[Иванишев Н. Д. О древних сельских общинах в Юго-Западной России. — К., 1863. — С. 3-34.]

Попередня     Головна     Наступна





Н. Иванишевъ

О ДРЕВНИХЪ СЕЛЬСКИХЪ ОБЩИНАХЪ ВЪ ЮГОЗАПАДНОЙ РОССІИ



Въ отношеніи къ составу, сельскія общины югозападной Россіи являются въ различныхъ формахъ. Одно многолюдное селеніе могло составлять отдЂльную общину. Такую общину составляло село Богуринское въ Луцкомъ повЂтЂ, принадлежавшее нЂсколькимъ помЂщикамъ 1.

Но общины, состоявшія изъ одного селенія, встрЂчаются рЂдко; большею частію онЂ заключали въ себЂ нЂсколько, отъ четырехъ до девяти, сосЂднихъ селеній 2. Одно изъ селеній, составлявшихъ общину, служило центральнымъ мЂстомъ, въ которомъ собирались крестьяне на вЂче. Частое стеченіе народа въ это селеніе развивало городскія отрасли промышленности, ремесла и торговлю. Тогда селеніе обращалось въ мЂстечко или городъ; жители его получали званіе мЂщанъ, но по прежнему принадлежали къ общинЂ, состоявшей изъ мЂстечка или города и сосЂднихъ селеній. Когда мЂстечку или городу, составлявшему центръ сельской общины, предоставлялось магдебургское право, то городское народонаселеніе отдЂлялось отъ общины, составляло отдЂльную корпорацію, учреждало особенное управленіе, основанное на избирательномъ началЂ, и освобождалось отъ участія въ сельскихъ народныхъ собраніяхъ. Въ слЂдствіе такого отдЂленія самой богатой части народонаселенія, сельская община слабЂла; но связь между селеніями, ее составлявшими, не прекращалась. Можно полагать, что такимъ способомъ отдЂлился городъ Луцкъ отъ своей общины; потому что, не смотря на право магдебургское, которымъ пользовался этотъ городъ, предмЂстье его Окопища все еще продолжало сохранять связь съ селеніями: Вышками, Жидичиномъ, Теремнымъ, Яровицами, Дворцомъ и Липлянами, и составляло съ ними одну общину 3.

Селенія, составлявшія общину, назывались селами околичными. На какомъ основаніи и въ какое время возникла и утвердилась между ними общинная связь,опредЂлить трудно. Этотъ вопросъ можно будетъ рЂшить тогда, когда будутъ открыты болЂе древніе акты. Въ памятникахъ письменнаго законодательства, дошедшихъ до насъ, нЂтъ объ этомъ никакихъ постановленій. Крестьяне иногда жаловались въ урядЂ, что нЂкоторыя селенія, состоя съ ними въ одной общинЂ, уклоняются отъ исполненія общинныхъ обязанностей; но связь между селеніями крестьяне доказывали не законами и не договорами, а одною только давностію: «они издавна съ нами о шкоды вшелякія схоживалися» 4.

Каждому селенію принадлежало пространство земли, опредЂленное точными границами. Это необходимо было особенно потому, что, въ случаЂ преступленія, отвЂтственность, прежде всего, падала на то селеніе, на земляхъ котораго находимы были улики. Совокупность земель, принадлежавшихъ такимъ селеніямъ, составляла округъ сельской общины. По присоединеніи древнихъ областей югозападной Россіи къ Лит†и ПольшЂ, общинныя земли частію присоединены были къ королевскимъ имЂніямъ, частію розданы помЂщикамъ, городамъ, церквамъ и монастырямъ; поэтому сельскія общины, въ томъ видЂ, какъ онЂ изображаются въ открытыхъ нами актахъ, не имЂли права собственности на земли, ими занимаемыя. Впрочемъ, каждый крестьянинъ отдЂльно могъ пріобрЂтать поземельныя участки, и владЂть ими на пра†полной собственности.

Сельская община состояла изъ всЂхъ лицъ простаго сословія (люди простого стану), имЂвшихъ постоянную осЂдлость въ ея округЂ. Сюда относились: крестьяне королевскіе, помЂщичьи, монастырскіе и церковные, сельчане, или свободные поселяне (мЂщане, не пользовавшіеся правомъ магдебургскимъ. Сверхъ того, къ общинЂ принадлежали также земляне королевскіе, то есть, безземельные шляхтичи, которые получали во владЂніе участки королевскихъ земель, подъ условіемъ исполнять опредЂленныя, преимущественно военныя повинности.

Исчисленныя нами общины находились только въ двухъ повЂтахъ: Луцкомъ и Владимірскомъ, но изъ Статута Литовскаго видно, что это установленіе распространено было по всей Руси и въ другихъ мЂстахъ; а Русь, въ тЂснЂйшемъ смыслЂ составляли воеводства: Волынское, Подольское, Бельское и Русское, къ которомупринадлежали земля Львовская, земля Саноцкая, земля Галицкая и земля Хелмская. Сверхъ того, изъ актовъ видно, что сельскія общины существовали и въ воеводст†ʳевскомъ.

Главная цЂль соединенія селеній въ общины состояла въ томъ, чтобы предупреждать нарушеніе законовъ, открывать и преслЂдовать преступниковъ, судить и наказывать ихъ, наконецъ присуждать и доставлять обиженному вознагражденіе. Каждое селеніе порознь и вся община вмЂстЂ отвЂчали за проступки всЂхъ своихъ членовъ. Въ предЂлахъ своего округа, община ручалась за безопасность жизни и имущества какъ своихъ собственныхъ членовъ, такъ и пришельцовъ. Мы говоримъ здЂсь о сельской общинЂ, какъ она является въ открытыхъ нами актахъ XVI и XVII вЂка; во времена болЂе отдаленныя, она могла имЂть болЂе обширный кругъ власти и отвЂтственности.

Каждая сельская община имЂла свои народные собранія для совЂщаній и для рЂшенія дЂлъ, подлежавшихъ ея вЂдомству. Такое народное собраніе называлось копа или купа, также громада, великая громада. СовЂщаніе народнаго собранія называлось вЂчемъ: копа собиралась на вЂче, то есть, для совЂщанія 5. Изъ этого видно, что вЂча, о которыхъ упоминаютъ наши древнія лЂтописи, не были исключительною принадлежностію городскихъ общинъ, но они принадлежали и сельскимъ общинамъ. Слово вЂче встрЂчается только въ древнЂйшемъ изъ открытыхъ нами актовъ (1564 АпрЂля 18); въ позднЂйшихъ актахъ употребляются слова купа, копа и громада; въ актахъ XVII вЂка слово копа исчезаетъ и употребляется вездЂ слово громада.

Не всЂ лица, принадлежавшія къ сельской общинЂ, составляли народное собраніе и участвовали въ его совЂщаніяхъ; это право предоставлялось однимъ только домохозяевамъ, имЂвшимъ постоянную осЂдлость. Ихъ сыновья и братья, не имЂвшіе отдЂльныхъ хозяйствъ, а также женщины, являлись въ собраніе только по особому требованію копы и при томъ не для совЂщанія, а только для свидЂтельскихъ показаній 6. Копа иногда поручала домохозяевамъ допросить сыновей и братьевъ и представить собранныя свЂденія народному собранію 7. На копЂ являлся священникъ, но онъ присутствовалъ для приведенія подсудимыхъ къ присягЂ и въ качест†свидЂтеля, не принимая участія въ народныхъ совЂщаніяхъ 8.

Домохозяева, составлявшіе народное собраніе, назывались: сходатаи, сходатаи суграничные, сосЂди околичные, сосЂди-суграничники, судьи копные, мужеве, панове-мужеве, обчіе, то есть, общинные мужи. Между ними отличались старцы, которыхъ мнЂніе пользовалось уваженіемъ особенно въ такихъ случаяхъ, когда нужно было постановить приговоръ на основаніи давнихъ рЂшеній народнаго собранія.

Такъ какъ каждый домохозяинъ обязанъ былъ присутствовать въ народныхъ собраніяхъ, и такъ какъ крестьяне, въ молодыхъ лЂтахъ, вступали въ бракъ и могли основывать отдЂльныя хозяйства; то по этому каждый изъ нихъ имЂлъ возможность, въ теченіи многихъ лЂтъ, изучать народное обычное право и, въ свою очередь, передавать его младшимъ поколЂніямъ. Такимъ образомъ, вЂче было не только судебным собраніемъ, но и школою для изученія права, которое, безъ помощи письма, сохранялось въ памяти мужей-сходатаевъ, переходя отъ одного поколЂнія къ другому.

Сверхъ сходатаевъ, въ народное собраніе приглашались люди изъ трехъ селеній сосЂдней общины, по одному или по два человЂка изъ каждаго селенія. Эти лица назывались людьми сторонними; они не участвовали въ совЂщаніяхъ и въ постановленіи приговора, но слЂдили за ходомъ делъ въ народномъ собраніи, чтобы, въ случаЂ надобности, свидЂтельствовать о производст†дЂлъ и судебныхъ рЂшеніяхъ.

ПомЂщики и ихъ управители могли также присутствовать на копЂ; это случалось тогда, когда они сами приводили своихъ крестьянъ на вЂче. Впрочемъ, помЂщики и ихъ управляющіе не участвовали ни въ совЂщаніяхъ копы, ни въ постановленіи судебныхъ приговоровъ. Какъ народному собранію, такъ и подсудимымъ, предоставлялось право приглашать вознаго изъ гродскаго уряда. Въ такомъ случаЂ возный присутствовалъ на копЂ въ качест†свидЂтеля, составлялъ протоколъ и представлялъ свое донесеніе въ урядъ гродскій, для вписанія въ актовыя книги.

Число сходатаевъ иногда было весьма значительно. Копа, собиравшаяся въ 1601-мъ году, заключала въ себЂ около ста человЂкъ хотя собраніе было не полное, потому что нЂкоторые помЂщики своихъ крестьянъ на вЂче не пустили 9. Копа, собиравшаяся въ 1602-мъ году, состояла изъ полутораста судей копныхъ 10.

Копа собиралась въ центральномъ мЂстЂ сельской общины, которое называлось коповище или копище, и занималась изслЂдованіемъ и рЂшеніемъ дЂлъ подъ открытымъ небомъ. Для изслЂдованія дЂлъ уголовныхъ копа собиралась на мЂстЂ преступленія: въ дубравЂ, въ бору, подъ горою. Если нужно было рЂшить споръ о поземельной собственности, то копа собиралась на спорной землЂ; а когда въ округЂ общины оказывался трупъ убитаго человЂка, то копа собиралась въ томъ мЂстЂ, гдЂ находился трупъ или его разрозненные члены.»

ВЂдомству копы подлежали всЂ лица простаго сословія, имЂвшія свою осЂдлость въ округЂ сельской общины, именно: крестьяне королевскіе, помЂщичьи, монастырскіе и церковные, свободные поселенцы и мЂщане городовъ, не пользовавшихся правомъ магдебургскимъ. Въ нЂкоторыхъ случаяхъ власть копы простиралась и на самыхъ помЂщиковъ. ПомЂщики имЂли право, по добровольному согласію, представлять копЂ рЂшеніе споровъ, между ними возникавшихъ. Такъ въ 1591 году возникъ споръ между паномъ Малинскимъ и паномъ Вышинскимъ о пра†собственности на ниву и копань. ВмЂсто того, чтобъ обратиться въ урядъ, помЂщики собрали копу, на которой старцы показали, что на спорной нивЂ, нЂсколько лЂтъ тому назадъ, покрадена была рЂпа, и что копа присудила удовлетвореніе пану Малинскому, что въ другой разъ собиралась копа о покражЂ пшеницы на той же нивЂ, и что вознагражденіе присуждено было тому же пану Малинскому. На этомъ основаніи, спорная нива и копань признаны собственностію пана Малинскаго; рЂшеніе было записано въ актовыя книги и получило законную силу 11. Если въ помЂщичьемъ имЂніи, находившемся въ округЂ общины, причиненъ былъ вредъ, и если подозрЂніе падало на одного или нЂсколькихъ помЂщиковъ, имЂвшихъ осЂдлость въ томъ же округЂ, то помЂщикъ, потерпЂвшій вредъ, имЂлъ право собрать копу и просить, чтобъ она изслЂдовала дЂло и присудила удовлетвореніе за причиненный вредъ. Тогда копа посылала возныхъ и требовала, чтобъ обвиняемые помЂщики вмЂстЂ съ своими крестьянами, явились предъ собраніемъ и оправдались въ обвиненіи. Если помЂщики не являлись, то копа три раза посылала свое требованіе, и за тЂмъ, безъ всякаго дальнЂйшаго изслЂдованія, опредЂляла декретомъ своимъ взыскать съ непослушныхъ помЂщиковъ и ихъ крестьянъ удовлетвореніе за весь вредъ, причиненный истцу. По окончаніи суда, копа отправляла въ урядъ гродскій депутатовъ, которые вмЂстЂ съ вознымъ излагали дЂло, и объявляли рЂшеніе, для внесенія въ гродскія книги 12. Копа имЂла право производить слЂдствіе надъ помЂщикомъ. Если онъ присутствовалъ при этомъ и замЂчалъ, что открываются обстоятельства, уличающія его въ преступленіи, то могъ прервать дЂйствіе копы, и требовать, чтобы дальнЂйшее изслЂдованіе дЂла предоставлено было уряду гродскому. Такъ на копЂ, производившей въ 1581 году слЂдствіе о убіеніи Жидовъ-мытниковъ Луцкихъ, присутствовалъ панъ Яковъ Шибенскій съ своими крестьянами. Дворовая женщина Таца показала подъ пыткою, что убійство совершено съ вЂдома пана Шибенскаго. Тогда панъ Шибенскій сказалъ: «Слышу, что здЂсь и обо мнЂ идетъ рЂчь; эта подлая женщина и меня вмЂшала въ дЂло. Поэтому я, чтобъ доказать свою невинность, предаю всЂхъ, подозрЂваемыхъ въ преступленіи, суду уряда гродскаго, и самъ являюсь въ урядъ въ назначенный срокъ». За тЂмъ копа разошлась, прекративъ изслЂдованіе дЂла 13.

Постоянно возраставшая власть помЂщиковъ, ограничивая общинныя права поселянъ, произвела важное измЂненіе въ соста†народныхъ собраній. Въ XVII вЂкЂ, мужи-сходатаи начинаютъ терять свое прежнее значеніе, уступая власть своимъ помЂщикамъ. Села околичныя посылаютъ отъ себя только по одному депутату; помЂщикъ или помЂщица съ нЂсколькими пріятелями, иногда въ присутствіи священника, производятъ судъ и расправу, постановляя приговоръ, на основаніи Литовскаго Статута. Крестьяне, присланные околичными селеніями, присутствуютъ безмолвно, соглашаясь съ распоряженіями помЂщика и его пріятелей; судъ общинный перестаетъ называться копнымъ судомъ, и получаетъ названіе сельскаго суда (sad wieiski) 14.

(стор. 3-14)


Въ порядкЂ судопроизводства копа слЂдовала своимъ древнимъ обычаямъ: «водле стародавное звыклости, водлугъ давнаго звычаю, водлугъ стародавнаго звычаю» 15. Совокупность народныхъ юридическихъ обычаевъ называется копнымъ правомъ; судъ, производившійся на основаніи этихъ обычаевъ, называется копнымъ судомъ. Сходатаи говорили: «звычай права нашого копнаго», противуполагая это право посполитому праву, подъ которымъ они разумЂли писанные законы, изложенные въ СтатутЂ Литовскомъ. НЂкоторые обычаи копнаго права вошли въ составъ Статута и такимъ образомъ получили силу писаннаго закона. О такихъ обычаяхъ сходатаи говорили: «копный звычай, въ пра†посполитомъ описанный» 16.

Если преступленіемъ нарушены были права частнаго лица, то, по началамъ копнаго права, обиженному самому предоставлялось отыскивать своего шкодника. Истецъ распрашивалъ людей, собиралъ письменныя доказательства, отыскивалъ улики. Такое предварительное изслЂдованіе дЂла называлось обыскомъ. Если истецъ, при всемъ своемъ стараніи, не могъ отыскать своего шкодника, и если онъ подозрЂвалъ, что преступникъ находится въ округЂ сельской общины, то онъ имЂлъ право требовать, чтобъ собрана была копа. Для этого онъ обращался къ помЂщикамъ, которые, по просьбЂ истца, высылали своихъ крестьянъ на вЂче. Истецъ могъ также обратиться въ урядъ гродскій, который давалъ ему урядовый листъ ко всЂмъ околичнымъ селеніямъ, составлявшимъ общину, приказывая собраться на копу (идти на копу, идти до права), въ опредЂленное время и въ назначенномъ мЂстЂ. Такіе же листы урядъ разсылалъ отъ себя по всЂмъ околичнымъ селеніямъ 17. Крестьянинъ помЂщичій, желавшій предложить дЂло на рЂшеніе копнаго суда, обращался къ своему помЂщику, который оповЂщалъ околичныя селенія, назначая мЂсто и время собранію.

ВсЂ селенія, составлявшія общину, обязаны были собраться на копу, въ назначенный срокъ. Если какое нибудь селеніе не являлось въ собраніе, то копа избирала депутатовъ, которые вмЂстЂ съ вознымъ, отправлялись въ не явившееся селеніе и звали сходатаевъ на копу. Когда сходатаи идти не хотЂли, то депутаты возвращались и объявляли объ этомъ копЂ. Тогда копа, слЂдуя стародавнему обычаю, постановляла приговоръ, что селенія, не явившіяся на вЂче, за ихъ упорство въ непослушаніи, должны удовлетворить истца за весь причиненный ему вредъ, а себЂ искать виноватаго. Правило, на которомъ копа основывала такой приговоръ, выражалось словами: «невыходъ платитъ шкоду» 18.

Когда всЂ околичныя селенія, составлявшія общину, были собраны на копЂ, то истецъ имЂлъ право сдЂлать имъ перекличку, чтобъ удостовЂриться, всЂ ли сходатаи находятся на лицо; за тЂмъ онъ словесно излагалъ свою жалобу и произведенный имъ обыскъ, прося сходатаевъ изслЂдовать дЂло и постановить приговоръ, на основаніи права. Жалобу истца копа должна была слушать безмолвно, не прерывая рЂчей.

По выслушаніи жалобы, копа обязана была разъяснить всЂ обстоятельства преступленія и открыть виновнаго. Для достиженія этой цЂли, употреблялись два способа: во первыхъ, распросъ на копЂ сходатаевъ и другихъ лицъ, прикосновенныхъ къ дЂлу; во вторыхъ, изслЂдованіе знаковъ, то есть уликъ, доказывающихъ преступленіе; первый способъ называется опытъ (чинить опытъ, выслухать опытъ), второй способъ называется ликъ (копа ликомъ доходитъ шкодника, копа выходитъ на ликъ о шкоды).

Право производить опытъ принадлежало истцу. Сходатаи, тотчасъ по выслушаніи жалобы, начинали совЂщаніе, переговариваясь между собою. Если при этомъ совЂщаніи какой нибудь сходатай проговаривался, или открыто объявлялъ, что знаетъ преступника, или имЂетъ на кого нибудь подозрЂніе; то истецъ долженъ былъ засвидЂтельствовать это объявленіе копою (освЂтчать копою), и тогда копа требовала, чтобы проговорившійся сходатай объявилъ имя преступника и все, что ему извЂстно о преступленіи. Если онъ отказывался исполнить это требованіе, то долженъ былъ удовлетворить истца, по приговору копнаго суда; но, удовлетворивъ истца, онъ пріобрЂталъ право отыскивать преступника, требовать отъ него удовлетворенія, или предать его суду.

Когда сходатаи, окончивъ переговоры, объявляли, что имъ ничего неизвЂстно ни о преступленіи, ни о преступникЂ, тогда истецъ объявлялъ, на кого онъ имЂетъ подозрЂніе, и подтверждалъ свои слова доказательствами. ПодозрЂніе могло быть двоякаго рода: во первыхъ, истецъ могъ объявить, кого именно онъ считаетъ преступникомъ (кому даетъ вину); во вторыхъ, онъ могъ изъявить подозрЂніе, что кто нибудь изъ лицъ, принадлежавшихъ къ общинЂ, знаетъ, кЂм совершено преступленіе, но не хочетъ выдать преступника. Обвиняемый, противъ доказательствъ истца, долженъ былъ дать выводъ, то есть, очистить себя отъ подозрЂнія, опровергнувъ доводы истца, или представивъ доказательства своей невинности. Если отвЂты обвиняемаго копа находила удовлетворительными, то освобождали его отъ подозрЂнія; но если истецъ не соглашался съ мнЂніемъ копы, то могъ требовать, чтобъ обвиняемый былъ подвергнутъ пыткЂ, и копа исполняла требованіе истца. Но если допрашиваемый былъ человЂкъ добрый, вЂры годный и неподозрительный, то истецъ могъ подвергнуть его пыткЂ только тогда, когда подтверждалъ свое подозрЂніе присягою. Если бы истецъ ничего не домучился, и подозрЂніе его осталось не доказаннымъ, то онъ обязанъ былъ заплатить обвиняемому за муку, по приговору копнаго суда. Пытка производилась въ присутствіи копы; допрашиваемаго сЂкли прутьями и жгли огнемъ.

Истецъ могъ три раза собирать копу, если распросъ сходатаевъ и изслЂдованіе судебныхъ доказательствъ того требовали. ПослЂ перваго копнаго собранія, истецъ, до окончанія суда, отдавалъ помЂщику на поруки, въ опредЂленной суммЂ денегъ, всЂхъ крестьянъ того села, на которое падало подозрЂніе. ПомЂщикъ обязанъ былъ заботиться о томъ, чтобы крестьяне этого селенія, уклоняясь отъ отвЂтственности, не разошлись въ разбродъ. Между каждою сходкою назначалось три дня промежутка; въ теченіи этого времени, истецъ продолжалъ розысканіе, для пополненія своихъ доказательствъ, а сходатаи обязаны были собирать свЂдЂнія, допрашивая сыновей и слугъ своихъ.

Если копа, на всЂхъ трехъ сходкахъ, объявляла, что она ничего не знаетъ и не вЂдаетъ ни о преступленіи, ни о преступникЂ, и если истецъ, съ своей стороны, ни на кого не могъ объявить подозрЂнія, то ему предоставлялось выбрать по произволу, по нЂскольку мужей изъ всЂхъ селеній, присутствовавшихъ на копЂ, и требовать присяги въ томъ, что они ничего не знаютъ о преступленіи и преступника невЂдаютъ. ПослЂ третьей сходки, на другой день, копа собиралась снова, и сходатаи, избранные истцомъ, приводились къ присягЂ; впрочемъ, истцу предоставлялось требовать присяги только отъ одного изъ нихъ, и если онъ отказывался, то, по приговору копы, долженъ былъ удовлетворить истца.

Сверхъ распроса сходатаевъ, средствомъ къ открытію преступника служили улики, называемыя въ актахъ копнаго суда знаками. Къ такимъ знакамъ преимущественно относились слЂды, оставленные преступникомъ на дорогЂ, по которой онъ уходилъ, совершивъ преступленіе; также трупъ убитаго и разрозненные его члены. Если уликой были слЂды, оставленные преступникомъ, то истецъ, собравъ на копу сходатаевъ всЂхъ селеній, составлявшихъ общину, и пригласивъ людей стороннихъ, гналъ слЂдъ. Копа, взявъ слЂдъ въ томъ мЂстЂ, гдЂ совершено преступленіе, вела его до конца. Каждое селеніе, входившее въ составъ общины, обязано было отвЂсти слЂдъ отъ своихъ земель. Если бы какое нибудь селеніе на копу не явилось, а между тЂмъ слЂдъ доведенъ былъ до земли, ему принадлежавшей, то копа, остановившись на слЂду вызывала сходатаевъ, требуя, чтобъ они вышли, взяли слЂдъ отъ копы и отвели его отъ своей земли къ чужой границЂ, по стародавнему обычаю. Если никто не являлся на зовъ, то копа ночевала на слЂду и, на другой день, во второй и третій разъ, вызывала жителей селенія. Если и послЂ третьяго зова никто не являлся, то копа, оставаясь на томъ же слЂду, присуждала все селеніе, неявившееся на слЂдъ, къ удовлетворенію истца за причиненный преступникомъ вредъ и за всЂ убытки. Жители этого селенія, удовлетворивъ истца, получали право отыскивать преступника.

Если въ округЂ общины находили трупъ неизвЂстнаго убитаго человЂка, и если никто не являлся съ жалобою на убійство, то помЂщикъ или его управляющій, принявъ мЂры къ сохраненію трупа, созывалъ сходатаевъ околичныхъ селеній для распроса, который производился надъ трупомъ убитаго. Сначала распрашиваемы были крестьяне того селенія, на земляхъ котораго найденъ былъ трупъ. За тЂмъ, помЂщикъ, или его урядникъ, три раза спрашивалъ сходатаев, не извЂстно ли кому нибудь изъ нихъ, кто былъ убитый, и кЂмъ совершено убійство? Если сходатаи объявляли, что незнаютъ ни убитаго ни убійцы, то каждый изъ нихъ долженъ былъ присягнуть въ томъ, что онъ убитаго не знаетъ, преступника не вЂдаетъ, и что никто изъ его общины не совершалъ убійства. За тЂмъ копа погребала трупъ, составлялся актъ копнаго слЂдствія и вносился въ актовыя книги.

Если истецъ, производя обыскъ, отыскивалъ своего шкодника въ какомъ нибудь селеніи, то обращался къ сельской громадЂ, которая, выслушавъ жалобу истца и разсмотрЂвъ представленныя имъ доказательства, обязана была выдать преступника. Истецъ могъ помириться съ своимъ шкодникомъ, получивъ отъ него удовлетвореніе, по добровольному согласію, или могъ препроводить его на мЂсто преступленія и предать копному суду. Если преступникъ подлежалъ смертной казни за совершенное преступленіе, то истецъ долженъ былъ приглашать палача. Копа, выслушавъ жалобу истца и разсмотрЂвъ его доказательства, допрашивала обвиняемаго, а если недовольствовалась добровольнымъ показаніем, то подвергали его пыткЂ. По окончаніи слЂдствія, копа постановляла приговоръ и, если обвиняемый за свое преступленіе подлежалъ смертной казни, то онъ тотчасъ предавался въ руки палача.

Предъ совершеніемъ казни, каждый изъ присутствовавшихъ въ народномъ собраніи могъ требовать, чтобъ осужденный преступникъ былъ подвергнутъ пыткЂ, для удостовЂренія, не совершилъ ли онъ еще какихъ преступленій; особенно предсмертная пытка считалась необходимою, если въ округЂ общины преступленія были часты. ПыткЂ подвергался преступникъ также и тогда, когда онъ сговаривалъ кого нибудь въ преступленіи; но оговоръ только тогда имЂлъ важность, когда осужденный подтверждалъ свои слова предъ самымъ совершеніемъ казни, стоя на ступеняхъ лЂсницы, приставленной къ висЂлицЂ (на послЂднемъ стопию у шибеницы на дробинЂ). За тЂмъ палачъ совершалъ казнь, въ присутствіи народнаго собранія.

Приговоръ копнаго суда называется выналязокъ 19, знайденье копное, усказанье или всказанье копное 20. Въ позднЂйшихъ актахъ употребляется слово декретъ, декретъ копный 21. Приговоръ постановлялся общимъ голосомъ всЂхъ сходатаевъ, составлявшихъ народное собраніе (копа сказала, или всказала, копа забороняла). НеизвЂстно, какъ поступала копа въ случаЂ разногласія, возникавшаго между сходатаями при рЂшеніи дЂлъ; такой случай не встрЂчается въ открытыхъ нами актахъ.

Въ юридическихъ обычаяхъ югозападной Россіи, какъ вообще въ древнихъ славянскихъ и германскихъ законодательствахъ, начало частнаго права было преобладающимъ, не только въ дЂлахъ гражданскихъ, но и уголовныхъ. Лицо, котораго право было нарушено преступленіемъ, могло предать виновнаго всей строгости законовъ, или окончить дЂло добровольнымъ соглашеніемъ; въ послЂднемъ случаЂ, преступникъ освобождался отъ всякаго наказанія. Особенно уважалось прощеніе, которое давалъ смертельно раненный своему убійцЂ; преступникъ освобождался отъ всякаго суда и не платилъ головщины родственникамъ убитаго. Даже и въ томъ случаЂ, когда преступникъ былъ приговоренъ и къ смертной казни, онъ могъ поеднаться, то есть, помириться съ истцомъ и освободиться отъ наказанія 22. Если дЂло не оканчивалось добровольнымъ соглашеніемъ, то копа постановляла приговоръ на основаніи Статута Литовскаго 23.

Постановивъ приговоръ, копа принимала мЂры къ его исполненію. Если преступникъ приговоренъ былъ къ смертной казни, то приговоръ немедленно исполнялся въ присутствіи копы, на мЂстЂ суда. Если копа присуждала къ денежному взысканію, помЂщичьяго крестьянина и если онъ платить отказывался, то всЂ сходатаи отправлялись къ помЂщику и требовали, чтобъ онъ приказалъ своему крестьянину исполнить приговоръ копнаго суда 24. Право собственности на бортное дерево въ общемъ лЂсу обозначалось на самомъ дере†клеймомъ владЂльца. Если кто жаловался объ уничтоженіи клейма и о незаконномъ завладЂніи бортнымъ деревомъ, то копа отправлялась въ лЂсъ и, постановивъ приговоръ, возобновляла клеймо истца, уничтоживъ клеймо незаконнаго владЂльца 25. Во всЂхъ случаяхъ, когда отвЂтчикъ отказывался исполнить приговоръ копнаго суда, сходатаи приглашали вознаго, излагали ему дЂло и вмЂстЂ съ нимъ отправляли отъ себя посланцовъ въ урядъ гродскій, прося записать приговоръ въ актовыя книги.

Сельская община югозападной Россіи, съ ея юридическими обычаями и самостоятельнымъ составомъ копныхъ судовъ, имЂетъ признаки глубокой древности. О началЂ и происхожденіи этого установленія мы не находимъ никакихъ свЂдЂній, ни въ лЂтописяхъ, ни въ письменныхъ законодательныхъ памятникахъ. Съ большою вЂроятностію можно предполагать, что сельскія общины возникли въ то время, когда славянскія племена, населявшія нынЂшнюю югозападную Россію, еще не были соединены государственнымъ союзомъ, подъ верховною властію государей. Это предположеніе мы основываемъ на слЂдующихъ доказательствахъ: древніе князья русскіе, какъ великіе, такъ и удЂльные, не могли быть основателями сельскихъ общинъ. Въ первый періодъ образованія русскаго государства городскія общины существовали въ югозападной Россіи, во всей ихъ силЂ, выражая свою власть посредствомъ народныхъ собраній, которыя назывались вЂчами. Демократическое начало, на которомъ основаны были эти народныя собранія было совершенно противуположно политикЂ великихъ князей русскихъ, стремившихся къ самодержавію; по этому древняя исторія Россіи представляетъ продолжительную и упорную борьбу верховной власти князей съ могущественными городскими общинами. Нельзя предполагать, чтобы князья Русскіе, истребляя городскія общины огнемъ и мечемъ, въ тоже время основывали сельскія общины, тЂм болЂе что города, по крайней мЂрЂ тЂ изъ нихъ, которые возникали не по распоряженію правительства, но по естественнымъ экономическимъ законамъ, въ слЂдствіе увеличенія народонаселенія и развитія промышленности, возникали изъ сельскихъ общинъ и почерпали изъ нихъ свои жизненныя силы.

Древнихъ польскихъ королей нельзя также считать основателями сельскихъ общинъ въ югозападной Россіи. Они, также какъ и русскіе князья стремились къ самодержавію, и поэтому старались ослабить общинное начало у всЂхъ Славянскихъ племенъ, вошедшихъ въ составъ польскаго королевства. Этой цЂли короли польскіе достигали преимущественно распространеніемъ нЂмецкаго права въ земляхъ имъ подвластныхъ, и усиленіемъ власти помЂщиковъ надъ крестьянами. НЂмецкое право, проникавшее въ Польшу со временъ Болеслава 1-го (992-1025), основывалось на избирательномъ началЂ; вмЂсто народнаго собранія или вЂча являлся войтъ съ лавниками и ратманами. Эти лица имЂли административную и судебную власть; народныя собранія подъ открытымъ небомъ замЂнялись засЂданіями въ магистратахъ и ратушахъ, народные юридическіе обычаи уступали мЂсто нЂмецкому праву, общины или совершенно исчезли или слабЂли, теряя свое древнее юридическое значеніе.

Въ СтатутЂ Литовскомъ, въ первый разъ находимъ ясныя и опредЂленныя свЂдЂнія о существованіи сельскихъ общинъ въ югозападной Россіи, объ ихъ древнемъ обычномъ пра†и народныхъ собраніяхъ. Во всЂхъ трехъ редакціяхъ Статута, сельская община является не новымъ, но стародавнимъ установленіемъ; народное сельское собраніе, или копа, производитъ судъ и расправу по стародавнимъ обычаямъ.

Статутъ Литовскій 1529 года, въ первый разъ предоставилъ народнымъ собраніямъ законную, обязательную силу. Копа собирается, производитъ слЂдствіе и судъ, въ слЂдующихъ случаяхъ: 1, Въ случаЂ вреда, причиненнаго въ чужомъ лЂсу (разд. VIII, арт.5); 2, Въ случаЂ присвоенія чужой борти (разд. VIII, арт. 6); 3, Копа производила также слЂдствіе и судъ о воровствЂ, если преступникъ былъ не извЂстенъ, и если подозрЂніе въ покражЂ падало на цЂлое селеніе. Впрочемъ, законодатель не считалъ нужнымъ вносить въ Статутъ полную систему обычнаго права, предполагая это право болЂе извЂстнымъ, чЂмъ писанные законы. Поэтому, въ СтатутЂ постановлено рЂшать дЂла по стародавнимъ обычаямъ, во всЂхъ тЂхъ случаяхъ, на которые нЂтъ опредЂленныхъ писанныхъ законовъ (разд. VI. арт. 1, 5, 25; разд, VIII. арт. 6). Такимъ образомъ, обычное или копное право, имЂвшее своимъ основаніемъ автономію общинъ, утверждено было верховной властію и получило силу закона, наравнЂ съ писанными законами.

Второй Статутъ Литовскій, изданный въ 1566 году, подтвердилъ статьи перваго Статута о копныхъ судахъ и, сверхъ того, заимствовалъ изъ копнаго права еще нЂсколько постановленій, не вошедшихъ въ первый Статутъ. Сюда относятся: слЂдствіе и судъ надъ трупомъ человЂка проЂзжаго или безплеменнаго, за котораго некому было получить головщину (разд. ХI. арт. 31); слЂдствіе и судъ о потра†хлЂба скотомъ (разд. ХIII. арт. 2); о преслЂдованіи и открытіи преступника, по его слЂдамъ (ХIV. арт. 6.).

Третій Статутъ Литовскій, изданный въ 1588-мъ году, принялъ въ свой составъ постановленія о копныхъ судахъ, помЂщенныя въ первыхъ двухъ Статутахъ 26, подтвердилъ существованіе древнихъ сельскихъ общинъ въ югозападной Руси и распространилъ это установленіе на нЂкоторыя другія области, входившія въ составъ польскаго королевства. Говоря о преслЂдованіи преступниковъ, Статутъ постановляетъ, что на Руси и въ другихъ мЂстахъ, гдЂ издавна бывали народныя собранія сельскихъ общинъ (копы), тамъ они должны существовать на старыхъ коповищахъ, по старому обычаю. Въ тЂхъ мЂстахъ, гдЂ прежде копы не бывали, тамъ они должны быть собираемы, такимъ же порядкомъ. Подкоморіи, завЂдывавшіе разграниченіемъ и размежеваніемъ земель, должны были въ тЂхъ мЂстахъ, гдЂ прежде копъ не бывало, назначить сборныя мЂста, или коповища, приписавъ къ этимъ центральнымъ мЂстамъ всЂ околичныя селенія, находившіяся, со всЂхъ четырехъ сторонъ, на растояніи одной мили 27.

Не смотря на постановленіе Статута Литовскаго, имЂвшее цЂлію распространить сельскія народныя собранія въ югозападной Руси и дать имъ законную силу, сельскія общины, въ XVI и XVII вЂкахъ, являются въ состояніи совершеннаго упадка и разрушенія. Находясь въ противурЂчіи съ новыми началами государственнаго устройства и особенно съ властію помЂщиковъ, не соотвЂтствуя тому состоянію, въ какое были поставлены, какъ увидимъ ниже, крестьяне въ это время, — сельскія общины югозападной Россіи, съ своими вЂчами и копнымъ правомъ, поражаютъ изслЂдователя, какъ развалины древняго, нЂкогда обширнаго и (можетъ быть) стройнаго зданія, среди вновь построеннаго города. Власть вЂча и юридическіе обычаи, имъ созданные, въ древнія времена имЂли основаніемъ автономію общинъ. Но эта автономія должна была прекратиться съ принятіемъ верховною властію новыхъ началъ и съ развитіемъ неограниченной власти помЂщиковъ. Съ тЂхъ поръ, общинное или копное право должно было оставаться неподвижнымъ; вся его сила и дЂйствительность принуждены были основываться только на вЂрномъ сохраненіи обычаевъ въ памяти мужей-сходатаевъ, на старинЂ и давности. Поэтому, когда сходатаи являлись въ урядъ и требовали исполненія постановленнаго ими приговора, то они ничЂмъ не могли доказать справедливость своего требованія, какъ только давностію своего копнаго права. Такъ, общинная связь между селеніями, обязанность являться на копу и отвЂчать за совершенныя въ округЂ общины преступленія основывались только на томъ, что крестьяне этихъ селеній были сходатаями издавна: «издавна о шкоды вшелякія схоживалися». Также точно и основныя положенія копнаго права, которыми руководствовались собранія общинъ въ производст†слЂдствія и суда, основывались на одной только давности: «издавна межи нами шкодника ничЂмъ инымъ, какъ только копою доходятъ»; или: «невыходъ всегда платитъ шкоду, по стародавнему обычаю»; «копа вела слЂдъ, водле стародавное звыклости» 28. Основываясь на давности и остановившись неподвижно въ своемъ развитіи, копное право въ XVI и XVII вЂкахъ, является несовременнымъ, несоотвЂтствующимъ новымъ условіямъ общественной жизни. Притомъ же, въ это время существовали правительственныя мЂста, по разнымъ отраслямъ управленія: урядамъ гродскимъ принадлежала мЂстная полиція, судъ надъ преступниками и рЂшеніе споровъ о движимой собственности; дЂла о поземельной собственности принадлежали уряду земскому; подкоморскіе суды завЂдывали межевыми дЂлами. Эти правительственныя мЂста, обнимая всЂ отрасли мЂстнаго управленія, руководствовались опредЂленными писанными законами; поэтому копные суды, съ своими древними обычаями, сохранявшимися въ памяти сходатаевъ, представляли странную аномалію въ общемъ соста†управленія.

Сходатаи, составлявшіе народныя сельскія собранія, находясь въ состояніи жалкаго униженія и угнетаемые бЂдностію, теряли способность быть безпристрастными слЂдователями, разумными судьями и правовЂдами 29. Отъ этого, при изслЂдованіи преступленій, они дЂйствуютъ робко, и рЂшенія ихъ не всегда согласны съ правомъ. Такъ на копЂ, производившей слЂдствіе, въ 1564 году, о выдраніи пчелъ изъ бортей, истцы, крестьяне Сенько и Демьянъ, объявили подозрЂніе въ покражЂ на повара господарскаго Степана. Обвиняемый давалъ отводъ, ссылаясь на мЂщанина Мельницкаго Зенька. По копному праву, слЂдовало, прежде всего распросить Зенька; но истцы, не слушая приговора копы, подвергли обвиняемаго пыткЂ, били прутьемъ и жгли огнемъ. Сходатаи, вмЂсто того, чтобъ удержать мучителей, разошлись, и допрашиваемый умеръ подъ пыткою 30. Униженіе и бЂдность произвели нравственную порчу въ сельскомъ народонаселеніи; поселяне, вмЂсто того, чтобы предотвращать преступленія, открывать и наказывать преступниковъ, сами разбойничали, поджигали и грабили имЂнія сосЂднихъ владЂльцевъ, упорно отказываясь являться на вЂче, для открытія и наказанія преступниковъ.

Судебная власть, которою пользовались крестьяне въ народныхъ собраніяхъ, находилась въ рЂзкомъ противурЂчіи съ неограниченною властію помЂщиковъ. ПомЂщикъ и его управляющій имЂли безотвЂтное право казнить своихъ слугъ и крестьянъ смертію 31. Эти же самые крестьяне, собранные на копу, могли, въ нЂкоторыхъ случаяхъ, требовать помЂщиковъ на свой судъ и подвергать ихъ взысканіямъ. Сходатаи, находясь въ полной зависимости отъ своихъ помЂщиковъ и рЂшая дЂла въ ихъ присутствіи, не могли имЂть той свободы мыслей, которая необходима для безпристрастнаго изслЂдованія дЂла и для добросовЂстнаго суда. Иногда помЂщичій урядникъ, присутствуя на копЂ, вмЂшивался въ дЂлопроизводство, перебивая рЂчи истца, прерывая распросъ сходатаевъ ругательствами, и самовольно уводилъ крестьянъ изъ собранія, не дождавшись судебнаго рЂшенія 32. Производя слЂдствіе и судъ подъ вліяніемъ помЂщиковъ и ихъ урядниковъ, копа постановляла рЂшенія, не всегда согласныя съ правомъ. Такъ, напримЂръ, копа, собиравшаяся для изслЂдованія и рЂшенія дЂла о покражЂ яблокъ и хмЂля въ саду Евстафія Коровая, въ угоду этого помЂщика, рЂшила дЂло неправильно. Одинъ изъ сходатаевъ, Хведько Игнатовъ сынъ, объявилъ на копЂ, что онъ видЂлъ, какъ сыновья крестьянина Кузьмича везли хмЂль чрезъ село отъ саду пана Евстафія Коровая. ПослЂ такого показанія нужно было, по копному праву, допросить сыновей крестьянина Кузьмича; но копа, производя судъ въ присутствіи помЂщика, рЂшила дЂло иначе, предоставивъ истцу право выбрать изъ присутствовавшихъ въ собраніи крестьянъ шесть мужей, которые должны были присягнуть, что они о покражЂ ничего не знаютъ и преступника не вЂдаютъ. Крестьяне, твердо зная свое копное право, присягать отказались, сказали: «Ужъ какъ ты себЂ хочешь, панъ Коровай, а мы присягать не пойдемъ и не хочемъ; такъ какъ Хведько Игнатовъ сынъ вызналъ, что сыны Кузьмичовы везли чрезъ село хмЂль, отъ саду пана Евстафія Коровая ко двору своего помЂщика». Тогда панъ Коровай выбралъ одного изъ шести сходатаевъ, крестьянина Гераська Кузьмича, и требовалъ отъ него одного присяги. Герасько Кузьмичъ также присягать отказался. Тогда копа опредЂлила декретомъ своимъ, что Герасько Кузьмичъ, отказавшійся присягнуть по требованію пана Коровая, долженъ заплатить за весь вредъ, причиненный покражею въ саду пана Коровая. Такимъ приговоромъ нарушено было копное право въ существенныхъ его основаніяхъ. Такъ какъ общинный союзъ оказывался безсильнымъ для предупрежденія преступленій и для водворенія безопасности, то помЂщики установляли между собою заруку: они заключали договоръ, по которому крестьяне одного селенія, причинившіе вредъ другому селенію, обязаны были, сверхъ удовлетворенія за убытки, платить денежный штрафъ, опредЂленный договоромъ 33.

Въ слЂдствіе жалкаго состоянія крестьянъ и ихъ безусловной зависимости отъ помЂщиковъ, народныя сельскія собранія теряли довЂріе; ихъ копное право выходило изъ употребленія, ихъ судебные приговоры оставались безсильными, возбуждая презрЂніе помЂщиковъ. Такъ однажды объявленъ былъ приговоръ копы помЂщицЂ Хребтовичевой въ БогуринЂ. На основаніи этого приговора, вся копа, въ полномъ составЂ, явилась къ помЂщицЂ и требовала, чтобъ она приказала уряднику своему заплатить за покражу вола. Пани Хребтовичева отвЂчала: «Я на голое слово мужицкое платить не приказываю» 34. Наконецъ, въ XVII вЂкЂ, нЂкоторые помЂщики вовсе запретили своимъ крестьянамъ ходить въ народныя сельскія собранія и принимать участіе въ общинныхъ судахъ. Въ 1602 году, собиралась копа во Владимірскомъ повЂтЂ, около села Могильна. Крестьяне села Овадна, входившаго въ составъ общины, не явились на вЂче. Тогда сходатаи отправили отъ себя депутатовъ въ село Овадно и требовали, чтобъ крестьяне этого села явились на копу, крестьяне села Овадна сказали депутатамъ: «Мы рады были бы на копу идти, да паны наши приказали, чтобы мы ни на какую копу не ходили; поэтому, боясь своихъ пановъ, не пойдемъ» 35.

Изображенное нами состояніе сельскихъ общинъ югозападной Руси, въ XVI и XVII столЂтіяхъ, доказываетъ, что это установленіе уже отжило свой вЂкъ, что оно какъ остатокъ древности, противурЂчило новымъ формамъ общественной жизни и должно было изчезнуть отъ разширенія власти правительственныхъ мЂстъ и лицъ, отъ нравственнаго и экономическаго упадка поселянъ, наконецъ отъ постепеннаго возрастанія власти помЂщиковъ надъ крестьянами.

(Стор. 14-34).







Примечания



1. См. прил. II (Книга гродская Луцкая 1570 года, листъ 19 на оборотЂ).

2. Въ открытыхъ нами актахъ находимъ шесть такихъ общинъ: 1) Община въ Владимірскомъ повЂтЂ заключала въ себЂ четыре селенія: помЂщичьи селенія Низненичи, Бутятичи, Варески и село епископа Владимірскаго Тышкевичи (прилож. VI.); 2) Община въ томъ же повЂтЂ заключала въ себЂ пять селеній: королевское село Стеферицкое и помЂщичьи села Овлучимъ, Вербое, Руда и Вохновичи (прилож. V.); 3) Въ Луцкомъ повЂтЂ община заключала въ себЂ шесть помЂщичьихъ селеній: Крупое, Ставокъ, Дворецъ, Подгайцы, село Переднее Подгайцы и Вишки. Въ составъ этой общины входило также предмЂстье Луцкое (книга грод. Луцкая 1583-го года, листъ 255-й); 4) Общину въ Владимірскомъ повЂтЂ составляли семь помЂщичьихъ селеній: Могильно, Гнойно, Турья, Смолянка, Колинъ, Войчовъ и Вербое (книга гродская Владимірская 1602 года, листъ 131); 5) Общину въ Луцкомъ повЂтЂ составляли восемь селеній: Велицкъ, Селецкъ, ПодлЂсье, Арсоново, Корсынъ, Читогощъ, Брехово, и Уголье (прил. I.); 6) Въ томъ же повЂтЂ общину составляли девять помЂщичьихъ селеній: Порыцкъ, Жмучъ, Воля Жмудская, Мельница, сельцо пана Евстафія Коровая, сельцо пана АндрЂя Коровая, сельцо паньи Малинской, село Углы и село ПодлЂсы (книга гродская Луцкая 1591 года, листъ 47).

3. Книга гродская Луцкая 1596 года, листъ 237.

4. Приложеніе III (Книга гродская Луцкая 1583 года, листъ 76-79).

5. См. приложеніе I (Книга гродская Луцкая 1564 года, листъ 62 на оборотЂ).

6. Книга гродская Луцкая 1583-го года, листъ 255-259.

7. Въ той же книгЂ, листъ 274.

8. Тамъ же, листъ 297.

9. Книга грод. Владимірская 1601-го года, листъ 131-132.

10. Смотри прилож. V (Книга гродская Владимірская 1608 года, листъ 286).

11. Книга гродская Луцкая 1591 года, листъ 47, на оборотЂ.

12. См. приложеніе V (Книга гродская Владимірская 1608 года, листъ 286).

13. Книга гродская Луцкая 1583 года, листъ 297-300.

14. См. прилож. VI (Книга гродская Владимірская 1622 года, листъ 911, на оборотЂ). Также книга гродская Владимірская 1622 года, листъ 480. Книга гродская Владимірская 1622 года, листъ 638.

15. Смотр. прилож. III (Книга гродская Луцкая 1583 года, листъ 76-79); книга гродская Луцкая 1591 года, 47 на оборотЂ; книга грод. Владимірская 1601 года, листъ 131.

16. Книга гродская Луцкая 1569 года, листъ 237-й. ЗдЂсь помЂщено слЂдствіе и судъ о найденномъ въ округЂ общины трупЂ неизвЂстнаго человЂка. Обычай, въ этомъ случаЂ наблюдавшійся, внесенъ въ Статутъ и составилъ арт. 31, разд. 11.

17. Книга гродская Луцкая 1583 года, листъ 255.

18. См. прилож. III (Книга гродская Луцкая 1583 года, листъ 76-79).

19. Книга гродская Луцкая 1583 года, листъ 274-й.

20. См. прилож. I (Книга гродская Луцкая 1564 года, листъ 62 на оборотЂ).

21. Книга гродская Луцкая 1595 года, листъ 70 на оборотЂ. Книга гродская Владимірская 1622 года, листъ 480-й.

22. Такъ въ селЂ Подгайцахъ копа осудила на смертную казнь, за убіеніе тіуна, отъявленныхъ разбойниковъ; крестьянина Гушу и его сыновей, но осужденные поеднались и освобождены были отъ наказанія. Книга гродская Луцкая 1583 года, листъ 274-й.

23. Книга гродская Владимірская 1622 года, листы 480 и 638-й, приложеніе VI (Книга гродская Владимірская 1622 года, листъ 911, на оборотЂ).

24. См. прилож. II (Книга гродская Луцкая 1570 года, листъ 19 на оборотЂ).

25. См. прилож. V (Книга гродская Владимірская 1608 года, листъ 286).

26. Разд. ХI. арт. 26; разд. ХIII. арт. 2; разд. ХIV. арт. 2, 9, 17 и 18.

27. Стат. Литов. 1588 года, разд. ХIV. арт. 2.

28. См. прилож. III (Книга гродская Луцкая 1583 года, листъ 76-79).

29. Въ актовыхъ Луцкихъ книгахъ находится описаніе нЂкоторыхъ селеній, входившихъ въ составъ одной изъ исчисленныхъ нами выше общинъ, именно селеній: Топольнаго, Воли Рожищской, Пожарокъ, Теремнаго, Липлянъ и мЂстечка Рожища. Возный доносилъ уряду, что всЂ эти селенія «зубожоные, дворы покажоные, погнилые, люди разогнанные, знищеные». Книга гродская Луцкая 1591 года, листы 314-318.

30. См. прилож. I (Книга гродская Луцкая 1564 года, листъ 62 на оборотЂ).

31. Это право предоставлено было помЂщикамъ въ 1557 году. СлЂдующая выписка изъ актовыхъ книгъ представляетъ образецъ помЂщичьего суда и доказываетъ, что помЂщики и ихъ управляющіе дЂйствительно пользовались правомъ казнить смертію своихъ слугъ и крестьянъ. Въ 1593-мъ году, генеральный возный доносилъ уряду гродскому: «Былъ я въ мЂстечкЂ Степановскомъ, когда панъ Василій Золотолинскій судилъ слугу своего Миша, который убилъ Петра Творовскаго, слугу пана Богдана Омельяновича, старосты Степанскаго. И когда тотъ Мишо, убійца, представленъ былъ на судъ, то панъ Золотолинскій спрашивалъ его: «признается ли онъ въ своемъ преступленіи?» и Мишо сказалъ: «я ничего никакой вражды съ Петромъ Творовскимъ не имЂлъ, только грЂхъ меня попуталъ, что я его убилъ». Панъ Золотолинскій, слыша такое добровольное признаніе слуги своего Миша, осудилъ его, какъ убійцу, на смертную казнь. Тотъ же часъ, предо мною вознымъ, осужденный отданъ былъ въ руки палача и, какъ убійца, подвергнутъ строгой казни: «былъ четвертованъ». (Книга гродская Луцкая 1593 г., листъ 798). Въ 1573-мъ году, возный Кременецкій, Григорій Гуляльницкій, доносилъ уряду Кременецкому: «Былъ я у пана Ласка Секунскаго, вмЂстЂ съ слугою князя Николая Збаражскаго, Лавриномъ Козулею. И Лавринъ Козуля спрашивалъ пана Михаила Ласка: «для чего ты приказалъ безвинно повЂсить боярина господарскаго Евхима, который имЂлъ братьевъ и осЂдлость въ ЖолобЂ?». И панъ Михаилъ Ласко отвЂчалъ: «кто безвинно велЂлъ умертвить боярина Евхима, тотъ за него хорошо заплатитъ; а велЂлъ я его повЂсить потому, что онъ былъ въ то время моимъ крестьяниномъ». Потомъ спрашивалъ Лавринъ у пана Михаила Ласка: «по какой причинЂ, ты приказалъ замучить на смерть боярина Семена Воронка, Протаса Лавриновича и Степана СЂдельника, и для чего забралъ себЂ все ихъ имущество?». Панъ Ласко признавался, что Воронко умеръ у него въ тюрьмЂ, а о ЛавриновичЂ и СтепанЂ сказалъ: «они получили плату по заслугамъ, и я никому не обязанъ давать въ этомъ отчетъ, такъ какъ они были крестьяне моихъ селъ». (Книга гродская Луцкая 1573 года, листъ 166 на оборотЂ).

32. См. прилож. II (Книга гродская Луцкая 1570 года, листъ 19 на оборотЂ).

33. Книга гродская Луцкая 1595 года, листъ 70 на оборотЂ.

34. См. прилож. II (Книга гродская Луцкая 1570 года, листъ 19 на оборотЂ).

35. Книга гродская Владимірская 1601 года, листъ 131.





[Н. Иванишевъ. О древнихъ сельскихъ общинахъ въ Югозападной Россіи / Изданіе Кіевской Археографической Коммиссіи. — К.: В тип. Федорова и Мин., 1863. — С. 3-34.]











Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови ua_etymology:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчани, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.