21 /


Идут к вам два разговора, жаждущія вашего лицезрЂнія. Удостойте их своего пріятія. Они уже прежде рожденія своего опредЂлены доброму вашему духу. Почтеніе мое к человЂколубному и кротчайшему батюшкЂ Вашему, усердіе мое к Вам и доброжелательство к цЂлой фамиліи вашей приносит оные. Душа есть mobile perpetuum — движимость непрерывная. Крила ея есть мысли, мнЂнія, совЂты; она или желает чего, или убЂгает от чего; желая, любит, убЂгая, боится. Естли не знает, чего желать, а чего убЂгать, тогда недоумЂет, сомнЂвается, мучится, суда и туда наш шарик качается, мЂтется и вертится, как магнитная стрЂла, доколь не устремит взор свой в дражайшую точку холоднаго сЂвера.

Так и душа, наконец, когда нашла того, кого нигдЂ нЂт и вездЂ есть — щастлива. Сей один довлЂет ее насытить, а без сего глотает воздух с ядущим вся дни живота своего землю зміем.

МнЂнія подобны воздуху, он между стихіями не виден, но твердЂе земли, а сильнЂе воды; ламает дерева, низвергает строенія, гонит / 22 / волны и корабли, Ђст желЂзо и камень, тушит и разъяряет пламень.

Так и мысли сердечные — они не видны, как будто их нЂт, но от сей искры весь пожар, мятеж и сокрушеніе, от сего зерна зависит цЂлое жизни нашей дерево; естли зерно доброе — добрыми (в старости наипаче) наслаждаемся плодами; как сЂеш, так и жнеш.

Весьма я рад буду, естли сія книжечька в прогнаніи только нЂскольких дней скуки послужит, но как я доволен, естли она хоть в каплЂ внутренняго міра поспособствует. Вседражайшій сердечный мір подобен самым драгоцЂнным камушкам: одна крошечька цЂну свою имЂет, естли станем его одну каплю щадить, тогда можем со временем имЂть цЂлую чашу спасенія.

Разливши мысли наши по одним наружным попеченіям, и не помышляем о душЂ, не разсуждая, что от нее всякое дЂло и слово проистЂкает, а естли сЂмя зло, нельзя не послЂдовать худым плодам, все нас сирых оставит, кромЂ сего неотъемлемаго сокровища. / 31 /

Представте себЂ смЂсь людей во всю жизнь, а паче в кончину лЂт своих, тоскою, малодушіем, отверженіем утЂх, задумчивою грустью, печалью, страхом, среди изобилія отчаяніем без ослабы мучащихся, и вспомните, что все сіе зло и родное нещастіе родилось от преслушанія сих Христовых слов: «Ищите прежде царствія божія...» «Возвратися в дом \358\ твой...» «Царствіе божіе внутрь вас есть...» «Омый прежде внутренность стакана...»

Но благодареніе всевышнему за то, что никогда не бывает поздный труд в том, что для человЂка есть самонужнЂйшее.

Царствіе божіе вдруг, как молнія, озаряет душу, и для пріобретенія вЂры надобен один точію пункт времени.

Дай боже. вам читать слово божіе со вкусом и примечаніем, дабы исполнилось на вас: «Блаженны слышащи слово б[ожіе] и хранящ[іе]».

Другій разговор скоро послЂдует. А я пребуду.


м[илостивый] г[осударь],

Вашего благородія

покорнейшій слуга,

любитель священныя библіи

Григорій Сковорода.










КОЛЬЦО. ДРУЖЕСКІИ РАЗГОВОР О ДУШЕВНОМ МИРЂ / 41 /


Лица: Афанасій, Іаков, Лонгин, Ермолай, Григорій



Григорій. Перестаньте, пожалуйте, дорогіе гости мои? Пожалуйте, перестаньте шумЂть! Прошу покорно, что за шум и смятеніе? Один кричит: «Скажи мнЂ силу слова сего: знай себе». Другой: «Скажи мнЂ прежде, в чем состоит и что значит премудрость»? Третій вопіет: «Вся премудрость — пустош без міра». Но знает ли, что есть мир? Тут сумма щастія.

«Слыхали ль вы, братія, — четвертый, вмЂшавшись, возглашает, — слыхали ль вы, что значит египетское чудовище, именуемое сфинкс?» Что за срам, думаю, что такого вздору не было и в самом столпотвореніи. Сіе значит не разговор вести, но, подЂлавшись вЂтрами, вздувать волны на Черном морЂ. Естли же разсуждать о мірЂ, должно говорить осторожно и мирно. Я мальчиком слыхал от знакомаго персіанина слЂдующую басенку. / 42 /

НЂсколько чужестранцев путешествовали в Индіи. Рано вставали, спрашивали хозяина о дорогЂ. «Д†дороги, — говорил им человЂколюбивый старик, — вот вам д†дороги, служащіе вашему намЂренію: одна напрямик, а другая с обиняком. СовЂтую держатся обиняка. Не спЂшите и далЂе пройдете, будте осторожны, помните, что вы в Индіи». «Батюшка, мы не трусы, — вскричал один востряк, — мы европейцы, мы Ђздим по всЂм морям, а земля нам не страшна, вооруженным». Идя нЂсколько часов, нашли кожаной мЂх с хлЂбом и такое ж судно с вином, наЂлись и напились довольно. Отдыхая под камнем, сказал один: «Не даст ли нам бог другой \359\ находки? Кажется, нЂчтось вижу вперед по дорогЂ, взгляните по ту сторону бездны чернЂет что-то...» Один говорит: «Кожаной мЂшище»; другой угадывал, что обгорЂлый пнище; иному казался камень, иному город, иному село. ПослЂдній угадал точьно: они всЂ там посЂли, нашедши на индійскаго дракона, всЂ погибли. Спасся один, находясь глупЂе, но осторожнЂе. Сей по нЂкіим примЂчаніям и по внутреннему предвЂщающему ужасу притворился остатся за нуждою на сей сторонЂ глубочайшей яруги и, услышав страшной умерщвляемых вой, посітбшно воротился в сторону, одобрив старинных вЂков пословицу: «Боязливаго сына матери плакать нЂчего».

Не спорю: будь сія басня нестаточною, но она есть чучелом, весьма схожим на житіе чоловЂческое. / 51 /

Земнородный ничЂм скорЂе не попадает в нещастіе, как скоропостижною наглостію, и скажу с приточником, что безсовЂтіем уловляются беззаконные, есть бо крЂпка мужу свои устнЂ, и плЂняются устнами своих уст. Посмотрите на людскую толпу и смЂсь, увидите, что не точію пожилые, но и самые с них молодчики льстят себЂ, что они вооружены рогом единорога, спасающим их от нещастія, уповая, что как очам их очки, так свЂт и совЂт не нужен сердцу их.

Сія надежда здЂлала их оплошными, наглыми в путех своих и упрямыми.

А естли мой молокососный мудрец здЂлается двух или трех языков попугаем, побывав в знатных компаніях и в славных городах, естли вооружится арифметикою и геометрическими кубами, пролетЂв нЂсколько десятков любовных исторій и гражданских и проглянув нЂколикое число коперниканских пилюль? Во время оно Платоны, Солоны, Сократы, Пифагоры, Цицероны и вся древность суть одни только метелики, над поверхностію земли летающія, в сравненіи нашего высокопарнаго орла к неподвижным солнцам возлетающаго и всЂ на океянЂ острова пересчитавшаго. Тут-то выныряют хвалители, проповЂдающіи и удивляющіяся новорожденной / 52 / в его мозгЂ премудрости, утаенной от всЂх древних, яко не просвЂщенных вЂков, без коей, однако, не худо жизнь проживалась. Тогда-то уже всЂх древних вЂков рЂченія великій сей Дій пересуживает и, будто ювелир камушки, по своему благоволЂнію то одобряет, то обезцЂняет, здЂлавшись вселенским судіею. А что уже касается до Моісея и пророков — и говорить нечево; он и взгляду своего не удостоивает сих вздорных и скучных говорунов; сожалЂет будто б о ночных птичках и нетопырях, в нещастный мрак суевЂрія влюбившихся. Все то у него суевЂріе, что понять и принять горячька его не может. И подлинно: возможно ли, чтоб сіи терновники могли нЂчто разумЂть о премудрости, о щастіи, о душевном мирЂ, когда им и не снилось, что земля есть \360\ планетою, что около Сатурна есть Луна, а может быть, и не одна? Любезные други! Сіи-то молодецкіе умы плЂненны своими мнЂніями, как бы лестною блудницею и будто умной бЂснующіися горячкою, лишенны оберегателей своих, безпутно и безсовЂтно стремятся в погибель. Портрет их живо описал Соломон в концЂ главы 7-й в «Притчах» от 20 стиха. С таковыми мыслями продолжают путь к старости безчисленное сердец множество, язвою своею заражая, нахальныи нарушители печати кесаря Августа: «СпЂши да исподоволь».

Ругатели мудрых, противники богу и предкам своим поколь, вознесшись до небес, попадутся в зубы мучительнЂйшему безумію, у древних адом образованному, без освобожденія, чтоб исполнилось на них: «ВидЂх / 61 / сатану, яко молнію...» Да и кто ж не дерзает быть вождем к щастію?

Поколь Александр Македонскій вел в домЂ живописца разговор о сродном и знакомом ему дЂлЂ, с удивленіем всЂ его слушали, потом стал судейски говорить о живописи, но как только живописец шепнул ему в ухо, что и самые краскотіоры начали ему смЂятся тотчас перестал. Почувствовал человЂк разумный, что царю не было времени в живописныи тайны вникнуть, но прочим Александроваго ума не достает. Естли кто в какую-либо науку влюбился, успЂл и прославился, тогда мечтает, что всякое уже веденіе отдано ему за невЂстою в приданое. Всякій художник о всЂх ремеслах судейскую произносит сентенцію, не разсуждая, что одной наукЂ хорошо научится, едва достанет цЂлый вш человЂческій.

Ни о коей же наукЂ чаще и отважнЂе не судят, как о той, какая дЂлает блаженным человЂка, потому, я думаю, что всякому сіе нужно, так будто всякому и жить должно.

Правда, что говорить и испытывать похвально, но усыновлять себЂ веденіе сіе дурно и погибельно. Однако ж думают, что всякому легко сіе знать можно.

Не диковина дорогу сыскать, но никто не хочет искать, всяк своим путем бредет и другаго ведет, в сем-то и трудность. ПроповЂдует о щастіи историк, благовЂстит химик, возвЂщает путь щастія физик, логик, граматик, землемЂр, воин, откупщик, часовщик, знатный и подлый, богат и убог, живый / 62 / и мертвый... ВсЂ на седалищЂ учителей сЂли; каждый себЂ науку сію присвоил.

Но их ли дЂло учить, судить, знать о блаженствЂ? Сіе слова есть апостолов, пророков, священников, богомудрых проповЂдников и просвЂщенных христіанских учителей, коих никогда общество не лишается. Раз†не довольно для их неба и земли со всЂм вмЂщающимся. Сія должность есть тЂх, коим сказано: «Мир мой оставляю вам». Один со всЂх тварей человЂк остался для духовных, да и в сем самом портной \361\ взял одежду, сапожник сапоги, врач тЂло; один только владЂтель тЂла остался для апостолов.

Он есть сердце человЂческое.

Знаеш ли, сколько огнедышущих гор по всему шару земному? Сія правда пускай тебЂ обогатит, пускай поставит в список почетных людей, не спорю, но не ублажит сердца твоего, сія правда не та, о коей Соломон: «Правда мужей, право избавит их...»

Твоя правда на шарЂ земном, но апостольская правда внутрь нас, как написано: «Царствіе божіе внутрь вас есть».

Иное дЂло знать вершины рЂки Нила и план лабиринта, а другое разумЂть исту щастія. Не вдруг ты попал в царство мира, когда узнал, кто насадил город Афинейскій? И не то сердце есть несмысленною и непросвЂщенною тварью, что не разумЂет, гдЂ Великое и гдЂ Средиземное море, но душа, не чувствующая господа своего, есть чучела, чувства лишенная. / 71 /

Море от нас далече, а господь наш внутрь нас есть, в сердцЂ нашем. Естли кто странствует по планетам, бродит вЂк свой по исторіям, кто может знать, что дЂлается в сердцЂ? Иное то есть веселіе, о котором написано: «Веселіе сердца — живот человЂку...» Пускай бы каждый художник свое дЂло знал. Больные не могут в пищЂ чувствовать вкусу: сіе дЂло есть здоровых; так о мирЂ судить одним тЂм свойственно, коих душа миром ублаженна.

Щастіе наше есть мир душевный, но сей мир ни к коему-либо веществу не причитается; он ни золото, ни сребро, ни древо, ни огонь, ни вода, ни звЂзды, ни планеты. Кая ж приличность учить о мирЂ тЂм, коим вещественный сей мир — предметом? Иное сад разводить, иное плетень дЂлать, иное краски тереть, иное разумЂть рисунок, иное дЂло вылЂпить тЂло, иное дЂло водхнуть в душу веселіе сердца. Вот чье дЂло сіе есть: «Коль красны ноги благовЂствующих...» Сим-то обЂщано: «Сядете на престолЂх...» ВсЂм блаженство, всем мир нужен, для того сказано: «Судящем обоим на десяти коленом Израилевым». Вот кто на учительских стульях учить о мирЂ! И сія-то есть кафолическая, то есть всеобщая наука, чего ни о какой другой сказать нельзя.

ВсЂ прочіи науки не всЂм, и не всегда, и не на все, и не вездЂ нужны, и о всЂх их говорит Исаія: «Пути мирнаго не познаша, и нЂсть суда в путех их, стези бо их развращенны, по них же ходят и не вЂдят мира. Того ради отступи от них суд и не постигнет их правда. / 72 / Ждущим им свЂта, бысть им тьма, ждуще зари, во мрацЂ ходиша. Осяжут, яко слЂпіи, стЂну, и, яко суще без очес, осязати будут, и падутся в полуднЂ, яко в полунощи, яко умирающи возстанут...» Правда, что сіе нещастіе владЂет сердцами, населенными невЂдЂніем о \362\ богЂ, но о сем же то и рЂчь, что учить о мирЂ и щастіи есть дЂло одних богопроповЂдников; учить о богЂ есть то учить о мирЂ, щастіи и премудрости. Они, всю тлЂнь оставив, искали и сыскали того, у коего все вещество есть краскою, оплотом и тЂнью, закрывающею рай веселія и мира нашего. Но прежде усмотрели внутрь себЂ. «Се вся оставихом...» Из сих числа Ісаія говорит: «Слышах глас господа, глаголюща: — Кого послю? И кто пойдет к людем сим? И рЂкох: — Се аз есм, посли мя. И рече: — Иди и рцы людем сим!..» И не дивно, что учил о мирЂ, когда Христос — мир наш, был с ним. «Отроча (вопіет, как веселящійся в жатву) родися нам, сын и дадеся нам. Ймя его велика совЂта — ангел. Чуден совЂтник. Бог крЂпкій, властелин, князь міра. Отец будушаго вЂка, приведу бо мир на князя, мир и здравіе ему (у его)».

Видите, чье дЂло учить о мирЂ? Да учат тЂ, кои познали человЂка, у котораго мир и здравіе. Вот учит о щастіи Варух: «Слыши, Израилю, заповЂди живота внуши разумЂти. Смышленіе что есть, Израилю? Что яко еси на земли вражіи? Обветшал сей на земли чуждей, осквернился еси с мертвыми; вмЂнился еси с сущими / 81 / во адЂ, оставил еси источника премудрости. Аще бы путем божіим ходил еси, жил бы в мирЂ во время вЂчное. Научися, гдЂ есть смышленіе, гдЂ есть крЂпость, гдЂ есть мудрость? Еже бы разумЂти купно, гдЂ есть долгожитіе и жизнь, гдЂ есть свЂт очес и мир?..» Видите, что в познании божіи живет жизнь, и свЂт, и долгожитіе, и мир, и крЂпость, и премудрость. Пускай же учат о щастіи тЂ, что говорят с Варухом: «Блаженны есмы и Израилю, яко угодная богу, нам разумна суть». Не видЂть господа есть лишится жизни, свЂта, мира и сидЂть во адЂ. Внемлите словам Іереміиным: «Слышите, и внемлите, и возноситеся, яко господь глаголал есть». Дадите господу богу вашему славу, прежде даже не смеркнется и прежде даже не преткнутся нози ваши к горам темным; и пождете свЂта, и тамо сЂнь смертная, и положенны будут во мрак, аще же не послушаете, втайнЂ восплачется душа ваша от лица гордыни, и плача восплачет, и изведут очи ваши слезы». Вот Моісей учит о счастіи: «Аще не послушаете творити вся словеса закона сего, написанная в книзЂ сей, еже боятися имени честнаго и чуднаго сего, господа бога твоего, и удивит господь язвы твоея и язвы сЂмене твоего, язвы великія и дивныя и болЂзни злыя и извЂстныя»; (немного пониже): «И дает тебЂ господь тамо сердце печальное, и оскудЂвающіи очеса, и истаевающую душу, и будет живот твой висящ пред очами твоима, и убоишся во дни и в нощи, и не будеши / 82 / вЂры яти житію 1 своему...» Вот проповЂдует Соломон о блаженствЂ: «В страхЂ господни упованіе крЂпости, чадом же своим оставит утвержденіе мира». \363\ «Страх господень — источник жизни, творит же уклонястися от сЂти смертныя». «Благословеніе господне на гла†праведнаго». Сіе обогащает, и не имать приложитися ему печаль в сердцЂ благословеніе, благополучіе и благоразуміе — все одно значит, естли разжевать сіи еллинскія слова ευλογετν, ευδαιμονετν. Вот благовЂстит Павел Христа божію силу и божію премудрость: «Оружія воинства нашего не плотская, но сильна богом, на разореніе твердем, помышленіе низлагающе и всякое возношеніе взымающееся на разум божій и пленяюще всяк разум и послушаніе Христово». Павел мечем премудрости закалает мысли, возрастающія в сердцЂ противу бога, чтоб покорить всЂ наши помышленія затвердЂлыя божію вЂдЂнію и разуму и сим нас просвЂтить, и сіе-то значит изгонить бЂсы. БЂс по-еллинскому — δαιμονιον, значит — вЂдЂніе, знаніе, подлое помышленіе, стихійное разумЂніе, долу ползущее, не прозирающее в божіи стихіи, исполняющее исполненіе. Сіе есть родное идолочтеніе, не видеть в мирЂ ничего, кромЂ стихій, сіе есть начало всякаго зла и вина и конец, как сказует Соломон. Знать, то всемучительнЂйшій страх тревожит сердце, в стихіях лежащЂе, видящЂе оные, всеминутно / 91 / переменяемые и разоряемые, взирающЂе вдруг и на состав своего пепельнаго тЂлишка, тому ж паденію подверженнаго, но никоей помощи сему злу не находящЂе. «Ничто же бо есть страх, — тот же сын Давидов говорит, — токмо лишеніе помощей, сущих от помышленія, в таковом сердцЂ тЂм менЂе пищи от сладкой и твердой надежды, чЂм большее невЂдЂніе вины, муку наводящей. СовЂт истинный и правое помышленіе есть источником отрады. И напротив того, ничто нещастнЂе не язвит и не мучит сердечной нашей точьки, как темныи мненіи, слЂпыя знанія и бЂснующіися разумЂнія. Теперь видно, что значит сіе Солом[оново]: «В совЂтЂх нечестиваго истязаніе будет». «Уста лжущія убивают душу». «Амо же обратится, нечестивый исчезает».

«Правда безсмертна есть, неправда же смерти снабденіе; нечестивые же ракаша и словесы призваша ю». «Другиню вмЂниша ю и истаяша» и «Завет положиша с нею, яко достойны суть оной части быти...»

Разоршь и умертвить сердце свое есть единственное и родное злополучіе. Сіе сокрушеніе и смерть сердечьная зависит от безпутных мыслей, ничего, кромЂ стихій, не видящих; оно со входу прелестно: «Сладок есть человЂку хлЂб лжи». / 92 / Но потом исполнятся уста его каменія. Сіи помышленія называет сын Сирахов языком злЂйшим. «Смерть люта, смерть его, и паче его лучше есть; ад не обладает благовЂрными и в пламени его не сгорят. Оставляющіи господа, впадутся в онь, и в них возгорится и не угаснет. Послан будет на ня, яко лев, и яко пард погубит я». \364\

Они называются блудницею, мечем, ехидною, дикими звЂрьми, шершнями... Да и чЂм назовем невидимое зло и безъименное? О таковых сердцах сказано: «Людіе, сЂдящіе во тмЂ...» Сіи совЂты мечем божіим вырЂзать, не чисто дышущіи мысли и мучительныя мнЂнія труждается Павел, а на то мЂсто возвратить в сердца наши мир божій. Он называет их началами, властями, весь мир во тмЂ невЂдЂнія божія заключившими. СовЂт, часть началом именуется, потому что, как плод без сЂмен, так дЂла без совЂтов не родятся. У Давида именуются мысли начинаніями: «Растлиша и омерзишася в начинаніях».

Именуются и головою у Мойсея: «Сей сотрет твою главу». Не погана сія голова: «Рече безумен в сердцЂ своем...»

У Моисея ж они называются сЂменем змЂиным: / 101 / «Вражду положу...»

Теперь видно, что значат тЂ зміи, о коих пишется: «Посла господь на люди зміев, умерщвляющих и угрызающих людей; и умроша люди мнози от сынов Израилевых».

Сія казнь родилась из роптанія на бога. А роптать не иное что, как не разумЂть и не признавать господа, довольствуясь стихіями. Как (говорят ропотники), как быть может то, чего ощупать нельзя? Теперь видно, что значит тьма египетская, тьма осязающая: сія есть ночь страшнЂйшая, ужасов и привиденій исполненна, невЂдЂніе грубЂйшее и лютЂйшее. Взгляните на 17-ю главу «Прем[удраго] Солом[она]» о сих смертных мыслях и в «КнигЂ Іова»: «Желчь аспидов во чре†его». «Ярость зміев да сЂет». «Да убіет его язык зміин».

А что сіе все до стихійных мыслей надлежит, слушай Михеа: «Полижут персть, яко зміеве, плежуще по землЂ, сметутся во облеженіи своем о господЂ бозЂ нашем, ужаснутся и убоятся от тебе». Сих-то проклинает рай и блаженство наше господь: «Яко сотворил еси сіе, проклят ты паче всЂх скотов и паче всЂх звЂрей земных». О сих зміях Давид: «Язык их прейде по землЂ, изостриша язык свой, яко зміин». «Что хвалишися во злобЂ сильне?..» / 102 /

Сіе нещастіе смертельным жалом сердца человЂческіи дабы не умерщвляло, велит господь Моисею здЂлать мЂдную змію, чтоб была она маіяком, отводящим от злополучнаго пути безбожнаго и указывающим благополучный ход в познаніе божіе, в рай сладости, в царство мира и любви.

Когда змій, ползущій по травЂ, выманивает сердца наши из блаженнаго сада, то пусть и возвратит змій, но уже вознесенный от земли.

Сей уже змій не так, как в «Даніиловой книгЂ» идол Вил сей, напротив того, снаружи прах, но внутрь твердая мЂдь и сила живаго бога, плотским пріодЂтая прахом. Сей змій \365\ воплощенная есть премудрость божія, бесЂдующая нашими словами, но ведящая от земли на небо, да избавит нас от ползущих зміев. К ней Михеа говорит: «Возстани и изламати их, дщи Сіоня, яко роги твои, положу желЂзны, и пазношти твоя положу мЂдяны, и сотреши люди многи». Сей змій есть Христос, слово божіе, священная библія. «Аз есмь (вопіет) свЂт миру...» «Аз есмь пастырь добрый...» «Той сотреть...»

Естли имЂеш уши, послушай, как чудно сей змій свистит: «Плоть ничто же...»

Что слаще сей благой вЂсти сердцу христіанскому? А сего-то змія благовЂстіи приточник дает знать: «Страшное слово сердце мужа праведнаго смущает, вЂсть же благая веселит его». / 111 /

Сей есть столб облачный, изводящій Израиля из осязающей тмы в нетлЂнное вЂчнаго, сей лежит на паденіе и на возстаніе, сей змій с преподобным будет преподобный, говоря к ним: «Сыне, аще премудро будет сердце твое, возвеселиши и мое сердце».

Таков один вознесет змія, как написано: «Змія возмут... (вознесут)».

Презирать мудрых совЂты значит самому себЂ зажигать факел. Для безпрепятственнаго путешествія нЂт важнЂе, то есть полезнЂе и величественнЂе, как узнать самаго себя и сыскать в нашем пепелЂ погребенную искру божества, отсюду раждается благословенное оное царство владЂть собою, имЂть мощь и на стремленіях душевных всЂх тигров лютЂйших, как на везущих колесницу львах, Ђхать.

ВсЂх наук сЂмена внутрь человЂка сокрываются, тут их источник утаен, а кто видит его? Сей есть один родник неисчерпаемый всему благу и блаженству нашему, он сам есть оное блаженство, безвиновное начало, безначальная вина, в коей и от коей все, а она сама от самой себе и всегда с собою есть и будет. Посему и вЂчьна, всегда и повсему одна и одинакая, разумЂвшаяся и содержащая. Сія высочайшая вина всеобщим именем именуется бог, свойственнаго имени ей нЂт.

Сіе блаженство премудрыи люди уже в древнЂйших вЂках нашли и наслаждались оным, а нам завЂтом своим неоцЂненное то сокровище оставили в наслЂдіе. / 112 / ЗавЂт тот — суть книги их и ворота к щастію. «Премудрость и мысль блага во вратЂх премудрых». «У врат сильных приидит, во вратЂх же града дерзающи глаголет...» «Мудрыя жены создаша домы». О сих-то книгах пишется:

«Страшно мЂсто сіе: несть се дом божій и сія врата небесная».

«Яждь мед, сыне, благ бо есть, да насладится гортань твоя, аще уразумЂеш премудрость душею твоею». «Аще бо \366\ обрящеши (оную), будет добра кончина твоя, и упованіе тебе не оставит». «Сія книга повелЂній божіих и закон сый вовЂк». «Вси держащіяся ея в живот внийдут, оставившіе же ю умрут». В сих премудростію созданных домах блаженный Лот пирует и упивается со дщерми своими, в сих упился и Ной; там пирует и братія с Іосифом. «Пиша же и упишася с ним».

Не то они вино пили, что пьют у приточьника беззаконники: «Тіи питаются пищею нечестія, вином же законопреступным упиваются». Но вино веселящЂе сердце. Видите, в коих книгах искать дожно веселія, а чье дЂло учить о нЂм.

Сіе вино пьет небесный учитель в царствіи отца своего с тши, о коих сказует: «Соглядав окрест себе, сидящія глагола: — Се мати моя і братія моя...»

Сіе вино есть от стола высокаго: «Упіются от тука / 121 / дому твоего». От сего стола вкушает и Павел: «Имамы олтарь...» Познаніе сладчайшей истины божіей подобное вину веселящему, с сими то же дЂлается, что с нЂкіим древним мудрецом: сей любитель истины и ревностный мудрости искатель от младых ногтей многие лета, между прочим, желал знать, кій разум и тайна закрывается в образЂ треугольника, который и нынЂ пишется в христіанских храмах, а изнутри его или око смотрит, или солнечные лучи льются. Наконец, сокровенная сила вдруг, как молнія, озарила душу его; вскочил Питагор, начал руками плескать и кричать: «Сыскал! Сыскал! Сыскал!» Скажите мнЂ, кто б не почел пьяным, взирая на него? Сказал и Давид, играя на органы. Несут и ведут за ним кивот со сокрушенным внутрь завЂтом господа сил в замок его Сіон, а Давид пред ним пляшет. «Конечно, он спился или от меланхоліи с ума сошел», — говорит, смотря в окошко, Мелхола, дочь Саулова. А Давид, на ея руганіе несмотря, что желал, совершил: поднес господу жертву всесозженія и жертву мира, праздник радости и веселія. Наконец, и послЂдовавших ему израильтян зделал щастливыми открыв им господа сил, а «у Мелхолы, дщери Саула, не бысть дЂтища до дне смерти ея» (2 Царств, гл. 6).

Не очень сладкаго разсуждения был бы Давид, и сам я чуть ли бы от смЂха удержался, видя Давидово / 122 / плясаніе о том, что втащил в крЂпость свою сундучище с каменными таблицами.

Сіе многіе и нынЂ дЂлают, всякой день цЂлуют евангеліе и почти спят на сем камени с Іаковом; но вЂрую и разумЂю, что тайная воскресенія сила, под каменными скрыжалами сокровенная, как Моисеево из горящей купины, так и Давидово сердце облистала и напечатлЂлася внутрь его. \367\

Там и Авраам увидел тень господень и возрадовался, сіе сам Давид доказывает сими словами: «Знаменася (напечатлЂся) на нас свЂт лица твоего...». Иное дЂло видЂть камень с буквами и бумагу с чернилами внЂшним оком, а другое взирать тЂм взором: «Возведите очи ваши», и слышать тЂми ушами: «ИмЂяй уши слышати, да слышит», и могти сказать с Павлом: «Написано не чернилом, но духом бога жива на скрыжалех сердца плотяных».

Краски на картинЂ всяк видит, но чтоб рисунок и живость усмотрЂть, требуется другое око, а не имЂяй оное слЂп в живописи. Скрып музыкальнаго орудія каждое ухо слышит, но чтоб чувствовать вкус утаеннаго в скрыпеніи согласія, должно имЂть тайное понятія ухо, а лишенный онаго для того лишен движущей сердце радости, что нЂм в музыкЂ. В самую пламенЂющую усердіем душу не скоро входит сіяніе славы божіей: «ВнЂгда / 131 / прійти времени явишися». Блаженное сіе время на многих мЂстах назначено. У Ісаіи: «Тогда отверзутся очи слЂпых и уши глухих услышат, тогда вскочит хромый, яко елень, и ясен будет язык гнуснивых».

«Собранные господем обратятся и пріидут в Сіон с радостію, а радость вЂчная над главою их. Тогда волки и агнцы имуть пастися вкупЂ. СвЂтися, свЂтися, Іерусалиме!..»

Сей-то свЂт, снисшедшій, здЂлал схожими на пьяных апостолов: «Иніи же ругающіися глаголаху, яко вином исполнены суть».

Кричит Петр и защищает их; но можно ль увЂрить застарЂлое в душах повЂрье, а иногда и злобное? Пьяны от радости, что уразумЂли то, чего, все оставив, искали... УвидЂли с Давидом знаменія и образов событіе, чудеса на небеси и на земли прозрЂли, стали собирать манну.

Манна значит чудо, т. е. что то такое? «И се на луцЂ пустыни манна, яко коруанс, бЂло, аки лед, на землЂ узрЂвшіе то сынове Израилевы рЂша друг ко другу: «Манна!», сирЂчь: что есть сіе? «Не вЂдяху бо, что бяше». Рече же Моисей к ним: «Сей хлЂб, его же завЂща господь». Несказанно радостны, что прозрЂли новое, начали прорицать новое новыми языки.

Сіе-то есть быть пророком, или философом, прозрЂть сверх пустыни, сверх стихійной бражди нЂчто новое, нестарЂющееся, чудное и вЂчное, и сіе возвЂщать. / 132 /

«Всяк, иже аще призовет имя господне, спасется». Спасеніем душЂ есть основательная радость и твердая надежда. Дышут таковым же пьянством и сіи Павловы слова: «Кто ны разучит от любви божіи?» Но во всЂх сил препобЂждаем за возлюбшаго нас. Видите, сколько сильно в сем мужЂ вкоренилась радость, что всЂ горести его при-\368\ услаждает, ничто ему не страшно, весел и в темницЂ. Сей есть истинный мир.

Как здравіе селеніе свое имЂет, не внЂ, но внутрь тЂла, так мир и щастіе в самой средкЂйшей точкЂ души нашей обитает и есть здравіе ея, а наше блаженство.

Здравіе тЂла не иное что есть, как мир тЂлесный, а мир сердечный есть живность и здравіе души, и как здоровье раждается послЂ очищенія из тЂла вредной и лишней мокроты, матери всЂх болЂзней, так и сердце, очищаемое от подлых мірских мнЂній, безпокоящих душу, начинает прозирать сокровенное внутрь себе сокровище щастія своего, чувствуя будто послЂ болЂзни желаніе пищи своей, подобное нашему орЂху, зерно жизни своей в пустом молочкЂ зачинающему. Сих-то начинающих себе познавать призывает премудрость божія в дом свой на угощеніе чрез служителей: «Пріидите, ядите мой хлЂб и пійте вино...» / 141 /

В сію гостинницу и паціент іерихонскій привозится самаринином, зовет и всЂх, сердце свое потерявших: «Приступите ко мнЂ, погубившіе сердца, сущіи далече от правды»; «пріидите ко мнЂ, все труждающіеся...» О сем врачЂ внушает нам сын Сирахов: «Почитай врача... ибо господь созда его». А кто ж есть тот врач, естли не сей: «ИзцЂляя всяк недуг и всяку язву в людех». Но что изцЂлял? «ИзцЂляя сокрушенные сердцем...» Естли кто сердцем болен, естли мыслями недужен, тогда точьно сам человЂк страждает. Не тЂло, но душа есть человЂком, не корка, но зерно есть орЂхом. Естли цЂлое зерно — сохранится и корка в зернЂ. Кто прозрит сіе и повЂрит? «Очисти прежде внутренность скляницы и блюда, да будет и внЂшнее их чисто». ИзцЂли прежде сердечное сокрушеніе, не бойся от убивающих тЂло. Иное тЂлесное здоровье — другое дЂло веселіе и живость сердца.

Садом, оплота лишенным, есть нещастливая душа, щастіе свое на пЂску стихійном основавшая и увЂрившая себя, что можно добро свое сыскать внЂ бога. Начало премудрости — страх божій, он первЂе усматривает щастіе свое внутрь себе. Сіе блаженное утро внутрь сердца свЂтить начинаеть, ведущее за собою ведро пресвЂтлаго и вЂчьнаго мира, / 142 / и естли бы оно было тлЂнію подвержено, то могло ли бы родить вЂчьный мир? Может ли душа незыблемое имЂть упованіе на то, что третіяго дни сокрушится? Не вся ли таковая пЂсочная надежда есть мать душевнаго сокрушенія? И как может твердо устоять сердце, видя все стихійное, до послЂдней крошки разоряемое, а прозрЂть за слЂпотою не может то, на чем благонадежно можно опереться? Сія благонадежная надежда зовется у Павла якорем, по сему видно, что все свЂтское \369\ добро несть добро; оно сокрушается даже до самаго здравія тЂлеснаго и успокоить сердца не может.

ДоколЂ душа не почувствует вкусу нетлЂнія, дотолЂ не вкусит она твердаго мира и есть мертва.

Коль многое множество читает библію! Но без пользы сей дом божій заперт и запечатан.

Дух страха божія и дух разума вход отверзает; без сего ключа всяк поропщет, взалчет и обойдет град сей.

Многіи приходят к нему с любопытным духом, иныи с половиною души, иныи с Іюдиным сердцем, но без пользы: «Окрест нечестивіи ходят». Иным преклоняют ее к защищенію своих плотоугодій и со строптивым развращается во вред, выводят пророчества о временной пользЂ, о частных враках, о тлЂнных предметах, но окрест нечестивіи ходят. Коль мало истинных рачителей, вЂрных искателей и снарядных чтецов, — жалуется о сем Іеремія: / 151 / «Кому возглаголю и кому засвидЂтельствую, и услышит?» «Се не обрЂзанная ушеса их, и слышати не возмогут!» Се слова господни бысть у них в поношеніе и не возпріимут! Библія есть совершеннЂйшій и мудрЂйшій орган. Как стрЂла магнитная в одну сЂверную точьку устремляет взор свой, так і сія к оному взирает и ведет тому: «Восток имя ему», Сія есть стрЂла спасенія господня, как говорит Елисей, пособляя собственными своими руками напрягти лук и выстрЂлить стрЂлу на непріятелей, наложив руки свои на руки царя Іоаса (4 Царств, гл. 13).

Естли язык разит, для чего не назвать его стрЂлою? Библія есть слово божіе и язык огненный.

Исаіа в лице ея говорит: «От чрева матери моея нарече имя мое и положи уста моя, яко меч остр, и под кровом руки своея скры мя; положи мя, яко стрелу избранну, и в тулЂ своем скры мя, и рече ми: — «Раб мой еси ты, Израилю, и в тебЂ прославлюсь». Сія стрЂла от вышняго нам послана для врагов.

Слова богопроповЂдников суть стрЂлы, о коих Исаія: «Их же стрЂлы остры суть, и луцы их напряженны; копыта коней их, яко тверд камень, вменишася; колеса колесниц их яко буря; ярятся, яко львы». Вот один из сих воинов! Оружіе воинства нашего не плотская, но сильно богом... / 152 /

Но как напрягать стрЂлу сію? Должно умЂть и имЂть в себе того: «Научаяй руцЂ мои на ополченіе». Сію-то стрЂлу сыскали в колчанЂ апостолы — язык огненный: «Языка — его же не вЂдяше — услыша».

А как стрЂла сія парящая взирает к одному точію востоку, так и сей орган одному богу пЂснь воспЂвает. Очень вздорно и худо разногласит, и сам свое мЂшает сличное согласіе, естли стать на нем играть для плоти и крови. Иг- \370\рает и скачет Давид, но пред господем, т. е. ради господа, так как и МелхолЂ говорит: «Благословен господь, иже избра мя паче отца твоего...» Буду играти и плясати пред господем. Поощряет и других: «Воспойте ко господеви. Сейде один только благ псалом есть».

НЂт сладостнЂе и действительнЂе, как бренчать на нем богу, а не стихіям; господу, а не миру; не тлЂни, но вЂчьности, тогда-то действительно изгонятся бЂсы из Саулов. При том надобно умЂть сличать голоса, вливающіе в душевное ухо сладкую симфонію.

При свидЂтельст†двоих или троих голосов твердый псалом составляется, напримЂр: почитай врача, противу потреб чести его, яко господь созда его. Вот; кого ж не господь созда? Тотчас / 161 / и вздор: для чего ж царь Іудин Аса осуждается ради лЂкарей: «И ниже в немощи своей взыска господа, но врачеве». «Смотрите, как дурно сей орган разногласит по человЂку! Не спорю, да и сам я рад почитать тЂлеснаго врача. При том говорю, что библія весьма есть дурною и несложною дудою, естли ее обращаем к нашим плотским дЂлам, бодущій терновник, горькая и невкусная вода, дурачество, естли с Павлом сказать, божіе, или скажу лайно, мотыла, дрянь, грязь, гной человЂческій, в коем велит бог Іезекіилю сокрыть ячменный опрЂснок. «Тако снЂдят сынове Израилевы хлЂб свой нечист во языцех, амо же разсыплю я» (гл. 4).

У Ісаіи — стрЂла избрана, в тулЂ своем сокрытая, а у Іезекіиля — в лайнЂ мотыл скотских сокрывается опрЂснок.

Не сіе ли есть таинство утверждающаго сердца нам слова божія, грязью земных дЂл наших обвитое? ТЂ только однЂ от змЂиных угрызеній изцЂлились, кои на вознесеннаго змія вгору взирали, не те, что стотрЂли на ползущаго по земляном прахЂ.

Так и здЂсь питаются во время глада пшеницею Іосифовою приступившіе к столу и наслаждающіеся высокими умы, а не тЂ, кои жрут гнилую свою мертвечину, около слова животнаго. / 162 / «Окрест нечестивіи..»

Там проминается змій, ползущій и ядущій грязь, а у Іезекіиля на гноеядцов вот что бог вЂщает: «Да скудны будут хлЂбом и водою, и погибнет человЂк и брат его, и истают в неправдах своих».

Для чего мы находим там нашу грязь и гной и ядим оной, когда все сіе богу и божественному его слову единственно посвящено? Конечно, мы не узнали себе. Естли ж скажете, что оное жестоко и трудно читать и разумЂть, сіе вам бог прощает, одно то непростительно, что мы похожи на умницу бабу: сія разумница изволила кушать горчайшую около орЂха волоскаго корку, наконец, осердившись \371\ начала ругать и смЂяться, кои, лишившись доброго вкуса, похваляют иностранные плоды.

«Почитай врача... Яко господь созда его». Но дабы тут не приснились нам наши тЂлесные врачеванія, для того там же всплошь говорится сіе: «Не от древа ли осладися воды, да познана будет сила его?» ЛЂкарствам плотским кое есть сходство с тЂм богопоказанным древом, коим Моисей воду горькую осладил? Естли кто сіе древо знает, может вознести змія, отбить грязь от опрЂсноков, осладить библейную воду. Вот лЂкарь кричит: — Послушайте премудрость в притчах! Господь созда мя, начало / 171 / путей своих. Слушай лЂченіе: «Сыне, да не приминеши, соблюдай же мой совЂт и мысль, да жива будет душа твоя, и благодать будет на твоей выи! Будет же изцЂленіе (приложеніе) плотем твоим и уврачеваніе костей твоим, да ходиши надЂяся в мирЂ во всЂх путех твоих...»

Видите, что лЂчит сей врач? Душу болЂзненную. «Мир мой даю вам. Вы друзи мои есте...»

Сего-то добраго друга толь высоко рекомендует сын Сирахов: «Друг вЂрен — покров крЂпок есть; обрЂтый же его — обрЂте сокровище. Другу вЂрну нЂсть измЂны, и нЂсть мЂрила добротЂ его! Друг вЂрен — врачеваніе житію, и боящіеся господа обрящут его». Теперь же.скажу: почитайте библію, в разсужденіи надобностей ея, она есть аптека, божіею премудростію пріобрЂтенная, для уврачеванія душевнаго мира, ни одним земным лЂкарством неизцЂляемаго.

В сей-то аптекЂ Павел роет, копает, силою древа крестнаго вооружен, и, убивая всю мертвую гниль и гной, вынимает и сообщает нам само чистое, новое, благовонное, божіе, нетлЂнное, вЂчное, проповЂдуя Христа божію силу.

Церемонисты сердятся, а афинейцы смЂются, нам же, званным, Христос есть божія сила и божія премудрость. Естли ж спросите, для чего сіи книги одно пишут налицо, а другое тайное, а новое из них выходит? А кто ж сЂет на ни†сЂмя будущее? Да и может ли пахарь сЂять зерно нынЂшнее? Оно, принятое в нЂдро земное, разопрЂет и сотлЂет; в той день выходит из него плод новый с новым зерном. А к сему / 172 / круг годового времени надобен.

Скажите, возможно ль на молодом сердцЂ выростить плод вЂдЂенія божія и познанія (сіе обое с собою неразлучное) самого себе? К сему круг цЂлаго человЂческаго вЂка потребен.

Библія есть человЂк домовит, уготовавшій сЂмена в закромех своих. О сем-то хозяинЂ пишется: «Изыде сЂяй сЂяти». Она в молодыя наши мысли насЂвает сЂмя нынЂшняго ллотскаго нашего вЂка, дабы несмысленное наше сердце спо-\372\собно принять могло; сіе сЂмя не пустое, но утаевает в себЂ божію силу.

Оно, как не потребное, со временем портится в сердцЂ и гибнет, а новое прозябает. СЂется гніющее, возстает благовонное; сЂется жесткое, возстает нЂжное, сЂется горькое, возстает сладкое; сЂется стихійное, возстает божіе; сЂется несмысленное и глупое, воскреснет премудрое и прозорливое. Все, что только мы имЂем, есть то ж и у бога. В сем только разнь, что наша гниль и стень, а его — нетлЂніе и истина.

Древній мудрец Эдип, умирая, оставляет малолЂтнему сыну в наслЂдіе исторію именем «Сфинкс»: «Любезный сын, вот тебЂ самое лучшее по мнЂ наслЂдіе! Прими малую сію книжку от десницы моей; люби ее, естли хочешь любить твоего отца; меня почтешь, почитая оную. Носи ее с собою и имЂй в сердцЂ своем, ложася и вставая. Она тебЂ плод принесет тот, что и мнЂ, разумЂй — блаженный конец жизни твоей. Не будь нагл и безсовЂстен, ступай тихонько, жизнь есть путь / 181 / опасный; пріучай себя малым быть довольным, не подражай расточающим сердце свое по наружностям. Учись собирать расточеніе мыслей твоих и обращать их внутрь тебя. Щастіе твое внутрь тебе есть, тут центр его зарыт: узнав себе, все познаеш, не узнав себе, во тмЂ ходить будеш и убоишися страха, гдЂ его не бывало. Узнать себе полно, познаться и задружить с собою сей есть неотъемлемый мир, истинное щастіе и мудрость совершенная. Ах, естли б мог я напечатлЂть теперь на сердцЂ твоем познаніе самаго себе!.. Но сей свЂт озаряетЂ поздный вЂк, естли кто щастлив... Будь добр ко всЂм. Не обидишь и врага своего, естли хоть мало узнать себе потщишься. Но презираю природу твою и радуюсь. Конечно, узнаеш себя, естли любить будешь вникать крЂпко внутрь себе, крЂпко, крЂпко... Сим одним спасешся от челюстей лютаго мучителя».

Он много говорил, но мальчик ничего не мог понять. Омоча отцовскую руку слезами и принимая книжку, прилагал ее, будто отца, к сердцу своему; а отец, радуясь как сыновнему усердію, так и разлученію своему от тЂла, уснул в вЂчности, оставив на смертном лицЂ образ радости, живый слЂд ублаженныя миром души своея.

Добрый сын, малую сію книжечку часто читая, почти наизус ее знал. В ней написано было, что лютЂйшій и страшнЂйшій урод, именем Сфинкс, во время жизни отца его всЂх встрЂчающихся ему, кто бы он ни бы, мучил и умерщвлял людей. Лице его было / 182 / дЂвичье, а прочЂе все льву приличное. Вся вина убивства состояла в том, что не могли рЂшить предлагаемой сим чудовищем задачи, или загадки, закрывающей понятіе о человЂкЂ. Кто бы ни попался, вдруг задача сія: \373\ поутру четвероножный, во полдень двуножный, а вечеру треножный, скажи мнЂ, какой зверь? Наконец написано, что Эдип загадку решил, урод изчез, а возсіяла во дни его радость и мир. Всю сію опись держал он в сердцЂ своем.





Будинок у Сковородинівці, в якому вмер Г. С. Сковорода.



Пришол мудрецов сын в возраст, усилилися страсти, а свЂтское дружество помогло ему развратится. «Сфинкс — какое дурачество, — говорили ему, — пустая небыль! Суеверіе!..» Да и сам он уже имЂл недЂтский разум; он понимал, что сих звЂрей ни в АмерикЂ, ни в самой АфрикЂ, ни в островах японских натура не раждает, а в ЕвропЂ их не бывало. Ни одна натуральная исторія об них не упоминает, все уже изрядно понимал, чтоб быть прозорливым нетопырем. Нетопырю острый взор в ночи, а бездЂльнику во злЂ. Безпутная жизнь совсЂм лишила его сердечной веселости. Тогда первый засЂв юродивой о уродЂ исторіи в сердцЂ его согнил, так как гніет старое пшенічное зерно, на ни†погребенное.

В 30 лЂт начал входить в себя и узнавать. Какое бедствіе! — говорил он сам с собою! — Я совсЂм перемЂнился. ГдЂ дЂвалась радость моя? Я мальчиком был весел, все у меня есть с излишком, одного недостает — веселія. Есть и веселіе и таковым меня почитают: но внЂшнее, а внутрь сам чувствую / 191 / развалины основанія его, боюсь и сумнЂваюсь. Одно то твердо знаю, что я бЂден. Что ж мнЂ пользы \374\ в добром о мнЂ людском мнЂніи? Вот точный плод презрЂннаго мною завЂта и совЂта отческаго! Прибыль моя двоит во мнЂ жажду, а мои услажденія сторичным кончаются огорченіем. Сфинкс! Чудное дЂло... Конечьно, тут тайна какая-то... Мой отец был мудр и человЂколюбив, не лгал и в шутку и не был к сему сроден; нельзя, чтоб он меня хотЂл обмануть. Конечно, все то правда. А чуть ли я уже, не попался звЂрю тому; мучит меня что-то, но не понимаю, а пособить нельзя. Одно только чудо, что мучусь тЂм, чего не вижу, и от того, кого не знаю... Нещастное заблужденіе! Мучительная тьма! Ты-то поражаешь в самую точку меня, в самую душу мою, опрокинув, как вихрь, хижину, как буря, кедр. Безразсудный мире, прельщающій и прелыцаемый! Яд совЂтов твоих есть то сЂмя смерти сердечной, а твоя сласть то лютЂйшій звЂрь; она неразумных встрЂчает лицем дЂвичьим, но когти ея — когти львовы, убивающі е душу, и убивства ея каждый вЂк и каждая страна исполнена. Продолжать не хочу. Начал прозябать из ложной исторіи новый и всеполезный дух. Добрый сын при восходящей внутрь себе предводительствующей зарЂ, помалу-малу узнав себе, со временем здЂлался наслЂдником высокаго отеческаго мира, возгнЂздившись на храмЂ нетлЂнной истины как почитатель родителей. / 192 / Зміененавистный бусел, исполнив как отцовское, так и пророчество, сокрываемое тайно образном голубом, среде морских волн на камени стоящем с сею подписью: «На твердости почиваю». Что нужняе, как мир душевный? Библія нам от предков наших завЂтом оставлена, да и сама она есть завЂт, запечатлЂвшая внутрь себе мир божій, как огражденный рай увеселеніе, как заключенный кивот сокровище, как перлова мать, драгоцЂннЂшее перло внутрь соблюдающая. Не несмысленная наглость наша, по углам дом сей оцЂняющая, презирает и знать не ищет. Очень нам смЂшным кажется сотвореніе мира, отдых послЂ трудов божій, раскаяніе и ярость его, вылЂпленіе из глины Адама, вдуновеніе жизненнаго духа, изгнаніе из рая, пьянство Лотово, родящая Сарра, всемирный потоп, столпотвореніе, пЂшешествіе чрез море, чин жертвоприношенія, лабиринт гражданских законов, шествіе в какую-то новую землю, странныи войны и побЂды, чудное межеваніе и прочая и проч.

Возможно ль, чтоб Енох с Іліею залетЂли будто в небо? Сносно ли натурЂ, чтоб остановил Навин солнце? Чтоб возвратился Іордан, чтоб плавало желЂзо? Чтоб дЂва по рождест†осталась? Чтоб человЂк воскрес? Кой судія на радугЂ? Кая огненная рЂка? Кая челюсть адская? ВЂрь сему, грубая древность, наш вЂк просвЂщенный. / 201 /

Нимало сему не удивляюсь. Они приступают к наслЂдію сему без вкусу и без зубов, жуют одну немудренную \375\ и горькую корку. Естли бы к сему источнику принесли с собою соль и посолили его с ЕлисЂем, вдруг бы сей напиток преобразился в вино, веселящее сердце. Сіи воды до дне сего суть тЂ же елисейскія, как только Елисей посвятил их господним глаголом. Божіи слова тотчас перестали быть смертоносными и вредными, стали сладкими и цЂлительными душам.

Естли кто узнал себе и задружил, естли может сказать: «бысть глагол господень ко мнЂ», «вЂм человЂка», может и теперь посЂщать сіи же воды. Сіи-то источники оставляются в наслЂдіе от отца Исааку: «Паки ископа Исаак кладязи водныи, яже ископаша рабы Авраама, отца его» (гл. 26). ВозлЂ сего источника раб Авраамов находит для Исаака супругу Ревекку.

Толкует обрученіе сіе Осіа: «Обручу тя себЂ вовЂк, и обручу тя себе в правдЂ, и в судЂ, и в милости, и в щедротах, и обручу тя себе в вЂрЂ и увЂси господа».

Послушайте, вот раб сына Авраамля: «Обручих вас оному мужу, дЂву чисту представити Христови».

Испытайте писанія: разумЂй, очищайте, ройте, капайте 57 А смотри, как роет Исаак: «Отнюдь же оттуду ископа кладезь другій, а не пряхуся о том и прозва имя ему пространство, глаголя, яко нынЂ распространи / 202 / господь наш». Раз†не слышим призывающаго нас живаго источника? «Вжаждай да грядет ко мнЂ...» Вот наслЂдіе, покой сердца, пространство духа, утоленіе, душевной жажды! Не дай бог нам так пить из сего источника, как сіи потоки. «Юдоль же сладкая имЂяше кладези смачные, и побЂже царь Содомскій и царь Гомморскій и падоша тамо, оставшіе же бЂжаша в горняя». Один и тот же источник есть паденіем и возстаніем презирателей богу посвящаемых сих вод и ругателей Елисеевых, уже не сфинкс, но медвЂдицы терзают: «И озрЂся вслЂд им, и виде я, и проклят я именем господним...» (4 Царств, гл. 2). Мы не дЂти умом; медвЂдица душу не тронет; я тебЂ скажу, кіи то звЂри, от бога насылаемые. «Зубы звЂрей послю в ня...» (Второзаконіе, 32, ст. 24). Приметь слово сіе «в ня», разумЂй: «внутрь их»; звЂря впустить во внутренность как можно? Посылает на них и шершня! Нельзя, чтоб наказывал по тЂлу тот, который говорит: «Не убойтеся от убивающих тЂло...»

Кіи ж суть сію звЂри и шерни? Слушай Моисея: «И будет, аще не послушаеши гласа господа бога твоего.., проклят ты внегда входити тебЂ, и проклят ты, внегда исходити тебЂ. Да послет тебе господь скудость и глад, а истребленіе на вся...» Слушай далЂе: «Да поразит тя господь истлЂніем, и огневицею, и сужею, и жженіем, и убивством, и вЂтром тлетворным, и блЂдностію, и пожнут тя, дондеже погубят». Слушай \376\ далЂе: «Поразит тя господь / 211 / неистовством и слЂпотою и изступленіем ума». Станем тут: довольно сего. Только не забудьте Сираховых слов о языкЂ: «Послан будет на ня, яко лев, и яко пард погубит я».

О сих грызеніях и душегубных жалах говорит и Павел: «Жало же смерти грЂх...» Что есть грЂх, естли не заблужденіе? ГрЂшить в греческом языкЂ ‛αμαρτάνειν, значит быть безпутным, что ж бедственнЂе, как шествовать без дороги, жить без пути, ходить без совЂта? Сіе поразит сердце больнЂе истины, путеведущей душу, и нЂт горестнЂе, как тма невЂдЂнія. «Будеши (там же у Моисея говорится) осязай в полудни, яко же осязает слЂпый во тмЂ, и не исправит (господь) путей твоих».

Еще простЂе говорится у Іереміи: «Накажет тя отступленіе твое, и злоба твоя обличит тя, и увЂждь, и вЂждь, яко зло и горько ти есть, и не исправит (господь) путей твоих». Не вЂруяй и не ведущій господа уже осужден есть. НЂт горестнЂе и мучительнЂе сего, и не будет никогда. ГрЂх есть порча самаго существа и раззореніе самой душевной исты; грЂх значит заблудить от господа своего, а сіе есть потерять живот и мир сердечный. ГрЂх — сам себе яд и казнь; а мучит паче тысячи адов. Видите, чье дЂло учить о мирЂ и щастіи. Библія — сему источник и основаніе. Правда, что многіе ангелы сокровищу нашему, в вертепЂ родшемуся, не очень искусно и не по Давидову на библейном инструментЂ поют пЂснь: «Слава в вышних богу». Но глупость цЂлой тысячи / 212 / несмысленных живописцев не сильна у нас живописную хитрость привесть в презрЂніе, а научит нас, что сія наука есть многотрудная и от толикаго своих любителей стара немногими постигаема.

Старинный друг мой АлексЂй Соха в собраніи дружеском по теченіи рЂчи стал хвалиться, что общій наш пріятель Севастіан, сын Іакинфов, лЂкарь, возвратил ему очи, в опаснЂйшем состояніи находящіяся. В сем мЂстЂ нашего разговора один из собранія начал горько плакать; всЂ мы задивилися, что причина? «МнЂ тот же лЂкарь, — сказал с плачем слЂпец, — сам собою обЂщался было исцЂлить очи». Мы знали, что добродушный Севастіян не принимался за невозможное, для того спросили: «Для чего ж ты не отдался?» — — «Вот для чего, — отвЂчал безокій, — обманутый многими врачами, думалось мнЂ, что всЂ суть тЂ же; а теперь я навЂки слЂп...» Достойно и праведно! Монета воровская не может уничтожить цЂну и честь монеты царской. Теперь скажу вам то же, что вначалЂ; осторожно говорите о мирЂ. Высокая рЂчь есть мир. Не будьте наглы, испытуйте все опасно. Не полагайтеся на ваших мыслей паутину, помните слово сіе: «Не буди мудр о себЂ; не мудрися излише, да некогда \377\ изумишися. Не оправдай себе пред богом. Почитай врача. Не высокомудрствуй, но бойся».

Презирать библію — значит мудриться излише, будто мы что лучшее выдумали. Оправдать себя пред богом — значит то ж, будто мы упредели его новоизобрЂтенным прямиком к щастію. Высокомудрствовать — значит, будто в наш вЂк родилась истинная премудрость, незнаемая древним вЂкам и нашим предкам. / 221 /

Сіе есть высокостепенное сумазбродство, естли думать, что в наших временах взошло солнце, отворился ключ здоровых вод, изобрЂтена соль... Самонужность есть повсемЂстная и вЂчная. Бог и премудрость безначальны. А то самая дрянь, что вчера с грибами родилось. Изберите день и соберитеся. Я за предводительством божіим и его библіи мог к вам, естли меня не обманет самолюбіе, показать алфавит мира, или букварь его. А теперь поручаю вас богу. Сумма всей нашей рЂчи будет сія: чЂм кто согласнЂе с богом, тЂм мирнЂе и щастливЂе. Стыжуся сам своего слова. Лучше было сказать: соберемся и участно всЂ побесЂдуем. Авось либо что откроет тот, который близ есть всЂм, призывающим его к истинЂ.

Афанасій. А мы пойдем в сад, а из саду домой... Скажите мнЂ, как вам показалась рЂчь его?

Ермолай. МнЂ она показалась дЂлом. НЂт вреднЂе как наглость.

Яков. И мнЂ его рЂчь кажется небезосновательною. Может статься, что мы разсуждаем о мирЂ так, как древніе разсуждали о пифагоровских бобах. Между многими его гадательными реченіями есть і сіе: «Не Ђшь бобов». Многіе сему смЂялися, а иные высосали из сих слов подлые соки, всяк по своему сновидЂнію. Один думал, что в бобах вредный сок, раждающій безсонницу. Другой мечтал, что срамный дух имЂют и фигуру. Третьему приснилось, будто бы обращаются в кровь, естли скрыть в мЂдном сосудЂ, и прочій вздор. О сем написали и книги. Возможно ли, чтоб мудрый муж толь подлыя мысли закрыл в своем символЂ? МнЂ кажется, тЂ угадали, кои высосали оттуду сіе Сираховское слово: «Премудрость книжника во благовременіи празднества, и умаляяйся / 222 / в дЂяніях своих, упремудрится». За неимЂніем камушков, употребляли древніи для кандидатов бЂлыя и черныя бобы. Пифагор любителей премудрости отвлекал сим словом от честолюбія, чтоб имЂть вольное сердце к изслЂдованію истины.

Толкует один его символ Цицерон в книгЂ своей «О старости», но весьма нехудо: древніи мудрецы имЂли свой язык особливый, они изображали мысли свои образами, будто словами. Образа тЂ были фигуры небесных и земных тварей, \378\ напримЂр, солнце значило истину, кольцо или змій, в кольцо свитый, — вЂчность, якорь — утвержденіе или совЂт, голубь — стыдливость, птица бусел — богочтеніе, зерно и сЂмя — помышленіе и мнЂніе. Были и вымышленные образа, наприм.: сфинкс, сирена, феникс, семиглавный змій и прочая. Печать кесаря Августа имЂла с кольцом якорь, обвитый стремительнЂйшим морским звЂрем дельфином с сею подписью: Festina lente, т. е. спЂши (всегда) исподволь. Образ, заключающій в себЂ тайну, именовался по-еллински ’έμβλημα, emblema, т. е. вкидка, вправка, будто в перстень алмаза, наприм., изображенный гриф с сею подписью: «Наглорожденное скоро изчезает»; или сноп травы с сею надписью: «Всяка плоть — трава». А естли таких фигур сложить вмЂстЂ д†или три, как в помянутой печати, тогда называлося σύμβολον, conjectura по римски; по-нашему бы сказать: скидка, сметка. Августова печать была головою всЂх его совЂтов в царствованіи. Он почитал за одно скорость и исправность. Наконец, так щастливо / 231 / царствовал, что народная рЂчь сія почти обратилась в пословицу. Августу или не должно было зачинать, или переставать царствовать. Но мнЂ кажется, что Августова печать значит и то, дабы бЂшенство душевных стремленій удерживать совЂтом, зависящим от вЂчьности. В сію мысль приводит фигура змія, в кольцо свитаго, с сею надписыо: «От тебе, боже, начало, в тебЂ же да кончится». ВЂчнаго вЂчность так же образовалась тремя перстнями или кольцами, меж собою сцЂпленными, с надписью: «Сіи тріе выше всЂх стихій». Сердце, устремившееся к вЂчному, означалося образом стрЂлы, горЂ стремящейся к звЂздЂ, с такой подписью: «ДовлЂет мнЂ один он». Сердце, вЂчностію просвЂщенное, образовалось кустарником или насажденіем, плодопринесшим зерно, падающее сверху поверхности земной, с подписью: «Чаю будущія жизни». Изображалося и орлом, взирающим и возлетающим к солнцу, с подписью: «Горю к безсмертію». Так же зміем, совлекшим свою вЂтошь весною и обновившим юность. Я недавно написал таинственный образ. Он представляет море с берегом, с котораго летит на другую сторону моря ласточка с надписью: «Зимою нЂт здесь для меня покою». Таковыя тайно образующія вЂчность фигуры бывали древних вырЂзываемы на печатях, на перстнях, на сосудах, на таблицах, на стЂнах храмов, по сей причинЂ названы іероглифика (hieroglyphica), т. е. священная скульптура, или рЂзьба, а толкователи названы hierophantes — священноявители, или / 232 / mystagogi — тайновЂцатели. Конечьно, никто бы не мог разумЂть и видя не видЂл бы, наприм., шар земной, изображенный с царскою короною и скипетром, но опровержен, естли бы не было подписано слЂдующее: «Дурак уповает \379\ на него». Отсюду, видно, родилася пословица сія: «Не фигура», т. е. не трудно.

Лонгин. МнЂ кажется, что и самая библія есть богом создана из священно-таинственных образов. Небо, луна, солнце, звЂзды, вечер, утро, облак, дуга, рай, птицы, звЂри, человЂк и прочая. Все сіе суть образы высоты, небесной премудрости, показанной Моисею на горЂ; все сіе и вся тварь есть стень, образующая вЂчность. Кто бы мог догадаться, что Ноева дуга образ есть священныя библіи, естли бы не сын Сирахов, похваляя божественную премудрость, сказал: «Слава высоты, твердь чистоты... Солнце в явленіи пожигающее горы... Луна всем... мЂсяц по имени своему есть... Доброта небесе, слава звЂзд... Виждь дугу и благослови сотворшаго ю, зЂло прекрасна сіяніем своим» (гл. 43). Всю сію неба и земли тварь сотворил вышній в том, да прообразует она горнЂе начало власти божіей, силу слова его и славу присносущнаго духа его.

«ВначалЂ сотвори бог небо и землю». Когда вся тварей смЂсь проистЂкает из божіяго источника, тогда да возвращается к тому же, кой есть начало и конец и нас за собою ведет от смерти к жизни и от земли к небеси. Сіе великое свЂтило (библіа), сотворенное на тверди крЂпости вЂчьнаго на то, да освящает земленые умы наши, да разлучает нам между днем воскресенія и между нощію тлЂнія, которое одно нам, как / 241 / видимое, так и знаемое, да ведет своими зменіями во времена вЂчьности, во дни спасенія, в лЂто господне благопріятное. Оно утвержденное в роды родов, да по крайнЂйшей мЂрЂ нЂкоторая частичка людей божіих в сем ковчегЂ спасется от змія, изблевающаго потоп, наводняющій землю безбожіем. В сем ковчегЂ почивает наш Ной, т. е. мир, всяк ум превосходящій, и кто воздвигнет его? Тут гнЂздится и голубица его (іона — еврейски), извнутрь испущаемая, возводящая высокій взор свой, усматривающая превосходящія тлЂнія воду, верхи гор вЂчных, гор правды божіей, мЂсто злачное, землю износящую, быліе травное и древо плодовитое, день третій воскресенія, и приносящая во устах своих нам милость мира и твердое надежды утвержденіе, глаголя: «Радуйтеся! Не бойтеся! Что смущенны есте? Мир вам! Идите, возвЂстите братіи моей».

Естли бы кто вошел в покой чистыя сея голубицы и, отдохнув посреде предЂлов ея с Исааковым сыном, тогда бы узнал, что вся слава ея внутрь находится, и признался бы, что подлинно крила ее посребренны, что шум их чудный, а междураміе ея сіяет самым чистЂйшим и никому неслыханным златом: «Злато же земли сея доброе, и тамо есть анфракс (Бытіе, гл. 2.) и камень зеленый». Но так все закрыто фигурами и образами, так запечатлЂно, что весьма трудно, \380\ да и невозможно пролЂзть сквозь / 242 / ограждающую рай сей стЂну: естли с нашим соглядателем Халевом не будет в товарищах сей: «Аз есмь дверь...» Глубина сія божіей премудрости, стенью образов снаружи покрытая, никоего вида, ни стройности, ни вкуса не имЂет: «Земля же бЂ невидима и неустроена, и тьма...» Такова она бывает потоль, поколь найдет на ней дух от вышняго, как говорит Исаія (гл. 32): «И будет: пустыня в Хермель претворится в гору Кармиль, в плодоносіи или в пищЂ изобиліе». «И дух божій ношашеся верху воды».

Сей один всесильный, сходящій от вышняго дух, как сотворил всю сію небесных, и земных, и преисподних, и морских (свЂтила, звЂри, золото, перла), образовав тьму, так и вывесть может из мертваго живое, из пустыни изобиліе, из обуялаго вкус, из тьмы просвЂщеніе: «И рече бог: — Да будет свЂт! — И бысть свЂт». Все в ней кажется просто и одинаково сказано, однако двое сіе слышах. Давид говорит: «И дух двойное свое слово на двое разумЂет: на образующее и на тайнообразуемое». «И разлучи бог между свЂтом и между...»

Да не помыслим же, что слово божіе в самое дЂлЂ есть двойное, двойное по естествам своим, двоим по тлЂнію и нетлЂнію, по плоти и духу; по божеству и человЂчеству; по лицу же, или ипостаси, одно и то же. «И бысть вечер и бысть утро день един...»

В сей-то силЂ сквозь бурю и облак спрашивает / 251 / Іова бог: «ГдЂ был еси, егда основах землю? ВозвЂсти ми, аще вЂси разум? Кто положи мЂры ея, аще вЂси?.. В коей же землЂ вселяется свЂт? ТмЂ же кое есть мЂсто?» (гл. 38, ст. 4). Вся тма земных образов в ту мЂту, мЂру и намЂреніе положена, да течет к своему началу... В началЂ бЂ слово: «Вся тЂм быша...»

Самыи сіи два образа — вечер и утро, естли бы не истинны были и не возводили куда-то, никогда бы не сказал Давид: «Исходы утра и вечера украсиши», но богодухновенное сердце и в сих костях находит землю вселяющагося свЂта, и мЂсто тмы: «И свЂт во тмЂ свЂтится».

Таковые образа (emblemata) всегда заключают внутрь себе нЂчто золотое и драгоцЂнное — разумЂй божіе: «И виде бог, яко добро».

Возмите, напримЂр, сіи два образа из Ісаіи: «Персть от колесе» — и вспомните данный Іову запрос: «В коей землЂ вселяется свЂт?..»

Кто не скажет, что персть или грязь от колеса значит тлЂнную природу? Сіе есть мЂсто тмЂ. Кто же опять не видит, что колесо пріосЂняет вЂчьнаго вЂчность? Сія есть земля, включающая в себЂ свЂт вЂчности. Знаменуемая колесом, \381\ будто колесо в колеси заключилося: в земном небесное, в тлЂнном нетлЂнное, как говорит Іезекіиль, видавшій колеса: «И дЂло их бяше, яко аще бы было коло в колеси» (гл. 1). / 252 /

Но сіи колеса не простыи были: «И виденіе колес и сотвореніе их, яко виденіе фарсиса» (род драгоцЂннаго камня). Говорит и Давид: «Глас грома твоего в колеси...». Видите, куды сіи колеса докатилися.

Теперь, кажется, видно, что колесо есть образ, закрывающій внутрь себе безконечное колесо божія вЂчьности, и есть будто персть, прильнувшая к ней: «Дух жизни бяше в колесах». Дух жизни и вЂчность — одно то же.

МнЂ кажется, что и сам Іезекіиль то же признает, что в тварях сокрывается пріосЂняемая божія истина, когда говорит сіе: «Посреде животных видЂніе свЂщ...» Сіи слова его по всему одни суть и тЂ же с словами сими: «Злато же оныя земли доброе, и тамо есть áнфракс...»

Анфракс драгоцЂнный есть камень, подобен блистаніем огненному углю, гречески анфракс, т. е. разкаленный уголь. Сей уголь очистил Исаіи уста; то уже и видно, что угль есть фигура; и не уголь очистил сердце сыну Амосову, но тайно образуемая углем горящим слава божія: «Не бЂ той сеЂт, но да свидЂтельствует о свЂтЂ». Самыя его четыре животных, что таскают за собою видЂнныя ему колеса, кажется, то же начерчивает образ коей-либо твари, включающій в себе блистательный вид вЂчьности: есть будто бы везущій сокровище божіе возок, еврейски чуть ли не херувим. ИмЂем же / 261 / сокровище сіе в скудельных сосудах.

Может статься, что сіе ж значит и то, что пророк своим животным, так как и колесам, вкруг насажал и будто алмазы вставил множество очей. Колеса пророк, умом проницая, услышит тайный вопль сей: «О колеса!» Но и здЂсь приличествует тот же вопль: «О очи!» И чуть ли сіи очи не тЂ, о коих Іеремія: «Господи, очи наши зрят на вЂру» (гл. 5). Сіи очи и в Іо†есть: «Очи твои на мнЂ (гл. 7). Сверх пророчих и Іововых очей, есть еще господни: «И положи (Елисей) уста свои на устЂх его, и очи свои на очи его... и согрЂяся плоть отрочища» (4 Царств, гл. 4). А без сих очей очи пророчіе болЂзненны, как у Ліи, и слЂпы, и не вкусны. ЗатЂм сидящаго на херувимЂх. «Отверзи, господи, (просит Езекія) очи твои и виждь...» Не всякому сіи очи отворяются, но содержатся внутрь сени животных: «Отвращу очи мои от вас» (Ісаіа). ІонЂ и КлеопЂ они отверзлись, но прежде и сим держастеся, да его не познают. Сокрыши было взор блаженных сих очей скоты полевыи, и звЂри дубравныи, поколь возсія солнце и собрашася... Вот один щенок львов, скимен львов, Іуда.., но имЂет ли очи лице сіе львово? ИмЂет, но для вЂрных, вот они: «Радостотворны очи его паче вина...» (Бытіе, гл. 49). А невЂр- \382\ным, не раскусив на лице образующем, увязают. Очи господни на праведныи, лице же господне на творящія злая, видящіе доброе / 262 / и лукавое. Они видят доброе, но лукаво: в добротЂ лукавство, в истинЂ сень, в животЂ смерть, а сим самым дЂлают доброе злым. Творящія злая. И не дивно: очи сіи очень глубоки. Одна точію вЂра на них взирает, а они взаим на вЂру. «Очи твои яко озеро во ЕссевонЂ» (градЂ) — (ПЂснь пЂсней) и очень высоко поднимаются над преддверіе врат дому господня. Они не дремлют и никогда не уснут, храняще дом свой израильскій, храм библіи. «Да будут очи твои отверсты на храм сей день и нощь» (3 Царств). Сіи очи увидЂли Закхея: «воззрЂв Іисус...», и Вениамина: «воззрЂв очима своими Іосиф». Вот же вам и телячее лицо! Моисей, благословляя Іосифа, называет его быком. «Первородный юнц доброта его...» (Второзаконіе, гл. 33). Юнец есть ничто, но первородный лица сего есть красотою. Первородный и начало — все одно, «на неже аще мЂсто зряше начало едино, идяху вслЂд его...» (Іезекіиль, гл. 10). Много я о очах наболтал, не можно ль нЂсколько удостовЂрить, что видЂніе внЂшнее сих многих очей есть фигура одного недремлющаго, вседержительнаго ока божія; и когда колеса образуют глас грома его, тогда очи пріосЂняют присносущное сіяніе славы его. «Слово плоть бысть... и видЂхом славу его...» Не хочу больше говорить, кромЂ с пророком же сіе: «ИдЂ же, аще бяше облак, тамо бяше и дух». Облак и образ кажется одно. Но он / 271 / и сам говорит: сіе видЂніе (есть) подобіе славы господней. Будто ж не одно то: подобіе и образ, а между колесом и оком немного разности, кольцо и то и другое. Вся библія есть прах и персть, но осыпившая многоочитое колесо вЂчности божіей. Из сей безобразной грязи исходит свЂт вЂдЂнія славы господни, блистательныя, как молнія, сіяющія, как золото, прозрачныя, как имитрос (янтарь), огнезрачныя, как анфракс, добровидныя, как фарсис. Сей свЂт избавляет ея от уничиженія и оплеванія людскаго. «Смиренная и колеблемая не имЂла еси утЂшенія, се аз уготовляю тебе анфракс, камень твой, и на основаніе твое сапфир» (Ісаіи, гл. 54). В то время веселится сія невЂста. Взгляните, напримЂр, на облак, объемлющій прекрасное кольцо сіяющія дуги, не живой ли сей образ библіи, фигурами осЂняющій сіяніе славы божія, на горЂ преобразуемыя? «Дугу мою полагаю во облацЂ...» Взгляните на пустое поле, износящее траву и благовонные цвЂты. Сей есть символ ея, раждающія из пустыни изобиліе, из гнили — нетлЂніе. «Аз есмь цвЂт полній (полевый) и крин удольный».

Сіе-то поле видЂл Іезекіиль, полное костей человЂческих, но тЂ бяше слова господа бога Израилева, видЂнная ему на сем полЂ и теперь, есть и видится, естли кто может проректи \383\ на кости сіи. / 272 / Из сего поля персть взем создатель, подмешав своей слины, помаза очи слЂпому. Персть ничто, но подмЂшанный вкус божественныя слины свобождает слЂпоты, отверзая очи боговЂдЂнія. Вкус без слины в пищЂ не бывает. «Приложил еси премудрость и благая к сим паче всякаго слуха...» (3 Царств, гл. 10).

Взгляните опять на вознесеннаго змія Моисеева. Естли он висит в кольцо свитый — есть фигура вЂчьности, естли же просто — есть образ божіей премудрости. Сей змій всЂ ползущіи зміи пожирает. Сей пожер египетских мудрецов жезлы, вся мудрость их поглощена... Сей змій возносится на крестЂ Христа божія сила и премудрость. «Погублю премудрость премудрых...»

Взгляните на самаго Адама; припомните, что значит сей из глины вылЂпленный человЂк? Бог на глину смотрЂть не терпит: «не соберу соборов их от кровей...» Итак, сія обветшалая фигура, конечьно, образует того человЂка, и «что есть человЂк, яко помниши его... Сей болван ведет за собою того мужа, который его создал, да образует стенью своею величіе его. Се сей стоит за стЂною нашею...» «Сей бЂ, его же рЂх, иже по мнЂ грядый предо мною бысть, яко первЂе мене бЂ». Сего-то видЂл за глинкою Даніил (гл. 10): «Воздвигох очи мои и видЂх, и се муж един... Чресла его препоясаны златом свЂтлым, тЂло же его, аки фарсис». До сего-то мужа мальчиков, долЂ ползующих, приподнимает Павел. «Вышних ищите, идЂ же есть Христос...». «Горняя мудрствуйте». / 281 / Что больше говорить? По образу божію сотворите его. Хоть по образу, хоть вначалЂ, до образует сЂнь того единаго мужа, кой есть начало и конец.

Теперь наш Адам вкуснее здЂлался: был он глиняный только, а теперь и дух жизни внутрь его есть; был один земный, а нынЂ в одно лицо соединился и небесный: «Сниде, яко дождь, на руно».

Затаскал было и задавил перстный.

ВсЂ родове от Адама до Христа образы и тЂни суть великія божія, посему род божій называется.

Каждое сего рода лицо, будто ложесна разверзает, когда исходит из него первородное оное единоначало.

«Бог рекій из тмы свЂту возсіяти...»

Іаков есть ничто, но бог Іаковль, стоящій за стЂною его, — сЂмя и зерно божіе, распространяющееся на четырЂ части мира. Сіе одно великое, сіе одно прозябшее из Іаковлева праха великим дЂлает Іакова: твой есть день и твоя есть нощ. «И бысть вечер, и бысть утро...» И в сію-то силу пишется: «Велик был Моисей — изыде к братіям своим». «Возстав Іаков на нозе, иде в землю восточн[ую]». О сем на многих мЂстах Ісаія: «Не бойся, Іаков, малый Ізраилю, аз \384\ помогох ти... се сотворил тя, аки колеса колесничная новая, стирающая аки пила...» (гл. 41 и гл. 14 и 17, ст. 4).

Естли орел, находясь божественною фигурою, высоко возносится в силЂ своей, как видно из божіего к Іову вопроса: «Твоим ли повеленіем возносится орел?». Много паче сей род возвышается, о крем господь: «Подъях вас, / 282 / яко на крилех орлих, и приведох вас к себЂ», (гл. 19 Исхода).

ВсЂ сіи суть селеніе славы его и птенцы орлины отца сего, «яко орел покры гнЂздо свое и на птенцы своя возлеже...» (гл. 32, Второзаконія). Имя Давид значит возлюбленный, и есть тЂнь того: «Бог любви есть...» Фарес гласит раздЂленіе, и есть образ того: «Разлучи бог между свЂтом...» Даніил есть сЂнь того: «Гортань его — сладость и весь желаніе». Енох стЂнь того: «Вземлется от земли живот его». Иосиф (приложеніе) есть печать того: «Бог мира будет с вами».

ВсЂ сіи суть чистые скоты вышняго Авраама, везущіе сокровище божіе, о коих Исаія: «Терпящіи господа измЂнят крЂпость, окрилатЂют, яко орли, потекут и не утрудятся, пойдут и не взалчут (гл. 40). Вот один рыкает: «Терпя, потерпех господа». Сіи суть овцы божіи, пасомыя господем, а без его мертвы. Вот одна овца блЂет: «Пасый Ізраиля, вонми... Господь пасет мя». Сіи овцы — вси близнята родящіи, а безчадныя несть в них (ПЂснь пЂсней, гл. 6). Неназнаменанное раждают для Лавана, а знаменанное, т. е. образуемое, — для благословеннаго Іакова. Сколько ж сих овец наш Іов, не на гноищЂ уже внЂ града божія лежащій, господь возставит его, но воздвигнутый от болЂзненнаго праха, имЂет? Овец 14 тысяч, велблюдов 6 тысяч... Сіи суть домочадцы великаго Авраама, присудствовавшіи сильному мужу Гедеону противу Мадіама. Они — и люди, и скоты, и звЂри, и птицы, коим нацЂплял Иезекіиль множество крил, очей и колес. И не он нацЂплял, но прозрЂл под шестокрыльною их тЂнью вЂчьно блистающую истину божію и единоначало, четырЂ части мира исполняющЂе. Для того и не говорит, что животная, но говорит, яко подобіе четырех / 291 / животных. Они точію похожи на то, Давид о себЂ и о прочих говорит: «Дніе мои яко сЂнь...» И правда, что князи все они и сыны человЂческіи, в них же несть спасенія. Но сія сЂнь везет за собою вЂчьнаго: «Ты же, господи, вовЂк пребыв...» просит: «Изведи из темницы душу мою». Да уразумЂют, что я не пустая сЂнь, но тебе славящая, тайнообразуемаго. И не дивно, что сЂнь Петрова изцЂляла. Она закрывает имя господне. «Изму его и прославлю его...» «Яко время ущедрити». Сіе время провидЂв, Исаія говорит, что конечьно по времяни упасет господь сих вмЂстЂ своих агнцов, волков и львов. «Веніамин — волк, хищник...», и чуть ли не сіе значит исход израильскій, когда имена сих людей \385\ выходят в горнюю силу начала своего: «Исперва имя твое на нас есть» (Исаія, гл. 63). Тогда-то, кажется, исполняется на них слово Малахіино: «А изыдите и взыграете, яко же тельцы, от уз разрЂшенны» (гл. 4). Не знаю, сіе ж ли значит и переход чрез море? Из прежде бывшія воды открытіе сухія земли явися, а из моря Чермнаго путь не возбранен, и поле злачное от волненія зельнаго: им же весь язык пройде, твоею рукою покровенны, видяще дивная чудеса: «Яко же бо кони, насытишася и, яко агнцы, взыграшася» (Премудрый Соломон, гл. 19). Но и сам Давид говорит: «Прейдохом сквозь... И извел еси нас в покой. От земли взошли мы к тебЂ, господи». «Бысть в мірЂ мЂсто его...» Может быть и апокалипсическіи сего отмщенія просят старцы; и суда хочет сокрытся тамошняя ж жена с чадом от змЂінаго потопа. «Сокрываеши их в тайнЂ лица твоего...» / 292 /

Жена раждает чадо, восхищаемое к богу и престолу его, иже имать упасти вся языки; Исаія говорит то ж о себЂ: «Господа во чре†прияхом и поболЂхом и родихом дух спасенія...» «ЖенЂ даются два крила орла великаго». «Яко орел покры гнЂздо свое...» И Давид крил желает: «Кто даст мнЂ крилЂ, яко голубинЂ?». Сіе все доказывает, что они суть образа присносущія божія. А что сей многочисленный род часто в библіи извЂстным числом ограничивается, напр. Авраам сочте своя домочадцы 300 и 18. Гедеон взял с собою 330 мужей и проч. Все сіе суда же служит и дЂлается или потому, что они всЂ суть как одна жена, раждающая одно твердое и известное начало, когда безчисленнаго праха перечесть нельзя, или потому, что сія безобразная грязь, возвращаясь к своему началу, пріемлет от его печатлЂемое на себе благообразіе вида и мЂры, а мЂра и число в себЂ заключает, или потому, что велит бог Моисею поставить в щету своих мужей. А о прочих говорит: «Не помяну имен их устнами моими». А самое время когда ограничивается, тогда разумЂется божіе и вЂчное. Наприм.: «Бысть в тридесятое лЂто, в четвертый мЂсяц, в пятый день мЂсяца (Іезекіиль, гл. 1). «И бысть утро, и бысть вечер день третій». Тогда значится лЂто господне пріятное, день радости и спасенія. «И тысяча лЂт яко день един, яко день вчерашній...» «Плсть ничто же...» / 301 / Но когда сія невидима и неустроенна плоть из ничтожности своей выходит в точное свое начало, тогда созидается из ничтожности в нЂчто и престает быть ничто, т. е. плотію и тьмою, в то время, когда бог, изчитаяй множество звЂзд и нарицая несущая, яко сущая, речет: «Да будет свЂт». Се есте яко днесь звЂзды небесныя множеством. Правда, что бог так же по имени называет Каина, Исава, Саула и прочих таких, но они хотя не чистыи, однако божіи же скоты. «Аз устроивый свЂт, и сотворивый тму, творяй мир, \386\ и зиждяй злая...» (Исаія, гл. 45). Они суть мЂсто и образ тмы, удаляющія око наше от боговидЂнія, сіе значит убійство Каина, Исавле и Саулово гоненіе. ВсЂ по плоти разумЂющіи библію суть племя их едомское, сей гром божій слышащіе. «Аще право принесл еси, право же не раздЂлил еси, не согрЂшил ли еси? Умолкни» (Бытіе, гл. 4), «Разлучи бог между свЂтом...» ХотЂл Валаам, положившись на свое скотское разумЂніе, проклять Израиля, т. е. дабы они не исходили в землю божію, а значили бы тлЂнь, плоть, клятву: «Исходы мои — исходы живота». Наконец, не терпя противорЂчья образов, утЂснен в непроходимых закоулках и приник в сокровенное меча остріе, слов божіе с поклоненіем вскричал: «Что проляну, его же не клянет господь». НЂсть вражды во ІаковЂ, ни же волхованія во Израили... Коль добры домы твои, Іакове, и кущи / 302 / твои, Израилю...» «Бог изведе его из Египта...» «Возлег почи...» «Благословящія тя благословенны, и проклинающіи тя прокляты» (Числа, гл. 23 и 24). Но можно ль изчислить всЂ тмы образов?

Одно то извЂстно, что весь сей сеновный мир до послЂднія своея черты, от виноградныя лозы до самой крапивы, от нитки до ремня, событіе свое получает от вышняго: «Отвращшу тебе лице, возмятутся...» Всякая видимость есть образ, а каждый образ есть плоть, сЂнь, идол и ничто. «Послеши дух свой, и созиждутся...» Взглянуте на непроходную чащу левитских обрядов, коликій вздор, однако, вся сія землянность, со всЂм хворостіем сгорЂв, в начало течет: «Коль чудно имя твое по всей землЂ».

Сіе все дЂлает нашедшій дух от вышняго, вЂдая, что всякое дыханіе и тварь ему служит: «Учиненіем твоим пребывает день, яко всяческая работна тебЂ».

Один всесильный дух уловляет великаго кита сего, и онто вопрошает Іова: «Извлечеши ли змія удицею?..» Или: «ВдЂнеши колце в ноздри его? Шилом же повертиши ли устнЂ его? Возложиши ли на нь руку, господи?».

Он один сим зміем, как дЂтина воробьем, играет: «Или свяжеши его, яко врабія дЂтищу?». Одну свою руку он один налагает на него, «в разумЂх руку своею наставил я есть»; «дух твой благій наставит мя...» «Дух вся испытует, и глубины божія». / 311 /

Сіе-то покрывало и мрак стЂны отводит читателей от библіи, лишая нас вкуса, да не слышим глаголющаго к нам сквозь бурю и облак бога и не можем сказать: «ПройдЂ в мЂсто селенія дивнаго даже до дому божія... внийду к жертвеннику божію...» КромЂ прочіих, один Соломон для созиданія стЂны сея сколько натаскал матеріалов: сія бЂ вещь корысти, юже принял царь Соломон на созиданіе храма \387\ господня, и дому цареву, и стЂнЂ іерусалимстЂй, и все внутрь Давіра покры златом [3 Царств].

Но кто силен, да возсіяет красота дому сему божію, отдЂлить корысти, будто завЂсу храма отдернуть, войти внутрь Давіра (давір значит слово) и ввесть в самыя междорамія? Дух утЂшитель управляет силу библіи, вдЂвает кольцо в ноздри ея, находясь и сам вЂчьным, и дает глагол благовЂствующим: «Царь сил возлюбленнаго ради красоты дому раздЂлити корысти...» А без его все темное, невидимое и не устроено, дондеже найдет дух... Тогда все возвращается к безначальному концу, как кольцу и к безначальному началу: «ВначалЂ сотвори бог небо и землю...» «ВначалЂ бЂ слово...» Сей многоразличный плетень образов и фигуральныи узлы именуются в библіи знаменія и чудеса: «Посла Моисея, раба своего...» «Помяните чудеса его...» «Просите, и дастся вам».

«Сей род знаменія ищет...» «Знаменася на нас свЂт...» РазумЂть таящуюся в знаменіях и чудесах / 312 / силу слова божія есть дЂло пророков, т. е. видящих, очитых, прозорливцов. «Знаменій. наших не видехом, нЂсть к тому пророка...» Пророки то прорицают, что прозирают... Провидят в тЂни сущаго. Все то не будущее, чего не будет; все то не будет, что тЂнь; все то тЂнь, что гибнет. То одно есть будущее, что всегда пребудет: «ВоззрЂв очима своима, видЂ человЂка, стояща пред ним» (Іисус Навин, гл. 5), т. е. вЂчьно пребывающего и пребудущаго. Вот как они пророчат будущее. Послушаем Давида: «Помянух лЂта вЂчьная и поучахся».

Конечьно, твореньми помышляема присносущная сила его и божество уразумЂвается. Разсуждал без сомнЂнія он чудеса, образа и фигуры божіи, как сам там же сплошь говорит: «Нощію сердцем моим размышлях и испытоваше дух мой» (Псалтырь, 76).

МнЂ кажется, Давид между прочими знаменіями размышлял и о фигурЂ колес, о коих там же поминает: «Глас грома твоего в колеси». КромЂ того, лЂто и год — то же; год и круг — то же; круг и кольцо — то же. ПростЂе ж теперь позвольте мнЂ пересказать его слова хоть так: «Помыслих...» вспомнил я колеса безконечныя и доразумЂлся, что сія фигура напоминает о безлЂтном вЂчьнаго присносущіи. Круг лЂта римски — annus, / 321 / а кольцо — annulus. «Взыщите господа и утвердитеся, помяните чудеса его...» Помянуть чудеса божія значит то же, что римское слово сіе: comminiscor, commentor — вздумать, надумать, commentarius, гречески — ‛ερμηνεύω, толку, толмачу. И не дивно, что в Павла сіе слово (пророчествовать) значит толочь и раскушивать священное писаніе. «Дружитеся любве, ревнуйте же духовным, паче же \388\ да пророчествуете... Пророчествуяй человЂком глаголет созиданіе и утЂшеніе и утвержденіе» (I к Коринфянам, гл. 14).

Взгляните на гл. 11 «Числ». С коликим прилежаніем сынове Ізраілевы манну собирают и толкут! «Исхождаху людіе, и собираху, и меляху в жерновах, и толцаху в ступех, и варяху в горшках!» Вспомните и то: «Да не заградиши устен вола молотящу». ИмЂет обычай и Италія молотить волами. Вспомните же и Луку, образуемаго волом. Сіи суть сынове Израилевы, очищающіи от шелухи слово божіе: «Находящіи в грязи золотое кольцо, да сотвориши на словеси два кольца злот...» (Исход, 28), яко же аще бы было кольцо в колесЂ.

ОбрЂтающіи в обуялом вкусное, в мертвенном живое, в безчестном безцЂнное, как евангельская жена монету в горничном сорЂ, радуйтеся со мною... как радостотворный господа перстень и гривну у блудницы Фамары, и жезл свой, отцом его Іаковом / 322 / для овец остроганный, как Іезекіиль сокрытые в лайнЂ опрЂсноки, говоря с МоисЂем: «Сей есть господь, его же завЂща...» «Сей хлЂб... вкусите и видите...» «ОбрЂтохом мессію...» «Аще изведеши честное от недостойнаго, яко уста моя будеши» (Іеремія, I, гл. 15).

И чуть ли не сіе тайныя вечери зЂрно кушал с товарищами своими Даніил и здЂлался добрЂе лицом и крЂпче тЂлом, паче служителей, ядущих от стола двора Вавилонскаго? А Іаков через сіе же достал от Исава первенство. Поощряет к сему и пророк Михея: «Сіи же не разумЂша помышленію господни...» Что ж дЂлать? Так «возстани, — говорит, — и изламати их, дщи Сіоня.., и возложа господеви множество их...» (гл. 4). И толочь знаменіе и манну, т. е. чудо, значит разжевать, раскусить. Исаія кричит: «Воздвигните знаменіе на языки». Воздвигнуть знаменіе — значит возвысить оное вгору и поднять к разумЂнію самаго его начала. Взойти в божественное понятіе, дабы не пахло больше землею. И сіе то значит: «исхождаху людіе...» и то «возложиши господеви...», т. е. положить на горнем мЂстЂ, вышше всЂх стихій. И не суда ли приглашает сіе: «Аще аз вознесен буду от земли, тогда вся привлеку к себЂ» (Евангеліе Іоанна). / 331 /

Естли из тлЂнных стало выникать нетлЂнное понятіе, тогда-то можно сказать: «Зима прейде, дождь отыде, отъиде себе. ЦвЂты явишася на землЂ, время обрЂзанія (виноградных гроздей) приспЂЂсень пЂсней, гл. 2). «Собрася вода, яже под небесемь в собранія своя, и явися суша».

В то время точно дается знаменіе в понятіе человЂку, когда оно из плоти преобразуется в божество. «Сотвори со мною знаменіе во благо». Будто бы сказал: сотвори вначалЂ, здЂлай твоим, приведи к концу. Ты начало и всякія кончины конец безконечный. И не сіе ль значит манна, падающая \389\ сверх поверхности земной? И се на лице пустыни мелко, аки корбандр (чуть ли не червец), бЂло, аки лед, на землЂ.

Сіи ж знаменіи называются терминами: славенски — предЂлами, силу божію внутрь себе заключающими. «Аще поспите посреде предЂл...» Тот отдохнет, кто вникнет, внійдет, разкусит и пажить обрящет.

«Аще внійдут в покой мой...».

Называются и дверью: «Сія врата небесная...»,

» и стЂною: «Осяжут слЂпыи стЂну...»,

» и печатью: «Книга запечатлЂнная...»,

» и слЂдом: «Изыде вслЂд ея...» (Сирах),

» и путем: «На путех ея (премудрости) приседи...»,

» и оконцом: «Проницаяй сквозь оконца ея...»,

» и сЂнью: «Людіе, сидящіе во тмЂ...»

Сіи суть сидящіи с Валаамом на подлости тлЂнных образов, падая долой, и не возстанут в совЂт праведных, доколЂ от тЂни не подымутся и не пролЂзут стЂн дому сего, раз†о бозЂ. «Тыи сняты быша и падоша».

Вспомните чтомое из Іоіля в день пятидесятницы: / 332 / «Чада Сіона, радуйтеся, яко даде вам пищу в правдЂ...» «Излію от духа моего на всяку плоть (образов) и прорекут сынове ваши, и дщери ваши, и старцы ваши, сонія узрят...»

«Дам чудеса на небеси горЂ. И знаменіе на землЂ низу...» (ДЂянія, гл. 2). Вспомните не во тмЂ, но в горницЂ сидящих апостолов: «И начаше глаголати, яко же дух даяше им...» КромЂ того...

Афанасій. О брат Лонгин! Долго везешь твою околесную, с твоими херув[имами], вельблюдами и ослами. У кольца нЂт конца, по пословицЂ, и у твоей рЂчи.

Ермолай. Не мЂшай ему, Афанасій! МнЂ много хорошаго привела на память рЂчь его. Вспомнил я Дамаскинову оду, поемую в пресвЂтлЂйшее воскресенія утро: «Богоотец убо Давид...» Образы, или символы, дали вспомнить сЂнь Авраамову, пріемлющую в себЂ трисолнечное единство божіе, и кто мне воспретит мыслить, что Авраам сЂнію своею служит вышнему? Авраам образует вЂчьнаго сЂнь, свидЂтельствует о истинЂ. 70 старцев, МоисЂем избранных, служить скиніи свЂдЂнія. Скинія значит куща, сЂнь, шатер. В сію сЂнь снисходит и почивает дух божій. «Припочи дух на них и пророчествоваше» (Числа, 11).

Іезекіилевскіи твои, друг мой Лонгин, колеса привели на ум вЂнец Павлов, воздаваемый ему не в наш день, но в день оный. Вспомнил и перстень, обручающій в живот вЂчьный: «Обручу тя себЂ вовЂк... Обручу тя себЂ в вЂрЂ, и увеси господа» (Осія, гл. 2).

Вспомнил и монисто возлюбленныя невЂсты. «Сердце наше привлекла еси единым от очію твоею, единым / 341 / монистом \390\ выих твоея». Монисто на выих есть тое же кольцо, состоящее из шариков. Вздумал и яблоко заключеннаго вертограда.

А что есть яблоко, естли не шар? Что ж есть шар, естли не фигура, состоящая из многих колес? «Положите мя в яблоцех, яко уязвлена есмь любовію. Естли бы оно было не тЂм, никогда бы ни сказал Соломон: «Яко же яблоко златое в усерязи сардійскаго камене, еще рещи слово приличных ему» (Притчи, гл. 25).

Дражайшій твой анфракс и фарсис привели сіе: «Угнежденіе премудрости избраннЂе злата; вселенія же разума дражайши сребра» (Притчи, 16).

Сіяніе премудрости божія, из тлЂнных образов блистающія, подобны есть драгоцЂнному сокровищу, в нЂдрах сокровенному. Но очи... очи, зарею божества блистающія, очи спасительныя... очи тобою помянутыя, представили мнЂ жалости достойнаго без очей Сампсона. Очи сильнЂйшему сему мужу и судіи израильскому выкололи те, кои Исааку грязью затаскали источники. «Очи твои яко озера во ЕссевонЂ». Плачет Іеремія о сих очах: «Камо омрачи во гнЂвЂ своем господь дщерь Сіоню, сверже с небесе на землю славу Израилеву!.. Погрузи господь и не пощадЂ. Вся красная Іаковли разори... Твердыни дщере Іудины изверже... Око мое погрязнЂ... Око мое закрывается... ОскудЂша очи наши... Померкнуша очи наши... Разсыпася радость сердец наших... СпадЂ вЂнец с главы нашея...»

Но никогда они пуще затасканы не были, как в наше время, да не видим то: «Блаженны очи видящіе, яже видите». Тут о сем же Іов: «Кто мя устроит по мЂсяцам / 342 / прежних дней?.. Око бЂх слЂпым, нога же хромым... НынЂ же поругашашися малЂйшіи... ни лица моего пощадеша от плюновенія». «Обратишася в плачь гусли. ПЂсть же моя в рыданіе мнЂ: вЂм, яко смерть мя сотрет».

В сих господних очах высокое веденіе утаевается. «Очи господни соблюдают чувство» (Притчи, 21).

Сіе чувство есть источник мира и веселія. «Видящее око добрая веселит сердце» (Притчи, 15).

Сіе божественное око одно точію свЂтится. Един бог, едина вЂра, едино око — и в библіи и вездЂ. «Сердце наше привлекла еси единым от очію твоего...»

О, преблаженное и вЂчьно сіяющЂе око! Привлеки нас, яви нам зрак твой и услышан сотвори нам глас твой, яко глас твой сладок и образ твой красен. «Глас грома твоего в колесЂ».

Наконец, вздумалося мнЂ Навиново солнце. Но кто нам \391\ удержит оное солнце: «Солнце, пожигающее горы?» Кто поставит в чинном стояніи намЂренныя точьки его?

«Дондеже дхнет день и двигнутся сЂни, да увидим не лице господне на творящія злая, но послЂдующее за лицом, образующим сіяніе божественнаго зрака его, по примЂру Моисея: «Лице же мое не явится тебЂ». «Господь же благослови послЂдняя Іовля...» Но теперь только лиш пришла мнЂ на ум Иліина колесница огненная...

Афанасій. Куда вам, братцы, понравилась околесная! Один устал, другой начал.

Яков. Подлинно жалки израильскому сердцу иноплеменничею рукою / 351 / избоденныя очи Сампсону. Сампсон значит солнце, но господь, слЂпцы умудряяй, может ему по времени опять возвратить очи его и здЂлать из яда ядомую пищу, а из мертвой ослиной челюсти извести сладчайшее питіе нетлЂннаго источника, как обЂщался: «Аще и что смертно испіют, не вредит им».

Ермолай. Ах, не один Сампсон слЂп. Иов, Давид, Соломон, Товит и прочіи суть слЂпцы, при пути сидящіи и вопіющіи: «Призри на мя и помилуй мя...» «Очи наши ко господу богу нашему...»

Один господь, мимоходя, сокровенные их очи отверзает:

«ПросвЂтиши тьму мою...» «Наведу слЂпыя на путь, его же не видЂша; и по стезям их же не знаша, ходити сотворю им; сотворю им тму в свЂт и стропотная правая» (Исаія, 42).

Тогда сіи нищіи богатЂют, недужныя исцЂляются, мертвіи возстают. «Тогда скочит хромый, аки елень...» Идет и мимо Моисея господь: «Покрыю рукою моею над тобою, дондеже мимо иду».

Ожидает и Ісаія гаданія Израилева и говорит, что не минет мене господь мой. Просит Іеремія: «ИзцЂли мя, господи, и изцЂлЂю... Яко хвала моя ты еси» (гл. 17). Жаждет сего же и Аввакум: «Неси ли ты искони, господи боже, святый мой — и не умрем. ВЂм бо, яко присносущен есть, иже имать искупити мя, и на земли воскресити» (Іов, 19). / 352 /

Словом сказать, всЂх их взор и вход к Ною:

«Не пщеваны быша воочію безумных умрети... они же суть в мирЂ...»

А исход из ковчега на сушу. «На мЂстЂ злачнЂ, тамо всели мя...»

Что древам плод и цвЂт, что нощи дневный свЂт, что солнцу лучи, что вечерней зари темно блистающіи волоса, — то и израильскому роду намЂренная точка их, помазанный господь их. Его лучи суть свЂтом очей их, сердца радостію, волосом и вЂнцом главы.

Мы думали (плачем Іеремія), что, находясь сЂнью божіею \392\ между невЂдущими бога, надоумить их о вЂдЂніи божіи, и сіе будет нам защитой, но не так послЂдовало. Они начали щипать тлЂніе наше, а растлЂнными мыслями намЂренную точку нашу совсЂм задавили.

Дух лица нашего, помазанный господь, ят бысть в растлЂніях их, о нем же рехом: «В сЂни его поживем во языцех» (гл. 4). СкорЂйшіи быша гонящіи ны, паче орлов небесных... «Положиша трупія раб твоих брашно птицам...» Однако же влас главы их на время может, а вовЂх погибнуть не может. Конечьно, по времени над трупы рабов божіих соберутся небесные орлы, силою того: «Призываяй от восток птицу...» (Исаія, 46). «Птицы да умножатся на землЂ» (Бытіе, 1). «Око, ругающееся отцу... да исторгнут е вранове от дебрія и да снядят е птицы орли» (Притчи, 30).

Афанасій. Чудно, что старику Товиту очи заслЂпила падшая сверху грязь воробеина. / 361 /

Ермолай. А раз†не грязь затаскала источники Іереміины, осыпала колесо Исаино? Что есть грязь теплая, естли не стихійная душа с тЂлом? Представь грязное гнЂздо с воробьем очитым, а над трупом быстрозорнаго орла; тогда вспомнишь сіе: «В коей землЂ вселяется свЂт, тьмЂ же кое есть мЂсто?». «Птицы да умножатся на землЂ...» «Есть тЂло душевное, и есть тЂло духовное...»

Яков. А мнЂ всплыл на сердце сей Соломонов узелок: «Ничто же ново под солнцем».

Афанасій. А тебЂ в солнцЂ вмЂсто колеса приснился узелок, кой ты тут узелок нашел? Его тут никогда не бывало. МнЂ кажется, Соломон просто говорит, что в свЂтЂ все старое: что сегодня есть, то ж и прежде всегда было.

Яков. Высморкай же нос, тогда почувствуешь, что в сыновних и отцовских сих словах тот же дух. «Вся, яко риза, обетшают... Ты же тойжде еси...» Раз†ты позабыл: «В коей землЂ вселяется свЂт...» Подними ухо и слышь, что все ветошь есть под солнцем, но не то, что сверх солнца. И самое солнце есть ветошь, тма и буря, кромЂ одного того: «В солнцЂ положи селеніе свое...» Божіе слово и духом божіим должно дышать. Закройся ж в уголок и кушай свою вЂтошь: силы / 362 / в тлЂніи нашли неувядающую пищу того: «Аз цвЂт полній и крин удольный». «Снесте ветхая и ветхая ветхих и ветхая от лица новых изнесете...» «Похожду в вас...»

Ах! когда бы ты раскусил хоть сіи его слова: «НЂсть благо человЂку, но раз†еже яст и піет».

Слушай же далЂе: и сіе видЂх аз, яко от руки божія есть, потом сказует о мудрости, разумЂ и веселіи. Естли есть мудрость, тогда есть насыщеніе и веселіе; но понеже мудрость в богЂ, для того выше сказал: «Мудраго очи его во гла†его, а безумный во тмь ходит». А когда говорит: «Суета \393\ суетствій... несть изобиліе под солнцем», не то же ли есть: «Вкусите и видите... Плоть ничто же, дух животворит...»

Ермолай. Теперь солнцу теченіе свое далЂе простирать некуда. Пришло к главной своей точькЂ и стало в твердом стояніи. А остановил оное: «Глаголя солнцу, и не восходит...» (Іов, 9). «ПовелЂ бури и ста в тишину». «Да станет солнце... и ста солнце...» (Навин, 10).

Тут рЂшеніе всЂм звЂздочетским фигурам и знакам небесным, как дышет божій вопрос к Іову: «РазумЂл же ли еси соуз Пліад и огражденіе Оріоново отверз ли еси? Или: «Отверзиши знаменія небесная во время свое и вечернюю звЂзду за власы ея привлечиши ли?» (гл. 38). «Истают вся силы небесныя и свлечется небо, яко свиток, и вся звЂздьт спадут, яко листіе с лозы» (Исаія, 34). Тут собираются всЂ божественные звЂздочеты. / 371 / «И падше поклонишася ему...» «Твой есть день и твоя есть нощь...» «ТебЂ приносит хвалу вся тварь...»

Тут предЂл лунЂ и звЂздам. Дондеже пришедше, ста верху, идЂ же бЂ отроча.

Яков. ВзбрЂл же мнЂ на ум предревній Зороастр с пЂснію: Κύοθι μάκαρ, πανδερκέτης ’έχων αιώνιον ’όμμα, т. е.: «Услыши, блаженный, всевидящее имЂяй вЂчьное око».

Афанасій. Многіе говорят, будто он сіе пЂл солнцу.

Яков. Но может ли солнце одним взором сіе видЂть, хоть на одной поверхности земли? Взор его не присносущный. Так думали в Персіи тЂ тяжкосердіи, кои, не взойдя к образуемому, погрязли в образующей стихіи. Пускай же и так, а мы с Израилем воспоем сію пЂснь тому: «Возсіяет вам, боящимся имени моего, солнце правды... престол его яко дніе неба».

А видали ль вы когда символ, представляющій дождевный облак с радугою? А возлЂ его сіяющее солнце с подписью: «Ни дожда, ни дуги без солнца». Так библія: «Дондеже найдет дух от вышняго». Вспомните Михаила, поднявшаго шар и вопіющаго: «Кто яко бог?» Вспомните старинных любомудрцев реченіе сіе: «Центр божій вездЂ, окружности нигдЂ». Вспомните ж и жерновный уломок, сокрушившій темя Авимелеху. Раз†жерновный камень не то же есть колесо? Кажется, что... / 372 /

Афанасій. Вот и третій принялся гнуть тЂ же дуги с лукошками и обручьями. Сколько видЂть можно, вы скоро накладете в щет ваших колес рЂшета, блюда, хлЂбы, опрЂсноки, блины с тарелками, с яйцами, с ложками и орЂхами и прочую рухлядь. Я помню, что в іаковлевском лЂсЂ, называемом уламлуг (?), находится множество орЂхов. Придайте горох с бобами и с дождевыми каплями — в библіи, думаю, все сіе есть. Не забудьте плодов из Соломоновых садов \394\ с Іониною тыквою и арбузами. Наконец, и Захаріин седмисвЂщник с кружечками и с горящим в орЂховидных чашках елЂем; а чашка есть большая часть шара, нежели тарелка, а тарелка — нежели ваш обод. Итак, будет у вас полный пир голодный.

Яков. Что же ты думешь?

Афанасій. Думаю, что не укосните сіе здЂлать, а я вас запру в пустую горницу.

Яков. Не устыдился всеблагій бог, одЂваяйся свЂтом солнечным, и в тлЂнных пеленах сокрытся так, как плод в ничтожном зернЂ; и сокровище, утаенное в рубище, тЂм приятнЂе, когда найдется. И как Іона с головою своею есть ничто и один из числа слЂпых и недужных, лежащих при божіем пути, так и тлЂнная тыква, начало и рождающаяся и погибающая, может быть, сЂнь вЂчьнаго, прохлаждающая Іону. «ОсЂнил еси над главою моею...» Іона значит голубь. Око его смотрит / 381 / в вЂчьность, тЂнью тыквы образуемою. Естли б Захаріин свЂщник не был символ, а маслиное древо — эмблема, никогда бы он не сказал: «ВидЂх...» ВидЂть свЂтильник и маслину значит чувствовать разум, соблюдаемый в сих фигурах, кои давно уже изображены в МоисеЂвских книгах; и не иное значит, что пророчит Іоиль по изліяніи духа: «Сонія узрят и видЂнія увидят». То ли тебЂ дивно, что мы в сей божіей землЂ толчем, роем и находим вЂчность его? Не слыхал ли ты, что говорит приточник о библіи? «Вся содЂла господь себЂ ради».

И не догадается, что проклят похищаяй что-либо от тленія іерихонскаго с собою? Не можем ли чувствовать, что библія тем есть книга богословская, что ведет нас единственно к вЂдЂнію божію, скинув все тлЂнное? Все тут земное разоряется да сизиждется скинія нерукотворенная вышнему. Конечьно, забыл ты зарывшаго в землю талант. Вспомни блудницу Фамар: сія женщина тЂм одним оправдалась, что нашлось у нея кольцо, и гривна, и посох господніи. Вспомни, что земля, рождающая соль, ни к чему уже другому не способна. Куда годится руно сіе подлое, естли не оросится каплями превыспреннія росы, естли разумом собственных своих рук не прикроет вышній? «Сотвори мнЂ величіе сильный...». Весь сЂннописанный мрак раззоряет, всю тленія воду бурею своею возмущает, все неопалимо палит во всесозженіе — до единаго его дым духа, со всего града сего, выспрь столпом вземлется и дышить по вселеннЂй... / 382 / «Не дам славы моея иному» (Исаія). «Смирна и стакти и касія от риз твоих...»

Афанасій. А я не думаю, чтоб Каин с Ламехом или Саул с Исавом внушали нам своею фигурою присносущіе божіе. Как же: «Вся содЂла господь себе ради?». Сіе ж можна \395\ сказать о филистимах, а может быть и о крылатых ваших быках с летучими львами и прочих пліотках.

Яков. Естли бы вы изволили разсудить потонЂе, никогда бы сего не сказали; для того-то нам внушается тма, дабы открылся свЂт. Кдо научил, что такое есть кривое, тот давно показал прямое. Чувствуют, что один взор, познав черное, познавает вдруг и бЂлое. Не забывай вопроса: «ТмЂ же кое есть мЂсто?». Саул с Давидом представляют тебЂ два естества, с собою борющіяся: одно селеніем свЂта, другое — жилищем тмы. Когда Ламех убил мужа, Саул изгнал Давида, а Іона в китЂ страждает, тогда библія прекрасных вЂчности очей, землею засыпанных, открыть не может. Тогда в землЂ израильской царствует глад, а жажда при источникЂ (воды) Іакова.

Когда же пожерто будет мертвенное животом, когда явится суша, на которую пожершій изблевает кит Іону, тогда стЂны града сего созиждутся, тогда горы возрадуются и взыграют каплюще сладость, возскачут выспрь тельцы и встанут на ноги свои весь / 391 / сонм людей, как писано: «Касаяйся вас, касается зеницы ока моего». «Ты воскрес ущедриши Сіона...» «Умертви Сампсон при смерти своей множае...»

А что называем крылатые волы пліотками, и приточьник тем же их именует. «Не без причины пернатым мрежи простираются». Но когда сія мрежа волочет за собою причину, то уже она и не пустая пліотка.

Афанасій. Бросим мрежи с пліотками. Скажи мнЂ, для чего бог изображается колесом?

Яков. Сей твой вопрос воняет афинейскими плетеніями. Он начинает все — не начинается, тЂм есть начало; не может быть началом ничто, естли прежде того было что-либо. То одно есть истинное начало, что все предваряет и само ничЂм не предваряемо. Один только бог есть родное начало, что все предваряет. Он все предваряет и послЂ всего остается, чего ни о чем другом уже сказать не можно.

«Останки младенцем». «Покрыет тя божіе начало» (Второзаконіе) Вот кольцо и вЂнец вЂчьнаго, вЂнчающаго тя милостію! Сіе истинное начало образуется и всЂм тЂм, что походило на начало, наприм., главою: «Мудраго очи его во гла†его».

То ж источником: «Источник запечатлен...»

Коренем: «Корень премудрости кому открылся?». / 392 / Зерном: «СЂмя есть слово божіе». Востоком: «Восток имя ему». Сердцем: «Вода глубока — совЂт в сердцЂ мужа». «Аз сплю, а сердце мое бдит» (ПЂснь пЂсней). Древом плодовитым: «Древо жизни посредЂ рая». Устами: «Не отемнЂстЂ очи его, не истлЂста устнЂ его».

Сюда пренадлежит облак, искра, отец, мать и проч. \396\

Афанасій. Для чего же сіе начало образуется зміем?

Яков. Для того, что змій в кольцо свивается, притом и острый взор имЂет, как свидЂтельствует имя его дракон, т. е. прозорливый: δερκων — значит видящій, а δρακων — будущій видЂть. Око есть правитель дЂлу. Оно в животном есть то, что солнце (есть, в мирЂ), что драгоцЂнныи камни в землЂ. Притом змій свивает такой свиток, что, не узнав ока, не узнаем намЂренія. Библія есть точный змій; из множества таковых образов сплетается исторія, будто корзинка или коробочка, вмЂщающая снисхожденіе невмЂстимаго, похожа на перлову мать, показующую извнЂ ничтожную жидкость, но внутрь, как зеницу ока соблюдающую, дражайшее сіяніе жемчужнаго шарика: «Мать его соблюдаше вся глаголы сія в сердцЂ своем».

Ковчег завЂта окован всюду златом. / 401 / По наружности кажется что-то человЂческое, но внутрь жилище духа святаго. «Преславная глаголашася в тебе, граде божій». «Есть тЂло душевное, и есть тЂло духовное». «Злато же земли оныя доброе...»

МнЂ кажется, библія похожа на дом премилосерднаго и пребогатаго господина, стоящій в пустынях на пути под видом гостинницы, даремной для путников. Сіе он вздумал, дабы приближить честь свою к подлости для неколикаго с нею обращенія. Господин из тайных своих горниц видЂл вольные поступки, слышал разговоры всЂх без разбору угощаемых, избирал себЂ в дружбу из прохожих, кто бы он ни был, если понравился. А послЂ обыкновенной щедроты дЂлал особливой милости своей вЂчьными участниками. На лицЂ гостинницы написано было: «ВсЂ внійдут, но не всЂ будут». «ВсЂ насытятся, не всЂ насладятся». Сія надпись иным чудна, множайшим казалась смЂшна. Естли таков был Авраам, то и не дивно, что сдЂлал историчным плетенем воплощаемыя божія премудрости. Прилично богу образоваться драгими камнями, но не меньше сего достойная благодарность Іовлева, цЂломудріе Іосифово, ревность Иліина, чистота Сусаннина, кротость Давидова, правда и вЂра Авраамова. А как в розах, лиліях, нарцызах благовонность по добротЂ одна, разная по вкусу, так сія разновидная сила божія, таящаяся в избранных его наподобіе злата и драгих камней, довольно заслужила, дабы имена любезнЂйших человЂков и дЂла их, будто / 402 / корзинками и кошельками были вседражайшего существа вЂчьнаго, царствовавшаго в одушевленной их плоти. И подлинно сила терпЂнія похожа на адамант, цЂломудренная чистота — на прозрачную зелень смарагда; вЂра и любовь божія — на огненный анфракс. И не напрасно Іезекіиль говорит, что руцЂ их исполненны очес. Са-\397\мыя мелочныя их дЂйствія, будто отломки зеркала, цЂлое лице божіе изображают, напримЂр:

«Гнаша даже до предЂл». «Варак гоняй вслЂд колесниц его...» «Постигните останок их...» «Взыде наипаче над градом, аки столб дыма...» «Взыде скончаніе града до небеси...» «Взях (Авраам юницу) и раздЂли... «Удари Юдифь в выю его дважды... «Простре Иисус руку свою с копіем на град...»

Самая их легонькая сЂнь, будто маленькое крылышко, кроет под собою вЂчьнаго; и точную правду сказал Іезекіиль, что сіи животныя не имЂют хребта. Хребет есть божій. Одно только лице их есть собственное, а за лицом слЂдует станок и подсада божія в цЂлом сем божіем градЂ: «Іисус же и весь Ізраиль, увидЂша, яко взяша подсады град и яко восходит дым градный до небесе...» (Навин, 8).

Афанасій. Почему ж они шестикрылатыи?

Яков. Думаю потому, что в шестодневст†бытейском заключалася вся вещественнаго мира сего тлЂнная природа, и когда суббота есть селеніем мира и свЂта, / 411 / тогда работные дни суть мЂстом мятежа и тмы. «Шестижди от бЂд измет тя (Іову говорится), в седмем же не коснет ти ся зло» (гл. 5).

И как трудные дни завЂсою суть завЂсою сладчайшаго упокоенія преблагословенныя субботы, так шестокрыльная сих животных сЂнь, тлЂнным лицем закрыв, ведет за собою вЂчьнаго. «Положи тму закров свой...» «Се сей стоит за стЂною нашей...» «Благослови бог день седьмый...» «Господь же благослови последняя Іовля...» «Ниже хребты их и высота бяше им...» (Іезекіиль, I). «По высотЂ твоей умножил еси сыны человЂч...»

РазмЂрь ковчег, разбери скинію и увидишь, что и там и вездЂ высота и широта нечеловЂческая. «Да возможете разумЂти, что широта, и долгота, и глубина, и высота...» (К ефесіанам, 3). «Ниже хребты их высота бяше им».

Афанасій. МнЂ кажется, нельзя быть приличнЂе богообразной тЂни, как око. Зеница в окЂ есть центр кольца и будто кольцо в кольцЂ. Она есть источник свЂта, а без нея вездЂ все тьма.

Сія дражайшая рЂчь достойна быть образом вышняго. Тут мнЂ вспомнилось, что наш Ермолай часто сам себЂ поет оду: «СвЂт блистанія твоего во свЂтЂ языков изыдет и возгласит бездна с веселіем...» / 412 /

Без сумнЂнія, тма образов есть бездна.

Яков. Конечно, циркуль есть начальная фигура, отец квадратов, треугольников и других безчисленных. Но однако ж и самая окружность зависит от своего центра, предваряемая оным. И примЂчанія достойное, что циркульной \398\ пункт самая крошечная фигурка, умаленнЂе маковаго зерна и пЂсчинки, — родителем есть плотных и дебелых фигур с их машинами огромными. И когда от столь малесенькой, вида не имущей и почти ничтожной точки породилися корабли с городскими стЂнами, хоромами, мостами, башнями, пирамидами, колоссами, лабиринтами.., то для чего не могло из тайной бездны вЂчьных нЂдр своих породить все безчисленное мирских машин число? Оное всякій пункт предваряющее безначальное невидимое начало центр свой вездЂ, окружности нигде не имущее, и здЂсь непрерывным тварей рожденіем свидЂтельствующее о безлЂтном своем пребываніи.

«Премудраго очи его во гла†его» (Соломон). «Очи же безумных — на концах земли» (Притчи).

Око есть природный циркуль, центр — его зЂница. Она просвЂщает око — владыку всЂх дЂл. Что коло в колеси, что зеница в оку и что луч в солнцЂ, т. е. бог, в небесных и земных тмах знаменій, — как только из тмы их блеснули его лучи — / 421 / божества. Вдруг невидима и неустроенна библейная земля, приняв на себя новый вид, просвЂщается; когда библіа маленький мир, тогда бог есть солнце ея. Когда есть планета земля, тогда бог центр ея. Когда же она человЂк послан от него, — бог есть ей дух, сердце, глава, око, зеница. Язычники, сверх стихій, ничего не прозирали. Посему образы иногда называются языками.

«СвЂт блистанія твоего во свЂтЂ языков изыдет...» «ПроцвЂла пустыня языческая, яко крин» (ліліа).

Афанасій. Чудным словом и дивным словом сотворена библіа.

Яков. Един свят; для единаго един сей штиль.

Афанасій. А на что похож слог библейный? Скажи мнЂ, не гнЂвайся, что она мнЂ показуется басней, к тому ж и нехитрою.

Яков. Я уже тебЂ сказал, что она похожа на великолЂпный господской дом, под видом гостиннаго дому утаенный.

Афанасій. А кромЂ сего, на что похожа?

Яков. Похожа на нехитрый домик, оставленный богатым отцом, один только в наслЂдіе сыну; но сын со временем догадался, что сей домик есть громада безцЂннаго сокровища. СтЂны его, неискусно обмазанныя, / 422 / состояли из неочищенных рудокопных, золотых и серебряных кип; над входом из неограненных алмазов варварская мозаическая надпись была сія: «Коль красны домы твои, Іакове...» «Яже водрузи господь, а не человЂк...»

Афанасій. Скажи, еще на что схожа?

Яков. Схожа на грубую, суевЂрную и древнюю варварскую статую, представляющую умершаго за истину друга, \399\ но внутрь преисполненную высокаго рода маргарит. Подпись такая: «Сила в немощи, цЂна в нищетЂ, в буйст†премудрость».

Афанасій. Для меня такая древность пріятна. А еще на что схожа?

Яков. На рыбарскую мрежу, множеством безчисленных шариков из дражайших камней осажденную, цЂну свою утаевающих. Они по виду есть пустой водный сосуд; но по силЂ своей — цЂпь красот и сокровищ. Похожа на золотородной горы каменную (пещеру), ужасом дышущую пещеру, пресвЂтлыя горницы внутрь себЂ сокрывающую, с надписью: «Гроб живота». «Источник свЂта». «Гора вышняго».

Похожа на алтарь, посвященный сущему, окруженный вкруг плетенем, который соплетают непроходимыя чащи густо насажденных древес, сладчайшія плоды во время свое приносящих. Под заключенными дверьми написано: «НЂсть сіе, но дом божій». / 431 /

Афанасій. Рыбарская мрежа, божественная фигура, богословская пліотка, я думаю, одно и то же; так ли?

Яков. Не знаю, знаю только, что богословская сЂнь — не пустая есть, естли несет за собою шарик, величиною хоть как зерно горчичное.

Афанасій. Что ж раз†оное великое?

Яков. Оно собою ничто, но внутрь великое утаевается. Присмотрися на смоквенное зернушко, естли крошечнЂе его? Подними ж очи и взгляни на силу его умным оком, и увидишь и увЂришься, что в нем цЂлое дерево с плодами и листом закрылося, но и безчисленные милліоны смоковных садов тут же утаилися. Для того хорошенько разжуй, естли гдЂ в библіи начитаеш: зерно, сЂмена, колос, хлЂбы, яблоки, смоквы, виноград, плоды, чернуху, кмЂнь, просо и прочая. И не напрасно уподоблено: сЂмя есть слово божіе.

Афанасій. Скажи мнЂ, можно ли библійным штилем писать прочія книги? МнЂ кажется, можно фигурами небесных кругов и земных шаров изобразить, напримЂр, астрономію, дабы она на сих знаменитых знаках изволила Вздить, будто на колесницЂ.

Яков. Для чего ж нельзя? Будто не одЂзают в высокородное платье обезьян? И будто не возсЂдают рабы в господских каретах? Что до моего мнЂнія надлежит, можно сЂсть сатанЂ на престол вышняго. / 432 /

Афанасій. Ты шутишь, раз†астрономія не вЂчна?

Яков. Естли астрономія вЂчьна, тогда гдЂ будет сапожное ремесло? ВЂчным быть значит всЂ мЂста занять. Раз†думаеш, что и в сапожном дЂлЂ астрономія мЂсто имЂет? Полно врать, пора кушать, по пословицЂ.

Афанасій. Вить астрономія есть дух. \400\

Яков. И обоняніе есть дух, естли понюхать в навозную кучу.

Афанасій. Она не около куч упражняется.

Яков. Планета и куча одно то ж; а твой нос, видно, что не чувствует духа сих слов: «В той день оскудЂют дЂвы добрыя» (Амос, 8).

Афанасій. Я сих твоих дЂв не знаю.

Яков. Они не нюхают в грязныя кучи, но очищенным обоняніем чувствуют пречистый дух, плЂненны им одним. «В воню мира твоего течем...» (ПЂснь пЂсней).

Афанасій. А раз†Исаак сына своего не обоняет?

«Се воня сына моего, яко воня нивы исполненны...»

ЧеловЂк не много разнится от грязной кучи.

Яков. Куда ты очень памятлив и проворен в том, что одобряют враки твои! А в том, что может тебЂ / 441 / очки (по пословицЂ) вставить, — ты туп. Для чего ты в сих словах: «яко воня нивы исполненны», — уронил остаток: «ю же благослови господь»? ВЂриш ли, кій дух обоняет Исаак из священной нивы? «Посла бог дух сына своего в сердца ваша, в тлЂніе — нетлЂніе, во плоти дух божій чувствует».

«Глас убо — глас Іаковль, руцЂ же — руцЂ Исавовы».

Сей-то дух божій есть благовонным миром, текущим вслЂд его дЂвам. А сіе значит родное идолопочтеніе, естли отнять от цЂломудренных жен и дщерей израильских златыя усерязи и кольца, а передЂлать оные на тельца литаго. Всякая стихія со всЂм своих мыслей потрохом есть раб, скот и кумир. «И рекоша сіи бози твои Израилю» (Исход, 32).

Доброзрачныя жены сіи и чистыя дщери суть: мать Исаакова Ревекка, Рахиль, Асхань, дочь Халева, дочь Іевфая Галадскаго, не познавшая мужа, вознесенна во всесожженіе господеви; жена, сокрушившая жерновным уломком из израильской башни тЂмя Авимелеху, врагу сынов Гедеоновых; благословенная в женах Іоиль — супруга Ховерова, разбившая колом голову СисарЂ и прободшая сиранія его; Анна, мать Самуилова, внЂшним движеніем уст своих на пьяну похожа, но изливающая пред господом душу свою. Авигеа, супруга невкуснаго и гордаго Навала, почтившая Давида хлЂбом, вином, овощами, чистою мукою, корзиною гроздій и двумястами смоковных связок. Руфь, Эсфирь, Сусанна, / 442 / Іудифь — всЂ сіи жены и дЂвы с матерію царевою, минув подлыя стихійныя кучи, идут в горняя со тщаніем. «Благословенна ты в женах...»

Сих-то назнаменует божій вопрос к Іову: «Аще уразумЂл еси время рожденія коз, живущих на горах каменных?»

Сіи суть юницы, голубицы, горлицы, вселюбезнЂйшія \401\ господу, рожденіем своим умилостивляющія его, о коих сам Авраам говорит: «Владыко господи, почесому уразумЂю?..» Рече же к нему: «Возьми юницу трилЂтну и козу трилЂтну, и овна трилЂтна, и горлицу, и голубя». И чуть ли не из сего числа воскресил одну Петр: «Она же отверзе очи свои...» «Очи твои голубинЂ...» Тавифа значит серна. ВсЂ сіи суть не своея, но божія славы преукрашенныя служительницы: «Се раба господня...»

Как же дерзаешь сих прекрасных невЂст божіих лишить украшеній своих? Как смЂешь отдать оныя блудницам, угодницам идолов?

«И совлече ризы вдовства своего... и облечеся в ризы веселія своего... и обложи мониста, и цЂпи, и усерязи — и все украшеніе свое... и бЂ измЂненно лице ея... и удивишася о красотЂ ея по премногу зЂло» (Іудифь, гл. 9).

«Вся слава дщери царевы внутрь». Израиль, похитив хорошее у язычников, посвящает господу. А ты хочеш дЂлать наоборот, напримЂр: / 451 / Гедеон от златых усерязей и монистов и от золотых цЂпей, украшающих выи велблюдов, и от других красот, от плЂна побЂжденных врагов добытых, здЂлал одежду первосвященнику: «Да даст мнЂ всяк муж усерязь от плЂна своего. И простре руку и ввергоша ту...» (Судей, 8).

Так Іосиф завладЂл всею землею Египетскою. Ея мудрецы наипаче писали фигурами, что все Израиль под именем Госифа посвятил живому богу. А все то Іосиф, т. е. приложеніе, что прилагается сверх тлЂнных образов, кои в видЂ египтян просят Іосифа: «Даждь сЂмя, да посЂем, и живы будем, и не умрем, и земля не опустЂет». Дает им хлЂбы за скоты их. «Плоть ничто же...»

МнЂ кажется, что и самая славная египетская фигура сфинкс перенесена Израилем в посвященіе богу. Она мучила не могущих рЂшить полезнЂйшаго гаданія. И князь израильскій Иевфай с воинством своим переколол всЂх мужей Ефремовых, не могущих рЂшить фигуры сея — клас. «Рцыте: «клас». И не управиша рещи тако, и имаху их, и закалаху» (Судей, гл. 12).

Афанасій. А что значит словое сіе — клас?

Яков. Думаю, то же, что пшеничный колос.

Афанасій. Я слышу: клас, но не слышу силы его. / 452 /

Яков. Думаю, он из числа тЂх, которые рвали и молотили и Ђли апостолы в субботу.

Афанасій. ТЂх-то я и не разумЂю. Апостолам чужое рвать не пристало; своего не имЂли жать и молотить некогда, а изторгать будто пеньку — дурно; да и кушать зерно сырое скотам приличьно. Конечно, сей клас есть фигура.

Яков. Без сумнЂнія, он из числа седьми класов, явив-\402\шихся во снЂ фараону: «И седмь класы исхождаху из стеблія единаго избранны и добры».

Афанасій. А я сих фараоновых пуще не понимаю; естли что смыслиш — скажи, не мучь.

Яков. Бытейская седьмица. Скажите мнЂ, что она есть, естли не из всемірных тварей громада грубых и невкусных болванов? Но когда присмотрЂться и вникнуть внутрь, тогда можно увидЂть, что в сей жестокой и отощалой седмицЂ сокрывается седмица инородная, гораздо слаще, сытнЂе и питательнЂе наружной; а составляют обЂ одну седьмицу. «И бысть вечер и бысть утро день един». Будто наличная седмица колос, а тайная — зерно; или один пустой, а другой внутрь полной 7 дней и 7 колосов.

«Повториши же сон фараону дважды. Однако ж сон фараонов один есть». / 461 / «И бысть вечер и бысть утро день един». Слово божіе является одинакое, но слышится двойное. «Елика бог творит, показа фараону».

Лицо одно, но д†породы: пустая и божія, явная и тайная, образующая и образуемая. «И пожроша седмь класы тонцыи и истонченны вЂтром седмь классов избранных и полных». Так, как Кит Іону. Однако же и тма его объят.

Афанасій. Куда ты нелЂпую дичину наврал?

Яков. Ночь не свЂтла не будет тебЂ; раскуси только хорошенько. Раз†то для тебя стропотным и жестоким кажется, что в седмицЂ свЂт, а в колосЂх хлЂб? Но сердце тогда насыщается, когда просвЂщается. Взгляни на Давидову рЂчь: «Знаменася на нас...» Увидим там же вкупЂ свЂт и пшеницу. «И живот бЂ свЂт человЂку» (Іоанн, I).

Разсуждай и сіе: «Взалчут на вечер...» Когда вечер с нощію голодный, тогда утро со свЂтоом сытное. «Исполнихомся заутра... Насыщуся внегда... РазумЂю-де сон сей, да ночью же и видЂл». «И се свЂщник злат весь...» / 462 / Но что значит? Внутренній ему ангел толкует: «Сіе слово господне...» «СвЂтильник ногам моим закон твой...» О сем свЂтильникЂ навЂдайся в книгЂ «Исхода» (25).

Сколь же велико сходство, равнословіе и пропорція — 7 вечерей с утрами, 7 колосов с колосами, 7 свЂщничих вЂтвей со свЂтильцами.

В вечерах утро, день, око, шар, солнце. В пустых колосах колосы полныи с зерном. В свЂщничих вЂтвях, от одного стебля произшедших, кружочки с чашечками, полушариками, наполненными елЂем и просвЂщающим и насыщающим. Теперь о сем свЂщникЂ скажу с Захаріиным. ангелом: «Седьм сія очеса господня суть, призирающія на всю землю. Так седмь же и свЂтов, просвЂщающих вселенную, и седмь хлЂбов, насыщающих 5 тысяч». Сіе слово господне...

Афанасій. Так раз†же у бога только 7 очей? \403\

Яков. Вріошь! Не 7, но одна вЂчьность. 7 дней заключили в себЂ всю тварь. А сверх всей седмицы, блистает слава вЂчьнаго — как одно лицо в семи зеркалах; и одно солнце в седьми днях, и один огнь в седьми свЂчах, и одно зерно в седьми добрых класах, и одна печать в седьми сургучах. «Презирающіи на всю землю», т. е. открывающіяся сверх всея тлЂни... «И свЂт во тмЂ свЂтится...» / 471 /

Естли ты уже примЂтил, что свЂщничіи вЂтви и добрыи колосы происходят от одного стеблія, чего в простых колосах никогда не бывает, не забудь же, что и блеск свЂтлыя седьмицы молніевидно исходит от одной пустой плоти. «Всяка плоть — трава...» — вот тебЂ стебліе.

Сіе означает Захарія тЂнью двух маслин, десныя и лЂвыя пріосЂняющих свЂщник. «Не в силЂ вещей, не в крЂпости, но, в духЂ моем глаголет господь вседержитель» (гл. 4).

«Снесть от шуіих человЂк и не насытится» (Ісаія).

«Послю глад на землю» то же, что — «взалчут на вечер...»

«Повторися же сон фараону дважды, яко истина будет: Слово, еже от бога» (Бытіе, 41).

Разжуй: от бога, а прочее сон, тЂнь. Естли ж тебЂ все сіе нелЂпостію кажется, так послушай самого Іосифа: «Седмь класы добрыи седмь лЂт суть».

Афанасій. Так на что же лгать? 7 лЂт, а не 7 дней.

Яков. А! А! Тут-то твой видно закоулок? Не скроешся! У бога день яко 1000 лЂт. / 472 /

Итак, мнь кажется: «Рцыте «клас» значит раскусите слово божіе, да не умрете. «Аз есмь хлЂб животный...» «Жестоко есть слово сіе...» «ИмЂяй уши слышать...» «Аще же не послушаете, втайне восплачется душа ваша».

Раз†думаеш не одно то: невЂдЂніе, ночь, сон, глад, меч, мученіе, смерть, ад?.. «Кто ны разлучит от любве божія».

Тут-то заключается бЂдность, тлЂніе, расточеніе, утЂсненіе... Пожалуй взгляни на начало гл[авы] 15 в Іереміи.

«Ты оставил мя еси, рече господь, и прострю руку мою на тя, и убію тя...» «И имаху их, и закалаху...» (Судей, 12). «Се сей лежит на паденіе...»

Теперь, обратив рЂчи к намЂренной точкЂ, сказываю вам, что не только землю с ея плодами рожденіями, но всЂ небесныя и земныя фигуры, домашніи древним, наипаче в ЕгиптЂ любомудрцам, отняв от означенія таинств их, перенес Израиль в посвященіе господеви, и ты ли похитить поучаешся вспять?

«И снем фараон перстень с руки своея, возложи его на руку Іосифову, и облече его в ризу червленну, и возложи гривну злату на выю его, и всади его на колесницу свою вторую». / 481 / \408\

«Возшел еси на высоту... пріял еси даянія... И отверзше сокровища своя, принесоша ему дары: злато, и ливан, и смирну». «Царіе аравстіи и Сава дары приведут».

Афанасій. Не похищаю, а спрашиваю, можно ль, напримЂр, арифметику, геометрію или...

Яков. ПотЂряли цЂну свою пророки языческіе тогда, когда прореченное о всеобщем, о безвременном, о безмЂстном, обратив к частному, мЂстному и временному, перенесли оное на князи, на сыны человЂческіи. Сей есть всеобщій источник идолослуженія. ТлЂнь повсюду взлЂзла на колесницу божію. Сами свой прах вознесли на высоту господню. «Сіи на колесницах и сіи на конех...»

Посади, естли хочеш, служанку стихіи, твою астрономію. Вознеси на колесницу вЂчьнаго. «Колесница божія тмами тЂм...»

Афанасій. Что есть вЂчность?

Яков. То, что истина.

Афанасій. Что есть истина?

Яков. То, что пречистое, нетлЂнное и единое.

Афанасій. Не можно ль нЂсколько расказать яснЂе? / 482 /

Яков. То, что вездЂ, всегда, все во всем есть.

Афанасій. ОтрЂжь, как можно простЂе.

Яков. То, что вездЂ и нигдЂ.

Афанасій. Фу! Ты сам толком пуще мнЂ очи помрачил.

Яков. Иначе от тебя не отдЂлатся.

Афанасій. Ну, для чего бог изображается образами?

Яков. А ты для чего твои мысли изображаешь фигурами букв или удареніем воздуха?

Афанасій. Для того, что мысли мои не видны.

Яков. А бог во сто тысяч раз сокровеннЂе твоих мыслей, нежели твоя воздушная мысль в наружном. твоем бЂлванЂ.

Афанасій. Хорошо. Скажи же мнЂ, кто сіи божественныя узы соплЂтает?

Яков. ТЂ, что разрЂшают.

Афанасій. А разрЂшает кто?

Яков. ТЂ, что связуют.

Афанасій. А я ни сих, ни тЂх не знаю. / 491 /

Яков. Разве ты никогда не слыхал о ВеселеилЂ и его товарищах, украсивших разными художествами храм господень? ПробЂги «Исход[а]» гл. 31 или 37. Сей первый художник скиніи посребрил и позолотил столпы: вылил золотые кольца, золотые петли, золотые крючки, пуговицы, колокольчики на священничей одеждЂ, сребреные куполки скиніи, мЂдныя у дверей головки протч. и протч...

Афанасій. Видно, что Веселеил был крючкотворец.

Яков. А Гедеоном составленную ризу уже ты позабыл? Она, конечно, то же, что Веселеилов логіон, т. е. слово божіе. \405\ Вспомни, коликое число всЂх приношеній господеви от сынов Израилевых, и воскликни с Варухом: «О Израилю, коль велик дом божій и пространно мЂсто селенія его: велико и не имать конца, высоко и безмЂрно» (гл. 3).

ВсЂ сіи приносы суть узлы, славу божію внутрь утаевающіи: «Да возмеши от начатка плодов земли твоея, юже господь бог дает тебЂ в жребій, и вложиши в кошницу и пойдеши на мЂсто, еже изберет господь бог твой, призывати имя его тамо. И нынЂ се принесох начатки от плодов земли, юже дал ми еси» (Второзаконіе, 26). / 492 /

«Взя ему мати его ковчежец ситовый, и помаза и клЂем, и смолою, и вложи отроча в него, и положи его в лучицЂ при рЂцЂ (Исход).

Но Исаак связанный, Іосиф во узах, Моисей в коробочкЂ, Сампсон в веревках, Даніил во явЂ, Іеремія в колодЂ, Петр в темницЂ, Павел в кошницЂ — вЂрю, что они не для всЂх кажутся узлами. «РазрЂшите его, оставьте ити» ([Евангеліе], Іоанна, гл. 11, [ст. 44]). «Изведи из темницы душу мою». «От бездн земли возвел мя еси».

О всЂх сих несмысленных дЂтях еврейских, держащих в руках своих вЂтви того финика: «Яко финик, возвысихся на брЂзЂх». Да тут же и о самом себЂ Павел: «Мы буіи Христа ради...» Сіи узлы, будто зміи, вьются и переплетываются между собою, нечаянно там являя голову, гдЂ был недавно хвост, и напротив. И как д†природы: главная и низшая, вЂчьная и тлЂнная, все составляют, так и два образа, составляющіе символ, по всему священному полю являются, часто перемЂняя мЂсто своей тмы, на землю вселяющагося свЂта, и напротив, напримЂр: «Злато оныя земли доброе...» Злато образует вЂчьную, земля — тлЂнную природу.

Вспомним третій день бытейный и увидим, что / 501 / сей хвост недавно был головою. Там море есть мЂстом тлЂни, а суша землею, плодоприносящею божіе обЂтованіе. «На мЂстЂ злачнЂ, тамо всели мя...» «Погрязоша, яко олово, в водЂ зелнЂй (Исход).

Кит в сравненіи моря фигура есть божіей премудрости, плавающія сверх стихійныя гнили. «И дух божій ношашеся верху воды». «И всплыве желЂзо» (4 Царств, 6, стр. 6).

«Господь бог твой ведет тя в землю благую... В землю пшеницы... в землю, в ней же каменіе, желЂзо, и от гор ея ископаеши мЂдь» (Второзаконіе, 8).

Но вода, МоисЂем изведенная от камени и Сампсоном из челюсти ослиной, знаменует вЂчьность. Камень же и челюсть есть персть гнили. Взгляни же не нерукосЂчьный Даніилов камень с горою и увидишь, что камень есть чертогом свЂта слова божія, а гора — плоти и крови ложем. Но сей \406\ змій вдруг завернул голову к хвосту, естли поднять очи к раждающемуся и к вертепному камню, к воскресшему и ко гробу. Иногда голова его и хвост в одном мЂстЂ будто хвост в устах держа, дЂлается кольцом. Взгляни на вторый бытейный день. «ПосредЂ воды и воды... вода и вода...» / 502 /

Сея воды и Давид жаждет, пренебрег одну «Кто напоит мя водою из рова, иже в ВифлЂемЂ» (2 Царств, 23).

Иногда змія сего свитки очень между собою схожи, наприм.: Моисей влагает в воду древо, Елисей — соль, корабельщики — Іону, предтеча — Христа.

«Сходящіи в морЂ... творящіи дЂланія в водах многих...» И Даніил ввергает меч дракону или великому змію во уста. Оный шар был смЂшан из смолы, жиру и волны.

Сіи три печати от духа премудрости божіей. Манна, падающая сверх поверхности земной похожа на снЂжную крупу, а снЂг на руно. «Дающаго снЂг свой, яко волну...» «Полагаяй предЂлы твоя мир, и тука пшеницы насыщ...»

Оно печатлЂется, в паче из благовонных древ смолою: «Яко смирна избранна, издах благоуханіе» (Сирах). Куда страшна и опасна библіа, поколь семиглавному сему змію вбросить в изблевающіи горних вод челюсти свою пилюлю не удостоит тот. «Посылаяй слово свое землЂ...» «Одежда его бЂла, аки снЂг, и власы главы его, аки волна, чиста...» (Даніил, 7). / 511 /

Тогда сего аспида отроча малое поведет. «Зрите чтилища ваши» (Даніил).

Смотри, как вьется змій сей и играет! Море и кит, кит и Іона, Іона и тыква. Море в разсужденіи кита есть ничто; а кит в разсужденіи Іоны — пустош. Іона взглядом тыквы голову его прохлаждающія, а тыква взором славы вЂчьнаго ничто же есть.

«Поиграеши ли с ним?.. Извлечеши ли змія удицею? Или вдежеши кольце в ноздри его...» (Іов, 40) Сей змій весь Іордан вмЂщает в уста свои. А на одно око божіе, будто на улицу, возмется.

ВсЂ плаватели хвоста и всЂ корабли рыбарскія не поднимут главы его: «Сотворен поруган быти...» (Іов, 40). «Змій сей, его же создал еси...»

«Поругаются ему, и укорят его, и оплюют его...» (Лука).

То же разсуждается о рыбЂ Товіиной с печенью ея и сердцем; о рыбЂ, удицею Петровою извлеченной, с монетою внутрь ея; о рыбах, Христом благословенных. «Иду рыбы ловити...»

Таковые ж свертки сгибает змій сей и здЂсь: вода и ковчег, ковчег и Ной, Ной и голубица, голубица / 512 / и око, око и верхи гор, верх и вЂчьность. «Возшед на гору стреминную...» (Іов, 4). «Ложе его — остры остріи...» (Іов, 41). \407\

То же и здЂсь: Содом и огнь, огнь и дым, дым и дух, дух и благовоніе; а Лот значит благоуханіе (стакти). «Взыде дым гнЂвом его...» «Потщавшеся, запалиша град огнем...» «УзрЂша дым, восходящ от града до небесе» (Навин, 8). «Дух, и вода, и кровь, и тріе воедино» (Іоанна посланіе).

ТЂ же винты, или извитія змЂины, и здЂсь: Израиль и языки, Израиль и скинія, скинія и мЂра ея, чудно составляющая во всЂх частях сумму десяточну. Наконец, вся скинія ничто есть.

Взглядом внутренностей ея сіе есть: манны, свЂтильника, хлЂбов и проч. А сіе опять ничто же есть. Взглядом славы божія, во мракв сем блистающія: «Небо небесе не довлЂет тебЂ...»

Афанасій. Ты мнЂ своими винтами зміиными совсЂм ум помрачаешь; скажи только мнЂ, которую ты нащитал сумму десяточну в частях скиніи / 521 / и в мЂрЂ и в числЂ ея?

Яков. Скинія из десяти опон — вот тебЂ десяток в частях! Долгота каждой опонЂ 28 локот — вот десяток: 2 и 8. Во всЂх опонах локтей 280. Вот в числЂ локтей так, как в долготЂ, десяток 2 и 8! Широта каждой опоны 4 локтя, а во всЂх 40, скинь на щеты 1, 2, 3, 4 и выйдет 10, а 4... 40... и 400 в той же пропорціи суть.

Афанасій. Вот еще какіе крючьки! Они нЂсколько подходят к нашим гражданским.

Яков. МЂра и число всегда есть божіе.

«Ниже хребты их и высота бяше им...» (Іезекіиль).

«Скажи ми, господи, кончину мою и число дней моих».

«Сочти своя домочатцы...»

«Возведи очи мои и видЂх: и се муж и в руцЂ его уже землемЂрно...» (Захарія, 2).

Вся библія есть узел и узлов цЂпь. Вся в одном узлЂ и в тмах тем узлов, там же весь сей рай насадил господь бог во ЕдемЂ на востоцех.

«Велія будет слава храма сего послЂдняя паче первыя», — глаголет господь (Агей, 2). / 522 /

Едем значит рай сладости, увеселительный сад. Что же за вздор рай в ЕдемЂ? Сад в саду?..

Все сіе хврастіе есть чаша колких шиповников. Продерись, развяжи и вкусиш от древа жизни. «Древо жизни посреде рая...» «Восток имя ему...» «Гортань его сладость...» «И идоша по пустынЂ и пріидоша до Хеврона» (Числа, 13).

Хеврон есть град горный, значит дружество. По чащам сих узлов ходит не изслЂдимая божія премудрость. Сюда-то приточник: «Не вЂм слЂда орла, паряща по воздуху, и пути змія, ползуща по каменія...» (30). «Услышаста глас господа бога, ходяща в раЂ...» \408\

Самый послЂдній голосок или словцо дышет символом или зависит от него. Наприм.: «Тамо его узрите...», т. е. нагорЂ, сверх горы, вышшЂ стихій. «Горняя мудрствуйте, а не земная...» «Тамо взыдоша колЂна, колЂна господня...» «Тамо возращу рог Давидови...» Каждая пара образов есть двое, двое. / 531 / «Вся сугуба едино противу единаго» (Сирах, 42). «Единаго господа бог, двое сія...» «Внійдоша к Ною в ковчег два, два...»

А естли разсудить, тогда каждый образ есть трое, т. е. простій, образующій и образуемый, напримЂр, хлЂб простый, хлЂб образующій и хлЂб ангельскій. «Не о хлЂбЂ едином жив будет человЂк...»

Гвоздь простый, образующій и веселящій. «Вино веселит сердце человЂка. » «Кровь гроздову піяху вино...»

Небо простое, образующее и небо небесе. Так как круг в колеси — солнце в солнцЂ «Небо небесе господеви». И думаю: в сію-то силу сказывает приточьник: «К словесем мудрых прилагай твое ухо, да разумЂеши, яко добра суть. Ты же напиши я себЂ трижды . (на сердцЂ твоем), естли-де хочешь совЂта смысла и разума» [Притчи] (гл. 22).

При всем сем вспомни межеванье между градом и градом, МоисЂем узаконенное. Два образа суть, как два населенные грады. Паче же не забудь сего: «В коей землЂ вселяется свЂт? Тме же кое есть мЂсто? Аще введеши мя в предЂлы (terminus) их». / 532 / «Аще же ли и вЂси стези их?» «ГдЂ был еси, егда основал землю?» «Кто положи мЂры ея?» Аще вЂси? «ВозвЂсти ми, аще вЂси разум (земли)...» (Іов, 38).

Афанасій. Я устал, слушая твоих узлов собраніе.

Яков. Вспомни кущи Израилевы, сады Соломоновы. «Возтани, сЂвере, и гряди, юже...» «Дух вся испытует и глубины божія...»

Из таковой кущи колом Іоіль пробила голову СисарЂ (4 Судей, ст. 21).

Таков был сын Іаковль Іуда. «Привязуяй к лозЂ жребя свое...» Раз†к подлому привязует?.. «Аз есмь лоза...»

Взгляни, пожалуй, на Іисуса Навина с Халевом. Раз†не видиш, какое сокровище несут сіи мужи? на дрюкЂ привязан из земли божіей пребогатый гроздь, кромЂ шипков (полных роз) и смоквей. Сколько виноградных ягод, столько шариков, сколько шариков, столько узлов, заключающих в себЂ сладчайшій божества муст, веселящій сердце, при котором пирует небесный учитель со ученики своими. / 541 / «Сія есть кровь моя...» «Пиши же и упишася с ним» (Бытіе, 43).

Что же касается до рЂшителей сих божественных гаданій, вспомни Даніила с Іосифом, разрЂшающих сонія. «Еда не богом изъявленія их есть» (Бытіе, 40). «Сказуяй сны и возвЂщаяй сокровенная, и разрЂшаяй союзы» (Даніил, 5). \409\

Вспомни Маріина обручьника, слышащаго во снЂ глас ангела божія, вспомни Моисея, узрЂвшаго во мракЂ бога.

Вспомни Авраама, раздЂляющаго пополам скоты перед господом (Бытіе, 15). «Заходящу же солнцу, ужас нападе на Авраама».

РаздЂлить и разрЂшить значит то же. Таков был Авель, «принесшій первородное и от туков овец господеви, и не испаде лице его, но, подняв очи, виде день господень».

Таков был тот: «Зубы его паче млека...» Таковы были тЂ: «Кровь гроздову піяху вино с туком агнца...»

Вспомни, кой пророк скушал горький свиток? Но куда сладок / 542 / был, когда дожевался до останка. «Останок есть бог». «Открыл еси та младенцем...» «Останки младенцам...»

Но и всЂ пророки вопіют: «ВидЂх, видЂх...» Вспомни Сампсона, веревки и льва разтерзающаго, находящаго в ядовитом ядомое, а в жестоком сладкое. «Насыщуся, внегда явитимися сла†твоей».

Вспомни Давида, исторгающаго из уст львиных и медвЂжьих овцу. Сей из Голіафовых, а Іудифь из Олоферновых ножен мечи извлекает. «Живо бо слово божіе, острЂй паче всякаго меча...»

Еанея, сын Іодаев, убил льва, вырвал копіе из рук египтянина: «И уби его копіем его» (2 Царств, 23). «Яко искры по стеблію потекут...»

Кто разорил города Іерихон и Гаій?

Кто расторгнул ополченіе иноплеменничее и / 551 / достал воду Давиду из рва вифліемскаго? «Облецыся в славу твою, Іерусалиме, граде святый...» «Совлецы узу выи твоея, плЂненная дщи Сіоня» (Исаія, 52).

Вздумай гдЂ тот, кто на гумнЂ молотит? А к нему на воловом возу прикатывается кивот господень: «СвЂтися, свЂтися Іерусалиме...» «Благословенны житницы твои...» (Второзаконіе, 28). «Благослови господь дом Авездаров...» (2 Царств, 6).

Посмотри, что дЂлает муж Руфин Вооз? Служанки его жнут и вяжут снопы, а он вымолачивает из стеблія зерно. «СЂ той вЂет на гумнЂ ячмень сея нощи» (Руфь, 3). «И преломив, даяше има. ОнЂма же отверзостеся очи».

Афанасій. Я о всЂх сих читал, но не даются читать. Трудно. / 552 /

Яков. Так послушай же о новЂйших скинотворцах и плетущих мрежи рыбарях, вот они: «Елика аще свяжете на землЂ — будут связанна на небеси...» Никогда они не вяжут узлов, чтоб не скрывалися внутрь, цЂльная простота голубинаго ока, и никогда не разрЂшают гаданій, чтоб не вынуть оттуда перстня сладчайшія меда и сота вЂчности. \410\

«От ядущаго ядомое и от крЂпкаго изыде сладкое. И снесте ветхая и ветхая ветхих. Веніамин — волк, хищник, рано яст, еще и на вечер даст пищу» (Бытіе, 49). «ВЂрова Авраам богу и вмЂнися ему в правду (все писанное)».

«Знаменія же вЂровашим сія...» «Языки возглаголют новы...» «Змія возмут...»

И сіе рек, дуну и глагола им: «Пріимите дух свят! Им же отпустите грЂхи, отпустятся им и им же держите, держатся».

Афанасій. Пускай же сему разговору будет имя:


«Кольцо». \411\













Попередня     Головна     Наступна         Примітки


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчанин, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )




Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.