Попередня     Головна     Наступна





Владимир АНТОНОВИЧ

ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО



Празднуя 25-летие своего существования. Историческое общество Нестора-Летописца не может не вспомнить, что текущий год совпадает с годовщиной одного из самых крупных исторических событий в Юго-Западном крае: исполнилось 250 лет с того времени, когда началось движение, во главе которого стал один из самых крупных представителей южнорусского народа — Богдан Хмельницкий, деятельность которого направила историю нашего края на новый путь, окончательно определивший его судьбу.

Ровно 250 лет тому назад, в январе 1648 г., Хмельницкий, бежавший из Чигирина, находился уже в Запорожской Сечи, на Никитином Роге, откуда, заручившись содействием Запорожья, собирался в Крым, чтобы обеспечить для своего предприятия помощь Ислам-Гирея. Не передавая хода военных и политических событий, ознаменовавших роковую борьбу козачества с Польшей — события эти общеизвестны, — референт остановился лишь на выяснении некоторых черт личного характера великого гетмана и пытался, по мере возможности, установить принципы, руководившие его деятельностью, равно как и его отношение к убеждениям и стремлениям всей массы южнорусского народа. Насколько личность Хмельницкого воплощала основные принципы и идеалы населения края, служила источником силы и обусловливала его историческое значение, видно уже из того, что потомки боровшихся двух национальных элементов поныне спорят о характере давно усопшего гетмана так страстно и субъективно, как спорили предки их в XVII в., как будто забывая, /191/ что с того времени минула ¼ тысячелетия и совершенно изменились взаимные политические и общественные отношения, что, конечно, должно было бы вызвать более объективное и спокойное суждение о давно минувшей борьбе. Успех деятельности Хмельницкого определялся, конечно, отношением его к массе народонаселения, а не положительными или отрицательными качествами его личного характера, хотя при этом нельзя не отметить действительно выдающихся его способностей.

Как вождь и полководец, он отличался несомненными врожденными военными дарованиями; это видно из того, что ему, во-первых, пришлось управлять огромной армией в 200 — 300 тысяч человек; во-вторых, люди эти прямо взяты от сохи, не имели оружия и не знали ни военных приемов, ни дисциплины; в-третьих, Хмельницкому пришлось бороться против лучших стратегов своего времени (Вишневецкого, Чарнецкого, Убальда и некоторых других); в-четвертых, Хмельницкий умел всегда составить хороший план битвы и организовать армию; у него не было недостатка в продовольствии и боевых припасах; способ приобретения им припасов остается невыясненным; отряды Хмельницкого, расположенные на значительном расстоянии друг от друга, всегда имели между собой связь и были достаточно снабжены провиантом, тогда как польские отряды страдали от недостатка съестных припасов и находились в полном неведении относительно своих и неприятельских войск. Хмельницкий отличался и финансовыми дарованиями: несмотря на отсутствие правильной податной системы, он никогда не нуждался в деньгах, и у него всегда оказывалось заготовленным вперед жалованье для войска. Успеху дела много помогала и другая отличительная черта гетмана — стойкость и находчивость, которую он часто обнаруживал и, между прочим, в таком трудном обстоятельстве, как пленение его под Берестечком ханом, потом освобождение его последним и даже заключение между ними союзного договора для новых действий против Польши.

Но все эти качества могли лишь вспомоществовать успеху дела, облегчить технические его подробности, но не могли создать той непреодолимой народной силы, которая с неимоверным самопожертвованием и усилиями обеспечила желанный для народа исход борьбы. Главная сила Хмельницкого состояла в том, что он был всесторонним представителем всей массы своего народа, всех его задушевных пожеланий и идеалов, всех его положительных и отрицательных, политических и общественных стремлений и умел формулировать эти стремления и пожелания гораздо яснее других своих со-/192/временников. Рассматривая с этой точки зрения деятельность Хмельницкого, мы встречаем не раз недоумение, почему после побед, находясь во главе народа и обладая нужной силой, Хмельницкий не подумал об образовании отдельного государства. Недоумение это основано лишь на поверхностном и шаблонном взгляде. Именно: южнорусский народ, вследствие особенностей этнографического склада своего народного характера не обладал способностью создать независимое государство. Для того, чтобы создать государство, народ должен владеть значительной долей самообладания, уметь воздерживаться в каждую данную минуту от действий, истекающих под влиянием непосредственных впечатлений, ввиду будущих общих выгод; должен уметь пожертвовать долей, иногда довольно значительной, личной воли и личных пожеланий в пользу власти, призванной к организации общества и руководству государственными целями. Этими качествами южнорусский народ никогда не обладал и сам глубоко сознавал их отсутствие. Немногие попытки иногда весьма талантливых и даровитых его представителей (Даниил Галицкий, Олельковичи, Михаил Глинский, Мазепа) кончались неудачами, разбиваясь о равнодушие или протесты народной массы; южнорусский народ всегда готов был примкнуть к готовому государству, искренно подчиниться его власти, поддерживать и дорожить ее авторитетом. Попав вследствие исторических условий в состав Польского государства, южнорусский народ глубоко уважал авторитет государственной власти, который сосредоточивался в его глазах в лице короля; при столкновениях с шляхетским сословием, все казацкие посольства, протесты и даже восстания признавали всецело авторитет короля и желали лишь, чтобы он употребил свою власть для обуздания всесильной» дворянства. Не южнорусского народа вина, что нужной для этого властью в Польше король не обладал. Многие исторические события подтверждают такое отношение народа к королевской власти (неудачная попытка Владислава IV; дело о привилегиях; Замостье; Зборовский договор). Но, не стремясь к государственному обособлению, южнорусский народ дорожил всегда основными чертами своего общественного быта — своей местной областной автономией, которая, по его идеалу, и должна была состоять под верховной опекой глубоко им уважаемой предержащей власти.

В XVII в. те черты общественного быта, которые лежали в сознании народной массы, сосредоточились в двух основных положениях:

1) Народ требовал равноправности всех граждан перед законом, не признавал деления на сословия, протестовал /193/ против крепостного права и требовал возможного экономического уравнения путем равномерного распределения поземельной собственности. Эти дезидераты выразились в общей формуле: «все должны быть записаны в казаки». К осуществлению этой формулы стремился и Хмельницкий, что и выразилось в преданиях о Белоцерковском универсале, в Зборовском договоре, в составлении регистров 1649 г., в переписи 1654 г. и Переяславском договоре.

2) Народ требовал права свободного умственного и духовного развития, которое в то время исключительно сосредоточивалось в интересах религиозных: в устройстве церкви и насаждении ею культурных учреждений (свобода исповедания, церковное самоуправление, братства и школы), что, в свою очередь, было поставлено Хмельницким как главное условие в его договорах с поляками.

Эти два мотива народных пожеланий составляли в руках Хмельницкого тот всесильный рычаг, которым он двигал общественные массы. Можно в наше время и с нашей точки зрения попрекать Хмельницкого за то, что он не развил указанных народных инстинктов и не обнял их в точной, подробной и конкретной схеме, не создал учреждений, которые бы провели в жизнь их осуществление, не отделил гражданского управления от военного, не предпринял труд кодификации народного права й не создал на ее основании правильного судебного института, так что войсковым судьям пришлось обращаться к Литовскому статуту и Магдебургскому праву — кодексам, чуждым народным воззрениям и потому большей частью нарушавшим народные понятия о справедливости и т. п. — Но все эти упреки окажутся неосновательными, если вспомнить степень общественного развития народной массы и ее представителей в половине XVII в. Ставить такие требования можно только при совершенном игнорировании культурных условий того времени, в которых действовал Хмельницкий. Поэтому, оставаясь на обыкновенной почве историка, необходимо воздать должную честь великому деятелю нашего края, сосредоточившему в своей личности общественные стремления миллионной массы и сделавшему в их пользу все то, что при условиях его времени и культуры мог сделать человек даровитый, искренно преданный народному благу, с крайним напряжением духовных и умственных сил, доведенным, как ныне говорят, до переутомления и ускорившим, вероятно, кончину великого южнорусского патриота. /194/











Характеристика деятельности Богдана Хмельницкого


Доповідь В. Б. Антоновича в Історичному товаристві Нестора-Літописця вперше була опублікована в часописі цього товариства (ЧИОНЛ. 1899. Кн. 13. С. 100 — 104).

Автор подає образ Б. Хмельницького відповідно до своєї загальної історичної концепції, про що йшлося у передмові. Вже його сучасники висловлювали критичні зауваження щодо оцінки Антоновичем гетьмана та ідеї бездержавності українського народу. Відзначалися також окремі суперечності в поглядах історика на Хмельницького в різних його працях. Зазначена стаття сьогодні, очевидно, важлива не стільки як праця про гетьмана, скільки як ілюстрація історичних поглядів самого В. Б. Антоновича.

Оцінка даної статті наводиться у працях:

Томашівський С. Володимир Антонович. Його діяльність на полі історичної науки. Львів, 1906.

Каманин И. М. Труды В. Б. Антоновича по истории казачества // ЧИОНЛ. 1909. Кн. 21. Вып. 1 — 3. С. 44 — 52.

Пропонуємо читачеві звернутися також до новітніх праць про Богдана Хмельницького та його добу:

Апанович О. М. Гетьмани України і кошові отамани Запорозької Січі. К., 1993.

Герасимчук В. Матеріали до історії козаччини XVII віку. Львів, 1994.

Документи Богдана Хмельницького (1648 — 1654). К., 1961.

Крип’якевич І. Богдан Хмельницький. Львів, 1990.

Липинський В. Твори. Філядельфія, 1980. Т. 2.

Липинський В. Україна на переломі. 165.7 — 1659. Філядельфія, 1992.

Оглоблин О. Думки про Хмельниччину. Нью-Йорк, 1957.

Смолій В. А., Степанков В. С. Богдан Хмельницький. Соціально-політичний портрет. К., 1993 (с. 488 — 502 — бібліографія). /763/

Смолій В. А., Степанков В. С. Богдан Хмельницький. Хроніка життя та діяльності. К., 1994.

340 років Берестецькій битві. Анот. бібліогр. довідник / Упоряд. К. В. Краєвський. Рівне, 1991.

Федорук Я. Зовнішньополітична діяльність Богдана Хмельницького і формування його політичної програми (1648 — серп. 1649 р.). Львів, 1993.

Sysyn P. S. Between Poland and the Ukraine: The dilemma of Adam Kysil. 1600 — 1653. Cambridge (Mass.), 1985.











Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови ua_etymology:

Іносе:   У літературних творах інколи можна натрапити на застарілий нині східноукраїнський прислівник іносе «хай так, гаразд, згоден, зрозуміло». Його вживали переважно з метою підкреслити простомовність персонажів . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter.