Попередня     Головна     Наступна





В лЂто 6415 [907]. Иде Олегъ на Грекы. Игоря оставив КиевЂ, поя же множество варяг, и словенъ, и чюдь, и словене, и кривичи, и мерю, и деревляны, и радимичи, и поляны, и сЂверо, и вятичи, и хорваты, и дулЂбы, и тиверци, яже суть толковины: си вси звахуться от грекъ Великая скуфь. И съ сими со всЂми поиде Олегъ на конех и на кораблех, и бЂ числомъ кораблей 2000. И прииде къ Царюграду; и греци замкоша Суд, а град затвориша. И выиде Олегъ на брегъ, и воевати нача, и много убийства сотвори около града грекомъ, и разбиша многы полаты, и пожгоша церкви. А их же имаху плЂнникы, овЂхъ посекаху, другиа же мучаху, иныя же растреляху, а другыя в море вметаху, и ина многа зла творяху русь грекомъ, елико же ратнии творять.

И повелЂ Олегъ воемъ своимъ колеса издЂлати и воставляти на колеса корабля. И бывшю покосну вЂтру, въспя парусы съ поля, и идяше къ граду. И видЂвше греци и убояшася, и рЂша, выславше ко Олгови: «Не погубляй града, имемъся по дань, якоже хощеши». И устави Олегъ воя, и вынесоша ему брашно и вино, и не приа его — бЂ бо устроено со отравою. И убояшася греци и рЂша: «НЂсть се Олегъ, но святый Дмитрей, посланъ на ны от бога». И заповЂда Олегъ дань даяти на 2000 корабль, по 12 гривенъ на человЂкъ, а въ корабли по 40 мужь.

И яшася греци по се, и почаша греци мира просити, дабы не воевал Грецкые земли. Олегъ же мало отступи от града, нача миръ творити со царьма грецкима, со Леономъ и Александромъ, посла к нима въ градъ Карла, Фарлофа, Вельмуда, Рулава и Стемида, глаголя: «Имите ми ся по дань». И рЂша греци: «Чего хощеши, дамы ти». И заповЂда Олег дати воем на 2000 корабль по 12 гривен на ключь, и потом даяти уклады на рускыа грады: первое на Киевъ, та же на Чернигов, на Переаславль, на ПолтЂскъ, на Ростов, на Любечь и на прочаа городы; по тЂм бо городомъ седяху велиции князи, под Олгом суще. «Да приходячи русь слюбное емлют, елико хотячи, а иже придутъ гости, да емлют мЂсячину на 6 мЂсяць, хлебъ, вино, и мясо, и рыбы и овощь. И да творят им мовь, елико хотят. Поидучи же домовь, в Русь, да емлют у царя вашего на путь брашно, и якори, и ужища, и парусы, и елико надобе». И яшася греци, и рЂста царя и боярьство все: «Аще приидуть русь бес купли, да не взимают мЂсячины: да запретить князь словомъ своим приходящимъ руси здЂ, да не творять пакости в селЂх в странЂ нашей. Приходяще русь да витают у святого Мамы, \46\ и послеть царьство наше, и да испишут имена их, и тогда возмуть мЂсячное свое, — первое от города Киева, и паки ис Чернигова и ис Переславля, и прочии гради. И да входят в град одними вороты со царевымъ мужемъ, без оружьа, мужь 50, и да творят куплю, якоже имъ надобе, не платяче мыта ни в чем же».

Царь же Леонъ со Олександромъ миръ сотвориста со Олгом, имшеся по дань и ротЂ заходивше межы собою, целовавше сами крестъ, а Олга водивше на роту и мужи его по Рускому закону, кляшася оружьемъ своим, и Перуном, богомъ своим, и Волосомъ, скотьемъ богомъ, и утвердиша миръ. И рече Олегъ: «Исшийте парусы паволочиты руси, а словеномъ кропиньныя», и бысть тако. И повЂси щит свой въ вратех, показуа побЂду, и поиде от Царяграда. И воспяша русь парусы паволочиты, а словене кропинны, и раздра á вЂтръ; и рЂша словени: «Имемся своим толстинам, не даны суть словЂном прЂ паволочиты». И приде Олегъ к Киеву, неся злато, и паволоки, и овощи, и вина, и всякое узорочье. И прозваша Олга — вЂщий: бяху бо людье погани и невЂигласи.

В лЂто 6416 [908].

В лЂто 6417 [909].

В лЂто 6418 [910].

В лЂто 6419 [911]. Явися звЂзда велика на западе копейным образом.

Въ лЂто 6420 [912]. Посла мужи свои Олегъ построити мира и положити ряд межю Русью и Грекы, и посла глаголя:

«Равно другаго свещания, бывшаго при тЂх же царьхъ Лва и Александра. Мы от рода рускаго, Карлы, Инегелдъ, Фарлоф, Веремуд, Рулавъ, Гуды, Руалдъ, Карнъ, Фрелавъ, Руаръ, Актеву, Труанъ, Лидул, Фостъ, Стемид, иже послани от Олга, великого князя рускаго, и от всЂх, иже суть под рукою его, свЂтлых и великих князь, и его великих бояръ, к вам, Лвови и Александрови и Костянтину, великим о бозЂ самодержьцем, царемъ греческым, на удержание и на извещение от многих лЂт межи хрестианы и Русью бывьшюю любовь, похотЂньем наших великих князь и по повелЂнию от всЂх, иже суть под рукою его сущих руси. Наша свЂтлость болЂ инЂх хотящи еже о бозЂ удержати и извЂстити такую любовь, бывшую межи хрестьяны и Русью многажды, право судихомъ, не точью просто словесемъ, и писанием и клятвою твердою, кленшеся оружьем своим, такую любовь утвердити и известити по вЂре и по закону нашему.

Суть, яко понеже мы ся имали о божьи вЂре и о любви, главы таковыа: по первому убо слову да умиримся с вами, грекы, да любим друг друга от всеа душа и изволениа, и не вдадим, \48\ елико наше изволение, быти от сущих подъ рукою наших князь свЂтлых никакому же соблазну или винЂ; но потщимся, елико по силЂ, на сохранение прочих и всегда лЂт с вами, грекы, исповеданием и написанием со клятвою извещаемую любовь непревратну и непостыжну. Тако же и вы, грекы, да храните таку же любовь ко княземъ нашим свЂтлым рускым и ко всЂм, иже суть под рукою свЂтлаго князя нашего, несоблазну и непреложну всегда и во вся лЂта.

А о главах, аже ся ключит проказа, урядимъ ся сице: да елико я†будеть показании явлеными, да имЂют вЂрное о тацЂх явление; а ему же начнуть не яти вЂры, да кленется часть та, иже ищеть неятью вЂры; да егда кленеться по вЂре своей, и будеть казнь, якоже явиться согрешенье.

О сем, аще кто убьет или хрестьанина русин, или хрестьянинъ русина, да умрет, идЂже аще сотворит убийство. Аще ли убежит сотворивый убийство, да аще есть домовит, да часть его, сирЂчь иже его будеть по закону, да возметь ближний убьенаго, а и жена убившаго да имЂеть, толицем же пребудеть по закону. Аще ли есть неимовит сотворивый убой и убежавъ, да держиться тяжи, дондеже обрящеться, и да умреть.

Аще ли ударит мечем, или бьеть кацЂм любо сосудомъ, за то ударение или бьенье да вдасть литръ 5 сребра по закону рускому; аще ли не имовит тако сотворивый, да вдасть елико можетъ, да соиметь съ себе и ты самыа порты, в них же ходит, да о процЂ да ротЂ ходит своею вЂрою, яко никакоже иному помощи ему, да пребывает тяжа отоле не взыскаема.

О сем, аще украдеть что любо русин у хрестьанина, или паки хрестьанинъ у русина, и ятъ будеть в том часЂ тать, егда татбу сътворит, от погубившаго что любо; аще приготовиться тать творяй, и убьенъ будеть, да не взищеться смерть его ни от хрестьанъ, ни от Руси; но паче убо да возмет свое, иже будеть погубил. Аще вдасть руцЂ свои украдый, да ят будеть тЂм же, у него же будеть украдено, и связанъ будеть, и отдасть тое, еже смЂ створити, и сотворить триичи.

О сем, аще кто от хрестьянъ или от Руси мученьа образом искусъ творити, и насильемъ я†возмет что любо дружне, да въспятить троиче.

Аще вывержена будет лодьа вЂтром великим на землю чюжю, и обращуться тамо иже от нас руси, да аще кто иметь снабдЂти лодию с рухлом своимъ и отослати паки на землю хрестьаньскую, да проводимъ ю̀ сквозЂ всяко страшно мЂсто, дондеже приидет въ бестрашное мЂсто; аще ли таковая лодьа \50\ от буря, или боронениа земнаго боронима, не можеть възвратитися въ своа си мЂста, спотружаемся гребцемъ тоа лодьа мы, русь, допроводим с куплею их поздорову. Ти аще ключиться близъ земля Грецкаа. Аще ли ключиться тако же проказа лодьи руской, да проводимъ ю̀ в Рускую землю, да продают рухло тоя лодьи, и аще что можеть продати от лодьа, воволочим мы, русь. Да егда ходим в Грекы или с куплею, или въ солбу ко цареви вашему, да пустим с честью проданное рухло лодьи их. Аще ли лучится кому от лодьи убеену быти от нас руси, или что взято любо, да повинни будуть то створшии прежереченною епитемьею.

О тЂх, аще полоняникъ обою страну держим есть или от руси, или от грекъ, проданъ въ ону страну, аще обрящеться ли русинъ, ли греченинъ, да искупять и възратят искупное лице въ свою сторону, и возмут цЂну его купящии, или мниться в куплю над нь челядиннаа цЂна. Тако же аще от рати ятъ будеть от тЂх грекъ, тако же да возратится въ свою страну, и отдана будет цЂна его, якоже речено есть, якоже есть купля.

Егда же требуетъ на войну ити, и сии хотять почтити царя вашего, да аще въ кое время елико их приидеть, и хотят остати у царя вашего своею волею, да будуть.

О Руси о полонении множаиши. От коеа любо страны пришедшим в Русь и продаемым въ хрестьаны, и аще же и о хрестьанех о полоненых от коеа любо страны приходящим в Русь, се продаеми бывають по 20 золота, и да приидут в Грекы.

О том, аще украден будеть челядинъ рускый, или ускочит, или по нужи продан будеть, и жаловати начнут Русь, да покажеться таковое о челядинЂ и да поимуть и́ в Русь; но и гостие аще погубиша челядинъ и жалують, да ищуть, обретаемое да поимуть è. Аще ли кто искушеньа сего не дасть створити местникъ, да погубить правду свою.

И о работающих въ Грекох руси у хрестьанськаго царя. Аще кто умреть, не урядивь своего имЂнья, ци своих не имать, да възратит имЂние к малым ближикам в Русь. Аще ли сотворить обряжение таковый, возметь уряженое его, кому будет писал наследити имЂнье его, да наследит è.

О взимающих куплю руси.\52\

О различных ходящихъ во Греки и удолжающих... Аще злодЂй не възратиться в Русь, да жалують русь хрестьаньску царству, и ятъ будет таковый, и възвращен будет, не хотя, в Русь. Си же вся да створять русь грекомъ, идЂже аще ключиться таково.

На утверженье же и неподвижение быти меже вами, хрестьаны, и Русью, бывший миръ сотворихом Ивановым написанием на двою харатью, царя вашего и своею рукою, предлежащим честнымъ крестомъ и святою единосущною Троицею единого истинаго бога вашего, извЂсти и дасть нашим послом. Мы же кляхомся ко царю вашему, иже от бога суща, яко божие здание, по закону и по покону языка нашего, не преступити нам, ни иному от страны нашея от уставленых главъ мира и любви. И таковое написание дахом царства вашего на утвержение обоему пребывати таковому совещанию, на утвержение и на извещение межи вами бывающаго мира. МЂсяца сентября 2, индикта 15, в лЂто созданиа мира 6420 [912]».

Царь же Леонъ почти послы рускые дарми, златом, и паволоками и фофудьами, и пристави к ним мужи свои показати им церковную красоту, и полаты златыа и в них сущаа богатество, злата много и паволокы и камьнье драгое, и страсти господня и венець, и гвоздие, и хламиду багряную, и мощи святых, учаще я̀ к вЂре своей и показующе им истиную вЂру. И тако отпусти à во свою землю с честию великою. Послании же Олгом посли приидоша ко Олгови, и поведаша вся рЂчи обою царю, како сотвориша миръ, и уряд положиша межю Грецкою землею и Рускою и клятвы не преступити ни греком, ни руси.

И живяше Олегъ миръ имЂа ко всЂм странамъ, княжа в КиевЂ. И приспЂ осень, и помяну Олегъ конь свой, иже бЂ поставил кормити и не вседати на нь. БЂ бо въпрашал волъхвовъ и кудесникъ: «От чего ми есть умрети?» И рече ему кудесник один: «Княже! Конь, его же любиши и Ђздиши на нем, от того ти умрети». Олегъ же приим въ умЂ, си рЂче: «Николи же всяду на нь, ни вижю его боле того». И повелЂ кормити и́ и не водити его к нему, и пребы нЂколико лЂт не видЂ его, дондеже на Грекы иде. И пришедшу ему Кыеву и пребывьшю 4 лЂта, на пятое лЂто помяну конь, от него же бяхуть рекли волсви умрети. И призва старейшину конюхом, рече: «Кде есть конь мъй, его же бЂхъ поставил кормити и блюсти его?». Он же рече: «Умерлъ есть». Олег же посмЂася и укори кудесника, река: «То ти неправо глаголють волъсви, но все то лъжа есть: конь умерлъ есть, а я живъ». И повелЂ оседлати конь: «А то вижю кости его». И прииде на мЂсто, идЂже бЂша лежаще \54\ кости его голы и лобъ голъ, и ссЂде с коня, и посмеяся рече: «Отъ сего ли лба смьрть было взяти мнЂ?». И въступи ногою на лобъ; и выникнувши змиа изо лба, и уклюну в ногу. И с того разболЂся и умре. И плакашася людье вси плачемь великим, и несоша и погребоша его на горЂ, еже глаголеться Щековица; есть же могила его и до сего дни, словеть могыла Ольгова. И бысть всЂх лЂтъ княжениа его 33.

Се же не дивно, яко от волхвованиа собывается чародЂйство. Якоже бысть во царство Доментианово, нЂкий волхвъ, именем Аполоний, Тиянинъ, знаемъ беаше, шествуа и творя всюду и въ градЂх и в селех бЂсовьскаа чюдеса. От Рима бо пришед въ Византию, умоленъ бывъ от живущих ту, сотворити сиа: отгнавъ множество змий и скоропий изъ града, яко не врежатися человЂком от них; ярость коньскую обуздавъ, егда схожахуся боаре. Тако же и во Антиохию пришед, и умолен бывъ от них, томимомъ бо антиахияном от скоропий и от комаръ, сотворивъ мЂдянъ скоропий и погребе его в земли, и малъ столпъ мраморен постави надъ ним, и повелЂ трость держати человЂкомъ, и ходити по городу и звати, тростем трясомом: «Бес комара граду». И тако исчезнуша из града скоропиа и комарье. И спросиша же пакы о належащемь на градЂ трусЂ, въздохну, списа на дщице сеа: «Увы тобЂ, оканный граде, яко потрясешися много, и огнем одержимъ будеши, оплачеть же тя и при березЂ сый Оронтии». О нем же и великий Настасий божьа града рече: «Аполонию же даже и донынЂ на нЂцех мЂстех собываються створенаа, стоащаа ова на отвращение животенъ четверногъ, птица, могущи вредити человЂкы, другыя же на воздержание струамъ рЂчнымъ, невоздержанно текущим, но ина нЂкаа на тлЂнье и вред человЂкомъ сущаа на побЂжение стоать. Не точью бо за живота его така и таковая сотвориша бЂсове его ради, но и по смерти его пребывающе у гроба его знамениа творяху во имя его на прелщение оканным человЂкомъ, бошею крадомымъ на таковаа от дьявола». Кто убо что речеть о творящихся волшвеным прелщением дЂлех? Яко таковый гораздъ бысть волшеством, яко воину зазряще ведый Аполоний, яко неистовъ на ся философескую хитрость имуще; подобашеть бо ему рещи якоже «Азъ словом точью творихъ, их же хотяше», а не свершением творити повелеваемаа от него. Та же и вся ослабленьемъ божьимъ и творением бесовьским бываеть, таковыми вещьми искушатися нашеа православныа вЂры, аще тверда есть и искрь пребывающи господеви, и не влекома врагом мечетных ради чюдес и сотонинъ дЂлъ, творимыхъ от врагъ и слугъ злобы. Еще же, но именемъ господнимъ, и пророчествоваша нЂции, яко \56\ Валам, и Саулъ, и Каиафа, и бЂси паки изгнаша, яко Июда и сынове Скевавли. Убо и не на достойных благодать дЂтельствует многажды, да етеры свидЂтельствуеть, ибо Валам обоих бЂ щюжь — житьа изящна и вЂры, но обаче свЂдЂтельствова в нем благодать инЂх ради смотрениа. И Фараонъ таковый бЂ, но и тому будущаа предпоказа. И Навходоновсоръ законопреступный, но и сему пакы во мнозЂх сущих последи же родъ откры, тЂмъ авляа, яко мнози, прекостни имуще умъ, пред образомъ Христовымъ знаменають иною кознью на прелесть человЂкомъ, не разумЂвающимъ добраго, якоже бысть Симонъ волхвъ, и Менандръ и ини таковы, ихъ ради поистЂнЂ рече: «Не чюдесы прелщати подобаеть...».

В лЂто 6421 [913]. Поча княжити Игорь по ОлзЂ. В се же время поча царьствовати Костянтинъ, сынъ Леонтовъ. И деревляне затворишася от Игоря по Олго†смерти.

В лЂто 6422 [914]. Иде Игорь на деревляны, и побЂдивъ à, и возложи на ня дань болши Олговы. В то же лЂто прииде Семионъ Болгарьский на Царьград, и сотворивъ миръ, и прииде восвоаси.

В лЂто 6423 [915]. Приидоша печенЂзи первое на Рускую землю, и сотворивше миръ со Игорем, и приидоша к Дунаю. В си же времена прииде Семионъ, пленяа Фракию, греки же послаша по печенЂги. ПеченЂгом пришедшим и хотящимъ на Семеона, расварившеся греческыа воеводы. ВидЂвше печенЂзи, яко сами на ся рЂть имуть, отъидоша въсвоасы, а болгаре со грекы соступишася, и пересЂчени быша грекы. Семионъ же приа град ОндрЂнь, иже первое Арестовъ град нарицашеся, сына Агамемнонъ, иже во 3-хъ реках купався недуга избы ту, сего ради град во имя свое нарече. Последи же Андрианъ кесарь и́ обнови, въ свое имя нарече Андрианъ, мы же зовем ОндрЂянемъ градомъ.

В лЂто 6424 [916].

В лЂто 6425 [917].

В лЂто 6426 [918].

В лЂто 6427 [919].

В лЂто 6428 [920]. Поставленъ царь Романъ въ Грекох. А Игорь воеваше на печенЂги.

В лЂто 6429 [921].

В лЂто 6430 [922].

В лЂто 6431 [923].

В лЂто 6432 [924].

В лЂто 6433 [925].

В лЂто 6434 [926].

В лЂто 6435 [927].

В лЂто 6436 [928].

В лЂто 6437 [929]. Приде Семевонъ на Царьградъ, и поплЂни Фракию и Макидонью, и приде ко Царюграду въ силЂ въ велицЂ, в гордости, и створи миръ с Романомъ царемъ, и възратися въсвояси.

В лЂто 6438 [930].

В лЂто 6439 [931].

В лЂто 6440 [932].

В лЂто 6441 [933].

В лЂто 6442 [934]. Первое приидоша угре на Царьград, и пленоваху всю Фракию; Романъ сотвори миръ со угры.\58\

В лЂто 6443 [935].

В лЂто 6444 [936].

В лЂто 6445 [937].

В лЂто 6446 [938].

В лЂто 6447 [939].

В лЂто 6448 [940].

В лЂто 6449 [941]. Иде Игорь на Греки. И послаша болгаре вЂсть ко царю, яко идуть Русь на Царьградъ, скЂдий 10 тысящь. Иже придоша, и приплуша, и почаша воевати Вифиньскиа страны, и воеваху по Понту до Ираклиа и до Фафлогоньски земли, и всю страну Никомидийскую поплЂнивше, и Судь весь пожьгоша; их же емше, овЂхъ растинаху, другия аки странь поставляюще и стрЂляху въ ня, изимахуть, опаки руцЂ съвязывахуть, гвозди желЂзныи посреди главы въбивахуть имъ. Много же святыхъ церквий огневи предаша, манастырЂ и села пожьгоша, и имЂнья немало от обою страну взяша. Потомъ же пришедъшемъ воемъ от въстока, Памъфиръ деместикъ съ 40-ми тысящь, Фока же патрекий съ макидоны, Федоръ же стратилатъ съ фраки, с ними же и сановници боярьстии, обидоша русь около. СъвЂщаша русь, изидоша, въружившеся, на греки, и брани межю ими бывши зьли, одва одолЂша грьци. Русь же възратишася къ дъружинЂ своей къ вечеру, на ночь влЂзоша в лодьи и отбЂгоша. Феофанъ же сустрЂте я̀ въ лядехъ со огнемъ, и пущати нача трубами огнь на лодьЂ руския. И бысть видЂти страшно чюдо. Русь же видящи пламянь, вмЂтахуся въ воду морьскую, хотяще убрести; и тако прочии възъвратишася въсвояси. ТЂмже пришедшимъ въ землю свою, и повЂдаху кождо своимъ о бывшемъ и о лядьнЂмь огни: «Якоже молонья, — рече, — иже на небесЂхъ, грьци имуть у собе, и се пущающе же жагаху насъ, сего ради не одолЂхомъ имъ». Игорь же, пришедъ, нача совкупляти воЂ многи, и посла по варяги многи за море, вабя è на греки, паки хотя поити на ня.

В лЂто 6450 [942]. Семеонъ иде на храваты, и побЂженъ бысть храваты, и умре, оставивъ Петра князя, сына своего, болъгаромъ.

В лЂто 6451 [943]. Паки придоша угри на Царьградъ, и миръ створивше съ Романомъ, возъвратишася въсвояси.

В лЂто 6452 [944]. Игорь же, совкупивъ вои многи — варяги, русь, и поляны, словЂни, и кривичи, и тЂверьцЂ, и печенЂги наа и тали у нихъ поя, поиде на Греки в лодьях и на конихъ, хотя мьстити себе. Се слышавше корсунци, послаша къ Раману, глаголюще: «Се идутъ русь, бе-щисла корабль, покрыли суть море корабли». Тако же и болгаре послаша вЂсть, глаголюще: «Идуть русь, и наяли суть к собЂ печенЂги». Се слышавъ царь посла к Игорю лучиЂ боляре, моля и глаголя: «Не ходи, но возьми дань, юже ималъ Олегъ, придамь и еще к той дани». Тако же и къ печенЂгомъ посла паволоки и злато много. Игорь же, дошед Дуная, созва дружину, и нача думати, и повЂда имъ рЂчь цареву. РЂша же дружина Игорева: \60\

«Да аще сице глаголеть царь, то что хочемъ боле того: не бившеся имати злато, и сребро, и паволоки? Егда кто вЂсть; кто одолЂсть, мы ли, онЂ ли? Ли с моремъ кто свЂтенъ? Се бо не по земли ходимъ, но по глубинЂ морьстЂй: обьча смерть всЂмъ». Послуша ихъ Игорь, и повелЂ печенЂгомъ воевати Болъгарьску землю; а самъ вземЂ у грекъ злато и паволоки и на вся воя, и възвратися въспять, и приде къ Киеву въсвояси.

В лЂто 6453 [945]. Присла Романъ, и Костянтинъ и Степанъ слы к Игореви построити мира первого. Игорь же глагола с ними о мирЂ. Посла Игорь мужЂ своя къ Роману. Романъ же созва боляре и сановники. Приведоша руския слы, и велЂша глаголати и псати обоихъ рЂчи на харатьЂ.

«Равно другаго свЂщанья, бывшаго при цари РаманЂ, и КостянтинЂ и СтефанЂ, христолюбивыхъ владыкъ. Мы от рода рускаго съли и гостье, Иворъ, солъ Игоревъ, великаго князя рускаго, и объчии сли: Вуефастъ Святославль, сына Игорева; Искусеви Ольги княгини; Слуды Игоревъ, нети Игоревъ; УлЂбъ Володиславль; Каницаръ Передъславинъ; Шихъбернъ Сфанъдръ, жены УлЂблЂ; ПрасьтЂнъ Туръдуви; Либиаръ Фастовъ; Гримъ Сфирьковъ; ПрастЂнъ Акунъ, нети Игоревъ; Кары Тудковъ; Каршевъ Туръдовъ; Егри Евлисковъ; Воистъ Воиковъ; Истръ Аминодовъ; ПрастЂнъ Берновъ; Явтягъ Гунаревъ; Шибридъ Алданъ; Колъ Клековъ; Стегги Етоновъ; Сфирка...; Алвадъ Гудовъ; Фудри Туадовъ; Мутуръ Утинъ; купець: Адунь, Адулбъ, Иггивладъ, ОлЂбъ, Фрутанъ, Гомолъ, Куци, Емигъ, Туръбидъ, ФуръстЂнъ, Бруны, Роалдъ, Гунастръ, ФрастЂнъ, Игелъдъ, Туръбернъ, Моны, Руалдъ, СвЂнь, Стиръ, Алданъ, Тилен, Апубьксарь, ВузлЂвъ, Синко, Боричь, послании от Игоря, великого князя рускаго, и от всякоя княжья и от всЂхъ людий Руския земля. И от тЂх заповЂдано обновити ветъхий миръ, ненавидящаго добра и враждолюбьца дьявола разореный от многъ лЂтъ, и утвердити любовь межю Греки и Русью.

И великий князь нашь Игорь, и боляре его, и людье вси рустии послаша ны къ Роману, и Костянтину и къ Стефану, къ великимъ царемъ гречьскимъ, створити любовь съ самЂми цари, со всЂмь болярьствомъ и со всЂми людьми гречьскими на вся лЂта, дондеже съяеть солнце и весь миръ стоить. И иже помыслить от страны Руския разрушити таку любовь, и елико ихъ крещенье прияли суть, да приимуть месть от бога вседержителя, осуженье на погибель въ весь вЂкъ в будущий; и елико ихъ есть не хрещено, да не имуть помощи от бога, ни от Перуна, да не ущитятся щиты своими, и да посЂчени будуть мечи своими, от стрЂлъ и от иного оружья своего, и да будуть раби въ весь вЂкъ в будущий.\62\

А великий князь руский и боляре его да посылають въ Греки къ великимъ царемъ гречьскимъ корабли, елико хотять, со слы и с гостьми, якоже имъ уставлено есть. Ношаху сли печати злати, а гостье сребрени; ныне же увЂдЂлъ есть князь вашь посылати грамоты ко царству нашему; иже посылаеми бывають от нихъ посли и гостье, да приносять грамоту, пишюче сице: яко «послахъ корабль селико». И от тЂхъ да увЂмы и мы, оже съ миромь приходять. Аще ли безъ грамоты придуть, и преданы будуть намъ, да держимъ и хранимъ, дондеже възвЂстимъ князю вашему. Аще ли руку не дадять, и противятся, да убьени будуть, да не изищется смерть ихъ от князя вашего. Аще ли убЂжавше в Русь придуть, мы напишемъ ко князю вашему, яко имъ любо, тако створять. Аще придуть русь без купли, да не взимають мЂсячна. Да запрЂтить князь сломъ своимъ и приходящимъ руси сде, да не творять бещинья в селЂхъ, ни въ странЂ нашей. И приходящимъ имъ, да витають у святаго Мамы, да послеть царство наше, да испишеть имяна ваша, тогда возмуть мЂсячное свое, съли слебное, а гостье мЂсячное, первое от города Киева, паки изъ Чернигова и ис Переяславля и исъ прочих городовъ. Да входять в городъ одинЂми вороты со царевымъ мужемъ безъ оружья, мужь 50, и да творять куплю, якоже имъ надобЂ, и паки да исходять; и мужь царства нашего да хранить я̀, да аще кто от Руси или от Грекъ створить криво, да оправляеть то. Входяще же русь в градъ, да не творять пакости и не имЂють волости купити паволокъ лише по 50 золотникъ; и от тЂхъ паволокъ аще кто крьнеть, да показываеть цареву мужю, и ть я запечатаеть и дасть имъ. И отходящеи руси отсюда взимають от насъ, еже надобЂ, брашно на путь, и еже надобЂ лодьямъ, якоже уставлено есть преже, и да возъвращаются съ спасениемъ въ страну свою; да не имЂють власти зимовати у святаго Мамы.

Аще ускочить челядинъ от Руси, по нь же придуть въ страну царствия нашего, и у святаго Мамы аще будеть, да поимуть и́; аще ли не обрящется, да на роту идуть наши хрестеяне руси по вЂрЂ ихъ, а не хрестеянии по закону своему, ти тогда взимають от насъ цЂну свою, якоже уставлено есть преже, 2 паволоцЂ за чалядинъ.

Аще ли кто от людий царства нашего, ли от города нашего, или от инЂхъ городъ ускочить челядинъ нашь къ вамъ, и принесеть что, да въспятять и́ опять; а еже что принеслъ будеть все цЂло, и да возьметь от него золотника два имечнаго.

Аще ли кто покусится от руси взяти что от людий царства нашего, иже то створить, покажненъ будеть вельми; \64\ аще ли взялъ будеть, да заплатить сугубо; и аще створить то же грьчинъ русину, да прииметь ту же казнь, якоже приялъ есть и онъ.

Аще ли ключится украсти русину от грекъ что, или грьчину от руси, достойно есть да возворотить ѐ не точью едино, но и цЂну его; аще украденое обрящеться продаемо, да вдасть и цЂну его сугубо, и тъ показненъ будеть по закону гречьскому, и по уставу и по закону рускому.

Елико хрестеянъ от власти нашея плЂнена приведуть русь, ту аще будеть уноша, или дЂвица добра, да вдадять златникъ 10 и поимуть и́; аще ли есть средовЂчь, да вдасть золотникъ 8 и поимуть и́; аще ли будеть старъ, или дЂтещь, да вдасть златникъ 5.

Аще ли обрящутся русь работающе у грекъ, аще ли суть плЂньници, да искупають ѐ русь по 10 златникъ; аще ли купилъ и́ будетъ грьчинъ, подъ хрестомь достоить ему, да возметь цЂну свою, елико же далъ будеть на немь.

А о КорсуньстЂй странЂ. Елико же есть городовъ на той части, да не имать волости князь руский, да воюеть на тЂхъ странахъ, и та страна не покаряется вамъ, и тогда, аще просить вой у насъ князь руский, да воюеть, да дамъ ему, елико ему будеть требЂ.

И о томъ, аще обрящють русь кубару гречьскую въвержену на коемъ любо мЂстЂ, да не преобидять ея. Аще ли от нея возметь кто что, ли человЂка поработить, или убьеть, да будеть повиненъ закону руску и гречьску.

Аще обрящють въ вустьЂ ДнЂпрьскомь русь корсуняны рыбы ловяща, да не творять имъ зла никакоже.

И да не имЂють власти русь зимовати въ вустьи ДнЂпра, БЂлъбережи, ни у святаго Ельферья, но егда придеть осень, да идуть въ домы своя в Русь.

А о сихъ, оже то приходять чернии болгаре и воюють въ странЂ КорсуньстЂй, и велимъ князю рускому, да ихъ не пущаеть: пакостять странЂ его.

Ци аще ключится проказа нЂкака от грекъ, сущихъ подъ властью царства нашего, да не имать власти казнити я̀, но повелЂньемь царства нашего да прииметь, якоже будеть створилъ.

Аще убьеть хрестеянинъ русина, или русинъ хрестеянина, да держимъ будеть створивый убийство от ближних убьенаго, да убьють и́.

Аще ли ускочить створивый убой и убЂжить, аще будеть имовитъ, да возмуть имЂнье его ближьнии убьенаго; аще ли есть неимовитъ створивый убийство и ускочить же, да ищють его, дондеже обрящется, аще ли обрящется, да убьенъ будеть.\66\

Ци аще ударить мечемъ, или копьемъ, или кацЂмъ любо оружьемъ русинъ грьчина, или грьчинъ русина, да того дЂля грЂха заплатить сребра литръ 5 по закону рускому; аще ли есть неимовитъ, да како можеть в только же проданъ будеть, яко да и порты, в нихъ же ходить, да и то с него сняти, а о процЂ да на роту ходить по своей вЂрЂ, яко не имЂя ничтоже, ти тако пущенъ будеть.

Аще ли хотЂти начнеть наше царство от васъ вои на противящася намъ, да пишемъ къ великому князю вашему, и послеть к намъ, елико же хочемъ: и оттоле увЂдять ины страны, каку любовь имЂють грьци съ русью.

Мы же свещание се написахомъ на двою харатью, и едина харатья есть у царства нашего, на ней же есть крестъ и имена наша написана, а на другой послы ваша и гостье ваша. А отходяче послом царства нашего да допроводять къ великому князю рускому Игореви и к людемъ его; и ти, приимающе харатью, на роту идуть хранити истину, яко мы свЂщахомъ, напсахомъ на харатью сню, на ней же суть имяна наша написана.

Мы же, елико насъ хрестилися есмы, кляхомъся церковью святаго ИльЂ въ сборнЂй церкви, и предлежащемъ честнымъ крестомъ, и харатьею сею, хранити все, еже есть написано на ней, не преступити от него ничтоже; а иже преступить се от страны нашея, ли князь, ли инъ кто, ли крещенъ или некрещенъ, да не имуть помощи от бога, и да будеть рабъ въ весь вЂкъ в будущий, и да заколенъ будеть своимъ оружьемъ.

А некрещении русь полагають щиты своя и мечЂ своЂ наги, обручЂ своЂ и прочаа оружья, да кленутся о всемь, яже суть написана на харатьи сей, хранити от Игоря и от всЂхъ боляръ и от всЂх людий от страны Руския въ прочая лЂта и воину.

Аще ли же кто от князь или от людий руских, ли хрестеянъ, или не хрестеянъ, преступить се, еже есть писано на харатьи сей, будеть достоинъ своимъ оружьемь умрети, и да будеть клятъ от бога и от Перуна, яко преступи свою клятву.

Да аще будеть добрЂ устроилъ миръ Игорь великий князь, да хранить си любовь правую, да не разрушится, дондеже солнце сьяеть и весь миръ стоить, в нынешния вЂки и в будущая».

Послании же сли Игоремъ придоша к Игореви со слы гречьскими, и повЂдаша вся рЂчи царя Рамана. Игорь же призва слы гречьския, рече имъ: «Глаголите, что вы казалъ царь?». И рЂша сли цареви: «Се посла ны царь, радъ есть миру, хощеть миръ имЂти со княземъ рускимъ и любъве.\68\ Твои сли водили суть царЂ наши ротЂ, и насъ послаша ротЂ водитъ тебе и мужь твоихъ». ОбЂщася Игорь сице створити. Заутра призва Игорь слы, и приде на холмъ, кде стояше Перунъ, и покладоша оружье свое, и щиты и золото, и ходи Игорь ротЂ и люди его, елико поганыхъ руси; а хрестеяную русь водиша ротЂ в церкви святаго Ильи, яже есть надъ Ручаемъ, конець ПасынъчЂ бесЂды, и козарЂ: се бо бЂ сборная церки, мнози бо бЂша варязи хрестеяни. Игорь же, утвердивъ миръ съ греки, отпусти слы, одаривъ скорою, и чалядью и воскомъ, и отпусти я; сли же придоша ко цареви, и повЂдаша вся рЂчи Игоревы и любовь юже къ грекомъ.

Игорь же нача княжити въ КыевЂ, миръ имЂя ко всЂмъ странамъ. И приспЂ осень, и нача мыслити на деревляны, хотя примыслити большюю дань.














Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови ua_etymology:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчани, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.