Опитування про фонему Е на сайті Ізборник  


[Григорій Сковорода. Повне зібрання творів: У 2-х т. — К., 1973. — Т. 1. — С. 411-463.]

Попередня     Головна     Наступна         Примітки





РАЗГОВОР, НАЗЫВАЕМЫЙ АЛФАВИТ, ИЛИ БУКВАРЬ МИРА / 11 /


ПЂСНЯ / 21 /

сложенна 1761-го года о том, что концем жизни нашей есть мир, а вожд к нему бог, и о людских разнопутіях.


О жизнь безпечна! О драгій покой!

Ты дражайшій мнЂ всяких вещей.

На тебе смотрит вездЂ компас мой.

Ты край и гавань жизни моей.

МнЂ одна в свЂтЂ тишина нравна:

И безмятежный, неславный путь.

Се моя мЂра в житіи главна.

Весь да кончится мой цы́ркул тут!


Ты, святый боже, и вЂков творец,

Утверди сіе, что сам создал.

При тебЂ может все в благій конец

Так попасти, как к магниту сталь. / 22 /

Если ж не право зрит мое око,

Ты мене, отче, настави здЂсь.

Ты людских видиш, сидяй высоко,

Разных толь мнЂній безщетну смЂсь.


Один в восточной, тЂ в вечерній край

Пловут по щастье со всЂх вЂтрил.

Иной в полночной странЂ видит рай,

Иной на полдень путь свой открыл.

Один говорит: «Вот кто-то косит!»

А другой спорит: «Се ктось стрижет!»

Иной: «У воза пять кол», голосит.

Скажи, кой бЂс нам толь мысль сЂчет?


Inveni portum — Jesum. Caro, munde, valete!

Sat me jactastis. Nunc mihi cetra quies.


Прощай, стихійной потоп! —

ВЂщала Ноева голубица. —

Я почію на холмах вЂчности,

ОбрЂтши вЂтву блаженства. \412\



Сторінка автографа пісні-вступу до діалога «Алфавит, или букварь мира». \413\






/ 41 /

МИЛОСТИВОМУ ГОСУДАРЮ ВЛАДЫМИРУ СТЕПАНОВИЧУ, ЕГО БЛАГОРОДІЮ ТЕВЯШОВУ / 51 /


Милостивый государь!


Один «Разговор» уже к вам пришел. Вот же нашол вас и брат перваго. Когда мене жалуете, пріймите милостиво и сего и положите братнюю сію двоицу пред лицем дражайшаго вашего родителя, как образ и память усерднаго моего почитанія. В обоих написано то, что говорено в бесЂдах с здЂшними пріятельми. Они ж и бесЂдующими лицами поставленны в обои́х. Первый испытует с Давидом небесныя круги, повЂдающія славу вЂчнаго: «ЛЂта вЂчная помянух...» и назван «Колцом», а вторый, узнав безначальное начало из нетрудных начатков, будьто из алфавита, богу послЂдовать / 52 / побуждает и назван «Букварем». ПредревнЂйшее слово есть сіе: Γνω̃θι σεαυτόν. Nosce te ipsum. — «Узнай себе самаго».

И теперь оно всЂм во устах, но не многим во вкусЂ А. Думают, что начальник слова сего был древнЂйшій мудрец Фалис. ВЂрю. Кто что нашел и любит, тое своим ему быть может, а истина безначальна. Пишет Плутарх, что на Аполлоновом Делфійском храмЂ было написано: «Узнай себе». Древніе египтяне слово сіе высоко почитали. Что значит сфинкс, изъяснено в первом «РазговорЂ». Имя его значит связь, или узол. Гаданіе сего урода утаевало ту ж силу: «Узнай себе». Не развязать сего у́зла — была смерть мучительная, убійство душЂ, лишеніе мира. Для сего египтяне онаго урода статуи поставляли / 61 / по улицам, дабы, как многочисленныя зеркала, вездЂ в очи попадая, сей самонужнЂйшее знаніе утаевающій узол на память приводили.

Потомки их были не таковы. Отнялась от них глава мудрости; долой пала чистая часть богочтенія; остались одни художества с физыческими волшебствами и суевЂріем. Монумент, напоенный всеполезнЂйшим для каждаго совЂтом, обратился в кумир, уста имущій и не глаголющій, а только улицы украшающій, — и будьто источник в лужу отродился.

Так и всЂ богословскія тайны превращаются в смЂшные вздоры и суевЂрныя сказки. Во времена авраамскія дЂлали сіе филистины, а нынЂ дЂлают не вЂдущіе себе и бога. В божественном мракЂ Моисейских книг почти 20 раз находится сіе: «Воньми себЂ», «Внемли себЂ», и вмЂсто ключа ко всему предвручается то же, что «узнай себе». / 62 /

И не дивно, что древніе египтяне, евреи и еллины высоко почитали слово сіе. Знать — то от познанія себе самаго входит в душу свЂт вЂдЂнія божія, а с ним путь щастія мирный.



А Самая сластная ягода или зерно, хотя во устах, не дает вкуса, поколь не ражжевать. Крошечное, как зерно, слово сіе высокій вкус утауло. Думал и протч. Прим. автора. \414\



Что компас в кораблЂ, то бог в человЂкЂ. Компасная в сердцЂ корабельном стрЂла есть тайный язык, закон, глава, око и царство корабельное.

Библіа тоже именуется стрЂлою, яко начертанная тЂнь вЂчнаго закона и тма божія. Не тот мнЂ знаток в кораблЂ, кто перечол и перемЂрил каюты и веревки, но кто познал силу и природу корабля: тот, разумЂя компас, разумЂет путь его и всЂ околичности.

А что ж есть бог, если не вЂчная глава и тайный закон в тварях? Истину сказует Павел: «Закон духовен есть».

Закон же сей что есть, если не владЂющая тлЂніем господственна природа, названа у древних отцов: / 71 / Τρισήλιος μονάς καί φύσις — «трисолнечное единство и естество»? Сія единица всему глава, а сама безначальная ни временем, ни мЂстом, ни полом не ограниченная, ни именем.

Сія-то мати и отец отвЂчает Мойсею, что ей имени нЂт. Кто-де ищет моего имени, тот не видит естества моего. Имя мое и естество есть то же: «Аз есмь сый». Я тот, что есмь вездЂ, всегда во всем, и не видно мене, а протчее все видно, и нЂт того ничего. «Плоть ничто же...» Я — древо жизни, а другое все — тЂнь моя. И не напрасно еллины к обоему полу прилагали слово сіе — θεός. И не без толку у нЂкоторых христіян дают имя мушинЂ с мужеским и женское, например: Юзеф-Маріа. Сюда-то смотрит острое павловское слово: «НЂсть мужеск пол, ни женск...» / 72 / Итак, не прекрасный Нарцысс, не хиромантик и не анатомик, но увидЂвшій внутрь себе главный машины пункт — царствіе божіе — сей узнал себе, нашед в мертвом живое, во тмЂ свЂт, как алмаз в грязи и как евангелская жена имперіал в горничном ссорЂ. «Радуйтеся со мною...» Сей точно узнал человЂка и может похвалиться: «ВЂм человЂка».

Вот вам нЂсколько знатоков:

Авраам: «ВидЂ и возрадовася».

Навин: «ВидЂ человЂка стояща».

Іов: «НынЂ же око мое видЂ тя».

Давид: «Возведох очи мои вгору».

Исаіа: «ВидЂ славу его».

Даніил: «ВидЂл и се муж един».

Захаріа: «Воздвигох очи мои и видЂх, и се муж, и в руцЂ его...»

Вот еще дюжина. Взгляньте на гору Галлилею! / 81 /


11 апостолов: «ВидЂвше его, поклонишася...»

И Стéфан: «Се вижу небеса отверста...»

А как «мудраго очи его во гла†его», так «очи безумных на концах земли». \415\


С лица человЂка примЂтить можно, но не с подошвы. «Тыи пяту мою соблюдут».

Сколь о многих можно сказать: «Вы кланяетеся, его же не вЂсте». О всЂх сих, подло ползущих, написано: «Блюсти будеш его пяту».

Вся библіа дышет сим вкусом: «Узнай себе».

Раз†ж бог в человЂкЂ точію? Нікак! Но кто слЂп дома, тот и в гостях, и, не имЂя сам в себЂ, не найдет и в пищЂ вкуса. А тогда можно смЂло отважиться и на глубину библейную с тЂм, кого слушает вЂтер и море.

Узнать его есть чувство премудрости. Любить и слушать есть дух вЂры и благочестія.

Руководство блаженныя натуры всей своей / 82 / мудрости виною ставит Катон Цицеронов. Но ключ к сему чертогу сей есть: «Воньми себЂ». Чем болЂе кто себе узнавает, тЂм вышше восходит на Сіон мира.

НЂт легче послЂдовать богу, как в пищЂ, в дружбЂ, в званіи. Тут приобучи́выйся может подняться и на крутыя мЂста, поколь сбудется: «Положу стропотная их в гладкая». А я желаю вам итить от силы в силу! Половину здЂлал, кто хорошо начал.

Окончу рЂчь любезнаго моего Фалиса словом: ’Αρκήν ΄απάντων καί τέλος ποίει θεός. — «Началом и концем во всем тебЂ будь бог»


И пребуду, милост[ивый] государь,

Вашего благородія нижайшій слуга,

Любитель священныя библіи,

Григорій Сковорода..


1775 года, генв. 1 дня, в Липцах. / 91 /






ОСНОВАНІЕ


«Аз есмь алфа и омега» (Апокалипсис).

«Слыши Израилю, воньми себЂ, внемли себЂ» (Моисей).

«Себе знающіи премудры суть» (Притчи).

«Аще не увЂси самую тебе... изыди» (ПЂснь пЂсней).

«Узнай себе самаго...» (Фалис). / 101 /







ДРУЖЕСКИЙ РАЗГОВОР О ДУШЕВНОМ МИРЂ


Лица: Афанасій, Яков, Лонгин, Ермолай, Григорій.


Григорій. Слава богу, собралась наша бесЂда! Что слышно? НЂт ли вЂстей?

Яков. Вчера здЂлался пожар. Довелось быть в гостях и напасть на шайку учоных.

Лонгин. Был ли пожар? \416\

Яков. При бутылках и стаканах ужасный загорЂлся дыспут. Иной величал механику; иной превозносил химію; иной ублажал геометрію; иной пришивал человЂческое / 102 / щастіе врачебной наукЂ; иной похвальными пЂсньми вЂнчал исторію; иной возвышал грамматику с языками; иной политику с обращеніем. Потом был спор, кая пища здоровЂе, кое вино полезнЂе. Наконец, самый пламень загудЂл о причинЂ, погубившей республику Афинскую, плодородную мать ученых людей. Много врали и о богинЂ МинервЂ, которой посвящен был город Афинскій. Однак я не мог ничево понять и не знаю почему никакова вкуса не чувствовал. А в любезной моей книжечкЂ, которую всегда с собою ношу, недавно начитал, что щастіе ни от наук, ни от чинов, ни от богатства, но единственно зависит оттуду, чтоб охотно отдаться на волю божію. Сіе одно может вспокоить душу.

Григорій. Как прозываются тЂ учоные?

Яков. Первой Навал, второй Сомнас, третій / 111 / Пификов, люди славно учоные, а протчих не знаю.

Григорій. Как же ты не мог ничего понять?

Яков. Сему я и сам дивлюсь. Одна только то знаю, что слушать их вовся мене не позывало.

Григорій. Раз†они о Минер†говорили без Минервы? Так побесЂдуем же сами о драгоцЂннЂйшем нашем мирЂ безспорно и дружелюбно. Раскусим нЂсколько слово сіе: «Отдаться в волю божію». А премилосердная мати наша блаженная натура нас, любителей своих, не оставит, руководствуя нашу всю бесЂду. Вспомните сказанное мною слово сіе: «Чемь кто согласнЂе с богом, тЂм, мирнЂе и щасливЂе». Сіе-то значит: «жить по натурЂ». Кто же не говорит сего: жить по натурЂ? Но сія ошибка путем есть всей пагубы, / 112 / если кто, смЂшав рабскую и господственную натуру в одно тождество, вмЂсто прозорливой или божественной избирает себЂ путеводительницею скотскую и слЂпую натуру. Сіе есть родное нечестіе, невЂдЂніе о богЂ, непознаніе пути мирнаго, шествіе путем нещастія, ведущим в царство тмы, в жилище духов безпокойных.

Самое сіе слово — нещастіе — оттуду родилось, что прелщенный человЂк, пошедшій за руководством слЂпой натуры, ухватился за хвост, минув голову или тую высочайшую часть: «Часть моя еси, господи». Сколько ж мы одолженны матерЂ нашей библіи? Она непрестанно кладет нам во уши иное высочайшее нЂкое естество, называя оное началом, оком, отцем, сильным, господем, царем, ангелом совЂта, духом владычным, страхом путеведущим, вторым человЂком, свЂтом, радостію, веселіем, миром, и протчая. На скольких мЂстах вопіет нам: «Внемли себЂ». «Воньми себЂ крЂпцЂ...» «Внійдите в храмину вашу...» / 121 / «Возвратися в дом твой». «Дух \417\ божій живет в вас». «Вторый человЂк господь с небесе...» И сіе-то есть благовЂстити мир, возвЂщати щастія путь, оттворять ворота к благоденствію, отверзать предводительствующее во всем и недремлющее око, дабы всеусерднЂйше всяк, тайному мановенію блаженнаго внутрь себе духа повинуясь, мог получать наставленіе, просвЂщеніе, кураж и совершеніе в каждом своем дЂлЂ, а без его дозволенія самаго мЂлочнаго не всчинать дЂйствія и самаго маленькаго ступня не ступать. Щаслив живущій по волЂ благаго духа! «Господь будет на всЂх путех твоих». БЂдная душа, своими похотьми водимая! «Путь нечестивых погиб». Самое переднее крильцо и преддверіе, вводящее в пагубу, и самая начальная замашка, будьто букварь, обучающій нас быть супостатами богу, есть сія: / 122 /


A. Входить в несродную стать.

Б. Несть должность, природЂ противну.

B. Обучаться, к чему не рожден.

Г. Дружить с тЂми, к коим не рожден.


Сіи дорожки есть родный нещастія путь.

Афанасій. А если кто к воровству рожден?

Григорій. Убирайся проч! Моя рЂчь единственно точію касается до человЂколюбных душ, до честных званій и до благословенных промысла родов, коих божій и человЂческій закон вон из сожительства не изгонит, а составляют они плодоносный церкви, яснЂе сказать, общества сад, так, как часовую машину свои части. Она в то время порядочное продолжает теченіе, когда каждый член не только добр, но и сродную себЂ разлившіяся по всему составу должности часть отправляет. И сіе-то есть быть щасливым, / 131 / познать себе, или свою природу, взяться за свою долю и пребывать с частію, себЂ сродною, от всеобщей должности. Сіи должности участія есть благодЂяніе и услуга. И не дивно, что у древних римлян как должность, так и благодЂяніе означалося сим словом — officium. Самая добрая душа тЂм безпокойнЂе и нещасливЂе живет, чем важнЂйшую должность несет, если к ней не рожденна. Да и как ей не быть нещасною, если потеряла сокровище сіе, всего міра дражайшее: «веселіе сердца — живот человЂку, и радованіе мужа (есть то) долгоденствіе»? (Сірах). Как же не потерять, если вмЂсто услуг обижает друзей и родственников, ближних и дальних, однородных и чужостранных? Как не обижать, если вред приносит обществу? Как не повредить, если худо несть должность? Как не худо, если нЂт упрямаго раченія и неутомимаго труда? Откуду же уродится труд, если нЂт охоты и усердія? / 132 / ГдЂ ж возмеш охоту без природы? Природа есть \418\ первоначальная всему причина и самодвижущаяся пружина. Она есть мать охоты. Охота есть ражженіе, склонность и движеніе. Охота силняе неволи, по пословицЂ. Она стремится к труду и радуется им, как сыном своим. Труд есть живый и неусыпный всей машины ход потоль, поколь породит совершенное дЂло, соплЂтающее творцу своему вЂнец радости. Кратко сказать, природа запаляет к дЂлу и укрЂпляет в трудЂ, дЂлая труд сладким.

А что ж есть сія природа, если не тот блаженный в человЂкЂ дух, о коем бог к Мойсею: «Се аз посылаю ангела моего пред лицем твоим... Воньми себЂ и послушай его. Не обинется бо, яко имя мое на нем есть». Великое есть сіе дЂло: «Имя мое на нем есть». / 141 / Божіе имя и естество его есть то же. Того ради велит вникнуть внутрь себе и внимать сему наставнику, ясно все нужное показующему. Сколько можно догадываться, сей есть тот, что сказует: «Без мене не можете творити ничесо же». И сіе-то есть с богом щасливо вступить в званіе, когда человЂк не по своим прихотям и не по чужим совЂтам, но, вникнув в самаго себе и вняв живущему внутрь и зовущему его святому духу, послЂдуя тайному его мановенію, принимается и придержится той должности, для которой он в мірЂ родился, самым вышним к тому предопредЂлен.

Не вездЂ ли присносущнаго божія естества испольненіе? Есть он во всяком человЂкЂ. Есть и в тебЂ, и с тобою. Что ж он дЂлает? Послушай Соломона: «НетлЂнный дух твой во всЂх есть. ТЂм же заблуждающих обличаеши и в них же согрЂшиша, воспоминая, учиши, да премЂнившеся от злобы, вЂруют в тя, господи». / 142 / Видиш, что живущее в тебЂ блаженное естество управляет, будьто скотом, твоєю природою. Сія слЂпая натура есть ты ж сам, с прихотьми своими. И сіе-то значит: «Царствіе божіе внутрь вас есть». Оно не ошибается и лучшим путем поведет тебе, разумЂй, к тому, к чему ты рожден, да будеш для себе и для братіи твоей полезным, нежели чужіе совЂты и собственныя твоя стремленія, о коих написано: «Враги человЂку домашніи его». А теперь осмотрись, чево торопишься? Куда забЂжит твоя необузданность? Зачем хватаешся за должность, не вЂдая, будеш ли в ней щасливым? Как можно тебЂ отправить удачно, не до ея рожденному? Кто можеть подписаться, что хорошая сія пища будет в пользу твоего желудка? Не лучше ль сам о сем можеш освЂдомиться? Справся ж сам с собою. Узнай себе. Внемли себЂ и послушай господа своего. Есть в тебЂ царь / 151 / твой, отец и наставник. Воньми себЂ, сыщи его и послушай его. Он один знает, что тебЂ сродное, сіесть полезное. Сам он и поведет к сему, зажжет охоту, закуражит к труду, увЂнчает концем и благословеніем главу твою. По-\419\жалуй, друг мой, не начинай ничево без сего царя в жизни твоей! Чудо, что доселЂ не могут тебе тронуть сіи слова: «Ищите прежде царствія божія». Ищи и день, и ночь вопли: «Да пріидет царствіе твое». А без сего наплюй на всЂ дЂла твои, сколько ни хороши они и славны. Все то для тебе худая пища, что не сродная, хотя бы она и царьская. Ах! ГдЂ ты мнЂ сыщеш человЂка, чтоб, избирая стать, сказал: «Да будет воля твоя!» Сей-то небесный отец, приводя нас по святой своей волЂ к тому, к чему нас родил, сам и совЂтами утверждает сердце наше, ежеденно / 152 / оные, как пищу, в душу нашу посылая. И тогда-то дЂло нашей должности имЂет свое существо и силу. Если ж постигло уже тебе царствіе божіе, взглянь на оное и ужаснися. Проси о оставленіи долгов твоих за то, что, похитив высочайшую власть, доселЂ правил житіем твоим по совЂтам слЂпой твоей натуры, не по руководству царственнаго естества. Сіе есть родное искушеніе, разумЂй, мученіе твое, раждаемое от лукаваго духа, в скотской твоей натурЂ царствующаго.

Не думай никто, будьто от нашей воли зависит избрать стать или должность. ВладЂет вышній царством человЂческим, и блажен сему истинному царю послЂдующій. Сіе-то есть быть в царствіи божіи и в щасливой странЂ твердаго мира.

Теперь взойшли мнЂ на ум тоскою, скукою, горестью средЂ изобилія мучащіеся. Сіи просят у бога богатства, а не удовольствія, великолЂпнаго стола, но не вкуса, мягкой постЂли, / 161 / да не просят сладкаго сна, нЂжной одежи, не сердечнаго куража, чина, а не сладчайшія оныя кесаря Тита забавы: «О други мои! ПотЂрял я день...» Ах, друг мой! Не проси дождя, по пословицЂ, проси урожаю: бывает, что и дождь вредит плодоносію.

Ермолай. А я вспомнил тЂх совопросников вЂка сего: «Богословская наука, к чему она? Я-де не священник и не монах...» Будьто не всЂм нужное душевное спасеніе и будьто спасеніе и спокойствіе сердечное не то же есть.

Яков. А я не могу довольно надивитись ужасному множеству грЂшащих противу сего тайнопишемаго божественнаго закона.

Не сыщеш столь подлой души нигдЂ, которая не рада бы хоть севодня взойтить и на самое высокое званіе, нимало не разсуждая о сродности своей. Сіе царствія божія невЂжество всЂ сердца помрачило. Без сумнЂнія они увЂренны, будьто щастіе наше / 162 / к одному коему-то званію или статью привязано, хотя сто раз слышали о царствіи божіи, кое, если кто сыскал и повинулся, принявся за природное званіе, тому легко все протчее нужное присовокупляется. А без сего и званіе есть не званіем. И как быть может званіем, если я к оному не зван вышним царством? Как же зван, если не \420\ к тому рожден? Божіе царство вездЂ присутствует, и щастіе во всяком статьи живет, если входиш в оное за руководством твоего создателя, на тое самое тебе в мір сей произведшаго, и во сто раз блаженнЂе пастух, овцы или свиньи с природою пасущій, нежели священник, брань противу бога имущій.

Почему нам столь подлым кажется хлЂбопашество, что всЂ онаго убЂгаем? Щаслив, кто родился ко медыцинЂ, к пиктурЂ, к архитектурЂ, к книгочеству... Я их благословенную, яко природную, школу (разумЂй — празность, упражненіе) блажу и поздравляю. / 171 / Радуюсь, если и сам в одной из сих наук, только бы сіе было с богом, упражняюсь.

Но чем нещаснЂе земледЂл, если с природою землю пашет? Признаюсь, други мои, пред богом и пред вами, что в самую сію минуту, в которую с вами бесЂдую, брошу нынЂшнее мое статье, хотя в нем состарЂлся, и стану послЂднЂйшим горшечником, как только почувствую, что доселЂ находился в нем без природы, имЂя сродность к скудельничеству. ПовЂрьте, что с богом будет мнЂ во сто раз и веселЂе, и удачнЂе лЂпить одни глиняные сковороды, нежели писать без натуры. Но доселЂ чувствую, что удерживает мене в сем состояніи нетлЂнная рука вЂчнаго. Лобызаю оную и ей послЂдую. Презираю всЂх посторонных совЂтников безсовЂтіе. И если бы я их слушал, давно бы здЂлался врагом господеви моему. А ныне раб его есмь.

Лонгин. Я, напротив того, с удовольствіем дивлюся, коль сладок труждающемуся труд, если он природный. С коликим веселіем гонит / 172 / зайца борзая собака! Кой восторг, как только дан сигнал к ловлЂ! Сколько услаждается трудом пчела в собираніи меда! За мед ея умерщвляют, но она трудитись не престанет, поколь жива. Сладок ей, как мед, и слаже сота труд. К нему она родилась. О боже мой! Коль сладкій самый горкій труд с тобою.

Григорій. НЂкоторый молодчик был моим учеником. Дитина подлинно рожден к человЂколюбію и дружбЂ, рожден все честное слышать и дЂлать. Но не рожден быть студентом. С удивленіем сожалЂл я о его остолбенЂлости. Но как только он отрЂшился к механикЂ, так вдруг всЂх удивил своих понятіем без всякаго руководителя.

Мертва совсЂм душа человЂческая, не отрЂшенная к природному своему дЂлу, подобна мутной и смердящей водЂ, в тЂснотЂ заключенной. Внушал я сіе непрестанно молодцам, дабы испытывали свою природу. Жалко, что заблаговременнЂе отцы не печатлЂют сего / 181 / в сердцЂ сыновям своим. Отсюду-то бывает, что воинскую роту ведет тот, кто должен был сидеть в орхестрЂ. \421\

Афанасій. Как же наживать можно шляхетство и соблюсти грунт?

Григорій. Хватаешся за хвост, не за голову. Сказую, если хотиш, чтоб сын твой куражно и удачно отправлял должность, долженствуеш ему способствовать в выборЂ сроднаго качествам его званія. Сто сродностей, сто званій, а всЂ почтенные, яко законные.

Раз†не знаеш, что грунт от честно носимыя должности — не она от грунта зависит? И не видиш, что низкое званіе часто приобрЂтает грунт, а вышшее теряет?

Не смотри, что вышше и нижше, что виднЂе и не знатнЂе, богатЂе и убогшее, но смотри тое, что тебЂ сродное. Раз уже сказано, что без сродности все ничто...

Если кто владЂющій грунтом живет щасливо, / 182 / не потому щаслив, что владЂет им: щастіе к грунту не привязано.

Но что владЂет по сродности, тое ж разумЂть должно о всЂх внЂшностей родах. Все ж то внЂшность, что находится внЂ человЂка: грунт, фамиліа, чин и протчая. Чего хочеш ищи, но не потеряй мира. Шляхетный список внЂ тебе находится, а ты внЂ его быть можеш щасливым. Он без мира ничто, а мир без его нЂчтось, без чего нелзя быть щасливым и в самом едемском раЂ. Раз†чаеш сыскать рай внЂ бога, а бога внЂ души твоей? Щастіе твое и мир твой, и рай твой, и бог твой внутрь тебе есть. Он о тебЂ, в тебЂ же находясь, промышляет, наставляя к тому, что прежде всЂх для самаго тебе есть полезное, разумЂй, честное и благоприличное. А ты смотри, чтоб бог твой был всегда с тобою. Будет же с тобою, если ты с ним будеш. А, конечно, будеш с ним, если примирився, задружиш с пресладким / 191 / сим и блаженным духом. Дружба и отдаленнаго сопрягает. Вражда и близ сущаго удаляет. С природою жить и с богом быть есть то же; жизнь и дЂло есть то же. Слыхал я мальчиком, что на европейскіе берега выбросила буря дикаго человЂка, оленьею кожею обшитаго, с такою же лоточкою. Окружил сіе чудо народ. Удивляется, соболЂзнует, пріятствует. Предлагает нЂмому гостю разные роды изрядныя пищи, но он ничево не касается, сидит будьто мертв. А, наконец, как только усмотрЂл предложенные плоды, тотчас задрожал к ним и воскрес. Сей есть родный образ вЂрныя господеви своему души в выборЂ званія.

Лонгин. Живо мнЂ представляются два человЂка, одно и то же дЂло дЂлающіе. Но от сей души родится пріятное, а от тоей непріятное дЂло. Сей самою ничтожною услугою веселит, а тот дорогим подарком / 192 / огорчает. От сей персоны досада, насмЂшка и самое пуганье нЂкоторую в себЂ утаевает пріятность, а от другой самая ласкавость тайною дышет противностью. Сего хула вкуснЂе от того хвалы... \422\

Чудо! Шило, как притчу говорят, бріет, а бритва не берьот. Что за чудо? Сіе чудо есть божіе. Он один тайная пружина всему сему. Все дЂйствительным, все пріятным, все благоприличным дЂлает одно только повиновеніе сокровенной его в человЂкЂ силЂ. А противленіе святому сему вся дЂйствующему духу все уничтожает. По сей-то причинЂ искусный врач неудачно лЂчит. Знающій учитель без успЂху учит. Ученый проповЂдник без вкуса говорит. С приписью поддячій без правды правду пишет. Перевравшій библію студент без соли вкушает. Истощившій в пиктурЂ вЂк без натуры подражает натурЂ. / 201 / Во всЂх сих всегда недостает нЂчтось. Но сіе нЂчтось есть всему глава и конечная красота десницы божія, всякое дЂло совершающія. Кратко притчею сказать: «СовсЂм телЂга, кромЂ колес». И не без толку здЂлали лаконцы. Они полезнЂйшій для общества вымысел, из уст плутовских произшедшій, отринули, а приняли из уст добросердаго гражданина, который, по прошенію сейма, тое ж самое своим языком высказал.

Самое изрядное дЂло, без сродности дЂлаемое, теряет свою честь и цЂну так, как хорошая пища дЂлается гадкою, пріемлемая из урынала. Сіе внушает предревняя старинных вЂков пословица оная: «От врагов и дары — не дары». И слаже меда сія русская притча: «ГдЂ был? — У друга. — Что пил? — Воду, слаже непріятельскаго міоду» / 202 / И подлинно, самая мЂлкая услуга есть милая и чувствительна, от природы, как от неисчерпаемаго родника сердечнаго, исходящая. Вспомните поселянина, поднесшаго пригорстю из источника воду проежжающему персидскому монарху! Вспомните, чему мы недавно смЂялись — мужичка Конона рЂпищу, принесенную в дар Лудовику 12-му, королю французскому! Сколько сіи монархи веселились грубою сею, но усердною простотою! Зачем же окаеваеш себе, о маловЂрная душа, когда твой отец небесный родил тебе или земледЂлом, или горшечником, или бандуристом? Зачем не послЂдуеш званію его, уклоняясь в вышшее, но не тебЂ сродное? Конечно, не разумЂеш, что для тебе в тысячу раз щасливЂе в сей незнатной низкости жить с богом твоим, нежели без его находиться в числЂ военачальников или / 211 / первосвященников? Неужель ты доселЂ не примЂтил, щастіе твое гдЂ живет? НЂт его нигдЂ, но вездЂ оно есть. Пожалуй, чувствуй, что разумным и добрым сердцам гаразда миляе и почтеннЂе природный и честный сапожник, нежели безприродный штатскій совЂтник. Кая польза, если имя твое в тлЂнном спискЂ напечатано, а дух истины, сидящій и судящій во внутренностях твоих, не одобряет и не зрит на лицо, но на твое сердце?

Останься ж в природном твоем званіи, сколько оно ни подлое. Лучше тебЂ попрощаться с огромными хоромами, с \423\ пространными грунтами, с великолЂпными названіями, нежели растаться с душевным миром, здЂлав чрез сопротивленіе твое внутренним себЂ непріятелем так чуднаго, сильнаго и непобЂдимаго духа, самые / 212 / ливанскіе кедры стирающаго.






НЂСКОЛЬКО ОКРУХОВ И КРУПИЦ ИЗ ЯЗЫЧЕСКОЙ БОГОСЛОВІИ


Яков. Позволите ли нЂчто предложить на стол из языческих закромов?

Григорій. Представь, только бы не было идоложертвенное.

Лонгин. Смотри, чтоб не смердЂло духом, Христовому благовонію противным. Сіе-то значит у Павла бЂсовская трапеза.

Афанасій. Возможно ли, чтоб пища не была скверная, если она от языческаго стола?

Ермолай. А я вЂрую, что она престанет быть скверною, если господь освятить оную соблаговолит. Все то святое, что доброе. Все то доброе, что господеви приносится. Все то господне, / 221 / духу страха божія и царствію его не противустоящее. Если ж сам господь освятил, то кто дерзнет сквернить? Давай сюда! Я прежде всЂх начну кушать с господем и пред господем, нимало не боясь Мойсеева угроженія. «Истина есть господня, не бЂсовская».

Яков. Предлагаемое мною не точію не востает противу господа, но сверх того стоит за ним.

Лонгин. Раз†ж ты позабыл, что всяк, кто не противу нас, по нас есть? — сказует истина. И кто дает быть пророками?.. «Еда іудеов точію бог?» «Ей, и языков». Дышет вездЂ живущій во всЂх дух господень, и блажен послушаяй его. Сіе-то значит похищенное у язычников золото посвящать в храм господеви. И не менше богу любезный римскій капитан Корнилій, как самый іудей, втайнЂ обрЂзан по сердцу, / 222 / омыт по смыслу.

Яков. МнЂ кажется, что сія божественная в человЂкЂ сила, побуждающая его к сродности, называлась у древних египтян Ісыс, Isis, у еллин — ’Αθηνα̃, Athena, y римлян — Minerva, сиречь natura. Природа называлася γένιος, genius — ангел природы, называлася тож θεός — бог.

Афанасій. А почему называлась Минервою?

Яков. Не знаю, а только думаю, потому, что Минерва был человЂк (мущина или женщина) к тому рожден, чтоб мог для себе и для своей братьи хорошо научиться знать, гдЂ обитает щастіе. Сему научившійся назывался у еллин ευδαίμων, eudemon, сіесть хорошо знающій, а благополучіе — \424\ ευδαιμονία. / 231 / Противное ж сему — какодемон, какодемоніа, а у римлян сей хорошо знающій, кажется, назывался divini juris peritus, сіесть «хорошо знающій божіе право». Что же присносущное величество божіе его именем означалось, сіе, думаю, здЂлано для любви к нему и почтенія, дабы чрез любезнаго человЂка имя означить вселюбезнЂйшаго, приводящаго к щастію и таящагося в каждом человЂкЂ божіего духа, который собственнаго имени для себе не имЂет и с которым неразрывная была дружба МинервЂ. Сего духа, если кто, не слушая, принимался за дЂло, о сем у язычников была пословица: Invita Minervâ — «без благоволенія Минервы», а у нас говорят: «без бога». И первЂе так говорено о науках, потом о всем, даже о самом мЂлочном дЂлЂ. Если кто без природы сунулся во врачебную науку или в музыку, говорили: Invito Apolline; Iratis Musis / 232 / — «без благоволенія Аполлонова», «без милости Муз».

Если кто обращался в купечест†— «без дозволенія Меркуріева».

Если обитал в прекрасных рощах, на полях, на холмах и горах, при чистых рЂках и прозрачных источниках, уединяясь в лЂсах и в шумящих птичьим пЂніем вертоградЂх, убЂгая человЂческаго сожительства и брачнаго союза, но без бога, говорили: «без благословенія Діаны».

Сколько должностей, столько сродностей. Сіи разныя к различным должностям божественныя побужденія означались у них разными разных человЂков именами, своими сродностьми прославившихся. Однак всЂ сіи дарованія столь различныя един и той же дух святый дЂйствует. Так, как, напримЂр, в мусикійском органЂ один воздух разные чрез различныя трубки голоса производит или как в человЂческом тЂлЂ один ум однак разно по разсужденію разных частей дЂйствует. / 241 /

Афанасій. По моему мнЂнію, не очень погано из языческаго навоза собираеш золото. Часто загребается в горничном ссорЂ монета царская, а родник здоровЂйшія воды грязью затаскивается.

Яков. Вить басня о исполинах, воздвигших брань противу бога, всЂм знакомая. Но она не перстом ли показывает на тЂх смЂлчаков, кои дерзновеннЂе и упрямЂе духу божественному сопротивляются, устремляясь с отчаянным упорством к великому, но совсЂм природЂ их не благоприличному званію.

Сіе сколь смердит богомерзостю и нечестіем, столь, напротиву того, благословенное господем дЂло, будьто полная роза и благовонный ландыш, сокровенною дышет красотою.

Сія красота называлась у древних препон — decorum, сіесть благолЂпіе, благоприличность, всю / 242 / тварь и всякое \425\ дЂло осуществующая, но никоим человЂческим правилам не подлежащая, а единственно от царствія божія зависящая. И кто может человЂка наставить к тому, к чему сам бог преградил ему путь?

Отсюду, думаю, родился у них чудный сей философскій догмат: ‘Ότι μόνον ’αγαθον τό καλόν, сіесть: «Доброта живет в одной красотЂ». Отсюду у них же слЂдующая пословица: ‘Όμοιον πρός ‛όμοιον ’άγει θεός — «Подобнаго до подобнаго ведет бог». Она учит, что не точію знанія, но и высокостепенныя дружбы избраніе не от нас, а зависит от вышняго опредЂленія. Наше точію дЂло узнать себе и справиться, в кую должность и с кЂм обращеніе имЂть мы родились. И как сродность к званію, так и склонность к дружбЂ ни куплею, ни просьбою, ни насиліем не достается, но сей есть дар духа святаго, все по своему благоволенію / 251 / раздЂляющаго; и послЂдующій благому сему духу человЂк каждое званіе хвалит, но принимается за сродное; всякому доброжелательствует, но дружит с тЂми, к коим особливое святаго духа чувствует привлеканіе. Сему вЂрному наставнику столь усердно послЂдовал Сократ, что и в самых мЂлочах его совЂтов придержался. Я вам недавно расказывал, коим образом сей муж, вышед из гостей, вернулся из переулка и пошел домой другою улицею, по одному только внутреннему манію, ничево не предвидя.

Афанасій. А если бы не воротился, тогда что такое?..

Яков. То же, что другим, не послЂдовавшим. Нечаянно навстрЂчу гонимое стадо свинное всЂх их перемарало, как видно из книги Плутарховой о ангелЂ хранителЂ Сократовом. И нелзя повЂрить, чтоб сей муж, находясь в бесЂдах, не по болшей части бесЂдовал о / 252 / сем премудром наставникЂ и гла†щастія. Оттуду носится и у нас премудрая сія пословица: «Без бога ни до порога, а с богом хоть за море». А когда таких бесЂдников не стало в Афинах, тогда источник, напаяющій сад общества, и родник мудрости совсЂм стал затаскан и забит стадами свинными. Стада сіи были соборища обезьян философских, кои, кромЂ казистой маски (разумЂй, философскую епанчу и бороду), ничево существа от истинныя мудрости не имЂли. Сіи растлЂніем спортили самое основаніе афинскаго юношества. Оно и вздумать не могло, дабы заглянуть внутрь себе к божественному своему предводителю. Беспутно стремилися вслЂд бЂшенных своих замыслов, будьто олень, котораго крилами бьет по очам сидящій на рогах его орел, дабы как можно пробраться к знатнЂйшим / 261 / званіям, нимало не разсуждая, сродны ли им тЂ званія и будут ли обществу, а во-первых, сами для себе полезными. Только бы достать блистательное, хоть пустое оно, имя или обогатиться. \426\

Судите, коликое множество там было пожаловано ослов мулами, а мулов лошаками. Тогда-то богочтеніе превратилося в яд, в раздоры — в суевЂріе и лицемЂріе, правленіе — в мучительство, судейство — в хищеніе, воинство — в грабленіе, а науки — в орудіе злобы. Сим образом, воинствуя противу Минервы, здЂлали себЂ защитницу свою враждебною, а республику погибельною.

Афанасій. Или я ошибся, или ты твою языческую дЂву Минерву не беззаконно обрЂзал, но так, как велит обряд обрЂзанія, дабы непорочно посвятить ее господеви богу нашему. Она перестает быть идолослужительною, не означая впред тлЂнную плоть и кровь, / 262 / но служит являющемуся под именем, будьто под одЂяніем ея, тому, о ком написано: «Вы есте храм бога жива, и дух божій живет в вас». Кратко скажу: нынЂ египетская Ісыс и именем, и естеством есть то же, что павловскій Іисус. «ВЂм человЂка...» Но скажи мнЂ, каковы были афиняне в то время, когда Павел к ним пришол — мудрые ли?

Яков. Если бы ты перезнал всЂ твои тЂлесные уды, минув голову, и от самаго рождества твоего, не вЂруя о пребываніи ея, можно ли почесть тебе за знатока или за изряднаго анатомика?

Афанасій. Фу!.. В то время был бы я самой изрядненькой чучел.

Яков. Тогда бы ты был родной Павловых времен афинянин. Скажи мнЂ, кая мудрость / 271 / быть может в непознавших естества божія? Одно тлЂнное естество в сердцах их царствовало. ЗЂвали они на мірскую машину, но одну только глинку на ней видЂли: глинку мЂрали, глинку считали, глинку существом называли, так как неискусный зритель взирает на картину, погрузив свой тЂлесный взор в одну красочную грязцу, но не свой ум в невещественный образ носящаго краски рисунка или как неграмотный, вперившій тлЂнное око в бумагу и в чернило букв, но не разум в разумЂніе сокровенныя под буквами силы. А им и на ум не всходило сіе нетлЂннаго нашего человЂка чудное слово: «Плоть — ничто же, дух животворит». У них тое только одно было истиною, что ощупать можно. Глиняные душки — тЂ их защитники. Каждое мнЂнійцо — то / 272 / их божок, а каждый божок — то их утЂшенійцо. Собачою охотою чествовали Діану, математикою — Юпитера, или Діа, мореплаваніем — Нептуна. Инаго бога чтили оружейным брязком, иных великолЂпными пирами и уборами и протчая.

Одно точію осязаемое было у них натурою или физыкою, физыка — философіею, а все неосязаемое — пустою фантазіею, безмЂстными враками, чепухою, вздором, суевЂріем и ничтожностью. Кратко сказать, все имЂли и все ра-\427\зумЂли.., кромЂ что, не узнав нефизыческаго, нетлЂннаго бога, с ним потеряли нЂчтось, разумЂй, «мир душевный».

А хотя чувствовали, что как-то, что-то, чем-то, тайным коим-то ядом жжет и мятежит сердце их, но оно как неосязаемое, так и презираемо было дотоль, доколь сія искра выросла в пожар неугасаемый. Бывает же сіе в каждом, что хотя весь мір / 281 / приобрЂсть удастся, однак неизглаголанными воздыханіями сердце внутрь вопіет о том, что еще что-то не достает нЂчтось и будьто странная и ненатуралная у больнаго жажда не утоляется.

Так же то здЂлалось и с афинянами: они чувствовали, что вся вселенная мудрость их прославляет, коею будьто богатыми товарами род человЂческій снабдЂзали. Но при всем том принуждены внимать тайному сердечному воплю. Начали догадываться, что доселЂ не все-на-все перезнали и что, конечно, нужны еще какія-то колеса для коляски.

Сей недостаток своего хвальнаго и прехвальнаго одной только іезекіилевских колес вЂчности непонимающаго разума поставленным монументом признали пред цЂлым свЂтом. КромЂ любезнЂйших своих богов, кои всю их мудрость, будьто ложные камни столп, почастно составляли, построили храм тому / 282 / богу, котораго сіянія, как очи, кровію играющія, солнечнаго свЂта понять и снесть не могли. Храм тот был с сею надписью: «НевЂдомому богу».

Павел наш, между множеством кумирниц сей храм примЂтив, ухватился за желанный повод к благовЂстію. Начал предисловіе, что афинскаго шляхетства мудрость по всему видна, но что еще нЂчтось к совершенной их мудрости не достает однак.., как сами в сем благородною оною надписью признаваются. Сего ж то де вам благовЂствую. Стал странник сей разгребать физыческій пепел, находит в нем божественную искру и тое господственное естество, кое им, кромЂ пепелныя натуры, понятно не было; показывать, что пепелное или глиняное естество, в коем сердце их обитало, есть идол, разумЂй, видимость и одно ничто, тма и тЂнь, свидЂтельствующая о живой натурЂ, нетлЂнным словом своим вЂки сотворившей, и / 291 / что сіе слово есть вторый человЂк в перстном тЂлЂ нашем, живот и спасеніе наше... И сіе-то есть благовЂстить нетлЂніе воскресенія. Но можно ль излЂчить больнаго, почитающаго себе в здоровых? НЂт труднЂе, как вперить истину в глупое, но гордое сердце. ПроповЂдь воскресенія здЂлала Павла нашего буйством у афинян и игралищем у их мудрецов. Отсюду-то породились его рЂчи: «Мнящеся мудры быти, объюродЂша». «ГдЂ премудр? ГдЂ книжник?..» Вот сколь мудрые были афинцы. во время Павлово!

Григорій. Видно, что они любомудрствовали так, как медвЂдь пляшет, научен в рожкЂ. \428\

Афанасій. Конечно, пляшет по наукЂ своей; и есть пословица: «Медведя да учат...»

Григорій. Учат, но вовЂки ему не умЂть.

Афанасій. Почему? / 292 /

Григорій. Потому, что сіе дЂло чоловЂчое, не медвежое.

Афанасій. Однако же он пляшет.

Григорій. И волк в баснях играет на флавтЂ козліонку.

Афанасій. А для чего не играть, если научился?

Григорій. Какой сей капелмейстр, такой твой танцмейстр.

Афанасій. Иное дЂло басня, а медвЂдь пляшет дЂйствительно.

Григорій. Если ты так дЂйствительно кушаеш, как он пляшет, чуть ли и сам заохотишся танцовать.

Афанасій. Как же недЂйствительное то, что дЂло?

Григорій. Без вкуса пища, без очей взор, без кормила корабль, без толку рЂчь, без природы дЂло, без бога жизнь есть то же, что без размЂра строить, без закроя шить, без рисунка писать, а без такта плясать... / 301 / Спроси ж теперь, как недействительное то, что дЂло?

Афанасій. Для чего ж забавно, когда он танчит?

Григорій. Для тово, что смЂшно, а смЂшно затЂм, что несродно и неприлично. Итак, нЂт безтолковЂе и вреднЂе, как медвежая твоя пословица. Будь волк поваром, медвЂдь мясником, а лошак под сЂдоком. Сіе дЂло честное. Если ж волк свиряет в свирЂлку, медвЂдь пляшет, а лошак носит поноску, нелзя не смЂяться. Всякая безвредная неприличность смЂшит. А когда уже стал волк пастухом, медвЂдь монахом, а лошак совЂтником, сіе не шутка, но бЂда. О когда б мы проникнули, коль сіе обществу вредно! Но кто может пектися о других ползЂ, презрев собственную? И если для себе зол, кому добр будет? Самим себЂ суть убийцы, борющіеся с природою. Коликое мученіе — трудиться в несродном дЂлЂ? Самое пиршество без охоты тяжелое. / 302 / Напротив того, в природном не точію труд сладок, но и сама смерть пріятна.

И сія-то есть вина тому, что во всяком званіи находятся щасливые и нещасливые, спокойные и безпокойные, куражные и унылые. Запри несроднаго в уединеніе, оно ему смерть, а с природою — рай. «Уединеніе для мене — рай, — вопіет блаженный Іероним, — а город — темница». «О уединеніе! — кричит другой, ему подобен, — умерщвленіе порокам, оживленіе добродЂтелям!..» Для таковых сердец самая внутренняя пустыня тЂм многолюднЂе, чемь уединеннЂе, а дЂлнЂе тЂм, чемь празднЂе; будьто виноградная ягода тЂм в сладкой своей силЂ богатЂет, чемь варит и сокращает ее солнце в полудни. \429\

Афанасій. Зачем же люди сунутся в звае без природы?

Григорій. Самих их спроси.

Афанасій. Конечно, охота влечет их. / 311 /

Григорій. Конечно, тЂ не виноваты, коих принуждают к сему.

Афанасій. А если охота, откуду ж им мучиться? С охотою все пріятно. А гдЂ охота, там и природа. Охота, по твоей же сказкЂ, есть родная дочь природы. Как же?..

Григорій. О крючкотворная тварь! Как прехитрый змій, вьешся, развиваешся в разные свертки.

Афанасій. Пожалуй, не сердись! «Яко лестцы и истинны».

Григорій. Хорошо: выслушай же прежде басеньку.






БАСНЯ О КОТАХ


Кот из пчельника по давней знаемости пришол в деревню к своему товарищу и принят великолЂпно. Удивлялся во время ужина изобилію.

— Бог мнЂ дал должность, — сказал хазяин, — она приносит на дом мой в сутки по двадцати туш самых добрых мышей. СмЂю сказать, что я в деревнЂ / 312 / великим Катоном.

— Для того-то я пришол повидаться с вами, — говорил гость, — и освЂдомиться о щастіи вашем, при том и ловлею позабавиться. Слышно, что у вас харошія появились крысы.

После ужина легли спать. Хазяин во снЂ стал кричать и разбудил гостя.

— Конечно, вам страшное нЂчто во снЂ явилось?

— Ох братец! Казалось, будьто я утоп в самой безднЂ. А я ловлею веселился. Казалось, будьто поймал самую чистую сибирскую крысу.

Гость опять уснул, выспался и проснулся. Услышал воздыхающаго хазяина.

— Господин Катон! Ужель вы выспались?

— НЂт! Я послЂ соннаго стршилища не спал.

— Ба! А для чего?

— Такая моя натура, что, раз проснувшись, уснуть больше не могу.

— Что за причина?

— Тут есть тайна... Ах, друг мой! Не знаеш, что я обовязался быть рыболовом для всЂх котов в сем селеніи. Ужасно мене безпокоит, когда вспомню лотку, мрежу, воду...

— Зачем же ты взялся за / 321 / рыболовство?

— Как же, братец? Без пропитанія в свЂтЂ не проживеш. Сверх того, и сам я к рыбЂ великій охотник.

Гость, пошатав головою, сказал:

— О государь! Не знаю, в коей силЂ понимаеш имя сіе: \430\ бог. Но если бы ты придержался твоей природы, которую безвинно обвиняешь, был бы гаразда одною в сутки тушею доволнЂе. Прощай с твоим щастіем! Моя нищета лучше.

И возвратился в свой лЂсок.

Отсюду родилась притча сія: Catus amat pisces, simul odit flumen aquarum — «Кот охотник к рыбЂ, да воды боится». Сіе нещастіе постигает всЂх охотников не к званію, но к доходам. Не нещасное ли разсужденіе — любить от хазяина платеж, а виноград копать не быть охотником? Конечно, тот не охотник, кто не природный. Природному охотнику больше веселія приносит самая ловля и труд, нежели поставленный на стол жареный заец. На искусной живописи картину смотрЂть всякому мило, но в пиктурЂ / 322 / один тот охотник, кто любит день и ночь погружать мысли своя в мысли ея, примЂчая пропорцыю, написывая и подражая натурЂ.

Никто не пожнет твердой славы от коего-либо художества, если около онаго трудиться не почтет за сладчайшее, самую славу превосходящее увеселеніе. А тот уже самый вЂрный друг званію своему, если и самая доходов убыль нищета, хула, гоненіе — любви его угасить не может. Но без природы труд сладок быть никак не может.

Многіе, презрЂв природу, избирают для себе ремесло самое модное и прибыльное, но вовся обманываются. Прибыль не есть увеселеніе, но исполненіе нужности тЂлесныя, а если увеселеніе, то не внутреннее; родное же увеселеніе сердечное обитает в дЂланіи сродном. ТЂм оно слаже, чем сроднЂе. Если бы блаженство в изобиліи жило, то мало ли изобильных? Но равнодушных и куражных скудно.

Изобиліем снабдЂвается одно точію тЂло, а душу веселит сродное дЂланіе. Сія-то есть зала сладчайшаго ея пиршества. Тут-то / 331 / она, будьто хитрая машина, в полном своем ходу обращаясь, радуется и, находясь при одном ржаном хлЂбЂ и водЂ, царским чертогам не завидит.






КАРТИНА ИЗОБРАЖЕННАГО БЂСА, НАЗЫВАЕМАГО ГРУСТЬ, ТОСКА, СКУКА


Если же отнять от нея сродное дЂйствіе, тогда-то ей смертная мука. Грустит и мятется, будьто пчела, заперта в горницЂ, а солнечный свЂтлЂйшій луч, окошка пронзающій, зовет ее на цвЂтоносные луга. Сія мука лишает душу здравія, разумЂй, мира, отнимает кураж и приводит в разслабленіе. Тогда она ничем не довольна, мерзит и состояніем и селеніем, гдЂ находится. Гнусны кажутся сосЂды, невкусны забавы, постылые разговоры, непріятны горничныя стЂны, немилы всЂ домашніе; ночь скучна, а день досадный; лЂтом зиму, а зимою хвалит лЂто; нравлятся прошедшіе, / 332 / Авраамскіе вЂка или \431\ Сатурновы; хотЂлося бы возвратиться из старости в младость, из младости в отрочество, из отрочества в мужество; хулит народ свой и своея стороны обычаи, порочит натуру, ропщет на бога и сама на себе гнЂвается. Тое одно сладкое, что невозможное; вожделЂнное, что минувшее, завидное, что отдаленное. Там только хорошо, гдЂ ея, и тогда, когда ея нЂт. Больному всякая пища горка, услуга противна, а постЂль жостка. Жить не может и умрЂть не хочет.

Млось у врачей есть предводительницею всЂм тЂлесным болЂзням и возмущеніям. А душевное неудовольствіе дверь есть всЂм сердечным страстям и внутренним обуреваніям.

Не виден воздух, пЂнящій море, не видна и скука, волнующая душу; не видна — и мучит: мучит — и не видна.

Она есть дух мучительный, мысль нечистая, буря лютая.

Ламлет все и возмущает, лЂтает / 341 / и садится на позлащенных крышах, проницает сквозь свЂтлые чертоги, присидит престолам сильных, нападает на воинскіе станы, достает в кораблях, находит в Канарских островах, внЂдряется в глубокую пустыню, гнЂздится в душевной точкЂ...


Вить тоска вездЂ лЂтает,

На землЂ и на водЂ;

Сей дух молній всЂх быстряе

Может нас сыскать вездЂ.


Един вышній отец бурю сію в тишину обратить, управить к гавани, а душу сродным дЂланіем, будьто броздами и уздою буйную скотину, удержать может.

Афанасій. О брате! Странное влагаеш во уши мои... А народ скуку ни во что ставит и к прогнанію сего непріятеля за чрезчурь допольное оружіе почитает деньгу, вино, сады, / 342 / музыку, шутки, карты, проездки...

Григорій. О друг мой! Не ничто есть то, что возрастает в великое. Не почитай малым тое, что ведет за собою немЂлкое. Малая в кораблЂ скважина впущает внутрь страшную стечь. Не думай, что невидное и безсильное есть то же. А народ, одно то за существо почитая, что в кулак схватить может, там боится, гдЂ нЂт страха, и напротив того.

Вексель не бумагою и чернилами страшен, но утаенною там обовязательностью. Бомба не чугуном опасна, но порохом или утаенным в порохЂ огнем.

Все невидное сильняе есть своего виднаго и от невиднаго зависит видное.

Скука у древних христіанских писателей названа бЂсом унынія. Чего сія ожившая искра не дЂлает? Все в треск и мятеж обращает, вводит в душу все нечистых духов ехиднино порожденіе. / 351 / Гризущая мысль не червь ли неусыпающій и не ехидна ли есть? Палящая печаль или зависть не лю-\432\тый ли дух есть и не лютая ли мысль? А мысль злая не тайный ли и лютый есть язык, о коем сын Сирахов: «Зубы его — зубы львовы, убивающіи душу».

Сіе столь тяжело, что лучше душа изволяет несродное и вредное брЂдить, нежель быть от природнаго дЂла упражненною.

Отсюду всЂх безобразных дЂл страшилища и саморучныя себе убійства.

А когда апостол Іяков сказует, что маленькая частица — язык, но, будьто кормило кораблем, цЂлым владЂет тЂлом — так не мысль ли движет и правит тЂлом? МЂлкая язычная частица есть одна видная тЂнь и будьто шумящій воздухом часобойный колокольчик, а самая пружина и существо есть мысль. Мысль есть невидная глава языка, сЂмя делу, корень тЂлу. Мысль есть язык немолчный, неослабная пружина, движимость непрерывная, / 352 / движущая и носящая на себЂ, будьто обетшающую ризу, тлЂнную тЂлесную грязь, прильнувшую к своей мысли и ищезающую, как тЂнь при яблонЂ.

Видиш ли, друг мой Афанасій, что невидное сильняе есть своего виднаго и от невиднаго зависит видное.

К сему хору прищалкивает Іереміа, называя человЂком не тЂлесный вид, но сердце, яко неисчерпаемое сокровище мысленных таин. «Глубоко сердце человЂку... и человЂк есть...» (глав. 17).

Если сердечное око — сЂмя злое, тогда все тЂло злое и всякое дЂло приносит плоды горести. Горестному источнику грустные поточки.

Афанасій. Ты заврался, дружище... Я слыхал и увЂрен, что Іереміино слово касается до библіи. В ней тлЂнь образов подобна тЂлу, а сокровенное в образах божіе вЂдЂніе подобное утаенным в тЂлЂ сердечным мыслям. ЯснЂе пересказать слово его так. Библіа есть будьто один человЂк или / 361 / Адам. Глинку и тЂло его всяк видит, а сердце закрыто, и дух жизни в нем не виден. Сіе то же есть, что у Павла: «Кто разумЂ ум господень?»

Григорій. Узнай же прежде самаго себе, тогда познаеш и Адама с Евою. Раз†нелзя мнЂ библейнаго слова рЂчь приточить к человЂку, когда вся библіа уподобляется человЂку? Для того-то, сирЂчь, сдЂлала пророк человЂка образом двоестественныя библіи, что одно в нем есть видное, второе невидное, так как сердце морское или тончайшая вода в облакЂ, из моря исходящем.

Афанасій. По крайней мЂрЂ ты, братец, не туда заЂхал. Ђхал в Казань, да заЂхал на Рязань». Теченіе нашей рЂчи было о природных упражненіях, о веселіи и мирЂ, а теперь дЂло дошло до сокровищ мысленных, потом / 362 / докотится до сокровищ снЂжных, что в ІовЂ... \433\

Григорій. Пожалуй, не печалься! Не очень в сторону заЂхали. Веселіе и радость недалече от сердца, а сердце всегда при своих мыслях, как источник при своем токЂ.

Афанасій. Ну, добро, быть так. Скажи же мнЂ: для чего иной сроднЂе к нижней должности и к подлЂйшему ремеслу?

Григорій. А мы мнЂ скажи: для чего иному пища простая здоровЂе?

Афанасій. Конечно, для того, что сроднЂе.

Григорій. Так и сроднЂе иной к подлЂйшему ремеслу для того, что для его оно полезнЂе.

Афанасій. Для чего же, скажи мнЂ, и почему полезнЂе?

Григорій. Потому, что куражнЂе, забавнЂе и веселЂе.

Афанасій. Так ты только мнЂ скажи, почему веселЂе?

Григорій. / 371 / Потому, что с богом. Без бога ничто не веселит. О чудный ты вопросник!.. Вить когда сродно, тогда и с богом. Чево ж тебЂ далЂе спрашивать? Довольно точію спросить: сродно ли, сирЂчь, хощет ли бог? Воля божія есть то верх и закон законов; не ходи далЂе... А ты спрашиваеш, почему сродно? СирЂчь, почему так бог хочет? А если должен он тебЂ дать отчет в дЂлах своих, спроси его и требуй в отвЂт: почему он землю и воду здЂлал преклонными долой, а воздух и огонь стремительными выспрь? Для чего огонь все снЂдает, кромЂ виссона, или каменнаго льна обратить в пепел не родился? Почему малая рыба, названна у римлян remora, имЂет сродность удержать стремленіе корабля, прильнувши к его брюху? Почему природа делфинова любит горячо человЂка, но зміина ненавидит, а львиная трепещет поющаго пЂтуха?.. / 372 / Природа и сродность значит врожденное божіе благоволеніе и тайный его закон, всю тварь управляющій; знать то, что есть подобіе в душЂ и в том дЂлЂ, к которому она стремится, каковое равенство между другом и другом, а сходство между пищею и желудком. «Подобное течет к подобному». Царствіе божіе и правда его внутрь тварей, есть. Никого он не обижает, вливая закон сродностей. Один к одному, другій к другому, сотый к сотому, хотя к подлому званію или ремеслу, но не к безчестному, а для его забавному и полезному, если устремляется с богом, щаслив.

Что тогда бы было, когда бы бог блаженство наше заключил в одном коем-либо званіи? Тогда бы щастіе ограниченно было тЂснотою одной стороны и одного только времени. Тогда могл ли бы бог в одной сторонЂ и в одном времени помЂстить весь род человЂчій, когда каждому щастіе нужно? Возможно ль, чтоб в одном родЂ пищи или в двоих заключалося здравіе? / 381 / Всемірная божія економія безчис- \434\ленную тварь и дыханіе троих точію жребіев пищею пропитать может ли?

Все то одно: не можно и безполезно. Если бы было полезно, было бы и можно. А не могти безполезнаго здЂлать — сія есть неизреченная сила его и власть.

Сколь же теперь премудро дЂлается, что одной твари бывает ядом и смертію, тое ж для другой ядью и здравіем. Сколько родов твари, столько родов пищи, и всякое дыханіе имЂет внутренній позыв к сродной себЂ. Когда ж отец наш небесный столько радит о тЂлЂ, тогда о душЂ много больше.






ПРИМЂТЫ НЂКІИХ СРОДНОСТЕЙ


Афанасій. Трудно узнать свою природу, а чужую познать и того трудняе. Узнаеш, да поздо. Черепаха ошибку почувствовала, как / 382 / начала летЂть.

Григорій. Не поминай мнЂ трудности в нужном дЂлЂ. Нельзя никак, чтоб натура нужное здЂлала трудным. Не нужно, сирЂчь не полезно, а тЂм-то и трудно летЂть черепахЂ, но не соколу. Трудно-де узнать... Да гдЂ ж тот, кто охотник узнать? Сложившему крила трудно летЂть и самому орлу. Знаеш ли, что землемЂры узнавают высоту превысокаго фарійскаго терема из одной его тЂни.

Всякая тайна имЂет свою обличительную тЂнь. Трудно распознать между дружеским и ласкательским сердцем, но наружная тЂнь, будьто изъяснительное штекло, и самые сердечные закоулки ставит в виду острым блюстителям.

Смотри, когда мальчик, здЂлав для игрушки воловый ярем, налагает оной щенкам или котикам, — не сія ли есть тЂнь хлЂбопашескія в нем души? И не позыв ли к земледЂланію?.. / 391 / Если припоясует саблю, — не аппетит ли к воинствованію?..

Когда трилЂтній отрок самовольною наслышкою перенимает божественныя пЂсни, любит заглядать в священныя книги, перекидать листы, смотрЂть то на таинственных образов картинки, то на буквы, — не сіе ли обличает тайную искру природы, родившія и зовущія его в упражненіе богословское? Невидимая его сила в нас и божество, безпритворными сими твареніями разумЂваема, ясно изображается.

Зачем же блаженство ограничивать в одном житія родЂ или в двоих?

Бог вездЂ есть, и щастіе во всяком состояніи, если с богом в оное входим. Нужно только узнать себе, куда кто рожден. Лучше быть натуралным котом, нежель с ослиною природою львом. \435\

Ганяться в званіи за доходами есть неложный знак несродности. Не лишишься доходов, если будет в тебЂ царствіе божіе в / 392 / силЂ своей.

Не чудо ли, что один в изобиліи скуден, а другой в скудости доволен? Видно, что природа больше прилагает хитрости, вылЂпливая фигуру мурашкину, нежели слонову, и дивнЂйшій царствія божія промысл можно видЂть: в пчельных роях, нежели в овечьих и воловых стадах.

Бог богатому подобен фонтану, наполняющему различные сосуды по их вмЂстности. Над фонтаном надпись сія: «Неравное всЂм равенство».


Льются из разных трубок разные токи / 401 / в разные сосуды, вкруг фонтана стоящіе. Меншій сосуд менЂе имЂет, но в том равен есть большему, что равно есть полный. И что глупЂе, как равное равенство, которое глупцы в мір ввесть всуе покушаются? Куда глупое все то, что противно блаженной натурЂ?.. Боимся голода, не помня, что гаразда множайшіе умирают из пресыщенія. Глупая грусть сама не знает, чего желает. Самое пресыщеніе не от скуки ли? Лучше умрЂть, нежель всю жизнь тосковать в несродностях. Несродность всякія праздности есть тяжелЂе. И легоче не ползать, нежели лЂтать для черепахи. Не ползая, лишается точію сродныя забавы, а лЂтая стенает сверх того под несродным бременем.

Яков. Слушай, Афанасій! Слыхал ли ты басню о дворовом псу и ослЂ, что...

Афанасій. Да, довольно мы третово дни смЂялись, как он, завидуя собачьим ласкавостям, спятился / 402 / копытами на брюхо хазяину. Как черепахЂ не бывать орлом, так ослу придворным человЂком. \436\

Ермолай. А скажи, которую награду получил осел, встрЂтившій хазяина придворною ласкавостью?

Афанасій. Тую, что служитель, снявшій с королевскаго платья в присутствіи блоху.

Лонгин. Таковых всЂх точный есть герб — обезьяна. Дивно, что они ее не вырЂжут на своих печатях. На печати Августа кесаря были сила: Festina lente — «ПоспЂшай с совЂтом». А на их печать пристало слово: «Дерзай хоть не к стати». Общій наш друг — вы знаете, кто мнЂ в умЂ — описал басню о козліонкЂ и о свиряющем волкЂ, приточив к ней слЂдующее наставленіе: Tu nihil invita dices facies-ve Minerva, сирЂчь: «Не говори и не дЂлай ничево без благоволенія Минервы». / 411 / Довелось у его спросить, что значит древняя пословица: «Без благоволенія Минервы»? ОтвЂчал: «На пялься к тому, что не дано от природы». «Без бога, знаеш, нелзя и до порога». «Если не рожден, не суйся в книгочество». Ах, многіе чрез то в вЂчну пали муку, не многих мати породила к школЂ.

Хочеш ли блажен быть? Будь доволен долею твоей природы.

Самая его аффабулаціа, вот она:

Tu nihil invita dices facies-ve Minerva. Quae Natura negat. scilicet illa fuge. Si non es natus Musis, fuge discere Musas. Heu! multos perdit fistula docta viros. Paucos justa parens Musis Natura creavit. Esse ne vis felix? Sorte quiesce tua.

Изрядно великая Россіа говорит: «За богом пойдеш, доброй путь найдеш». Видно, что усердно послЂдовать богу есть сладчайшій источник мира, щастія и мудрости. Да знает же всяк свою природу и да искушает, «что есть благоугодно богу». / 412 / Общество есть то же, что машина. В ней замЂшательство бывает тогда, когда ея части отступают от того, к чему оныя своим хитрецом здЂланны.






СРОДНОСТЬ К ХЛЂБОПАШЕСТВУ


Слушай, Афанасій! Скажи ж теперь, кой ты звЂрок, что за птичка и чем рожден?.. МнЂ кажется, ты рожден к земледЂлству.

Афанасій. Правда, что я сады, поля, лЂса люблю по природЂ, но отец мой есть точный земледЂл.

Лонгин. Слава богу! Ты к сему родился затЂм, что иные к иному; а они рожденны к другому потому, что ты к сему. Божіе сіе царство есть: не спорь же. Прибирайся пахать землю, заготовлять пищу для людей и скотов, водить стада или пчелы или что твой в тебЂ господь повелит. Не бойся: самый в дЂланіи твоем труд будет для тебе сладчайшій, / 421 / нежели благовонный воздух, чистыи вод потоки, птиц \437\ пЂніе, нежели и самые трудов твоих плоды. Сего ожидает от тебе отечество твое.

Если ж не повинешся господеви, знай, что грусть загризет душу твою средЂ позлащенных палат и заплачеш, вспомнив поля зеленыя. Рано скажеш: «Когда тот день пройдет?..» А в вечер скажеш: «Когда тот рассвЂт будет?».

Или скажу тебе мойсейскими словами: «Будет живот твой висящ пред очима твоима, и убоишся в дни и в нощи, и не будеши вЂры яти житію твоему». Заутра речеши: «Како будет вечерь?..» И в вечерь речеши: «Како будет утро?..» От страха сердца твоего им же убоишися, и от видЂній очес твоих ими же узриши».

Сіе-то есть жить в тЂлесном изобиліи, а лишиться душевнаго утЂшенія, имЂть господа своего, висяща над очима твоима и не покрывающаго, / 422 / будьто гнЂздо и птенцы своя, но біющаго по сердечным зЂницам, как орел оленя, сидящій на рогах его

Афанасій. Уже вы другой раз вспомнинаете орла с вашим оленем.

Лонгин. Довелось читать, что орел оленя на пищу убить намЂревая, прежде качается по пЂску, чтобы зассорить крила, потом взлЂтует на оленя и, сидя на рогах, бьет крилами по очам, поколь то ударами, то пЂском обезъочит. А слЂпой олень быстрЂе стрЂлы по холмах стремится и, взбег на стремины, падает в бездну и разбивается. «Блаженный слышащ[іи] слово божіе и хранящіе его».

Друг мой, Афанасій!..






СРОДНОСТЬ К ВОИНСТВУ


...Может быть ты воином родился?

Афанасій. Не хочу... Я не воин. Я законник. Гражданскіе / 431 / законы знать — то мое дЂло.

Яков. Дай бог вам знать законы да и вкус чувствовать. Тать крадет, однак знает закон: «Не укради».

Ермолай. Что до мене надлежит, куда мнЂ мил всяк человЂк в сродности своей! Не могу довольно насладиться позором, когда он дЂйствует, и его дЂйствіе, как смирна, издает благовоніе. И воином кто рожден, дерзай, вооружайся!.. С природою скоро научишся! Защищай земледЂлство и купечество от внутренних грабителей и внЂшних непріятелей. Тут твое щастіе и увеселеніе. Береги званіе, как око. Что слаже природному воину, как воинское дЂло? Закалать обиду, защищать страждующую и безоружную невинность, заступать общества основаніе — правду — сей есть его пресладкій завтрак, обЂд и ужин. Не бойся: с богом легко тебЂ будет несть голод, жажду, холод, жар, безсонницу, кровокаплющія \438\ / 432 / раны и самый страх смертный и гаразда легоче, нежели без его противное сему, да уразумЂеш, сколь сильная природа. Сіе воинское горе с богом тебЂ будет во сто раз пріятнЂе ранков и доходов твоих. Ранк носить может всяк, но дЂло дЂйствительно дЂлает один тот, кто природный. ДЂло и без ранга дЂлом, но ранг без дЂла ничто, а дЂло без бога.

Если ж, званіе божіе презрЂв, пойдеш вслЂд своих прихотей и посторонних совЂтников, не забудь проститься навЂк со всЂм утЂшеніем, хотя бы ты схоронился в рогЂ изобилія, и, боясь умереть по тЂлу, станеш всеминутно терпЂть душевную смерть.

Отнять от души сродное дЂланіе — значит ее лишить живности своей. Сія смерть есть люта. Знаю, что щадиш тЂло, но убиваеш душу. Сія замЂна есть худа.

Не понимаю, к чему имЂть меч, если не тое сЂчь, на что он выкован. И не разумЂю, / 441 / к чему носить тЂло, если щадЂть, на то терять, к чему кто им одЂт. ПовЂрь, что самая Мафусалова жизнь вся пропала и самый есть ад, если не истощенна на то, к чему тебЂ господь твой дал оную. Коль сладкая здравія и лЂт трата в главноприродном дЂлЂ! Тогда-то жизнь наша бывает жертвою благоуханія господеви. Опера, книги, пЂсня и жизнь не от долготы, но от благолЂпія и доброты цЂну свою получает. ЦЂна всему и благолЂпіе — бог. «Красота в десницЂ твоей...» С богом краткая жизнь исполняет долгія лЂта, а дЂло с ним есть само себЂ верховна награда.

Афанасій. Но что значит то, что говорят студенты: Ars perticit naturam?

Григорій. Правда, что наука приводит в совершенство сродность. Но если не дана сродность, тогда наука что может совершить? / 442 / Наука есть практика и привычка и есть дочь натуры. Птица может научиться лЂтать — не черепаха.

Куда мы хитры находить вылазку, гдЂ не надобно! Удивительно, что всякая тварь послЂдует создателеву предводительству. Один чрез непослушаніе человЂк глупомудрою дЂлается мартышкою, засмотрЂвся на слЂпую моду, не на мановеніе прозорливыя природы. Кто зовет в лЂса и сады род соловьев и дроздов, на поля жаворонков, а жаб в воды и болота? Кто ведет рЂчные потоки к морю? Кто влечет к магниту сталь? Кто устремляет дрожащій пламень выспрь? Сей есть бог наш, всЂми царствующій и всЂм все домостроящій.

Все то сносное, что природное, и симпатіа (συμπάθεια) значит природную сносность, касающуюся к дружбЂ, к пищЂ, и паче всего к избранію званія. \439\

Если кто щасливо живет в изобиліи, не потому щаслив, что в изобиліи, но что / 451 / в изобиліи с богом. А без сего гораздо его щасливЂе природный нищій. Не все рождены к изобилію.

Естли математик, медик или архитектор щаслив, конечно, щастіе тое зависит от природы, родившія его к тому. А без ея он бЂдная и смЂшная тварь. С богом святым низкое возводится, а без его низводится и высокое. Щастіе наше внутрь нас... пускай никто не ожидает щастія ни от высоких наук, ни от почтенных должностей, ни от изобилія... Нет его нигдЂ. Оно зависит от сердца, сердце от мира, мир от званія, званіе от бога. Тут конец: не ходи далЂе. Сей есть источник всякія утЂхи, и царствію его не будет конца.






СРОДНОСТЬ К БОГОСЛОВІИ


Да умножит же господь царствія своего благовЂстники! Да возобновит время, написанное у Исаіи: / 452 / «Иже до конца не премолкнут поминающе господа». Да вострубят и возопіют тЂ, о коих сам милостиво изволит спрашивать: «Кіи суть, иже яко облацы летят и яко голубы со птенцы ко мнЂ?» Да возсіяет всевожделЂннЂйшій день оный! «СвЂтися, свЂтися, Іерусалиме!.. Се тма покрыет землю и мрак на языцы. На тебЂ же явится господь».

Сіи проповЂдники, как из червячков пчелы, раждаются из студентов. Студент ли ты рожден? Смотри ж, так ли оно? Ты, может статься, червячок, но подложный: из сих раждаются трутни. Они вначалЂ с великим шумом ведут свой хор, но, наконец, бывают постыдны и изгнанны из дому божія.

НЂсколько ты, может быть, к сему родился, но главное твое рожденіе для инаго дЂла. И как быть можеш проповЂдником, находясь сам царствію божію противником? / 461 / Внемли ж себЂ, испытай опасно. Осмотрись исправно... а если оно точно так и не тщеславіе, ни прибыль, но сам господь тебе зовет врожденною к самому дЂлу любовію, ступай вслЂд его и прибирайся к званію. Оставь все дЂла. Для того ты к сему рожден, что другіе к другому.

БЂгай молвы, обьемли уединеніе, люби нищету, цЂлуй цЂломудріе, дружи с терпЂніем, учись священным языкам, научись хоть одному твердо и будь в числЂ научоных для царствія божія книжников, о коих Христос: «Всяк книжник, научивыйся царствію б[ожію]...» Вот для чего сіи книжники учатся языкам. Не бойся! Голод, холод, ненависть, гоненіе, клевета, руганіе и всякий труд не только сносен, но и сладостен, если ты к сему рожден. Господь твой — сила твоя. Сіе все здЂлает тебе острЂе и крилатЂе. Устремленіе природы, будьто ключевой поток или пламень, быстрЂе рвется чрез \440\ препятствія. / 462 / Привитайся с древними языческими философами. ПобесЂдуй с отцами вселенскими. Наконец, пойдеш в землю израилскую, в самый Вифлеем, в дом хлЂба и вина, в священнЂйшій храм библіи, поя с Давидом: «Возвеселихся о рекших мнЂ...» Коль опасно входить в сей чертог! ИмЂй одЂяніе. Омый руки и ноги. Потом садись за безсмертный стол сей. Но берегись! Не тЂснися в солонку с господином. Помни, что не твоя плотская, но господня есть трапеза. Сохрани тебе бог! Умреш, естли будеш Ђсть кровь. Ђжь кровь и плоть господню, а не твою. «Да благо тебЂ будет и угодно будет пред господом богом твоим». Принимай, но от господа; кушай, но для господа; насыщайся, но пред господем.

Коль многіе жерут, но пред собою, не пред господем. Не дай тебЂ бог вкусить от древа смерти! «РазумЂй, яже глаголю...» / 471 / Премудрость божія, безспорьно, что на наших улицах и средЂ наших стезь, будьто лЂствица утвержденна на землЂ стоит, но на высоких краях и на острЂйших остнах и на горных горах почивает. «Исходы ея, исходы суть живота и кто взыдет? Един господь уготовляет хотЂніе».

Коль о многих причастниках можно сказать с Іереміею: «Близь еси ты, господи, устен их, далече же от сердец их».

Печись прежде всего уразумЂть, что значит вЂра. НЂт нужнЂе ея. Но знай, что нигдЂ ее не найдеш, если не выроеш искры ея прежде внутрь себе. УзрЂв ее, ведай что начал ты соединяться с тЂм: «Господи, очи твои зрят на вЂру». И если не больше оныя в тебЂ будет, как зерно горчичное, тогда щасливо внійдеш в седмистолпный дом премудрости божія и насладишься на горнем мЂстЂ высоким умом божественнаго слова, плотію твоею облеченнаго, от / 472 / его ж самаго научаясь.

В тридцати лЂтЂх утро истины свЂтать начинает. В сих лЂтЂх крещеніе Христово, оттвореніе небес, снисхожденіе святаго духа. «И той бЂ яко лЂт тридесят». В сем возрастЂ у жидов ставили во священники. Если ж уже ты призапасался хлЂбом Христовым и собылось на тебЂ: «Износит от сокровища своего новая и ветхая». В то время можеш удЂлять друзьям, благодЂтелям, ближним и дальним.

Долго сам учись, если хочешь учить других. Во всЂх науках и художествах плодом есть правильная практика. А ты, проповЂдуя слово истины божія, утверждай оное непорочнаго житія чудесами.

Нелзя построить словом, если тое ж самое разорять дЂлом, Сіе значит давать правила для корабельнаго строенія, а дЂлать телЂгу. Без святости житія корабельным мастером, может быть, можно здЂлаться, но проповЂдником / 481 / никак нелзя, раз†мартышкою его. Начало и конец званію сему, \441\ природная сила его и печать есть страх божій, всю нечистоту изгоняющій. Сей есть дар божій и ключ, данный от господа. Он один отверзает вход в дом Давидов и в тЂ библейныя внутренности: «В сокровищах спасеніе наше. И отверзет — и не будет затворяющаго, и затворит — и не будет отверзающаго».

Всегда бывает скудное число охотников к божіей истинЂ. Сіе да приводит тебе не в негодованіе, но в сожалЂніе.

Берегись сребролюбія. Помни, что туне пріял еси. Весь твой труд ничто же есть в сравненіи дара сего. Кой ты мнЂ богослов, если сребролюбец... Не думай, что до иных касается слово сіе, кромЂ тебе: «Воззрите на птицы...» Пускай другіе собирают, а твоя часть будь господь. ИмЂя пищу и одЂяніе, тут все твое / 482 / довольство тЂлесное. БогатЂй и собирай день от дня богатства славы божія. «ВсЂх отщетихся, — говори с Павлом, — да Христа пріобрящу».

Авось-либо достигнеш в силу совершеннаго воскресенія мертвых в землю обЂтованную, в лЂто господне пріятное и в 50 лЂт житія твоего получиш всеобщее от всЂх твоих души и тЂла твоего долгов разрЂшеніе и полное просвЂщеніе тебЂ и ближнему твоему.

Афанасій. Приказное дЂло — подлинно трудное. А и сіе не без тово...

Яков. А я вЂрю, что самый тЂсный, жосткій и крутый путь бывает легким если сам бог указывает дорогу к намЂренію и, конечно, указывает тому, кого родил к сему.






ХОР ПРИРОДНЫХ БЛАГОВЂСТНИКОВ


Афанасій. Да гдЂ ж он таков? Покажи хоть одного. / 491 /

Яков. На, вот тебЂ один: «В трудЂ и подвизЂ, во бдЂніих множицею, во алчбЂ и жаждЂ, в пощеніих многащи, в зимЂ и наготЂ...» ПробЂги 11-ю главу втораго письма его к коринфянам и задивишся природЂ его, всЂ горести услаждающей.

Чего не терпит воин или купец? Не сыщеш дня без тмы и свЂта, а года без зимы и теплоты. Не найдеш и состоянія, чтоб оное из горести и сладости не было смЂшенное. Так весь мір стоит. Противное противному способствует. Сладость есть наградою горести, но горесть — мати сладости. Кто хочет пожинать сладость, да любит прежде горесть: и уродится сладость, а любит природный.

Афанасій. Сказуют, в Норвегіи день без тмы и свЂта бывает.

Лонгин. Кто ж был природнЂе, как сей: / 492 / «Аз на сіе родихся, да свидЂтельствую истину»? Утружден от пути, сидит при источникЂ и голоден и жажден. 12 часов у них в день \442\ щиталось. Уже велось около полудня. «БЂ, яко час шестый». Не было с кЂм завесть бесЂду о царствіи божіи. Пришла жена за водою. Вот и случай! Просит пить не для утоленія жажды, но для заведенія бесБды. Вода стихійная подала повод говорить с несмысленною женою о водЂ живой, о воде божіей, утоляющей жажду нещасных несытостей, день и ночь душу нашу безпокоющих, о коей Исаія: «Измыйтеся, и чисты будите». Не устыдился, ни поопасался муж божій со слабым полом богословствовать: авось-либо приведет ее в истинное из суевЂрія богочтеніе, ни к полу, ни к статью, ни к сторонам, ни к мЂстам, ни к аременам, ни к обрядам, кромЂ одного сердца, не привязанное, и откроет очи ея к уразумЂнію естества божія, утаеннаго в стихіях, на подобіе ключевой воды, в / 501 / земном сердцЂ сокрываемой, коея жаждет Давид: «Кто мя напоит водою»? Возвратились друзья с пищею и, что он ничево еще не Ђл, просят, чтоб покушал: «Равви, яждь».

«Моя пища, — сказал учитель, — есть да сотворю волю пославшаго мя».

И голоден, и жажден, и не весел, если не дЂлать и не говорить о том, к чему отец небесный его родил и послал. Тут его и пища, и питіе и веселіе. Учит в соньмищах, учит в домах, учит на улицах, учит в кораблЂ, учит на тра†зеленой, на горах, и вертоградах, и на мЂстЂ равнЂ, стоя, и сидя, и идый, и ночью и днем, в городах и селах, в разных предЂлах, каждаго и народ мног зЂло.

В несродное себЂ дЂло не мЂшается. «Учителю (просил его нЂкто), поговори брату моему, чтоб дал и мнЂ часть наслЂдія, пускай мене не обижает. Он тебе послушает...» «ЧеловЂче! Кто мя постави судію или дЂлителя? Мое дЂло учить о царствіи божіи». / 502 / Каково ж учил? Был ли бог с ним? Я закричу, возвысив глас, с женою, слышавшею его. «Блаженно чрево, носившее тя...» Удивлялись народы, яко николи же бЂ тако во ИзраилЂ и никогда так не говорил человЂк: столь великая от уст его исходила пріятность.

Яков. Вот вам еще один природный! Говорит бог к Мойсею: «Аз есмь сый...» И посылает его в посольство, а он отрЂкается. «Молюся ти, господи, не доброрЂчив есмь». Диво, сколь неторопко принимается за должность. Знал он свои дарованія, видЂл в купинЂ сіяющую истину, однак сам себЂ не вЂрит, дабы паче чаянія, принявся за несродное, не завел в безпутное народ, а себе в погибель. Да и как не опасно подрядиться показать утаеннЂйшую естества божія истину, ввесть в землю таковой же природы, развязать заплутанный в людях путь к точному благополучія центру? Сіе значит испытывать себе. / 511 /

Может статься, что рожден кто быть воином, но пЂшим, не конным, быть хазяином, но не пахать и не скот водить, \443\ быть купцом, но не золотыми торжить товарами, быть учоным, но не евангелія проповЂдником, пущай же и Сим, но писателем, не оратором. И конечно бы не отважился без сего гласа: «НынЂ же иди и снійди и возведи люди». И так, чувствуя руук божію, пошол за привЂтствіем Іофора, тестя своего: «Иди здрав». Здравіе и мир душЂ нашей есть послЂдовать господу. Каков же был проповЂдник? Слушай самаго бога. «Почто не убоястеся глаголати на раба моего Мойсея? Не воста к тому пророк во Израили, яко же Мойсей. Не отемнЂстЂ очи его, ни истлЂста устнЂ его».

Ермолай. Кто дерзнет из числа проповЂдников исключить свЂтилника слова, чрез всю жизнь гласившаго сіе: «Покайтеся...»? Не был он свЂт, но имЂл и любил в себЂ / 512 / свЂт, свидЂтельствовал и ходил во свЂтЂ, окончив в нем и за него теченіе жизни своей. СвидЂтельствовать о свЂтЂ — значит благовЂстить истину, правду и царствіе божіе внутрь нас. ПроповЂдует, в пустынЂ, благовЂстит, кому может и в селеніях, сей до конца цЂломудріе возлюбившій пустыножитель.

«Бысть человЂк послан от бога». Вот свидЂтельство о сродности его, но он и сам о себЂ признавает: «Да явится (Христос) Израилеви, сего ради прійдох...»

Каков же проповЂдник? Сам господь одобряет. «Не воста в рожденных женами болій. Мнози о рождест†его возрадуются».

Яков. До сего рода надлежат всЂ пророки. Иной с них вопіет: «Бысть слово господне ко мнЂ». Иной: «Бысть на мнЂ рука господня». Иной: «Господь посла мя прорещи». Иной: «Слышах глас словес его». Иной: «Слух слышах от господа». / 521 / Иной: «Рече ко мнЂ ангел, глаголяй во мнЂ: Востани и иди и проповЂжд». «Рцы, сыне человЂчь». ВсЂ сіи святыи божіи не были из числа тЂх: «Не посылах пророки, а они течаху». «Не глаголах к ним и тіи пророчестваху». «Не слушайте словес пророков». «От сердца своего глаголют, а не от уст господних».

Григорій. Вот вам еще дюжина рожденных к проповЂди! «Призва, их же хотяше сам, и пріидоша к нему, и сотвори дванадесяте; да будут с ним и да посылает их проповЂдати и имЂти власть цЂлити недуги и изгонити бЂсы. И нарече Симону имя...» Іскаріотскій тут же. Да познаем, что невозможно, дабы между сродными не нашолся несродный, и напротив того, и да устрашит нещасная сего ученика дерзость всЂх, по сребролюбію и тщеславію устремляющихся к дЂлу апостолскому. / 522 / И сіе-то значит: «Призва, их же хотяше сам». Видно, что не от смертных сіе зависит. Сам призывает, сам посылает и имена дает: «Их же и апостолы нарече». Даются Симону и Савлу новыя имена. У смертных часто именем величаются неимущіе существа его. У бога не так. \444\ У его имя и су́щество есть тождеством; как только назвал, так вдруг и естество дал. Как только сказал: «Да наречется свЂт!», разумЂй: «Да будет свЂт!». Когда слышиш: «Апостолы нарече», разумЂй: «Вы есте свЂт міру». Быть и называться раздЂляет наша ложь, а не божія нераздЂлная истина. Если дана свыше твердость алмазу, прозрачна зелень смарагду, если сапфир родился с голубым, анфракс с блистательным, как огнь, сіяніем, — назови, как хотиш, но естества его не тронеш. Что ж силнЂе — бог ли, или ты, называя / 531 / сущее несущим и противляяйся богу, «животворящему мертвыя и нарицающему несущая у тебе, яко сущая у себе». Бог, раждая, вливает существо, силу и естество, а сим самим нарицает.

Пустое имя без существа подобное виноградному гроздью, на стЂнЂ живописью хитро изображенному. Он, накрашен, видом сущаго грозда обманывает, обЂщая сокровенный внутрь себе зрЂлый вкус сладкаго муста, а безразсудныя птички, прилЂтывая, льются в нЂмую стЂну.

Если чем-то хочеш славиться, будь по естеству тЂм. Бытіе и слава имени, как доброе зерно с вЂтвами, как источник с потоками, как солнце с лучами, есть нераздЂлное, а тщеславіе, как трава на кровлях растущая, прежде исторженія сохнущая.

Но от тебе ли зависит взять бытіе? Можеш ли быть служителем при боку его? Не можеш ни чрез себе, ни чрез другаго. Вот кто силен! «И сотвори дванадесяте, да будут с ним». / 532 / Сотворить, призвать, назвать, послать, дать власть — зависит от рожденія, а сіе от царствія божія. Теперь отгадай, что значит: «Павел зван апостол». Да кЂм? Ни от человЂк, ни человЂком. Но Іисус Христом и богом отцем. Нелзя было не позвать на то рожденнаго: «Бог избравый мя от чрева матере моея...» Как можеш цЂлить недуги, не имЂя власти? Откуду ж власть, когда ты не послан от бога? Как послан, если не наречен? Как наречен, если не зван? Как же зван, если не на то рожден? Вспокойся, не твое дЂло. Чуть ли ты не брат нахалу тому: «Учителю, иду по тебЂ».

Скажи мнЂ, откуду толикій безбожія потоп? Откуду суевЂрія, лицемЂрія и ереси? Откуду у христіан ругательство священныя библіи? Где раченіе сладчайшія дружбы? ГдЂ согласіе дражайшаго мира? / 541 / ГдЂ живость сердечнаго веселія? Кто безобразит и растлЂвает всякую должность? — Несродность. Кто умерщвляет науки и художества? — Несродность. Кто обезчестил чин священничій и монашескій? — Несродность. Она каждому званію внутреннЂйшій яд и убійца. «Учителю, иду по тебЂ». Иди лучше паши землю или носи оружіе, отправляй купеческое дЂло или художество твое. ДЂлай то, к чему рожден, будь справедливый и миролюбный гражданин и довлЂет. «Учителю, иду по тебЂ». \445\

Не ходи... Сего не довольно, что ты остр и учон. Должно быть другом званію, не любителем прибыли от него. Сему одному не будет должность орудіем лакомства. Раз†не учон Симон-волхв? Волхв значит мудреца. Разве не был остр? Вся Самаріа проповЂдывала: «Сей есть сила божія великая!». Схватила мудреца лихорадка имЂть духа святаго / 542 / и подавать людям по-апостолску. Что ж сему востряку отвЂчает Петр? «НЂсть ти части... Сердце твое нЂсть право...» Дать и взять для сребра должность — равная бЂда. С таковым сердцем, хотя врачуеш страсти и изгониш бЂсы, не радуйся. Хотя ангелскими языками проповЂдуеш, не годишся. Пускай многіе народы на золотЂ напишут: «Сей есть сила божія велика — пустая пустошь».

Если, по пословицЂ, на должность мостишся, как коза на кровлю для того, чтоб чрез нея вскочить на кучу изобильнаго тщеславія, видно как в зеркалЂ, что ты не к должности усерден, а посему и не рожден, слЂдственно, и не записан на небесЂх, раз†у людей.

Не слыть у людей, но быть благовЂстником с богом и у бога — сіе есть дЂлно, как написано: «БЂ бог с ним». «Радуйтеся, яко имена ваша...» «Учителю, иду по тебЂ». Вижу в тебЂ корень желчи и горести. Вижу в / 551 / сердцЂ твоем сЂмя сребролюбія. Не обновляться духом святым, но чтоб торжить сим сокровищем и повесть себе великолЂпно, сего ради бЂшенно желаеш божественным знаніем прославиться. «Покайся о злобЂ твоей».

Куда нелЂпой вздор! ЛЂсницу, возводящую от земных подлостей, обращать на снисхожденіе в бездну. Не сіе ли значит данным для живота хлЂбом задавиться? «Шед удавися». Если любиш прибыль, ищи ее приличным путем. 1000 на то пред тобою благословенных ремесл. «Учителю, иду по тебЂ». Иди... и будеш естества лишенный чучел, облак бездождный, прелестная денница, сатана, с небесной должности к подлым похотям падшій. «Им же мрак темный вовЂки блюдется».

Лонгин. А иной рад бы убЂжать с Іоною, но влечет бог: «Востани и иди в Ниневію и проповЂждь». К иному сам говорит господь: «Ходи вслЂд мене». / 552 / По крайней мЂрЂ дай погребсти отца... «Остави...»

Не пущает и проститься с домашними. И подлинно. Управляеш ли ралом? Не оглядайся назад. Родился ли в проповЂдь? — Брось все житейское. А иначе и природный не годишся. Пущай всяк дЂло свое знает. Ты же возпЂщай царствіе и старайся быть в числЂ сих: «Блаженны очи видящіи, яже видите». А дабы получить мзду сію, нужно прежде поработать в божіем виноградЂ. К природным говорится: «Идите в виноград мой». \446\

Коль скудное число сродных дЂлателей! Отводит их лукавый мір, плЂнив плотскими науками и книгами, славу и прибыль обЂщающими, отвлекая от безневЂстныя невЂсты оныя: «Вся слава дщере царевы внутрь». Если кто почувствовал обман, да не стоит на пути чуждем, да спЂшит в виноград и да слышит: «Что стоите праздны?».

Виноград господа Саваофа есть библія. Ум остр во многих, но не обучились разсуждать. / 561 / Иные имЂют обученны чувства долгим ученіем, но не имЂют неутомимой охоты. Сыщеш и охотников, но связанны житейскими печальми. Найдеш и вольное сердце, но без страха божія. ВсЂ сіи средства без природы мертвы, но и природа без них безоружна. Видите, сколь трудно поднять змія, как обЂщал господь: «Змія возмут». С помянутых четырех средств нужнЂе страх божій. «Блажен муж, иже в премудрости умрет». Но там же сын Сирахов сказует: «Бояйся господа сотворит сіе и держайся закона, постигнет ю». Однак нужно имЂть и вольное сердце, по его ж слову: «Умаляяйся дЂяніем своим, упремудрится». Сіе он твердит и в другом мЂстЂ: «ДЂла правды его кто возвЂстит?». «Умаляяйся сердцем, размышляет сія». Умаляяйся сердцем и дЂяніем — значит то же.

Афанасій. Раз†ж сердце и дЂяніе значит то же?

Лонгин. А ты доселЂ не знаеш, что сердце есть мыслей бездна? А мысли сЂмена и источник дЂйствіям? / 562 / Умаляющееся сердце значит не зарослое терніем житейских печалей и дЂл, а готовое к снисканію правды божія: «Упразднитеся и разумЂйте».

Посему-то вседушный искатель бывает нищ, воздержан и пустынолюбный. Для сего добрый книгочій книгочтенію учится, а добрый схоластик от дЂл упражняется. Скажем с сыном Сираховым: «Чем умудрится держай орало?». Мысли его и разговоры о быках, о нивах, о скотском кормЂ. То же разсуждать о протчіих. Правда, что общество без них не населится, но быть они не могут в совЂтЂ, все в порядкЂ содержащем. «Точію-де вдающій душу свою и размышляющій в законЂ вышняго премудрости всЂх древних взыщет и в пророчествіих поучатися будет, повЂсти мужей именитых соблюдет и во извитія притчей совнійдет, сокровенная притчей изыщет и в гаданіи притчей поживет, посредЂ вельмож послужит...»

Для сего не велит господь Аарону имЂть грунт. / 571 / «Аз часть твоя и наслЂдіе твое». Да блюдут скинію, да роют священныя книги.

Афанасій. Итак, бЂдныя твои проповЂдники остаются нищими?

Лонгин. СовсЂм нищими, чтоб были готовы. Но сіи нищіе благовЂствуют. Сам господь учит их. «Приступиша к не- \447\му ученицы его и отверз уста своя, учаше их». О сих-то умаляющихся сердцем и дЂяніем сказует: «Блаженны нищіи духом...» Они-то плачут, алчут и жаждут царствія божія и правды его, кротки, лишенны, гонимы, поношаемы, но имЂют же мзду свою с Петром: «Сребра и злата не имам...» и со Іисусом Сираховым: «Даде господь язык мнЂ мзду мою и тЂм восхвалю его». Послушай, вот нищій хвалится мздою! «Уготовася мнЂ вЂнец...» Куда охотник до премудрости был сын Сирах! «Еще юн сый, прежде неже странствовати ми, исках премудрости я†в молит†моей». / 572 / А сіи слова не чудною ли дышут горячностью? «Боряшеся душа моя о ней». «Возвеселися сердце мое о ней». «До послЂдних взыщу ея...» «ПредуспЂяніе бысть мнЂ в ней...»

Но живЂе всего изображает сродность его сіе: «Даде господь язык мнЂ, мзду мою, и тЂм восхвалю его». Видно, что не для кошелька учился, не было ему любезнЂе, как достать сіе с Исаіею: «Господь даст мнЂ язык наученія...» И с тоею: «Мед и млеко под языком твоим». «И начаша глаголати иными языки...» Сію премудрость, познавающую и любящую господа своего, называет Соломон долготою житія, древом жизни, вЂрою, правдою, миром, молитвою, богатством и славою, красотою молодцам, и старикам сЂдиною. «ЛЂпота юным премудрость, слава же старым сЂдины». / 581 /






НЂСКОЛЬКО СИМВОЛОВ, СИРЂЧЬ ГАДАТЕЛЬНЫХ ИЛИ ТАИНСТВЕННЫХ ОБРАЗОВ, ИЗ ЯЗЫЧЕСКОЙ БОГОСЛОВІИ


Не хочется мнЂ с вами растаться. Забавно для мене сказал тот, кто дружескую в путешествіи бесЂду назвал возком. Жизнь наша есть путешествіе.

Григорій. Прошу из саду в мою горницу... Правда, что дружеска бесЂда есть возок, путника облегчающій. А тЂм он лучше, когда катится на колесах пророческих. О колеса! О сладчайшая вЂчносте! Щаслив, кто взор свой приобучил к свЂтозарному твоему блистанію. Сей почаще взглядывает и вкушает от тебе. Вот точная манна! А зерно ея мЂлкое, как коріандр, разными любителям своим пріятностьми вкус услаждает, как / 582 / дражайшій алмаз, мечет в очи молнію разнаго цвЂта. Кто хочет облегчить несытость свою без ея, тот чает горстью пЂска забросать бездну окіана, а каплею прохладить огненное царство, обЂщая душЂ своей пространную роскошь, заключив ее, как орла, в тЂсну яскиню и не разумЂя, что

Бездна дух есть в человЂкЂ,

Вод всЂх ширшій и небес. \448\

Не насытиш тЂм вовЂки,

Чем плЂняет мір сей весь.


Но чувствуя жало ея, наставляющее нас в выборЂ пищи, дружбы и званія, помаленьку узнавать ее, будьто из букваря, обучаемся.

Афанасій. Ба! Откуду у тебе столько новых картин? Смотри: вся горница ими одЂта.

Яков. Не удивляйся: разумным людям мудрая картина есть планом, представляющим обширность цЂлой книги. Картина есть книга / 591 / нЂмая, но, как вижу, здЂсь они не нЂмы, всЂ говоры.

Афанасій. Фе! Они всЂ, как вижу, языческая грязь...

Григорій. Пересмотрите, для сего я вас позвал. Но не ругайте. Они мнЂ всЂ любезны.

Ермолай. Если бы в твою горницу пришол младоумный христіанин, почел бы тебе идолочтецом.

Григорій. Чистое небо не боится молніи и грому.

Афанасій. Что за вздор! Вкруг звЂри, птицы, лЂса, горы, скоты, воды, рыбы, гады и протч. и протч., будьто рай паганскій.

Григорій. Я с Петром святым все сіе рЂжу и в сладость с богом кушаю; с ним ничто же есть скверно.

Афанасій. Пожалуй, не все глотай. ПожалЂй хоть гор с деревами. Посмотрим на первую, что над дверьми. / 592 / Что за птички сидят на цвЂтущих вЂтвах?




\449\

Григорій. Соловей с своими дЂтьми учит их пЂть.

Яков. А прочитайте, что говорит картинка?

Григорій. «Родители суть наши лучшіе учители». Судите, не прекрасная ли пЂснь? И не должно ли почитать предков наших законы? ИзвЂстно, чего учит нас мати наша библіа.

Ермолай. / 601 / Взгляньте сюда. О бЂдненькой олень! С вонзенною в тЂло стрЂлою страждет возлЂ холма, пол стрЂлы в язвЂ, пропал он. Кто пособит?






Яков. Не бойся! Раз†не видиш, что траву кушает? Она ему выгонит вон стрЂлу. Сія трава у древних еллинов звалась δικταμνος.

Ермолай. И так стрЂлец ничево над ним не успЂл? ХотЂл бы я знать, кто его учит цЂлбы сей?

Яков. Раз†не видиш, что сей тебЂ говорит олень? Природа превосходит науку. Вот кто его учит! Самый лучшій учитель.

Афанасій. А протолкуйте мнЂ, что се за пирог что ли? / 602 /

Лонгин. ГдЂ тебЂ пирог? Конечно, севодня мало ты Ђл. Се раковина, или черепашка, или устрица. Откушай ее, она говорит самое премудрЂйшее: «Ищи себе внутрь себе». Все ея добро внутрь черепа сохраняется.

Афанасій. О, право, вкусная черепашка... Ба! Да ты, брат, и слона кушаеш?.. ХлЂб да соль... \450\





Григорій. НЂт его вкуснЂе и здоровЂе. И вас милости просим. Он мене укрЂпляет искать щастія в богЂ. А дабы я бога искал внутрь себе самаго, к сему оправляет мене устрица моя.

Афанасій. На что ж он вгору поднимает хобот?



\451\

Лонгин. Ожидает поздравить восходящее солнце. Вон смотри! Лучи из-за гор выникают. / 611 / Описатели звЂрей пишут, что слоны каждый день громадою собираются пред восходом солнца и смотрят на восток. Не виной ли сей образ человЂка благочестиваго? А для чего не уподобить его слону, если пророк Малахія уподобляет быку? «Возсіяет вам, боящимся имене моего, солнце правды и исцЂленіе в крылЂх его. И изыдете, и взыграете, яко же телцы, от уз разрЂшéнны».

Григорій. Прочитайте ж сло́ново позравленіе солнцу.

Лонгин. «Заутра предстану ти и узриши мя». «Не пребудут беззакон[ныи] пред очима твоима».

Афанасій. Я люблю горы, дубровы, источники, вертограды. / 612 /





Ермолай. Кто се таков? Какой-то молодчик. Конечно, пить хочет. Наклонился в источник...

Яков. Вот нещасный Нарцысс! О, бЂдненькой! Конечно, он не раскусил сея притчи: «Не красна хата углами, а живопись красками». В чистом источникЂ засмотрЂлся на благообразную свою кожу, а не вникает внутрь, в самое сердце свое, и в тайное руководство блаженныя натуры, могущія его наставить на путь мира; тЂмь губит себе, что любит себе.

Лонгин. Нарцысс изрядная статуа и живая фигура чтущих библію, но одну в ней тлЂнь свою видящих, а не \452\ проницающих в сокровенное под тлЂнію, не слышащих Мойсеа: «Слыши, Израилю!». «Воньми себЂ, внемли себЂ...» «Господь бог твой посредЂ тебе». / 621 /

Григорій. Не узнав себе, как узнаеш библію? Кто дома слЂп, тот и в гостях. О Нарцысс! Премудрая твоя пЂсенька, но не разумЂеш ея; я ж твою пЂсню воспою тебЂ же. «Узнай себе. Заглянь внутрь».





Афанасій. Воля ваша, не могу узнать сего хвостатаго звЂря: бЂжит и оглядывается, схож на волка.

Яков. Бобр, отгриз сам себЂ ядра, бросив, убЂгает. Вон, смотри! Охотники гонят его.

Афанасій. На что ж он, дурак, портит сам себе?

Яков. / 622 / Охотникам нужны одни его ядра для аптекарей. Ничего не щадит, только бы вспокоить себе. Вот пЂсня его: «Только бы не потерять сердца».

Афанасій. Не очень глупа замЂна. Весь мір не заплатит вспокойствія сердечнаго. «Веселіе сердца — живот человЂку».

Ермолай. Взгляньте на горящую свЂчу. Что она значит?

Лонгин. А вот видиш: лЂтает около свЂчи ночной метелик.

Ермолай. Раз†он любит свЂчу?

Лонгин. Возможно ль, чтоб ночной твари нравился свЂт? / 631 /

Ермолай. Кой же бЂс несет его к несродному? Раз†\453\



 надЂется от товарищей награжденія, если угасит свЂт, очи их ослЂпляющій?

Лонгин. Может быть и то, но прежде сам ожжется. Вот прочти внизу ему награжденіе: «Охота моя погубляет мене».

Афанасій. Смотри! Собаки на горЂ рвут оленя. Но сей олень в человЂчом одЂяніи: что за вздор?




\454\

Яков. БЂдный Актеон превращается в оленя. Вот при источникЂ моется с служанками Діана. Она его передЂлала в звЂря, чтоб охотника свои ж собаки загризли. Зачем ему итить из селенія? / 632 / Не к стати ему видЂть чистую дЂву. Дал бы бог, чтоб сію басню раскусили монахи! Не всяк рожден к уединенію и умозрЂнію. Праздность, грусть, тоска, ах, многих погубила! Олень есть та ж скотина, только что в лЂсу живет. Библіа есть то же, что сфинкс. Она портит и мучит не познавшаго самаго себе и слЂпца в собственном домЂ своем. Древній дурак Иксіон ухватился за пустой облак, осЂняющій сестру Діеву, вмЂсто ея. А на Актеона, вмЂсто сладчайшія Діаниной любви, попала месть и клятва потопнаго языка. Вот что дЂлают: «Враги человЂку домашніи его».




Лонгин. ЗдЂсь тщеславный Фаетон с шумом и с колесницею с небес низвергается. Достоин! Достоин... СЂл не на своем мЂстЂ, презрЂв совЂт отческій. «Досажденіе мужа смиряет» (Притчи). / 641 / Досажденіе значит противиться отцу. Сей подобен Іяковлю, сыну Симеону, отцовское ложе осквернившему и от отца проклятому. Да внимают сіе нахально засЂдающіе в званіи; пускай ражжуют и тЂ, кои тащатся с своею грязью на колесницу божію, рожденную возить одну точію вЂчность кіота господня.

Ермолай. О, прекрасный холм приосЂненный. Что за птички сидят на сухих вЂтвах? \455\




Лонгин. ПЂсня сея птицы дает знать, что пустынолюбная горлица с своими дЂтьми воздыхает о своем супругЂ. ПЂснь ея из Исаіи: «Воспою возлюбленному пЂснь». Вот под деревом лежит ея любезный мертв! / 642 / А от его богатый ключ качает струи вод под гору на луга... Сей есть портрет библіи. Сія колесница одного носит, а сія вдова одного точію любит и воздыхает: «Бог любви есть».

Григорій. Скажи мнЂ, Афанасій, чего ты все смЂешся? Я давно примЂтил. Что тебЂ смЂшно?

Афанасій. СмЂюсь твоим купидонам. Ты их множество собрал, помЂшав дЂло с бездЂльям, а христіанство с язычеством.

Григорій. Не опасайся, друг мой. Вся чиста чистым. Баснословныя древних мудрецов книги есть то самая предревняя богословія. Они так же невещественное естество божіе изображали тлЂнными фигурами, дабы невидимое было видимым, представляемое фигурами тварей. Скажи, каким образом изобразиш мнЂ нетлЂннаго духа существо, если не младенцем крилатым? / 651 / Крила его значит непрерывное, всю вселенную движущее движеніе, а младенство намЂчает в нем тое: «Ты же тойжде еси...» Может быть отсюду родилось и имя сіе «бог», что движенія вселенную движущаго так, как рЂки текущія, есть бЂг непреривный.

Если сіе изображеніе хулиш, скажи мнЂ, много ли ты разумЂеш Лотово с дочерьми пьянство? Іероним называет сіе баснею. И, конечно, она тайнообразная, если богослов- \456\ская. Всей библіи предметом сам только один бог. Тут ей конец до послЂднія черты. Без его она и лжива, и дурна, и вредна, а с ним вкуснЂе и прекраснЂе всЂх невЂст. Он свЂт ея грязи, как честь алмазу блеск. Ты ж слыхал, что и Малахіа поминает какія-то божественныя крила: «ИсцЂленіе в крилЂх его». «Яко орел, покрыл гнЂздо свое». И невЂста о братней любви сказует: «Крила ея — крила огня». / 652 / Купидон — значит желаніе, еллински — ’έπος. Мудрецы их означали сим тое, что самое любезнЂйшее в мірЂ и благородное. Не знаю, друг мой, что такое разумЂеш чрез сіе слово, а мнЂ дай волю разумЂть с невЂстою того: «Гортань его — сладость и весь желаніе». «Бог любви есть».

Были и тогда, и нынЂ, и всегда мудрствующіе подло. Если называеш купидона бЂсом, не спорю... Дай же мнЂ в сем рыкающем ль†сыскать сладость сота, а в исполинЂ корысти. Раз†ты никогда не слыхал, что такое к просвЂщающемуся Іерусалиму вопіет Исаія: «Иссеши млеко языков». «И поймут их языцы и введут на мЂсто их, и наслЂдят, и умножатся на земли божіи».

Видиш, что Израиля и языцы ведут на мЂсто его. Если ж сего не знаеш, то, конечно, слыхал то: / 661 / «Аще и что смертно испіют, не вредит их». Всякая ж фигура есть смерть и яд языческій, если не исходит из нея дух того: «В воню мира твоего течем». «Гортань его — сладость...» ПросвЂщенное духом господним сердце взором маленькой травки и крошечнаго червячка возводится к чувству вЂчнаго, будьто уксусное гнЂздо, все влитое к себЂ, в уксус превращая, — не точію языческими баснями, которыя тебЂ читать и не совЂтую. Я не виноват, что ты беззубый: и за сіе тебе не укаряю. Много жрать, а мало жевать — дурно. Но — «Не ядый ядущаго да не осуждает».

Ермолай. Взгляньте, пожалуйте, на великолЂпну гавань, издали видну. А за нею на высокой горЂ богатый город, смотрящій на широту морскую. Без сумнЂнія, к той-то гавани пловут три корабли / 662 / сіи с поднятыми флаками, управляемы купидонами.

Лонгин. Смотри же, коль приличное сія картина говорит: «Господь права сотворит теченія твоя» (Притчи).

Ермолай. Вот два прекрасные мальчики! Конечно, они купидоны. Один другаго на раменах несет. Должен носимый носящему благодарить. / 671 /

Лонгин. Но еще больше одолжен носящій носимому другу.

Ермолай. Для чего?

Лонгин. Для того, что носящій слЂп, а носимый очит. Един человЂк из двоих составлен. Подпись из Павла: «ПрилЂпляяйся господеви един дух есть с господем». \457\




Ермолай. Помогите сему трудолюбцу: упадет под бременем. Купидон цЂлую на раменах таскает систему міра.

Лонгин. Не бойся.

Яков. Не опасайся! Он в одной десницЂ и всЂ Коперниковы міры в забаву носит лучше Атласа. А кто он? Се тот, \458\




 что спрашивает Іова: / 672 / «ГдЂ был еси, егда основах землю?» Но кто скажет, что значит круг міра, со всЂх сторон пронзен стрЂлами?






\459\

Григорій. Что есть стрЂла, если не стремленіе? Что ж есть стремленіе, если не божіе побужденіе, всю тварь к своему мЂсту и своим путем движущее? Сіе-то значит составлять мір и сей машинЂ движеніе давать. ДревнЂйшее любомудрцов реченіе: «Любовь составляет мір». Поминает о сем и Цицерон в книжечкЂ о дружбЂ. Тот же вкус и в тЂх рЂчах: «Omnia vincit amor... — «Все побЂждает любовь». О сей-то преблаженной и всем владЂющей любви / 681 / и симпатіи невЂста в «ПЂснЂ пЂсней»: «КрЂпка, яко смерть, любовь, жестока, яко ад, ревность; крила ея — крила огня; угліе огненное — пламы ея».

Теперь наперстниково слово само изЂяснилось: «Бог любви есть». Я так же разсуждал о ангелах природы, называемых у древних геніос, коим они приносили приношенія, дабы сіи ангелы были вождами в дЂлах житія их.

Ермолай. Сей мальчик без крил, увЂнчан цвЂтовым вЂнцем, держащій рог изобилія, чуть ли не ангел природы.

Григорій. Так. Но не бЂшенством ли пахнет приносить хранителю своему ладан, вино, цвЂты, а не послЂдовать ему туда, куда ведет божій сей наставник? Самая их Минерва, когда то же есть, что натура, / 682 / тогда видно, для




чего поставили ее начальницею всЂх наук и художеств? Знать-то, что всЂ науки и всЂ книги родились от тЂх, кои за то принимались, самою начальницею руководствуемы. Между тЂм, разбирая древних любомудрцов, тайно образу-\460\ющія божію премудрость картины, не видите на главнЂйшем мЂстЂ, будьто всЂми ими образ владЂющій Христов.

Вверху написано: «Образ ипостаси его».

Внизу: «Іисус Христос вчера и днесь...»

В кругЂ, окружающем главу его, сіе: «О с/Ων, сирЂчь: сый.

На взаимном мЂстЂ — образ пречистыя, матери его, вЂнец ея от звЂзд; под ногами — луна, система міра и змій, держащій во устах яблоко; но в руках ея цвЂт лиліа, а в сердцЂ сіяніе святаго духа, задумчив и цЂломудренный взор.

Вверху надписано: / 691 / «Сотвори мнЂ величіе, сильный». Внизу: «Радуйся, честнаго таинства двери!

Радуйся, премудрых превосходящая разум!

Радуйся, вЂрных озаряющая смыслы!»

/ 701 /







FABULA DE HAEDO ЕТ LUPO TIBICINE

Reformata 1760 — mo anno in ludo poetico Zacharpoli, Occasionem fabulae dederunt quidam discipuli prorsus invita, ut ajunt, Minerva discentes.


A grege parvulus Haedus erat cum sorte relictus

Exsilit ex sylvis ecce repente Lupus!

Tentavit primo fugam. Mox versus ad hostem

Tergori inhaesurum. Talia faturei:

«Haud ignoro quidem, tibi jam me in ventre futurum.

Atque necesse mori, sed miserete tamen

Attamen hoc unum moribundo cede roganti;

Nonnihil ut tibi is mi modulere prius.

Dulciter ut vitam concludam. Namque beari

Scis, cum ipse es sapiens, omnia fine bono»

Tum Lupus haec secum: «Nae stultus ego! Hactenus haud scivi.

Esse mihi dotem hanc». Incipit ergo statim.

Ast Haedus modulante Lupo curvare choreas

Artificem mulcens laude subinde novum. / 702 /

Turbine cum citior circumstat utrumque molossum

Turba. Lupo calamos excutit atque Lupum

Cincedo omisso, simul stimulare choraulem

Incipiunt. Tandem saltat et ipse Lupus,

prima Melanchetes in tergo vulnera ferit

Asbolus et Leucon arripuere simul

Collo. At Theridamas et Poemenis haesit in armo.

Latratu resonat auro serena nimis.

Cetera turba coit confertque in corpore dentes

Vulneribus desunt jam loca. At ille gemit \461\




Автограф латинської байки Г. С. Сковороди «Про козеня та вовка». \462\


Ipsum se obiurgans: «Cur, pessime, Cantor haberi

Cum cocus es natus, tam bonus ambieras?

Nonne erat hoc satius condire haedos et oves quam

Tractare illota musica sacra manu?

Dignus es hac mercede». Canes in corpore rostris

Mersi dilacerant. Ecce corona Lupo.



Affabulatio


Tu nihil invita dices facies ve Minerva

Quae natura negat, scilicet illa fuge.

Si non es natus musis, fuge discere musas.

Heu! multos perdit fistula docta viros

paucos justa Parens musis natura creavit

Esse — ne vis felix? Sorte quiesce tua.


Finis. / 711 /






БАСНЯ ЕСОПОВА

Преображенна на новый вид малороссійскими фарбами для учеников поетики 1760-го в ХарьковЂ. Вина сея басни та, что многіи от учеников, нимало к сему не рожденны, обучалися.


Козля от стада осталось до бЂса.

Се ж и товариш бЂжит — Волк из лЂса,

Кинулось было с начала в утЂки.

Потом ставши, так сказало ДрапЂкЂ:

«Я знаю, что мнЂ нелзя минуть смерти

От твоих зубов. Но будь милосердый!

ЗдЂлай, молю тя, ту милость едину:

На флейтузЂ мнЂ заграй на кончину,

Чтоб моя мнЂ жизнь увЂнчалась мила.

Сам, мудрый, знаешь, что в концЂ вся сила...»

«Не знал я сего во мнЂ квалитета»

Волк себЂ мыслит... Потом минавета

Начал надувать, а плясать Козлятко,

Волка хвалами подмазуя гладко.

Вдруг юрта собак, как вихр, вкруг их стала.

Музиканту з рук и флейта упала.

Просто до Волка — сей той щипнет, вкусит.

И сам капелмейстр плясать уже мусит. / 712 /

Вдруг Черногривка хвать за поясницу,

А Жук с БЂлком за горлову цЂвницу,

Кудлай да Гривко упялися в бедра.

Вопль раздается в долинах от вéдра.

Еще ж наспЂл Хвост, сюда ж рыло пхает, — \463\

Не дотолпятся. А он воздыхает:

«На что (сам себЂ) стал ты капелмейстром,

Проклятый, з роду родившись кохмейстром?

Не лучше ль козы справлять до росолу,

Неж заводити музиканску школу?

А! а! достойно!...» А собаки, рыла

Потопивши, рвут... И так смерть постигла.



ПРИКАЗКА


Не ревнуй в том, что не данно от бога.

Без бога (знаешь) ни же до порога.

Аще не рожден — не суйся в науку.

Ах! Премного сих вЂчно пали в муку,

Не многих мати породила к школЂ.

Хоть ли быть щаслив? — будь сыт в своей долЂ.



Конец.




Сія о музыкантЂ ВолкЂ казка успЂла до того, что пастырь добрый Іоасаф Миткевич больше 40 отроков и юнош свободил от удилищного ига во путь природы их, ревнуя человЂколюбію — не тщеславію. Сему и аз ревнуя, написах книжицу «Алфавит Мира».


Г. С.



\464\














Попередня     Головна     Наступна         Примітки


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчанин, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )




Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.