Попередня     Головна     Наступна





ГЛАВА 20


О совершенном принятии по третичном послании в Москву гетмана Хмельницкого со всею Малороссиею и всего Войска Запорожского в подданство российское, и на то учиненные договорные статьи и жалованные грамоты, и об объявлении от царя московского полякам войны и наряде к тому войск



Хмельницкий, собрав Раду, объявляет еще всем свое желательное намерение, чтоб конечно отдаться в вечное подданство российскому государю, на что все и согласились


Но Бог воспяти лукавые коварства, обратил в иной путь и поставил так, как было Ему известно в неисследимом Его совете, потому что предвидел уже Хмельницкий и знал наперед, в какой конец татары дают ему помощь и что тем более своей корысти от обоих сторон ищут, нежели христианам добра желают, так как — их природные враги от сущего племя агарянского. К сему и то Хмельницкому известно было, что хан некогда обещался королю по-прежнему Польше покорить Украйну. Всего сего избежания ради, усильно вознамерился третично просить у российского двора с тем, чтоб принять его и всю Украйну в подданство и покровительство его царского величества неотменно. Для чего немедленно собрал всех старшин и полковников своих к себе, и усоветовавшися с ними, об оном при собрании потом рады, или сбора войска своего, объявил им с тем, что, как известно уже всем, какие налоги и бедствия терпят они от поляк и какие чрез та тяжкие войны с ним происходили, притом и то не безизвестно уже, что и союзник их, хан крымский, подкупом от них на польскую сторону передается, единственно для того только, чтоб их и всю Украйну наперед истощить, а потом и Польшу, приведши в изнеможение, самому обладать и сделаться повелителем их и прочим, того ради положили есми намерение подлинное, препоруча себя, отдать в вечное подданство прямому всея России наследному и православному царю и великому князю московскому, да /218/ им защитимся от римлян, поляк и от бусурман, татар и турок, и тех избавимся, и будем свободны от всякого их порабощения и неволи. На что все единодушно согласились и сказали, да пошлют с прошением еще до царя московского с тем, чтоб принял их в подданство и покровительство свое навеки.





По вышеупомянутому всего войска приговору Хмельницкий посылает к царю в Москву посланцами старшин своих о совершенном принятии их всех в вечное подданство российское


И по сему тотчас Хмельницкий послал, при самом начале 1654 года 93, паки в Москву к государю царю и великому князю Алексею Михайловичу нарочных с челобитьем: старшину Григория Гуленицкого и писаря войскового Ивана Виговского с товарищи, прося, чтоб принял всю Малороссию его и все Войско Запорожское в вечное свое твердое владение, подданство и покровительство и тем бы освободил из-под ига и неволи польской. А для подлинной в том имоверности и утверждения присягою их прислал бы государь бояр своих к нему, кого ему угодно, и в залог принял бы от них город Киев и Белую Церковь.





Челобитье Малороссийское охотно царем приемлется


И хотя по первому и второму прошению Хмельницкого об оном не успевало, затем что имелся тогда у России с Польшею твердо установленный мир, которого нарушить без важной причины было невозможно, точию, когда уже поляки подали повод к нарушению оного союза, в самое то время подоспело сие третичное от Хмельницкого челобитье, по которому его царское величество уже изволил охотно то принять.





Собрание всего российского духовного и мирского сигклита к царю на совет о приеме в подданство Малой России


И для того октября в 1 день, призвав к себе святейшего Никона, патриарха Московского и всея России, митрополиты, архиепископы и освященный весь Собор, притом бояр, околничих, думных людей, столников, стряпчих, дворян московских, жилцов выборных посадских, кои все сии последние были выборные ж, и в Грановитой палате с ними об оном советовать изволил и представлял им то, что в прошлых и во оном, 1653, году к нему, государю царю и великому /219/ князю, гетман Богдан Хмельницкий и все Войско Запорожское били челом с большим молением и прошением тем, что король польский со всеми своими панами, войском и Речью Посполитою на святые Божие церкви и на православную христианскую веру греческого закона восстали и гонение начали делать великое: святые восточные церкви во многих местах запечатали, а в иных унию учинили, их же Войско Запорожское начали от истинного православного закона греческого исповедания отлучать и неволить к своей римской папежной вере, всякое гонение и поругание делают нестерпимое. За что Богдан Хмельницкий и все Войско Запорожское, соединясь вкупе, за святые восточные церкви и за православную веру греческого закона противу короля и польских и литовских людей восстали. От чего король польский с панами, воинством и вся Речь Посполитая с ними с гетманом Богданом Хмельницким и всего Войска Запорожского козаками под Зборовом помирились и присягали на том, чтоб королю, панам, войску и всей Речи Посполитой святые восточные церкви не разорять и на веру греческого исповедания не наступать, и им, козакам и всем православным христианам, гонения не делать, так равно и к своей римской вере не принуждать. Но после того миру король, паки и все общество их, в присяге своей не устояли: которые церкви в договоре написаны из унии отдать, по-прежнему оных не возвратили, а которые немногие церкви и отданы были, и те отняты опять в унию, и хотят церкви греческого закона совсем, как равно и веру оную, истребить. Для чего, собрав войско свое на них, многие города, местечки, села и деревни разорили, церкви святые обругали и осквернили, и пусты учинили и греческого закона духовных и мирских людей многих невинно замучили, и всякое злое поругание делали. А потому чтоб его величество гетмана Хмельницкого и все Войско Запорожское пожаловал, видя их погибель, над ними умилосердился, велел их принять под свою царскую высокую руку с городами и с землями, чтоб православную веру и святые церкви гонителям их и клятвопреступникам разорить не дать. А они ему, великому государю царю и великому князю всея России, хотят служить и за него, государя, против всякого неприятеля стоять вовеки.





Соизволение царское о принятии черкас 94


И сие государем царем всему сигклиту своему объявлено будучи, и то, что царское соизволение его есть, чтоб восприять совершенное заступление за единозаконцев своих, черкас, и, защитя их, принять под свою царскую руку в державство, так как издревле принадлежащих российским государям и отчину свою, и тем церковь и веру православную от поляк, как равно Войско Запорожское от угнетения их всех и напрасного кровопролития и разорения земли, а паче от поругания веры, заступить, и на оное требовал от присутствующих с ним /220/ их мнения, на что все, слыша сие, согласно его величества благоволению согласовались и к скорейшему исполнению его царской воля подтвердили.





На то следует повеление царское


По чему государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всея России самодержец, указал принимать гетмана Богдана Хмельницкого с полковниками, писаря войскового со всеми старшинами и Козаков, как равно Киев и иные города, коими гетман и все Войско Запорожское владеют, и живущих в них черкасских людей, мещан и все посполитство ко утверждению навсегда верными быть, к присяге привесть ехать боярину Василью Васильевичу Бутурлину да стольнику Ивану Алферьеву, и думному дьяку Лариону Лопухину.





Послы Хмельницкого представлены царю


А 4 числа для объявления у государя царя были в золотой палате присланные от Хмельницкого посланники, при чем пожаловал из стольников в окольничие Ивана Васильевича Алферьева.





Объявление послам о принятии их в подданство


И указал государь думному посольскому дьяку Алмазу Иванову им объявить свое государево жалованье, что гетмана Богдана Хмельницкого и Войско Запорожское пожаловал велел их принять под свою государеву высокую руку и посылает для того к ним своего царского величества ближнего боярина и наместника тверского Василья Васильевича Бутурлина да окольничего и наместника муромского Ивана Васильевича Алферьева, и думного дъяка Лариона Дмитриева сына Лопухина.





Объявление войны противу Польши


А для обнародования, что Польша причиняет всякое притеснение и неправду черкасам, живущим в Малой России, а паче, что истребляют церкви и веру православную и силою приводят их в- унию и холопство, также за поношение поляками чести и унижение царского титула, и что оставлено королем на требование российских послов по сеймовому уложению и по конституции, и по установленным грамотам и договорам без всякого удовольствия, указал государь 5-го числа при присутствии своем, объявить в соборной /221/ Успенской церкви за то Польше войну с церковным молением, чтоб Всевышний даровал на врагов его и его подданных победу и одоление, для чего тут же велено было заблаговременно собрать силы российские и приступить оным к рубежу неотменно мая к 20 числу, а оттоль уже назначенным к той войне боярам и воеводам вступить с войсками в Литву и промышлять там над литовскими людьми и городами, при котором случае те самые, коим быть при той войне главными начальниками, удостоились быть у царской руки, и с тем отправлены ко исполнению дела того, о чем, для ведома, государь писал с жалобою и к цесарю, и к королю шведскому, так равно и к прочим дворам.





Отправление послов царских и Хмельницкого в Малую Россию для принятия всего войска в подданство свое присягою


А 9-го числа также в Успенской соборной церкви, по совершении молебного пения, боярин Бутурлин, окольничий Алферьев и думной дьяк Лопухин, так равно и посланники Хмельницкого, были у его величества руки ж и отправлены в малороссийские Черкасы к гетману Хмельницкому и ко всему Войску Запорожскому с тем, чтоб всех там под царскую руку принять и в верности к присяге привесть, и в том подписками утвердить. А при том его величество с ними послал свою жалованную грамоту, знамена, булаву и прочие войсковые клейноты с тем, если во всем беспрекословно по воле монаршей гетманом Хмельницким и всем Войском Запорожским исполнено будет, пожаловать их теми войсковыми знаками, и приемлются под высочайшую державу его царского величества всероссийского так, как истинные сыны отечества, в вечное подданство и покровительство.

Со оными послами посланы были, а именно:

с Бутурлином — стольники князь Григорий Григорьев сын Ромодановский, князь Феодор Никитин сын Борятинский, Феодор Володимеров сын Бутурлин, Михаила Михайлов сын Дмитриев, князь Алексей Юрьев сын Звенигородский, Василий Яковлев сын Колтовский, Василий Петров сын Кикин, стряпчий Михаила Петров сын Воейков; дворяне князь Данила Матвеев сын Несвицкий, князь Василий Дмитриев сын Горчаков, Денис Петров сын Тургенев;

с окольничим Алферьевым — стольник Иван Степанов сын Телепнев, стряпчие Тимофей и Андрей Ивановы дети Спасителевы, дворяне Иван Степанов сын Исленьев, Федор Богданов сын Глебов, князь Семен Никитин сын Болховский, Максим Савинов сын Ладыженский;

с думным дьяком Лопухиным сын его, стольник Левонтий Ларионов сын Лопухин. /222/

Да при двух первых послах с приказом голова стрелецкий Артемон Сергеев сын Матвеев.





Особые воеводы посылаются в Киев


По отправлении ж боярина Трубецкого и окольничего Алферьева с товарищи послал государь декабря 18 числа, для принятия в свое управление, в Киев, в осадные, бояр своих — наместника ростовского князь Федора Семеновича Куракина, наместника ж галицкого князь Федора Федоровича Волконского да дьяка Андрея Немирова, и к руке при отправлении их удостоил.





По прибытии послов в Переясловле собрана Рада, и с присягою в подданство российское отдаются


Хмельницкий же, коль скоро об оном сведал, тотчас прибыл сего для в город Переясловль и туда для великих оных постов собрал всех своих старшин, полковников, сотников и разного звания начальников, также и Козаков, и во оной Раде, по прочтении и объявлении к ним присланной царской грамоты и по принятии жалованных знамен и прочего, а начальникам всем — соболи, охотно учинили того ж часа всем обществом своим, в церкви Успения Пресвятыя Богородицы, при присланных от государя, в истинном желании своем быть вечными подданными его царскому величеству всероссийскому и наследникам его, присягу 1654 году генваря в 6 день. И тотчас по всем полкам разослали стольников с приданием к ним Козаков, дабы как козаки все, так и войты со всем посполитством учинили на вечное подданство, что по всей Украйне живущие все россияне присягою ж себя утвердили и вечно под российскую державу охотно отдалися 96.

Которые города при посланных всем народом своим присяги учинили, тому посланные сделали опись и по возвращении своем оную сообщили боярам.





Уведомление царю от послов о принятии Войска Запорожского с городами в подданство


По окончании того дела боярин Бутурлин и окольничий Альферьев с товарищи послали к государю царю и великому князю Алексею Михайловичу всея России с стрелецким головою Артемоном Матвеевым, с тем, который, прибыв генваря 18 дня к его величеству, бывшему тогда походом в селе Хорошове, письменным донесением государя уведомили, что по его царскому указу как гетмана со /223/ всеми его старшинами, так равно и все Войско Запорожское со всем поспольством, с землями и городами под державу его величества с описью приняты и в том присягою утверждены: А сколько городов ведомства Войска Запорожского в их бытность в подданство отдались, приложили при том роспись нижеследующим порядком:


полку Браславского — 31 город

Белоцерковского — 19 город

Корсунского — 19 мест

Черкасского — 5 мест

Переясловского — 11 мест

Нежинского — 16 мест

Миргородского — 12 мест

Киевского — 22 места

Черниговского — 7 мест

Кропивянского — 9 мест

Полтавского — 15 мест

А всего: 166 городов.


За вышеписанную услугу и за исполнение дела февраля 9 дня послал государь следующим обратно из Черкас, к боярину и наместнику тверскому Василью Васильевичу Бутурлину с товарищами, с своим царским жалованием, с милостивым словом и о здоровье спрашивать стольника Алексея Иванова сына Головина.





Объявление, что царь сам изволит идти войною на короля польского


А 14 числа указал государь в Москве всем своим главным и меншим чиновникам и всему войску своему, кои были для военного действия противу Польши назначены, и всем подданным своим торжественно объявил, что за многие его величеству обиды и поношения и за все неправды и присяжное преступление изволит государь сам идти войною на польского короля, и поход его будет с Москвы на Троицын день мая 14 числа, и для того чтоб всем полку его величества собраться к Москве на срок мая к 1-му числу, а прочим бы на рубежах к уреченному дню.





Хмельницкий, отдавшись в подданство, посылает просительные челобитные грамоты к царю с посланником своим


По исполнении ж выше писанной присяги и описи в подданстве Хмельницкий поехал в свой город Чигирин и отправил оттоль как /224/ тех присланных от государя царя и великого князя Алексея Михайловича, так при том и своих посланных людей, а судью войскового, именно Самойлу Богдановича, да полковника переясловского Павла Тетерю с товарищами к государю царю и великому князю того ж году февраля 17 дня со всеми подданическими двумя грамотами своими просительными о пожаловании и подтверждении им прежних их прав и вольностей всему Войску Запорожскому, с чем посланные и прибыли в Москву в марте месяце и имели счастие 12 числа самолично представленным быть и при том посланные с ними грамоты подать и челобитствовать его царскому величеству самому, а помянутым боярам подали от себя статьи. В каковых же содержаниях грамоты и статьи, со оных здесь точные списки приобщаются.





Челобитна Хмельницкого первая


Божиею Милостию Великому Государю Царю и Великому Князю, Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя, и Белыя России Самодержцу, Владимирскому, Московскому, Новгородскому, Царю Казанскому, Царю Астраханскому, Царю Сибирскому, Государю Псковскому и Великому Князю Тверскому, Киевскому, Югорскому, Пермскому, Вятскому, Болгарскому и иных, Государю и Великому Князю Новагорода Низовския земли, Черниговскому, Рязанскому, Ростовскому, Ярославскому, Белоозерскому, Удорскому, Обдорскому, Кондинскому, и всея Северныя страны Повелителю, и Государю Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, и Кабардинския земли, Черкаских и Горских князей, и иных многих Государств Государю и Обладателю, Вашему Царскому Величеству, Богдан Хмельницкий, Гетман Войска Запорожского, и все Войско Запорожское низко до лица земли челом бъет.

От многих лет многочастне мы, Богдан Хмельницкий, Гетман Войска Запорожского, и все Войско Запорожское, борющеся с ляхами и нашествия их отражающе, помощи от Бога искахом и грамотами и посланниками нашими ко пресветлому лицу благочестивого Царя, Твоего Царского Величества, челом били и молили, дабы нам, Православным Христианам, быти под крепкою и высокою рукою Бога Всемогущего и Царя благочестивого. Твоего Царского Величества. И ныне Бог всеведущий и ведаровитый неизреченными судьбами божественными единого двое се сотворил и ляхов, наших врагов, гордыню их смирил, и совет благ в сердце Царево, Тебе, Великому Государю Царю и Великому Князю, Алексею Михайловичу, всея России Самодержцу, Твоему Царскому величеству, вложил, что Твое Царское Величество поревнова по Боге Вседержителе и по вере Православно-Восточной и вожделеется в церквах Божиих и местах святых, и о народе российском и о благочестиво христианском умилосердися, и нас, Богдана Хмельницкого, Гетмана Войска Запорож-/225/ского, и все Войско Запорожское, и весь мир Православный Российский, пожаловать ущедрити, защитити и под крепкую и всесильную руку свою Царскую всеконечно прияти изволил милостиво. И едва ближний твоего Царского Величества боярин и наместник Тверский Василий Васильевич Бутурлин, окольничий и наместник Муромский Иван Васильевич Алферьев да думной дьяк Ларион Дмитриев Лопухин по указу Твоего Царского Величества с грамотою к нам приезжали и милость неисчетную Царскую нам возвестили, и знамена войсковые и жалованье великое Твоего Царского Величества нам отдали, и разговор пространный о всяких делах с нами учинили, и неизреченно нас обрадовали, и в то время мы, Богдан Хмельницкий, Гетман Войска Запорожского, и все Войско Запорожское, и весь мир Христианский, в городах, селах и деревнях начальные и чернь, непорочно Христа Бога нашего заповеди последующе, по-доброму, воистинно ненужному соизволению нашему, ничто же лукаво в сердце имуще, Тебе, Великому Государю Царю и Великому Князю, Алексею Михайловичу, всея России Самодержцу, Твоему Царскому Величеству, веру совершенную учинили есмы и никакое извет имели есмы от Царей окрестных, которые искали нас к себе присовокупити, мы, не радевше оных, яко о неверных, вседушне Тебе, единого благочестивого Государя Царя нашего, Твое Царское Величество, избравше, возлюбилисмо и всем сердцем и силою, и помышлением прилепились к Твоему Царскому Величеству.

Сего ради дерзаем неисчетной милости Твоего Царского Величества да еще, аще просить что учнем у тебя, Великого Государя нашего, Твоего Царского Величества, надеемся получити, словеси бо Царскому, Твоего Царского Величества, всячески веровахом, как нас тот же ближний Твоего Царского Величества боярин с товарищи увещал и уверял и на той вере нас непоколебимых утвердил. Для того посланников наших, Самойла Богдановича, судию войскового, и Павла Тетерю, полковника Переясловского, с товарищи к пресветлому лицу Твоего Царского Величества с сею грамотою нашею отпускаем и просим, дабы им Твое Царское Величество праведны свои очи показали и милостиво ухо приклонити изволил, и молений наших не презрил, и что они учнут говорить и молить у Твоего Царского Величества, изволил их Твое Царское Величество выслушати милостиво и нас, Богдана Хмельницкого, Гетмана Войска Запорожского, и все Войско Запорожское, и весь мир Христианский Российский, духовных и мирских людей, во всяком чину сущих и милости от тебя, Великого Государя нашего, Твоего Царского Величества, ищущих, пожаловать ущедрить и права, уставы, привилегии и всякие свободы, и державы добр от духовных и мирских людей, во всяком чину и преимуществе сущих, елико кто имеявше от веков от Князей и панов благочестивых и от Королей Польских, в Государстве Российском наданны, от них же мы кровь свою проливаем, от дедов и прадедов, тыя содержаще и пагубе не попускающе, просим /226/ и до лица земли упадающе велико просим Твоего Царского Величества, изволь, Твое Царское Величество, утвердить и своими грамотами Государскими укрепили на веки, таково бо Государское Твоего Царского Величества слово нам тот же ближний Твоего Царского Величества боярин с товарищи обещал; и больше сих дел, рече, одержите от Великого Государя, Его Царского Величества, егда воспросите, большими вас, рече, свободами, державами и добрами пожаловать Его Царское Величество, паче Королей Польских, Княжат древних Российских, точию челом бейте и верно служите Его Царскому Величеству. Вторицею убо и третицею до лица земли Твоему Царскому Величеству припадающе, молимся, дабы нам вся сия, елико просим ныне и прости учнем впредь, получити от Тебя, Великого Государя нашего, Твоего Царского Величества, дабы мы, Богдан Хмельницкий, Гетман Войска Запорожского, все Войско козацкое и весь мир Православный Российский, во всяком чину и обладательстве живуще и о неисчетной милости и пожаловании Твоего Царского Величества обрадовались и обвеселились, и Тебе, Великому Государю нашему, Твоему Царскому Величеству, усердно прияли, и прямо и верно служили до кончины живота нашего, и за Твое Царское Величество на всякие враги и супостаты крепко ополчалися и кровь свою проливали, а точию Богу Небесному верили и поклонялися и Царю единому под солнцем благочестивому, Твоему Царскому величеству, повиновались и покорялись в роды и роды до века. А Твое Царское Величество под кровом крылу твоею, как орел гнездо свое покрывает и на птенца своя вожделе, изволь нас, верных слуг и подданных своих, милостию своею от всех враг наших ненавидящих, обидящих и ратующих нас покрывати, соблюдати и крепкою рукою и ратию своею Царскою защищати, и повсегда в милости своей премногой сохраняти паки просим и паки Твоего Царского Величества просим. Множайшая в грамоте не суть писано, посланники наши вся изрекут тебе, Великому Государю, Твоему Царскому Величеству, а мы себя в глубокую милость и неизреченные щедроты Твоего Царского Величества ввергше на веки, Господа Бога, Царя Превечного, молим, дабы Ваше Царское Величество не пресветлых престолах пресветлого Царства Российского многолетствовати и благополучно долгоденствовать, и всех Царей земных подручники имети сотворил, отныне и до века усердно желаем. Писано в Чигирине месяца февраля 17 числа 1654 року.

Вашему Царскому Величеству прямые подданные, найнижайшие и верные слуги Богдан Хмельницкий, Гетман, с Войском Вашего Царского Величества Запорожским.





Челобитна вторая


Божиею Милостию Великому Государю Царю и Великому Князю, Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя, и Белыя России Самодержцу, Владимирскому, Московскому, Новгородскому, Царю /227/ Казанскому, Царю Астраханскому, Царю Сибирскому, Государю Псковскому и Великому Князю Тверскому, Киевскому, Югорскому, Пермскому, Вятскому, Болгарскому и иных, государю и Великому Князю Новагорода Низовския земли, Черниговскому, Рязанскому, Ростовскому, Ярославскому, Белоозерскому, Удорскому, Обдорскому, Кондинскому, и всея Северныя страны Повелителю, и Государю Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, и Кабардинский земли, Черкаских и Горских Князей, и иных многих Государств Государю и Обладателю, Вашему Царскому Величеству, Богдан Хмельницкий, Гетман Войска Запорожского, и все Войско Запорожское низко до лица земли челом бъем.

Граждане с города нашего украинского, Переясловского полку, с самого Переясловля, учинивши непорочные Христа Бога нашего заповеди, веруем тебе, Великому Государю нашему, Царскому Величеству, ныне челом бити учиняют и милости в Твое Царское Величество, дабы их Твое Царское Величество пожаловати изволил и права их, привилегии и свободы, которые имеют от древних Князей и Королей Польских, подтвердить изволил, и грамотами своими Царскими укрепил на веки. О которых и мы, Богдан Хмельницкий, Гетман Войска Запорожского, и все Войско Запорожское, ходатайство и поспешество наше приносим пред Тебя, Великого Государя нашего, Твое Царское Величество, и молимся усердно пресветлому лицу Твоего Царского Величества, дабы моление их Твое Царское Величество не презрил, но, милостивно послушав, исполнити изволил. Они же, от Твоего Царского Величества таковое пожалование и милость великую получивши, прямо служити и верно прияти тебе, Государю нашему, Твоему Царскому Величеству, будут повеки. И мы, Богдан Хмельницкий, Гетман, и все Войско Запорожское, ходатайство наше в событие пришедшее увидевши, возрадуемся о сем и благодарственная Твоему Царскому Величеству воздадим: а ныне, в премногую благодать Государскую Твоего Царского Величества тех же граждан переясловских вручивше, и себя в премногия щедроты Твоего Царского Величества всею душею вметаем на веки. Из Чигирина 17 февраля 1654 году.

Твоему Царскому Величеству прямые и верные слуги и подданные Богдан Хмельницкий, Гетман, с Войском Вашего Царского Величества Запорожским.


В письме, каково прислали к ближним боярам, боярину и наместнику казанскому князю Алексею Никитичу Трубецкому, к боярину и наместнику тверскому Василью Васильевичу Бутурлину, околничему и наместнику каширскому Петру Петровичу Головину и думному дьяку Алмазу Иванову, Войска Запорожского посланники Самойла Богданович да Павел Тетеря с товарищи в 1654 году марта в 12 день, написано: /228/





Письмо боярам, поданное от послов Хмельницкого


Бьют челом Великому Государю и Великому Князю, Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя России Самодержцу, и многих Государств Государю и Обладателю, Его Царского Величества Богдан Хмельницкий, Гетман Войска Запорожского, и все Войско Запорожское, и весь мир Христианский Российский, чтоб Его Царское Величество пожаловал, и о чем посланники их бить челом будут, а они Его Царскому Величеству во всяких его Государевых повелениях служить будут вовеки, и что на которую статью Царского Величества изволение будет, то б подписано статьями.





Сии последующие пункты говорены от послов



1-е прошение

Чтоб в городах урядники были из их людей выбираны к тому достойные, которые должны будут подданными Царского Величества удержати и доходы всякие вправду в казну Царскому Величеству отдавать, для того, чтоб Царского Величества воевода не учал правы ломать и уставы какие чинить, и чтоб нам не было в великую досаду, а как здешние их люди где будут старшие, то они против прав своих учнут исправлять исправно.


Боярский ответ

О сей статье Царское Величество пожаловал велел быть по челобитью: в городах бы урядникам, войтам, бурмистрам, райцам, лавникам и доходы всякие денежные и хлебные сбирать на Царское Величество и отдавать в Его Государеву казну тем людям, которых Царское Величество пришлет, да тем же присланным людям и над тем» сборщиками смотреть, чтоб делали правду.



2-е прошение

Писарю войсковому, по милости Царского Величества, 1000 золотых польских для подписков давать, а на судей войсковых по 300 золотых польских, а на писаря судейского по 100 золотых польских, на писаря да на хорунжего по 50 золотых, на хорунжего сотницкого 30 золотых, на бунчужного Гетманского 50 золотых.


Ответ

Царское Величество пожаловал велел быть по их челобитью, а давать те деньги из тамошних доходов. /229/



3-е прошение

На писаря и на судей войсковых на два человека, и на всякого полковника, и асаулов войсковых и полковых чтоб по мельнице для прокормления, что расход имеют великий.


Ответ

Царское Величество пожаловал велел быть по их челобитью.



4-е прошение

На поделку снаряду, войска и пушкарей и на всех работных людей, которые у наряду бывают, чтоб Царское Величество пожаловал изволил учинить Царское Величество свое милостивое призрение как в зиму, так и во осенях, такожде и на обозного пушечного 400 золотых, а на хорунжего пушечного 50 золотых.


Ответ

Царское Величество пожаловал велел быть по их челобитью и деньги давать из тамошних доходов.



5-е прошение

Послы, которые издавна к Войску Запорожскому приходят из чужих краев, чтоб Гетману и Войску Запорожскому, которые к добру были, вольно принять, а только б что имело быть противно Царству Его Царского Величества, то должны они Царскому Величеству извещать.


Ответ

По сей статье Царское Величество указал послов о добрых делах принимать и отпускать, а о каких делах приходили и с чем отпущены будут, о том писать к Царскому Величеству подлинно и вскоре, а которые послы присланы от коего будут Царскому Величеству с противным делом, и тех послов и посланников задержать в войске и писать об них о Указе к Царскому Величеству вскоре ж, а без Указу Царского Величества назад их не отпускать, а с Турецким Салтаном и с Польским Королем без Указу Царского Величества не ссылаться.



6-е прошение

О Митрополите Киевском посланникам изустно наказ дан, а в речах посланники били челом, чтоб Царское Величество пожаловал велел дать на его маетности свою Государскую жалованную грамоту.


Ответ

Царское Величество пожаловал Митрополиту и всем духовного чина людям на маетности их, которыми они ныне владеют, свою Государеву жалованную грамоту дать велел. /230/



7-е прошение

Чтоб Царское Величество изволил рать свою вскоре прямо к Смоленску послать, не отстрочивая ничего, чтоб неприятель не мог справиться и с иными совокупиться, для того, что войски ныне принуждены, чтоб никакой лести не верили, если б они имели в чем делать.


Ответ

Царское Величество изволит на неприятеля своего, на Польского Короля, идтить сам и бояр и воевод послать со многими ратьми по просухе, как конские кормы учнут быть.



8-е прошение

Чтоб быть немного люду зде по рубежу от ляхов для всякого бесстрашия с 3000, или как воля Царского Величества будет, хотя и больше.


Ответ

Царского Величества ратные люди всегда на рубежи для Украйны обереганья есть и впредь стоять учнут.



9-е прошение

Обычай тот бывал, что всегда Войску Запорожскому платили, бьют челом и ныне Царскому Величеству, чтоб на полковника по 100 ефимков, на асаулов полковых по 200 золотых, на асаулов войсковых по 400 золотых, на сотников по 100 золотых, на козаков по 30 золотых давать.


Ответ. От Его Царского Величества Указ

В прошлых годах присылал к Царскому Величеству Гетман Хмельницкий и все Войско Запорожское и били челом многажды, чтоб Его Царское Величество их пожаловал для Православныя веры Християнских и святых Божиих церквей, за них вступился и принял их под свою Государеву высокую руку, и на неприятелей их учинить им помочь, и Великому Государю, Его Царскому Величеству, в то время под свою Государеву высокую руку приняты было вас неможно, потому что у Его Царского Величества с Королями Польскими и Великими Князьями Литовскими было вечное окончание. А что ж их Королевские страны Царского Величества отцу, блаженныя памяти Великому Государю Царю и Великому Князю, Михаиле Феодоровичу, всея России Самодержцу и многих государств Государю и Обладателю, и деду Его Государеву, блаженныя памяти Великому Государю, Святейшему Патриарху, Филарету Никитичу, Московскому и всея России, и Великому Государю нашему, Царю и Великому Князю, Алексею Михайловичу, всея России Самодержцу, Его Цар-/231/скому Величеству, учинились многие бесчестия и укоризны, потом по Королевским грамотам, по сеймовому уложению и по конституции, и по посланным договорам Царское Величество ожидал исправления, а Гетмана Хмельницкого и все Войско Запорожское хотел с Королем Польским помирить чрез своих Государевых великих послов тем способом, буде Ян Казимир Король учинит с ними мир по Зборовскому договору и на Православную Християнскую веру гонения чинить не учнет, и униатов всех выведет, и Царское Величество винным людям, которые за Его Царскую честь довелись смертныя казни, вины их хотел отдать и о том посылал к Яну Казимиру королю своих Государевых великих и полномочных послов — боярина и наместника Великопермского князя Бориса Алексеевича Репнина и Оболенского с товарищи, и те Царского Величества великие и полномочные послы о том мире и о поступках Короля в полной Раде говорили всякими мерами, и как Казимир Король и послы Рады ни на которую меру не сошли и то великое дело поставили ни во что, и тех Царского Величества великих и полномочных послов отпустили без дела, и Великий Государь наш, Его Царское Величество, видя такие с Королевской стороны многие неисправления и грубости, и неправды и хотя Православную христианскую и всех Православных от гонителей и хотящих церкви Божия разорити и веру Христианскую искоренити, от латын, оборонити, под свою Государеву высокую руку вас принять, а для вашей обороны собрал русские и немецкие, и татарские рати многие, идет сам Великий Государь, Его Царское Величество, на неприятелей Христианских и бояр своих и воевод шлет со многими ратьми, и на тот ратный строй по Его Государеву Указу роздана Его Государева казна многая, и ныне им, посланникам, о жалованье и о Войске Запорожском говорить, видя такую Царского Величества милость и к ним оборону, не довелось. А как был у Гетмана Богдана Хмельницкого Государев ближний боярин и наместник Тверской Василий Васильевич Бутурлин с товарищи, и Гетман говорил с ними в разговорах о числе Войска Запорожского, что учинить 60 000, а хотя б, де, того числа было больше, и Государю, де, в том убытку не будет, потому что они жалованья у Государя просить не учнут. Да им, Самойлу и Павлу и иным людям, которые в то время при Гетмане были, про то ведомо ж, а что в Малой России в городах и местах каких доходов, и про то Царскому Величеству неведомо, и Великий Государь наш, Его Царское Величество, посылает доходы описать дворян. А как те Царского Величества дворяне доходы и всякие прибыли опишут и сметят, и в то время о жалованье на Войско Запорожское по рассмотрению Царского Величества Указ будет. А ныне Царское Величество жалует Гетмана и все Войско Запорожское, хочет послать своего Царства жалованья по давним обычаям предков своих, Великих Царей и Государей и Великих Князей российских, гетману и всему Войску Запорожскому золотыми. /232/



10-е, продолжение пунктов

Крымская орда, если бы имела вкинутися, тогда от Астрахани и от Казани надобно на них наступить, такожде и донским козакам готовым быть, а ныне еще в братстве дать сроку и их не задирать.


Ответ

Царского Величества Указ и повеление на Дон к козакам послано, буде крымские люди задору никакова не учинят и на них ходить и задору чинить не велено. А буде б крымцы задор учинили, и в то время Царское Величество укажет над ними промысл чинить.



11-е прошение

Кодак город на рубеже от Крыму, в котором Гетман всегда по 400 человек держит и кормы всякие им дает, чтоб и ныне Царское Величество пожаловал кормами и порохом к наряду изволил под строй, и те так же и на тех, которые за порогами Коша берегут, чтоб Царское Величество милость свою изволил показать, понеже нельзя сего без людей оставить.


Ответ на оное

О той статье Царского Величества милостивый Указ будет впредь, как про то ведомо будет, по скольку на них запасов посылывано, и сколько будет доходов в сборе на Царское Величество.

А что в письме ж вашем написано: как Великий Государь наш, Его Царское Величество, Гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запорожское пожалует, свои Государские грамоты на вольности ваши дать велит, — тогда вы смотр меж собою учините, кто будет козак или мужик, а в том числе Войска Запорожского было б 60 000,и Великий Государь наш, Его Царское Величество, на то изволил, тому числу списковым козакам быть велено, и как вы, посланники, будете у Гетмана Богдана Хмельницкого, и вы б ему сказали, чтоб он велел козаков разобрать вскоре и список себе учинил, да тот список за своею рукою прислал к Царскому Величеству вскоре.





На другой день целое собрание бояр повелели послам подать их дополнительные требования


Но того ж марта в 13 день посланникам Хмельницкого велено, было по указу царскому быть в казенный двор у господ бояр — у боярина и наместника тверского Василья Васильевича Бутурлина и окольничего и наместника каширского Петра Петровича Головина, да думного дьяка Алмаза Иванова, и оных спросить именем его царского величества в том, что они, будучи у его царского величества, /233/ били челом, о чем его величеству Богдан Хмельницкий, гетман Войска Запорожского, и все Войско Запорожское чрез них челобитствовать наказывали, об оном его царское величество от них указал им выслушать и им бы, о чем просили, все объявили.





Послы подают дополнительные пункты боярам


На оное генеральный судья Богданович и полковник Тетеря подали боярам статьи, объявляя при том, что, о чем, де, его царского величества гетман Хмельницкий и все Войско их Запорожское нам велели у его величества просить, об оном челом бьем здесь нашими статьями:


1.

О вольностях, как прежде всего бывало, чтоб им вольно было гетманов и полковников, сотников и иных старшин выбирать меж себя самим, а кого они выберут, о том пришлют вид государю, и судиться бы им меж себя своим правом.


2.

В которых больших городах будут государевы воеводы, и в тех городах для судов и расправы были бы рядники их козацкие, и судиться им, шляхте и козакам, и мещанам, по своим правам, а государевым бы воеводам их не судить. А буде кому их суд козацкий будет нелюб, а похочет дело свое перенесть к государеву воеводе, и в то время государев воевода меж ими расправу учинит по своему рассмотрению.


3.

Чтоб Войска Запорожского учинить их в 60 000 и государево жалованье на Войско Запорожское давать, и то назначить на сколько тысяч, и давать в то время, как они где будут на его государевой службе, по его государеву изволению, а не для своей обороны, и отведены будут где на чужие край.


4.

Буде государь всему Войску Запорожскому своего государева жалованья давать не изволит, иноб пожаловал государь велел дать свое государево жалованье полковникам, асаулам, судьям и сотникам из тех же доходов, из которых прежде сего давано; а прежде сего давано им из королевских доходов жалованье полковникам по 300, сотникам по 100, рядовым по 30 золотых польских человеку, и чтоб во всяком полку было по мельнице. /234/


5.

Шляхта благочестивыя христианския веры, которые служат в Войску Запорожском, чтоб им повелено было маетностями своими владеть по-прежнему и судить по своим стародавним правам.


6.

Об откупах и закладных маетностях, буде кто кому что отдал в откуп или маетность заложил, а за прошлым военным временем те откупщики откупов не сдержали, а ныне люди по закладным маетностям не владели, и тем бы всем людям поволить и ныне те урочные годы откупы и маетностьми додержать и с тех откупов и с закладных маетностей до тех мест, как им урочные лета отойдут, на государя доходов собирать не велеть.


7.

Чтоб государь указал быть в их козацких городах из их же людей, которые б были люди знатные и верные и права их козацкие знали, на государя доходы всякие сбирали, и только, де, государь тому быть не изволит и укажет быть в их черкаских городех своим государевым воеводам и приказным людям, иноб у доходов сборщикам их же людям, потому как учнут доход сбирать на государя их люди козаки, и хотя кому покажется тяжело, а досадовать за то не будет, для того что учнут делать по их же правам.


8.

Чтоб государь пожаловал велел дать гетману на булаву, что надлежит, город Чигирин и иные места.


9.

Прежде сего бывало на Войско Запорожское королевское жалованье из его королевских доходов, на строение, на починку пушек, на порох и на свинец, чтоб и ныне государь их пожаловал велел на то строение давать, что его государево изволение будет.


10.

Чтоб тем людям и лошадям, которые бывают по нарядам, давать в зимнее время прокормление и покою кормные места в их же черкаских городах, где пригоже.


11.

Чтоб государь пожаловал велел дать свои государевы жалованные грамоты в Войско Запорожское на монастырские и на церковные, и на шляхетские, и на козацкие маетности на хартии, за своею рукою и государевою печатью большою. /235/


12.

Чтоб государь пожаловал побитых и умерших Козаков жен и детей велел им жить на старых их местах и поборов бы с них никаких, покаместь они к службе поспеют, имать не велел.


13.

Велел государю бить челом гетман Богдан Хмельницкий, чтоб государь пожаловал велел свою государеву жалованную грамоту дать митрополиту Киевскому на его митропольные маетности, чтоб ему маетностьми его владеть по-прежнему свободно.


14.

Чтоб государь указал быть своим государевым воеводам в больших городах, в Киеве да в Чернигове, а в иных бы городах воеводам не быть. А буде ж государь и во всей Малой России своим государевым воеводам быть не велит, а прикажет ведать гетману по-прежнему, и гетман учнет присылать к государю казну по всякий год, сметя, сколько доведется, по местным делам.


15.

А буде государь изволит, то гетман и Войско Запорожское учнут государю доход давать с Войска Запорожского против того ж, как збирает турский салтан с венгерской и мунтянской и из волохской земли, сметя сметить делом, а переписать бы те все доходы и в смету положить, кому государь укажет, своему государеву человеку.


16.

Бьет челом государю гетман Богдан Хмельницкий, буде учнут приходить к нему с которых пограничных земель посланцы о больших делах, и он, де, гетман, тех посланцев учнет посылать к государю, и о тех делах, о чем они к гетману присланы будут, что государь им укажет? А буде учнут приходить о малых делах, и государь бы тех посланцев поволил принимать и отпускать ему, гетману, а в жалобы того не поставить.


17.

Которые запорожские козаки небогатые люди ходят на промыслы для рыбной ловли на низ и тем, назад приходя, кормятся, на те же промыслы ходят украинских городов и мещане и в том им чинят помешку, и государь бы их пожаловал, мещанам в те промыслы ходить и в том им помешки чинить не велел.


18.

Король Владислав устроил на устье Днепра город Кодак для того, чтоб им, запорожским козакам, нельзя было ходить на Черное /236/ море, и ныне же в тот город, Кодак, посылает гетман для оберегания Козаков по 400 человек, и чтоб государь пожаловал велел тем козакам давать свое государево жалованье, деньги, и хлеб для того, что там им, будучи на Украйне, без жалованья прокормиться нечем.

При сем пункте посланникам бояре говорили, что «гетман и полковники и великих чинов люди государю на подданство веру учинили, а запорожские козаки, которые живут в самом Запорожье, веры не учинили, чтоб гетман велел и тех Козаков к вере привесть на государево имя».

На то посланники отвечали: «в Запорожье живут козаки малые люди, и то из войска переменные, и тех, де, в дело почитать нечего, а кошевого, де, туды старшину посылает гетман.


19.

В Войску Запорожском Трехтемировский монастырь войсковой, а надлежит, де, к нему река Самара и маетности, и чтоб государь пожаловал велел им тем всем владеть по-прежнему.


20.

Чтоб государь указал прислать своих государевых ратных людей к Смоленску вскоре, чтоб польским и литовским людям собраться и исправиться не дать и учинить бы им с той стороны помешку, а то им ведомо уже, что все белорусцы, православные христиане, под государевою высокою рукою быть желают и его государевых ратных людей ожидают.





Ответ на оный пункт


На сей пункт отвечали бояре, что «у государя собраны рати многие, конные и пешие, и указал государь быть для обережения и помочи о приходе польских людей на Украйне от них Войска Запорожского городов боярину и воеводе Василью Борисьевичу Шереметеву с товарищи со многими ратными, и посылку с гетманом помочь учинить ему на поляков велено, а к Полоцку указал государь послать своих государевых боярина и воеводу ж Василия Петровича Шереметева с товарищи со многими ратми ж, а во Брянск указал государь послать бояр и воевод князя Алексея Никитича Трубецкого с товарищи и с конными и пешими многими людьми, также и в иные места по государеву указу будут на оное воеводы с большим собранием. А на смоленские и оршанские места хочет царское величество идтить сам, своею государскою персоною, а с ним, государем, будут цари и царевичи, которые у него, государя, служат, и бояре, и воеводы, и ратные, и конные, и пешие самые большие люди и учнут над польскими и литовскими людьми промышлять и неправды их им мстить, сколько ему Бог помочь даст». /237/





В дополнение послы говорили


Посланники на то им говорили, что то, де, царское величество чинит по своему государскому милосердному обычаю, хотя православное христианство из неволи неверных высвободить, а хотя и война минется, а на границе войску всегда надобно быть государевым людям для всякого бережения с 5000 человек.





По сем бояре вопрошали


Как Гетман Богдан Хмельницкий и все Войско Запорожское Царскому Величеству веру учинили, что им быть под Его Царского Величества высокою рукою, и после того от Крымского Хана послы у Гетмана были ль, и буде были, то сколь давно и о чем приходили, и с чем отпущены, так же и от Гетмана посланы в Крым: для чего посланы, сколь давно и не чаять ли от Крымского Хана с Польским Королем соединения и на Войско Запорожское войны?





Ответ посланников


От Крымского Хана послов и посланников у Гетмана не бывало, а Гетман послал к Хану посланников своих для того объявления ему, что он, Гетман, и все Войско Запорожское учинились под Государевою высокою рукою на веки, а он, Крымский Хан, в дружбе с ним, Гетманом, и Войском Запорожским будет ли. И будет Крымский Хан в дружбе с ними, и Государь бы указал послать свое Государево повеление к донским козакам, чтоб они в то время, пока Крымский Хан с ними в дружбе, на крымские улусы не ходили и задоров никаких не чинили, а буде Крымский Хан в дружбе с ними по-прежнему не будет, и в то б время указал Государь воевати крымские улусы донским козакам и астраханским, и казанским, татарским и калмыцким ордам.




Вопрос

У Польского Короля окрестных которых, от Цесаря или Папы, или от Венгерского, или от иных от кого прибыльных ратных людей нет ли, и буде есть, то много ли?



Ответ

На то посланники отвечали, что им про то неведомо.



Вопрос

От Волохского и от Мунтянского присылки к Гетману бывали ли, и буде были то сколь давно и о каких делах?



Ответ

Венгерский Ракоц и Волохский владетель, проведав, что гетман учинился под Государевою высокою рукою, писали к Гетману, чтоб /238/ он с ними был в дружбе, а они с ним, Гетманом, и Войском Запорожским в дружбе и в любви быть рады, и который был посланник запорожский в венграх задержан, того отпустили назад с честию и с большими подарками, а от Мунтянского присылки ни о чем еще не было.



Вопрос

Ведомо Государю учинилось, что нагайские мурзы с улусными людьми кочуют близко его, Государевых, черкаских, Полтавы и иных городов, и буде кочуют и которые мурзы, и присылка от них к Гетману бывает ли и в каких делах, и смирно ли кочуют, и нет ли от них какова дурна?



Ответ

Присылали к Гетману Большого и Меньшего Нагаю мурзы татаров послов своих с тем, буде Крымский Хан в дружбе с ним будет и они тому рады, а буде, хотя Крымский Хан от него, Гетмана, и отступит, то они, нагайцы, с ним, Гетманом, и всем Войском Запорожским будут в соединении и от них не отступят. Да и к Государю те нагайские мурзы и татары послов своих прислать хотели ж, а в которое время тех послов к Государю приходу чаять, про то ведомо будет в то время, как их крымские посланники из Крыму назад поедут и про то объявят, похочет ли Крымский Хан с ними в дружбе быть или нет.



Вопрос

Польские и литовские люди не наступают ли, и буде наступают, то на которые города и многие ли люди?



Ответ

Про наступанье польских многих людей не слыхали, а в Шаргороде стоит полковник Окунь с немецкими людьми и присылает в окольные деревни для живности, а Гетман войска послать на них без Государева указу не смеет, а выгнать их моцно можно. Да к Гетману прислал Хорунжий Коронный Конецпольский, чтоб ему позволить в маетностях его, в козацких городах, имать живность. Но Гетман ему в том отказал, что он уже учинился под государевою рукою со всем Войском Запорожским и с городами, и с землями, и ему без Государева указу учинить ничего не можно.





Бояре при отпуске из палат повелевают послам подать прошение свое на письме


Бояре, посланников отпускаючи на подворье, велели подать те речи их на письме, что и подали, и при том прошение ж или статьи гетманские. /239/





Послы подают ПРОШЕНИЕ письменно


Божиею Милостию Великий Государь Царь и Великий Князь, Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя России Самодержец, и многих Государств Государю и Обладателю, Твоему Царскому Величеству.

Мы, Богдан Хмельницкий, Гетман Войска Запорожского, и все Войско Запорожское, и весь мир Христианский Российский до лица земли челом бъем.

Обрадовася вельми с пожалования великого и милости неисчетной Твоего Царского Величества, которую нам изволил Твое Царское Величество показать, много челом бьем Тебе, Государю нашему, Твоему Царскому Величеству, служити прямо и верно во всяких делах и повелениях Царских Твоему Царскому Величеству будем вовеки. Только просим вельми, яко и в грамоте просили есьмы, изволь нам, Твое Царское Величество, в том во всем пожалование и милость свою Царскую указати, о чем посланники наши от нас Твоему Царскому Величеству будут челом бить.


1.

В начале изволь, Твое Царское Величество, подтвердити права и вольности наши войсковые, как из веков бывало в Войске Запорожском, что своими правами суживалися и вольности свои имели в добрах и в судах, чтоб ни воевода, ни боярин, ни стольник в суды войсковые не вступалися, и от старшин своих чтоб товариство сужены были: где три человека козаков, тогда два третьего должны судити.


Решение

Сей статье указал государь, и бояре приговорили: быть так по их челобитью.


2.

Войско Запорожское в числе 60 000 чтоб всегда полно было.


Решение

Указал государь, и бояре приговорили: быти по их челобитью 60 000 человек.


3.

Шляхта, которые в России обретаются и веру по непорочной заповеди Христовой Тебе, Великому Государю нашему, Твоему Царскому Величеству, учинили, чтоб при своих шляхетских вольностях пребыли и меж себя старшин на уряды судовые обирали, и добра свои и вольности имели, как при Королях Польских бывало, чтоб и ныне, увидя таковое пожалование Твоего Царского Величества, скло-/240/нились под область и под крепкую и высокую руку Твоего Царского Величества со всем миром Христианским. Суды земские и градские чрез тех урядников, которых они сами себе добровольно изберут, исправлены быть имеют, как и прежде сего; тако ж шляхта, которые казенную свою имели по крепостям на маетности тогда, и ныне чтоб или им поплачено, или на маетностях довлады дано.


Решение

Сим статьям указал государь, и бояре приговорили: быть по их челобитью.


4.

В городех урядники из наших людей чтоб были обираны на то достойные, которые должны будут и подданными Твоего Царского Величества справляти или удержати, и приход надлежащий в правду в казну Твоего Царского Величества отдавати.


Решение

Указал государь, и бояре приговорили: быть по их челобитью. А быть бы урядникам, войтам, бурмистрам, райцам, лавникам и доходы денежные и хлебные, и всякие на государя сбирать им и отдавать в государеву казну тем людям, которых государь пришлет, и тем людям, кого для той сборной казны государь пришлет, над теми сборщиками смотреть, чтоб делали правду.


5.

На булаву Гетманскую что надано, со всеми принадлежностями Министерство Чигиринское 96 чтоб ныне для всего ряду пребывало.


Решение

Указал государь, и бояре приговорили: быть по их челобитью.


6.

Сохрани, Боже, на нас, Гетмана, смерти, понеже всяк смертен, без чего не может быть, чтоб Войско Запорожское само меж себя Гетмана избирали и Его Царскому Величеству извещали, чтоб то Его Царскому Величеству не в кручину было, понеже тот давный обычай войсковой.


Решение

Государь указал, и бояре приговорили: быть по их челобитью.


7.

Имений козацких чтоб ни на что не отнимали, которые земли имеют, и все пожитки с тех земель чтобы при тех имениях добровольно владели, вдов, после козаков оставших, чтоб и дети их такие ж вольности имели, как предки и отцы их. /241/


Решение

Государь указал, и бояре приговорили: быть по их челобитью.


8.

Писарю войсковому чтоб по милости Его Царского Величества 1000 золотых для подписков, так и мельниц для прокормления, что великий расход имеет.


Решение

Быть по их челобитью и давать из тамошних доходов.


9.

На всякого полковника чтоб по мельнице, для того что расход великий имеют. Но когда милость будет Твоего Царского Величества, и больше того, чем Твое Царское Величество пожаловать изволит.


Решение

Государь пожаловал по их челобитью да будет.


10.

Также на судей войсковых по 300 золотых и по мельнице, а на писаря судейского по 100 золотых.


Решение

Государь пожаловал по их челобитью, а про судей спросить, сколько судей?


11.

Также есаулам войсковым и полковым, что на услугах войска завсегда обретаются и хлеба пахать не могут, по мельнице бы им было, просим Твоего Царского Величества.


Решение

Государь пожаловал по их челобитью.


12.

На поделку снаряду воинского и пушкарей и на всех людей работных у снаряду просим Твоего Царского Величества, изволь имети свое Царское милостивое зрение, яко о зиме, тако и о сенях, такожде и на обозного 400 золотых.


Решение

Государь пожаловал велел давать из тамошних доходов. /242/


13.

Права, наданные из веков от Князей и Королей духовным и мирским людям, чтоб ни в чем не нарушены были.


Решение

Государь пожаловал велел быть по тому.


14.

Послы, которые из века из чужих земель приходют к Войску Запорожскому, чтоб господину Гетману и всему Войску Запорожскому, которые к доброму, вольно принять, чтобы то Его Царскому Величеству в кручину не было; а что бы имели противу Его Царского Величества, быть должными Его Царскому Величеству извещати.


Решение

Государь указал, и бояре приговорили: послов о добрых делах принимали и отпускати, а о каких делах приходят и с чем отпустят, и о том писать к государю. А которые посланцы или послы присланы от кого будут с противным делом, оных задержав, писать к государю, а без государева указу их не отпускать; а с турским салтаном и С польским королем без государева указу не ссылаться.


15.

Как в иных землях дань вдруг отдается, хотели бы и мы, и то б . ценою ведомою давать о тех людях, которые Твоему Царскому Величеству надлежат. А если бы инако быть не могло, тогда и на единого, воеводу не позволять и о том договариваться, разве бы из здешних людей обобравши воеводу, человека достойного, который имеет все те доходы в правду Его Царского Величества отдавати. А то для того имеют посланники наши договариваться, что, наехавши, воевода права бы нарушать имел и установы какие делал, и то б были имелось с великою досадою, понеже праву иному не могут скоро навыкнуть и тягости такие не могут носить, а из здешних людей когда будут старшие, тогда против правды уставов здешних будут справляться.


Решение

По сей статье государь указал, и бояре приговорили: быть по тому, как выше сего написано, сбирать войтам, бурмистрам, райцам, лавникам, а отдавать в государеву казну тем людям, кого государь пришлет, и тем людям над сборщиками смотреть, чтоб делали правду.


16.

Прежде сего от Королей Польских никакого гонения на веру и на вольности наши не было. Всегда мы всякого чина свои вольности /243/ имели, и для того мы верно и служили, а ныне за наступление на вольности наши понуждены Вашему Царскому Величеству под крепкую и высокую руку поддаться, прилежно просили имеем чрез послы наши, чтоб привилегии Ваше Царское Величество нам, на хартиях писанные с печатями висящими, един на вольности козацкие, а другие на шляхетские, изволь дать, чтоб на вечное время непоколебимо было. А когда то одержим, мы сами смотр меж собою иметь будем, а кто козак, то тот вольность козацкую будет иметь, а кто пашенный крестьянин, тот будет дань давать обыклую Его Царскому Величеству так, как и прежде сего, так же и на люди всякие, которые Вашему Царскому Величеству подданные, на каких правах и вольностях имеют быть.


Решение

Государь указал, и бояре приговорили: быть по их челобитью.


17.

О митрополите помянуть имеют, как будут разговаривать, и о том послам нашим изустный наказ дали есьмы.


Решение

Государь указал, и бояре приговорили: митрополиту на маетности его, которыми ныне владеет, дать жалованную грамоту.


18.

Такожде прилежно просити послы наши имеют Его Царского Величества, чтоб Его Царское Величество рать свою вскоре прямо к Смоленскому послал, не отсрочивая ничего, чтоб неприятели не могли справляться и с другими совокупиться, для того что войски ныне принужденные, чтоб никакой их лести не верили, если б они имели в чем делать.


Решение

Указал государь, и бояре приговорили: про поход ратных людей объявить посланникам, с которого числа государь сам и бояре, и ратные многие люди с Москвы пойдут, а гетману не писать.


19.

И то надобное дело припомнить, чтоб наемных людей здесь по рубежу от ляхов было для всякого случая и пострашия с 3000, или как воля Его Царского Величества будет, хотя и больше.


Решение

Государь указал спросить: в коих местах по рубежу стоять? /244/


20.

Обычай тот бывал, что всегда Войску Запорожскому платили, просят и ныне Его Царское Величество, чтоб на полковника по 100 ефимков, на есаулов полковых по 400 золотых, на сотников по 100, на козаков по 30 золотых.


Решение

Отговаривал великий государь, его царское величество, для православныя веры, хотя их от гонителей и хотящих разорить церкви Божие и искоренить веру христианскую, от латын оборонити, собрал рати многие и идет на неприятелей, и свою государеву казну для их обороны ратным людям роздал многую. А как выл у гетмана Богдана Хмельницкого государев ближний боярин и наместник тверской Василий Васильевич Бутурлин с товарищи и говорил с гетманом о числе Войска Запорожского, и гетман говорил, хотя число Войска Запорожского и велико будет, государю в том убытка не будет, потому что они жалованья у государя просить не учнут, а говорил гетман при них, при судье и при полковнике, и им ныне о том говорить не доводится.


21.

Орда если бы имела вкинуться, тогда от Астрахани и от Казани надобно на них наступать, такожде и донским козакам готовым быть, а ныне еще в братстве дати сроку и их не задирати.


Решение

Сказать: на Дон к козакам государево повеление послано. Буде крымские люди задору никакого не учинят, на них не ходить, а буде задор учинят, и в то время государь укажет над ними промысл чинить.


22.

Кодак город, который есть сделан на рубеже от Крыму, в котором господин Гетман всегда по 400 человек имеет и кормы всякие им дает, чтоб и ныне Его Царское Величество как кормы, так же и на тех, которые за порогами в Коше берегут, чтоб Его Царское Величество милость свою изволил показать, понеже нельзя его самого без людей оставить.


Решение

Государь указал спросить: по сколько корму на тех человек дают, и за порогами для Коша сколько человек, и о чем за них челом бьют? /245/

23.

Доложить Государю бояре говорили, которые Государевых всяких чинов люди бегати в Государевы черкаские городы и места учнут, и тех бы, сыскав, отдавали. Марта 14 дня 1654 году.





Посланники Хмельницкого удостоены к столу царскому


В приспевшее торжество для дня тезоименитства его царского величества, на другой день оного, то есть 18 марта в субботу Лазареву, удостоены были присланные от гетмана Хмельницкого посланники обедать при царском столе с прочими боярами, окольничими И стольниками.





Жалованье царское послам своим за исправленное дело в Черкасах


А в 26 число, в самое Светлое Воскресенье, после обеденного стола, за посылку в Черкасы за приведение там всего Войска Запорожского в подданство российское государь жаловал боярина Василья Бутурлина, окольничего Ивана Алферьева и думного дьяка Лариона Лопухина. Первому — дворечество с путем, шуба бархат золотой, кубок золоченый серебряный, 4 сорока соболей и к прежнему его окладу, к 450 рублям, придачи 150 рублей; второму — шуба атлас золотой, кубок, 2 сорока соболей и к окладу его, 300 рублям, 70 рублей; а дьяку — шуба ж атлас золотой, кубок, 2 сорока соболей да придачи к прежнему окладу 50 рублей.





Жалует царь грамотами Войско Запорожское на прежние вольности их и преимущества


На другой же день того светлого праздника на всеподданническое Хмельницкого и всего Войска Запорожского прошение государь царь и великий князь Алексей Михайлович пожаловал им всем прежние их права и вольности войсковые иметь и состоять ненарушимо навсегда, так, как они просили, и в том дал им свои царские грамоты, 1654 году марта 27 числа. В каковой же силе те жалованные грамоты состоят, при сем прилагаются списки.





Царская грамота первая


Божею Милостию Мы, великий Государь Царь и Великий Князь, Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя, и Белыя России Самодержец, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский, Царь /246/ Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский и Великий Князь Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных, Государь и Великий Князь Новгорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Удорский, Обдорский, Кондинский, и всея Северных страны Повелитель, и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, и Кабардинския земли, Черкаских и Горских Князей, и иных многих Государств и земель Восточных и Западных, и Северных Отчич и Дедич, и Наследник, и Обладатель.

Пожаловали есьмы наших, Царского Величества, подданных, Богдана Хмельницкого, Гетмана Войска Запорожского, и писаря Ивана Виговского, и судей войсковых, и полковников, и есаулов, и сотников, и все Войско Запорожское, что в нынешнем 1654 году как по милости Божией учинилися под нашею Государскою высокою рукою, он, Гетман Богдан Хмельницкий, и все Войско Запорожское, и веру нам, Великому Государю, и нашим Государским детям и наследникам на вечное подданство учинили, и в марте месяце присылали к нам, Великому Государю, к нашему Царскому Величеству, он, Богдан Хмельницкий, и все Войско Запорожское посланников своих — Самойла Богданова, судию войскового, да Павла Тетерю, полковника Переясловского. А в листе своем к нам, Великому Государю, к нашему Царскому Величеству, Гетман писал и посланники его били челом, дабы нам, Великому Государю, его, Гетмана Богдана Хмельницкого, и все Войско Запорожское пожаловать велеть прежние их права и вольности войсковые, как издавна бывали при Великих Князех Русских и при Королях Польских, чтоб уживали и . вольности свои имели в добрах и в судах, и чтоб в те их войсковые суды никто не вступался, но от своих бы старшин судились, подтвердити и прежних бы их прав, каковы даны духовного и мирского чина людям от Великих Князей Русских и от Королей Польских, не нарушать, и на те б их права дати нашу Государскую жалованную грамоту за нашею Государскою печатью, и чтоб Войска Запорожского спискового учинить 60 000, а было б тое число всегда полно. Буде же судом Божиим смерть случится Гетману, и нам бы, Великому Государю, поводить Войску Запорожскому по прежнему обычаю самим между себя Гетмана обирать, а кого оберут, и про то нам, Великому Государю, объявляти. Имений козацких и земель, которые имеют для пожитков, чтоб у них отнимать не велеть; так же бы и вдов после козаков остальных дети повольности имели, как деды и отцы их. И мы, Великий Государь, наше Царское Величество, подданного нашего Богдана Хмельницкого, Гетмана Войска Запорожского, пожаловали велели им быть под нашею, Царского Величества, высокою рукою по прежним их правам и привилегиям, каковы им даны от Королей Польских и от Великих Князей Литовских, и тех их прав и вольностей не нарушивати ничем не велели, и судиться им велели от своих старшин по своим прежним правам. А число Вой-/247/ска Запорожского указали есмы по их же челобитью учинить спискового 60 000 всегда полное. А буде судом Божиим смерть случится Гетману, и мы, Великий Государь, поволили Войску Запорожскому обирати Гетмана по прежним их обычаям самим меж себя, а кого Гетмана оберут, и о том писати к нам, Великому Государю, да по тому ж новообранному Гетману на подданство и на верность веру нам, Великому Государю, учинить, при ком мы, Великий Государь, укажем. Также имений козацких и земель, которые они имеют для пожитка, отнимати от них и вдов, после козаков осталых, и детей не велели, а быти им за ними по-прежнему. А буде из которых пограничных государств учнуть приходить в Войско Запорожское к Гетману Богдану Хмельницкому и ко всему Войску Запорожскому о добрых делах, и мы, Великий Государь, тех послов Гетману принимать и отпускать поволили; а из которых государств и о каких делах те послы присланы и с чем отпущены будут, гетману о том о всем писати к нам, Великому Государю, вскоре; а буде которые послы от кого присланы будут с каким противным к нам, Великому Государю, делом, и тех послов в войске задерживать и писать об них к нам, Великому Государю, вскоре ж, а без нашего, Царского Величества, Указу назад их не отпускать. А с Турецким Салтаном и Польским Королем без нашего, Царского Величества, Указу ссылки не держать. И по нашему, Царского Величества, жалованью нынешним Царского Величества подданным, Богдану Хмельницкому, Гетману Войска Запорожского, и всему нашему, Царского Величества, Войску Запорожскому, быть под нашею, Царского Величества, высокою рукою по всем прежним правам и привилегиям и по всем статьям, которые писаны выше сего, и нам, Великому Государю, и сыну нашему, Государю Царевичу и Великому Князю, Алексею Алексеевичу, и наследникам нашим служити и прияти, и всякого добра хотети, и на наших Государских неприятелей, где наше Царское повеление будет, ходити и с ними битись, и во всем быть в нашей Государской воли и послушании навеки. О которых они статьях нам, Великому Государю, нашему Царскому Величеству, те выше именованные посланники, Самойло и Павел, именем Богдана Хмельницкого, Гетмана Войска Запорожского, и всего нашего, Царского Величества, Войска Запорожского били челом и подали нашим, Царского Величества, ближним боярам, боярину и наместнику Казанскому князю Алексею Никитичу Трубецкому, боярину и наместнику Тверскому Василью Васильевичу Бутурлину, околничему и наместнику Каширскому Петру Петровичу Головину, думному дьяку Алмазу Иванову, статьи, и мы, Великий Государь, тех статей выслушали милостивно, и что на которую статью наше, Царского Величества, изволение, и повелели подписать под теми ж статьями, да те статьи с нашим, Царского Величества, Указом велели дать тем же посланникам, Самойлу и Павлу, и хотим его, Гетмана Богдана Хмельницкого, и все Войско Запорожское держать в нашем, Царского Величества, милостивом /248/ жалованье и в призрении и им бы на нашу Государскую милость быть надежным. Дана сия Царского Величества жалованная грамота, за нашею Государственною печатью, в нашем Царствующем граде Москве, лета от создания мира 7162, от Рождества ж Христова 1654, месяца марта 27 числа.





Царская грамота вторая


Божиею Милостию Мы, Великий Государь Царь и Великий Князь, Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя, и Белыя России Самодержец, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский и Великий Князь Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных, Государь и Великий Князь Новагорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Удорский, Обдорский, Кондинский, и всея Северныя страны Повелитель, и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, и Кабардинския земли, Черкаских и Горских Князей, и иных многих Государств и земель, Восточных и Западных, и Северных Отчич и Дедич, и Наследник, и Государь, и Обладатель.

Пожаловали есьмы нашей, Царского Величества, отчины, Малыя России, жителей, людей стану шляхетского, что в нынешнем 1654 году как по милости Божией учинились под нашею Государскою высокою рукою, Гетман Богдан Хмельницкий и все Войско Запорожское, и вся Малая Русь, и веру нам, Великому Государю, и нашим Государским детям и наследникам на вечное подданство учинили, и в марте месяце присылал к нам, Великому Государю, к нашему Царскому Величеству, он, Гетман Богдан Хмельницкий, и все Войско Запорожское, посланников своих, Самойла Богданова, судию войскового, да Павла Тетерю, полковника Переясловского, чтоб нам, Великому Государю, его, Гетмана Богдана Хмельницкого, и все Войско Запорожское пожаловати поволити шляхте благочестивой Християнской веры, которые в Малой России обретаются и веру нам, Великому Государю, учинили, быть при своих шляхетских вольностях и правах, и привилегиях, и старшин себе на уряды судовые выбирать меж себя, и добра свои имети свободно, так же, как и напред того при Королях Польских бывало, и суды б земские и градские отправляти чрез тех урядников, которых они сами меж себя оберут; и мы, Великий Государь, наше Царское Величество, для челобитья подданного нашего Богдана Хмельницкого, Гетмана Войска Запорожского, и всего нашего, Царского Величества, Войска Запорожского шляхты, которые пребывают в нашей, Царского Величества, вотчине, в Малой России, велели быть под нашею Царского Величества высокою рукою по прежним их правам и привилегиям, и вольностям, от Королей Польских данным, и вольностей шляхетских ни в чем нарушивать не велели, и старшин им себе на уряды судовые, зем-/249/ские и градские выбирати меж себя самим, и маетностями своими владеть, и судитись по своим правам поволили, и по нынешнему Царского Величества жалованью нашего Царского Величества отчины, Малой России, жителям шляхте быти под нашею, Царского Величества, высокою рукою по своим прежним правам и привилегиям в вольностях шляхетских свободно, без всякия неволи, во всем по тому, как в сей нашей Государской жалованной грамоте написано, и нам, Великому Государю, и сыну нашему, Государю Царевичу, Алексею Алексеевичу, и наследникам нашим служити и всякого добра хотети, и на наших, Царского Величества, неприятелей, где наше, Царского Величества повеление будет, ходити и с ними битись, и во всем быть в нашей Царской воле и в послушании навеки; а мы, Великий Государь, учнем вас держать в нашем, Царского Величества, милостивом жалованьи и в призрении, и вам бы на нашу Царскую Милость быть надежным без всякого сумнения. Дана сия наша Государская жалованная грамота в нашем Царствующем граде Москве 1654 года марта 27 дня.





Царская грамота третья


Божиею Милостию Мы, Великий Государь Царь и Великий Князь, Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя, и Белыя России Самодержец, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский и Великий Князь Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных, Государь и Великий Князь Новагорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Удорский, Кондинский, и всея Северныя страны Повелитель, и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, и Кабардинския земли, Черкаских и Горских Князей, и иных Государств и земель Восточных и Западных, и Северных Отчич и Дедич, и Наследник, и Государь, и Обладатель.

Пожаловали мы подданного нашего Богдана Хмельницкого, Гетмана Войска Запорожского, что в нынешнем 1654 году как по милости Божией учинились под нашею Государскою высокою рукою он, Гетман Богдан Хмельницкий, и все Войско Запорожское, и вся Малая Россия, и веру нам, Великому Государю, и нашим Государским детям и наследникам на вечное подданство учинили, и били челом нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, он, Гетман Богдан Хмельницкий, что наперед от Королей Польских дано было Войска Запорожского на Гетманскую булаву Староство Чигиринское со всеми к нему принадлежностями, и чтоб нам, Великому Государю, пожаловать тому Староству Чигиринскому для всякого урядства велеть быти при булаве Гетманской по-прежнему; и Мы, Великий Государь, наше Царское Величество, Богдана Хмельницкого, Гетмана Войска Запорожского, пожаловали Староству Чигиринскому со всеми принадлежностьми, велели быть Войска Запорожского при /250/ Гетманской булаве по прежним правам и привилегиям ненарушимо, и по нашему, Царского Величества, жалованию Староству Чигиринскому со всеми принадлежностьми быти Войска Запорожского при Гетманской булаве по прежним правам и привилегиям, и по сей нашей Государской грамоте бесповоротно стоять. Дана сия наша Государская грамота жалованная в нашем Царствующем граде Москве 1654 году марта 27-го дня.


Писаны сии грамоты на средине бумаги. Подпись думного дьяка Алмаза Иванова. Печать большая под кустодиею.



Конец статьям гетмана Богдана Хмельницкого.


















Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови ua_etymology:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчани, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.